Размер шрифта

Для более комфортного чтения вы можете настроить подходящий размер шрифта:
АА--  АА-  (АА)  АА+  АА++  

Дружные враги


Дело было в заброшенной деревне, что на окраине Армейских складов. Был обычный, всегда осенний день в Зоне, с идущим дождем и одновременно сияющим солнцем. Ты никогда не знаешь, чем обернется очередной рейд, но вот такого сюрприза никогда не ожидаешь. Отряд «Долга», который я возглавлял, продвигался вдоль старых, полуразваленных хижин, после рейда в аномальную зону, когда впереди идущий разведчик вернулся с докладом:
— Командир, за холмом, в двухстах метрах от нас, отряд «Свободы»!
— Численность?
— Восемь человек!
— Вооружение?
— Не разглядел, но облачены в комбинезоны «Страж».
— Значит стоит ожидать НАТОвского дерьма… — я повернулся к группе и объявил: — Внимание, «Долг»! Впереди отряд противника. Стычка неизбежна! Всем использовать пулеотклоняющие артефакты!
Я стянул вещмешок с плеча, открыл самую большую ячейку, нащупал нужный контейнер, вытащил. В контейнере был самый дорогой артефакт, отклоняющий пули — «Мамины бусы». Всего в отряде у нас было три таких артефакта на шестерых, еще у троих ребят были «Каменные цветки» — тоже весьма эффективные пулеотклоняющие артефакты, но излучающие радиацию.
Убедившись, что все члены группы надели соответствующую защиту, я приступил к плану действий:
— Итак, имеем восемь фрименов, движущихся в нашем направлении. Вряд ли они о нас знают, так что сыграем врасплох: делимся на три группы по два человека, берем три фланга под горой. Как только противник покажется на виду — штурмуем с трех сторон. Сигналом будет выстрел из подствольника, — я как раз установил ВОГ гранату в свою «Грозу». Пятеро моих бойцов были вооружены недурными АН-94 «Абакан», двое имели подствольники, трое других — оптику. В целом и общем, у нас была весьма стандартная группа для рейда — шесть человек: три штурмовика и три снайпера, по одному «ангелу» на брата. Я всегда подбадривал своих бойцов, воюя в авангарде.
— Подствольники используем вольно, командир? — задал вопрос боец.
— Нет, гранаты беречь. Единственный выстрел мой — сигнальный. Всем все ясно? Рассредоточились!
Чаще всего, меня прикрывал разведчик — Люгер. Отличный стрелок и человек хороший. Мы давно ходим вместе в рейды и он никогда меня не подводил. Мы заняли левый фланг, под горой и я ждал от него сигнала — когда «свободовцы» появятся на горе.
Ждать долго не пришлось — Люгер показал сжатый кулак, я вскинул «Грозу» к плечу и выпустил гранату из подствольника.
— Засада! — послышался крик сверху. — Рассредоточится!
Штурмовая тройка рванула на гору, где находился всего один «свободовец». Боец с правого фланга расстрелял его практически в упор, но сам был убит выстрелом в голову. Парень осел на землю, выпустив на меня и второго штурмовика остаток своих мозгов. Мы залегли на верхушке, плюясь кровью собрата и отползли ближе к спуску — высота не досталась никому.
Я дал Люгеру знак, чтобы тот переместился ближе к избушке и смотрел мой фланг, сам же я подполз ближе к центру горы и затаился. «Свободовцы» поливали верхушку огнем, надеясь зацепить хоть что-то, но нас там уже не было. Остались лишь павшие в бою, пусть Зона им будет пухом.
Время будто остановилось, вместе со стрельбой «Свободовцев». Я не обнаружил своего «ангела» на предыдущей позиции и глянул в сторону избы — он был на крыше. Этот чертяка смог умоститься на единственной балке, которая еще держалась на горище. А затем он выстрелил дважды.
Сверху на нас свалился труп «свободовца», с двумя дырками в груди. Уже разведывают, твари. Ну ничего — теперь нас почти равное количество! Сейчас мы вас уделаем, фримены! Жаль, винтовки противника при нем самом не было — это дало бы нам понять, с чем имеем дело. Ладно, их ход проигран — наш черед.
Я приказал двум «ангелам» снять свою оптику. Идея была предельно проста — снова занять высоту и выводить возможного снайпера на Люгера, при этом не отсвечивая собственной оптикой от солнца. Я двинулся первым и оказался на вершине, когда пуля впилась в землю справа от моей головы. Снайпер определенно был и если бы не «Мамины бусы», он бы меня уже переиграл. Пришлось снова опуститься на подгорку и взглянуть на Люгера — тот покачал головой отрицательно.
Снайпер мог быть вне зоны видимости моего «ангела», но пуля вошла в землю под острым углом, а это значит, он стрелял с высоты. Я вытянул руку и растопырил пальцы, что означало «обрати внимание на деревья». Люгер кивнул в ответ и я снова полез на вершину холма, на этот раз взяв чуть левее. Я уже почти полностью заполз наверх, как мой ботинок утонул в размокшей грязи и спустил меня обратно на подгорку — спасибо Зоне, уберегла. Снайпер промахнулся только из-за этого, но в ответ Люгер дал короткую очередь — с другой стороны послышался крик, он как минимум ранил его.
Я дал знак остальным бойцам, чтобы те поднимались наверх и через мгновенье уже четверо штурмовиков окопались на вершине холма, высматривая противника. Как бы сильно «долговцы» не любили фрименов, но все, как один, отдавали им должное за их камуфляж и навыки маскировки. А костюмы «Страж» для этой местности вообще давали фрименам способность кровососов. Я не увидел ни одного очертания тела во всех кустах округи! Пришлось дать приказ «ангелам» возвращать оптику на место и выслеживать возможное движение травы. Второй штурмовик усердно работал лопатой у нас за спинами, выкапывая траншею, на случай гранатной атаки. «Абакан» Люгера тоже молчал. Не подавали виду и «свободовцы». Дождь начинал надоедать.
Затем все случилось очень быстро: с двух сторон на нашу позицию было брошено по гранате. Мы, не сговариваясь, откатились в траншею, вырытую штурмовиком, придавив его к земле:
— Лежи, боец, сейчас бабахнет, обратно уползем.
Прогремел взрыв и мы снова вернулись на позиции. Я выпустил почти весь магазин по кустам, откуда была брошена граната, двое снайперов работали по другим кустам и подступающим направлениям. Краем глаза я увидел падающую фигуру справа — кто-то из «ангелов» направил фримена на встречу с Всевышним. В моих же кустах не оказалось ничего. Жаль, патроны 9х39 нынче дорогие.
Тишина снова накрыла поляну, снайперы смотрели в разные стороны, Люгер молчал. Скоро к нам присоединился и штурмовик. Я обернулся, взглянуть на его работу: за каких-то десять минут он вырыл траншею глубиной метр и как раз для четверых! Это «Долг», ребята! Знай наших! Обернулся к штурмовику, кивком похвалил его. Он улыбнулся в ответ и прильнул к прицелу.
Шансы сравнялись: пятеро фрименов на пять должан — все честно. Рассудит нас только опыт и навыки, чего нам занимать не нужно. Кусты снова стали однообразными — две гранаты лишь были отвлекающим маневром для отхода и, кроме как холму, ущерба не нанесли. Время шло, дождь лил, Люгер молчал.
В такой момент важно не сорваться — лежать, хоть носом в землю, но ждать, пока нервы сдадут у кого-то еще. И нервы сдали! Из кустов показался ствол и выпустил в нашу чуть ли не весь магазин. Стрелял до того самого момента, как «ангелы» накрыли вспышку градом пуль. В ответ прилетела граната. Да так прилетела, что мама не горюй — в самую траншею. Нам ничего не оставалось, как накрыть ее телом нашего павшего бойца. Ухнуло. Теперь в крови были все четверо. С удвоенным энтузиазмом мы принялись поливать кусты свинцом — благо боезапас недельный брали, хоть до вечера стреляй, с отдыхом на перекур и обед. Проблемы с патронами были только у меня, у остальных ребят калибр и оружие одинаковое, а у меня оставалось три снаряженных магазина и уже два отстрелянных. Ну и патронов с три сотни, ясное дело.
Кусты оказались пустыми, будто там даже того единственного ствола не было. Выкосили мы их почти что в ноль, но там оказалось всего одно, в мясо расстрелянное тело.
— Перегруппируемся под холмом. Спускаемся! — дал я команду и двинулся назад. Выстрел снайпера успокоил одного «ангела». Твою мать. Вот же крысы! Показаться бояться, на износ берут! Пусть Зона тебе будет пухом, брат — мы за тебя отомстим!
Нас осталось четверо, против пятерых, неслабо подготовленных, бойцов «Свободы». Чертов снайпер ломал все наши тактические возможности. Осталось трое «Маминых бус» и один «Каменный цветок». Дайте подумать…
Идея пришла мгновенно — артефакты! Я позвал Люгера соответствующим жестом, он прибыл через минуту:
— За сколько ты вычислишь снайпера с высоты, рассмотрев ранение бойца?
— Секунд за двадцать.
— А уберешь его?
— За секунду.
— План такой: мы скидываемся тебе всеми нашими артефактами. Ты делаешь все что нужно, чтобы убрать снайпера, а мы подавляем огнем все, что движется. Как тебе?
— Идея хороша. Может схромать реализация.
— Мы — «Долг»! У нас ничего не хромает! — заявил я, снял с пояса свой артефакт, отдал его Люгеру и полез на холм. Я уверен, остальные бойцы сделали то же самое. Через минуту мы уже были возле второго трупа нашего товарища: двое штурмовиков и «ангел» заняли секторы обстрела, второй же «ангел» готовился сделать невероятное.
Люгер перескочил на другую сторону холма, раскрыв себя и рассмотрел смертельную рану одного из «ангелов», из дальних кустов посыпался град пуль, на который мы ответили таким же градом. Штурмовик вскочил на ноги, выдернул чеку гранаты и бросил ее, что есть мочи — попал! Листья кустов разлетелись по поляне, как и руки стрелявших фрименов.
Выстрел. Штурмовик рухнул на другую сторону холма. Нас осталось трое. Против троих «свободовцев». Люгер вернулся на позицию, схватил «Абакан», вскинул, прицелился, вздохнул… и замер. Замер, будто цементом его залили.
— Чего ты ждешь?! — взревел я. — СТРЕЛЯЙ!!!
— А какой смысл? Теперь мы все здесь останемся.
— Что ты несешь, Люгер?! Открывай огонь по снайперу противника! — я чуть было не подорвался из траншеи.
Люгер протянул мне снайперский «Абакан»:
— Взгляни на то дерево, о котором ты говорил мне. От него переведи взгляд направо, в сторону Радара.
Странно, что «свободовцы» до сих пор не расстреляли этого идиота. Хоть на нем сейчас и была максимально возможная защита от пуль — выстрел в голову стопроцентный билет в небытие.
Я все же принял винтовку и взглянул в направлении, указанном Люгером. Всю тщетность бытия я осознал в ту же секунду: шестеро фигур в экзоскелетах «Гризли-З», имеющихся только у «монолитовских» солдат, шли навстречу «свободовцам» и, соответственно, навстречу нам. В руках у них было что-то громоздкое, непонятное в четырехкратную оптику: то ли пулеметы, то ли, не дай Зона — гауссовские пушки. Коршуны слетелись поживиться трупами.
Мне ничего не приходило в голову, кроме этого:
— «Свобода», ты это видишь?
Ответом мне был одиночный блик фонарем из дальних кустов. Вот как эти бестии общаются — сигналами фонарей! Хитро! Но не в ночное время суток.
— «Долг» предлагает объединение усилий против общего врага! — это был нонсенс. Враждующие кланы никогда раньше не бились бок о бок. То, что я предлагал — было скорее отчаянной попыткой выжить, нежели желаемым и добровольным ходом. Впереди — шесть танков смерти, позади — поле аномалий из которого мы выберемся не раньше, чем эти танки дойдут сюда.
Я ждал одиночного блика фонаря, но его не последовало. Вместо этого на поляне показалось три фигуры, двое из которых тащили четвертую. Все-таки не уработал Люгер снайпера. Выговор ему сделаю. На том свете!
«Свободовцы» уже были у подъема на холм, как начали спотыкаться и съезжать вниз, из-за того что тащили раненного. Мне ничего не оставалось, кроме как спуститься и помочь.
Мои бойцы приняли раненного и уложили его на позицию. Лица «свободовцев» были безмятежными, будто это обычное дело, и ничего здесь необычного нет. Раненый фримен стянул со спину СВУ, прильнул к прицелу. Трое других имели в своем распоряжении FN «SCAR» — солидные бельгийские винтовки под НАТОвский патрон. Чего я и ожидал. Я не выдержал первым:
— Кто у вас главный?
Мне ответил белокурый фримен, со шрамом на щеке:
— Страж «Свободы» Лукаш, к вашим услугам, господа.
— Шутить изволите, господин Лукаш? — язвительно спросил я.
— Нисколько. Делаю, что могу, чтобы спасти себя и своих людей.
— Тогда у нас одна цель и один враг, — подытожил я. — Есть идеи по уничтожению шестерых ходячих танков?
— Я думал, план есть у знаменитых на всю Зону стратегов — «должан».
— План будет, Лукаш, — ответил я.
— Ты не представился.
— Воронин. Майор Воронин.
Я забрал у Люгера лишние артефакты, отдал второму «ангелу» «Мамины бусы», а «Каменный цветок» протянул снайперу «Свободы».
— Добрый жест, мэн, спасибо! — прокомментировал тот.
— Сколько у тебя патронов?
— Полтора магазина, босс.
— Можешь рассмотреть вооружение «монолитовцев»?
— Уже рассмотрел, босс: четыре ПКМ и два РГ-6.
— Танки с РГ-6 твои.
Я рассмотрел всех сталкеров, собравшихся на холме. Семеро бойцов, против шести танков, не имея даже РПГ… У меня имелось две гранаты к подствольнику. В разгрузке двух павших штурмовиков — тоже. Идея…
— Люгер, достань подствольные с разгрузки первого. Я спущусь вниз, осмотрю второго.
Я выскочил с подгорки и метнулся вниз. Сверху донесся голос снайпера:
— Пятьсот метров босс, там уже дергаются затворные рамы.
Я перевернул штурмовика, копавшего траншею — большая кровавая рана красовалась у его сердца, чуть ниже него находились карманы с гранатами для подствольника — забрал обе. Земля тебе пухом, брат. Надеюсь, ты поможешь нам с того света.
Вернувшись наверх, Люгер доложил, что разгрузка вместе с гранатами разлетелась в клочья, да и от самого бойца почти ничего не осталось. Итого имеем: пятнадцать патронов высокого калибра, четыре гранаты к подствольнику — негусто.
— Лукаш, сколько есть гранат?
— Одна.
— Черт… — выругался я. — Хорошо, план такой: ваш снайпер, в спайке с моими, всеми молитвами и заклинаниями снимают бойцов с РГ-6. Если хоть один подойдет на расстояние двухсот метров — можем все вместе ложиться в могилу позади. Пулеметчиков подпускаем поближе и откидываемся в них гранатами. Идея ясна?
— Как день, — ответил Лукаш. Он достал из подсумка коллиматорный прицел и прицепил к своей винтовке.
— Какое расстояние, снайпер?
— Триста восемьдесят метров, босс.
Я попросил у Зоны пощады:
— Начинаем.
СВУ дернулась вместе с бойцом, пуля достигла цели и попала в грудную часть экзоскелета. «Монолитовец» с РГ-6 остановился, но через секунду продолжил ход.
— Лупить только в голову. Люгер, винтовка «ангела» исправна?
Тот молча подал мне ее. Я отложил «Грозу», принял снайперский «Абакан» и прильнул к прицелу. Шесть фигур уже было отчетливо видно.
— «Ангелы» — работаем! — скомандовал я.
Три «Абакана» выплевывали свинец, пулю за пулей, устремляя ее в громадную мишень. Проблемой было лишь то, что это не больше чем чесотка для «Гризли-З». Единственный шанс уничтожить этот танк — это раздолбить его шлем или повредить сервоприводы, хотя проще уже раздолбить шлем…
Снайпер «Свободы» спустил крючок еще шесть раз, и первая мишень упала. Настроение немного приподнялось. Даже дождь прекратился.
— Зона на нашей стороне, босс — теперь я смогу попадать четко, — сообщил снайпер.
Дождь действительно мешал снайперскому огню, и Зона вправду нас поддерживает. Все-таки, мы вовсе не бессмертные ребята в экзоскелетах.
— Расстояние двести семьдесят метров, — сообщил снайпер, меняя магазин. У СВУ осталось всего пять патронов.
— Внимание! Всем сфокусироваться на экзоскелете с РГ-6! Огонь!
Семеро сталкеров открыли огонь, но через секунд четыре пулемета ПКМ уже выбивали из холма струю грязи. Эти адские машины спокойно могли прошить холм насквозь, не будь он мокрым, но и тут Зона нам помогла. Однако, вести прицельный огонь стало гораздо сложнее, даже высовывать голову было опасно.
— Двести двадцать метров, мужики! Свалите этого гондона, у меня два патрона! — заорал снайпер.
Я выцелил глазные вставки шлема экзоскелета и зажал спуск, контролируя отдачу. Выпустил около десяти патронов — шлем треснул.
— Дело за тобой, — сообщил я, отбросил «Абакан» и вернулся к родной «Грозе».
«Свободовец» уложил второго парня с РГ-6. Пулеметный огонь не прекращался. «Монолитовцы» просто шли вперед, зажав спуск, и поливали нас высококалиберным, отборным свинцом. Такой смертью даже умереть почетно! Какого хрена эта нечисть делает за Радаром — не понятно, но раз уж пришла, то никому не поздоровится.
Я прижал «Грозу» к бедру, чуть выглянул из-за холма, поправил прицел подствольника — выпустил первую гранату. Промазал! Она упала чуть позади шеренги прущихся напролом танков. Зарядил следующую. Взял упреждение. Выстрел — промазал! Эти чудища оказались немного медленнее, чем я думал.
Снайпер взял «Абакан» и тоже принялся поливать мелким свинцом вражину. Люгер протянул ему несколько магазинов. Я зарядил следующую гранату.
— Какова дистанция?
— Сто шестьдесят, босс.
Я подхватил «Грозу» к плечу, вскинул почти вертикально в небо. Выстрел. Граната пролетела по дуге и упала аккурат между двумя «монолитовцами», отчего те замешкались и прекратили стрелять. Это дало возможность усилить наш огонь и сталкеры с холма отстреливались в шесть стволов.
— Сфокусируйте того, кто уйдет на смену коробки, — дал указ я. Очень скоро патроны во всех четырех ПКМах закончатся, если эти воины «Монолита» не начнут экономить их сейчас же.
Один экзоскелет, ошеломленный гранатой закачался и мы скосили его шлем огнем. Я видел, как мозги этого парня покидают череп. На душе снова стало чуть радостнее.
Второй экзоскелет, которого зацепила граната стал менять коробок, и нам тут же пришлось заострить на нем свое внимание. Я пока не выпускал последних заряд подствольника, а работал очередями «Грозы». Надо было видеть наши рожи, когда двое экзоскелетов, имевших еще патроны, закрыли третьего. Вот это слаженность действий! Не хуже «Долга»!
Двое боеспособных экзоскелета стреляли очередями, выцеливая наши головы, как оказалось — не безуспешно. Половина черепа одного из «свободовцев» покинула тело вместе с душой. Пусть Зона тебе будет пухом, сталкер.
Лукаш, завидев это, выпустил чуть ли не весь магазин, но тут его винтовка заклинила. А я говорил, что НАТОвское дерьмо — дерьмо! Он взял винтовку погибшего товарища, сменил магазин и продолжил начатое. Тем временем, третий экзоскелет сменил коробок и заменил другого, прикрывая его своим костюмом, дабы тот сменил свой боекомплект. Следующей очередью скосило «ангела». Наши ряды довольно быстро поредели…
Я отстрелял последний заряженный магазин и достал из сумки коробку с патронами — заряжать вообще некогда! Эта сменившая коробок паскуда стреляла ужасно точно — очередной двухсотый «свободовец». Нас осталось четверо: я, Лукаш, Люгер и снайпер. Заряженных магазинов, как оказалось, на два «SCAR» две штуки и четыре штуки для «Абаканов». Дела хреновее некуда.
Очередной «монолитовец» сменил коробок и теперь танки начали двигаться, оставив третьего позади, менять свой боекомплект. Очереди ставали длиннее, пули визжали повсюду.
— Расстояние? — спросил я у снайпера.
— Семьдесят метров.
Я снял «Мамины бусы» с тела «ангела», отдал их Лукашу. Тот принял артефакт и положил прямо перед лицом. Я решил сыграть ва-банк.
— Лукаш, дай гранату. Сейчас я накрою этих ублюдков грудой осколков.
Лукаш протянул мне гранату. Я приподнялся, прицелился «наверняка» и нажал на спуск подствольника. Граната угодила прямо в экзоскелет одного из «монолитовцев», отбросив его на землю, с солидной дыркой в груди. В неживой груди. Мы открыли огонь в четыре ствола, экономя патроны и с надеждой разбить оба шлема.
— Люгер, ты уходишь вправо, я — влево.
Напарник понял о чем я, вскочил и рванул с холма в правую сторону. Я сделал то же самое, только в левую. Мы почти одновременно спустились с горы и двинулись по радиусу обстрела, каждый к своему экзоскелету. Я бежал так, как никогда не бегал раньше. В моей руке была лишь граната с выдернутой чекой. Экзоскелеты разворачивались, фокусируя огонь на нас, до тех пор, пока не поняли нашей задумки. Но было уже слишком поздно. «Свободовцы» открыли огонь в спину одного из экзоскелетов и раздробили шейную часть костюма, экзоскелет чуть качнулся, но в этот момент его прикрыл собой второй «монолитовец». Для этого здесь были мы. Мы разминулись с Люгером в паре сантиметров, пробегая почти перед лицом «монолитовца», стреляющего по нам. Его спину прикрывал его товарищ, принимая на себя огонь. Вряд ли он додумался, что за сюрприз мы ему оставили, но, разбежавшись, по сторонам, мы попрыгали по кустам.
Прогремел взрыв. Ф-1 самая мощная граната в Зоне, не считая спайки артефактов. Листва опала с кустов и мы лежали почти что на голой местности, прикрывая голову руками, готовые принимать высококалиберный свинец в спину. Я готов был умереть, чтобы дать шанс «свободовцам» и Люгер был готов.
Но в рулетку с Зоной мы выиграли. Выстрелов пулеметов долго не было и я решил приподняться с кустов. Картина была ошеломляющая: разорванный пополам экзоскелет, с литрами крови, вытекающими из него валялся посреди поляны. Позади трупа стоял неподвижно другой экзоскелет, держа ПКМ наперевес. Все было кончено. Мы выиграли джек-пот.
С горы спустился Лукаш, держа в руках «Абакан». Снайпер наблюдал в оптический прицел. Мы с Люгером подошли к неподвижной машине, заглянули в шлем — он дернулся. Оператор экзоскелета был еще жив. «Ангел» обошел машину и нашел внешний клапан, сбрасывающий шлем. Нажал на него и шлем отворился. Чтобы полностью его стянуть, мне пришлось помочь товарищу.
Рожа фанатика была бесчувственна.
— «Монолит» накажет вас, грешные, — процедил он. — Никто не спрячется от его гнева.
Люгер достал свой пистолет — Люгер, разумеется, передернул затвор, протянул мне. Я подержал пистолет в руке, взвесил все в голове и протянул его Лукашу:
— Это твоя земля, сталкер. Ты в праве вершить судьбу своего врага.
Лукаш принял пистолет, навел его на «монолитовца».
— Именем «Свободы» и «Долга», приговариваю тебя к смерти, — произнес монотонно Лукаш и спустил крючок.

Эпилог

Год спустя генерал Воронин, полковник Игнатьев, он же Люгер, Лукаш и Скульптор, он же снайпер, встретились на Холме Дружбы. Здесь, Скульптор возвел импровизированный памятник «Должен быть Свободным», посвященный памяти о великом дне — дне заключения мира между «Долгом» и «Свободой». Конечно, сталкеры обеих группировок, воевавших в тот день, приложили массу усилий, но соглашение было достигнуто, а войне кланов настал конец. Теперь каждый год главы кланов собираются у этого памятника, отдать честь двум командирам, покончившим с великой войной. «Свобода» и «Долг» заключили мир? Это вообще наша реальность?


(Запись просмотрена 24 раз(а), из них 1 сегодня)
0

Автор публикации

не в сети 3 недели

f.denis

0
Комментарии: 0Публикации: 5Регистрация: 14-11-2019

Другие записи этого автора:

0

Еще один шанс ...

0

Эволюция Z ...

1

Группа ...

Похожие записи:

0

Эволюция Z ... Автор: f.denis

0

Еще один шанс ... Автор: f.denis

1

Группа ... Автор: f.denis

Понравился материал? Поделись им с друзьями

Один комментария(-ев) на “Дружные враги

Этот ещё лучше. Прямо таки удовольствие читать.

0

Добавить комментарий

Войдите или зарегистрируйтесь с помощью: 

Отсчет времени

Прием работ на конкурс "Темные, светлые духи Рождества" заканчивается31.01.2020
56 дней осталось.

Последние комментарии

Случайный рассказ последнего конкурса

Судьбоносная ночь

Судьбоносная ночь

Когда шестигранный кубик упал на стол, Сарт понял, что проиграл. Единица, в то время, как соперник выбросил четверку. Кажется, это уже седьмая, проигранная за сегодня партия и, видимо, последняя. Были …
Читать Далее

Случайное произведение из библиотеки

Две жизни назад

Две жизни назад

Они обещали спасение Из огнененных лап Преисподней… Манящее Небо Весеннеее Сокрыто стеною холодной… Изрядно бесил инквизиторов Отсутствующий её взгляд. Они приставали с расспросами. Она уже …
Читать Далее

Рубрики

Авторизация
*
*
Войдите или зарегистрируйтесь с помощью: 
Генерация пароля