Тень


Бойтесь своих желаний — они имеют свойство сбываться «Мастер и Магарита»

Вдох. Медленный выдох. Снова вдох. Бьющееся о ребра сердце разогнало выделившийся в кровь адреналин по венам. Минуты ожидания растянулись в вечность.
Вдох. Серость этого утра, сырой воздух и рваные клочья тумана — все говорило о том, что вылазка не будет иметь успеха. Бес с ним. Она бы все равно не смогла противиться охватившему ее предчувствию, всеми правдами и неправдами, манившему ее на поверхность. В какой-то момент это ощущение стало настолько сильно, что пересилило здравый смысл и внимать голосу рассудка оказалось абсолютно невозможно. Она покинула безопасное убежище, решив пройтись по покинутым людьми улицам города.

Немногим ранее…
Шайка мародеров, случайно очутившаяся вдали от хоженых троп, расположилась рядом с непомерно высоким «Щупохватом» — мутировавшим растением. Похожее на перевернутого осьминога, со стреляющими во все стороны хватательными щупальцами, нынче оно распустилось красивым сиреневым цветком. Его лепестки и сердцевина в значительной мере ценилась за чудодейственный эффект исцеления любых болезней. Многие распрощались с жизнью, желая заполучить панацею от всех болячек: кости несчастных довольно четко очерчивали территорию данного образца флоры.
Кроме мародеров цветком заинтересовалась невысокая, странного вида девушка. Ее появление заставило первых затаиться и после, оставаясь незамеченными, наблюдать за тем, как незнакомка собиралась сделать за них всю сложную работу.
Облаченная в серую военизированную форму, поверх которой была черная кожанка, она представлялась им типичным любителем побродить по заброшенным и часто опасным территориям. Об этом ее увлечении говорили некоторые весьма характеризующие деятельность приборы на поясе, они, как и оружие были частыми и незаменимыми спутниками сталкеров — так гордо именовали себя представители немногочисленной братии.
Однако, в отличие от самых бедовых и неподготовленных из них, было в ней нечто необычное. Скорее всего, дело было в одежде. Не так часто можно было встретить настолько оборванного, не по размеру одетого экстремала, отваживавшегося ступать по мертвым землям. О личном удобстве каждый рискнувший прийти в Сектор заботился в меру своих средств и возможностей. Это был один из залогов выживания и потому к нему подходили с должным вниманием. Незнакомка же была одета как придется. Заношенные берцы, кожанка на пару размеров больше чем нужно, рваная шапка из-под которой проглядывали спутанные, давно не чесаные волосы – типичный бомж в городах,  Большой земли. Впрочем, это не мешало незнакомке мастерски расправляться с сорняком, о чем тихо беседовали притаившиеся рядом мародеры.
— Хороша. — Причмокнул средних лет мужичок, по левую руку от главаря. Тот кивнул, оценив силу выдержки девушки, продолжил наблюдение.
Проявляя завидное хладнокровие, она позволила растению поймать и опутать себя. Следуя предписанным правилам сбора цветков растения, в общем справочнике по изучению сектора, заняла наиболее выгодное положение, оставив простор для маневра, дождалась нужного момента и ловко срезала цветок со стебля. В тот же момент щупальца ослабили хватку, затрепетали и поспешили втянуться в выбоину асфальта. Прижимая к себе добычу, девушка вырвалась на свободу.
— Отмыть бы…, — мечтательно бросил кто-то из бандитов.
— Забудь. – Довольно резко остудил его пыл главный, — Готовь мясо. Разыграем девчонку, даст Сектор: получим и ее, и цветок без единого выстрела.

Настоящее.
Девушка выдохнула, в подъезде уже слышались торопливые шаги преследователей.
Собраться. Ждать.
А ведь всего этого можно было избежать: всего-то нужно было спуститься в коллектор, расположенный ниже ее пристанища и поискать нечто напоминающее то ли мох, то ли съедобную плесень.
Вдох. Вот уже слышатся осторожные шаги преследователей. Они как голодные волки снуют из комнаты в комнату, из квартиры в квартиру. Ищут ее и цветок. Ведь надо же было откликнуться на крики и мольбы о помощи. Глупая. Сектор неустанно доказывал ей, что благородность, не лучшее качество на его территории. Пацан был всего лишь наживкой. Весьма правдоподобной. И кричал он явно от страха. Мясо? Нет, мясо бы они пустили в ход еще на окраинах: швырнули бы в искажения, или бросили на корм уродцам, снующим в пригородных лесах. Выходит он мелкий прихвостень здешнего сброда, таким способом добивающийся права быть включенным в их ряды. Выдох.
Совсем близко, послышалось негромкое шуршание защитного комбинезона и громоподобное прерывистое сипение, прокуренных легких. В поле зрения девушки, как в замедленных фильмах, осторожно вплыл пистолет, обхваченный огромными шершавыми ладонями. Въевшееся в кожу ружейное масло выдавали в них руки работника ножа и топора местного розлива, даже следы черной язвы имеются. Пистолет забрать будет нельзя, как и прочее принадлежащее ему – заразно. Методично обшарив дулом первое помещение, не видя еще ту, что стояла за немного выпирающим косяком второй комнаты осиротевшей квартиры, он мельком оглядел вторую комнату и развернулся к наиболее удобной для засады кухне.
Вдох. Страх за собственную жизнь делает любое живое существо опасным. Помноженный на инстинкт выживания он значительно приумножает даже незначительные шансы остаться в живых.
Девушка едва дышала. Хрупкое телосложение здесь играло на затаившуюся жертву, готовящейся переменить свою роль и стать охотником. Успев за короткое время уровнять дыхание, она замерла и напряглась, как пружина готовая распрямиться в любой момент. Рука, вооруженная все тем же ножом, что был при ней у Щупохвата, оставалась расслаблена. Побелевшие костяшки пальцев и чуть нервное дрожание кончика лезвия немного выдавали охватившее чувства сроднившейся с оружием девушки. Дождавшись удобного момента, холодная сталь рассекла минуты ожидания единым движением снизу вверх и нарисовала в воздухе сверкающую линию. Мгновение, и теплые капли медленно стекают по запястью, второй она сдавливает нос и рот заваливающегося назад бандита, заглушая издаваемые им звуки.
Подавить рвотные спазмы. С силой заставить легкие втянуть воздух. Быть может, все дело было в страхе и огромном количестве адреналина хлынувшего в кровь, но девушке показалось, что действие занявшее долю секунды растянулось и превратилось в вечность. Ход времени вернулся с прогремевшим выстрелом, мозг умирающего успел послать сигнал конечности сжимающей пистолет. Пуля угодила в остатки стекла, осколки погребальными колоколами посыпались на пол.
Везение на этом не покинуло девушку. Когда следом за выстрелом в комнату ворвался еще один бандит и с ревом бешеного быка налетел на падающую пару, ей снова повезло. Сама не понимая как, она умудрилась проскользнуть под огромной грудой мышц и лезвием огромного тесака занесенного над головой. Пол с тихо скрипнул рассохшимися половицами, отмечая маневр откатившейся в сторону девушки, вторил поднимающемуся за очередной попыткой убить ее человеку и тут же гулко отозвался, под грохнувшимся навзничь телом. Нож, брошенный загнанной в угол девушкой, попал в цель, оставив ее практически безоружной.
Слыша потасовку и воцарившуюся после нее тишину оставшиеся противники, сколько их еще было там, она не знала, устроили едва слышимую перебранку. Щелкнул затвор, клацнула выдергиваемая в гранате чека. Девушка в панике оглядела квартирку: скрыться было негде. Куда полетит прощальный подарок, можно было догадаться и так. В дальнюю комнату. Ту, в которой она находилась, зачистят автоматом, а до кухни ей не добраться: простреливается. Окно, самый легкий путь к бегству, хоть и открывало прекрасную панораму разрушенных высоток, находилось слишком далеко от земли. Решение прыгать вниз, было равносильно попытке обмануть смерть, выбрав другую, не менее страшную гибель.
Скорость мысли прервал тихий, срывающийся голос, – Пожалуйста, не стреляйте! Прошу, пожалуйста.
В двери показалась тощая фигурка мальчонки, виденного ранее. С бледным лицом и поднятыми руками он медленно вошел в помещение, направляемый, как то было видно с ее угла обзора, дулом автомата со встроенным глушителем. В одной руке он крепко держал гранату, – Пожалуйста, не стреляйте! – еще раз, громче сказал он и шагнул вперед, в попытке скрыться от того кто целил ему в спину. Едва слышно прошелестела мольба, — Помогите!
В смятении, она машинально кивнула и опасливо глянула через плечо мальчишки, туда, где только что была видна указка смерти. Едва шаркнув подошвами, паренек развернулся и кинул гранату из комнаты в коридор. Раздавшиеся два или три выстрела угодили в потолок, раздался вопль и следом за ним взрыв. Стены качнулись, казалось, подпрыгнул пол. С потолка посыпалась побелка, звякнули остатки стекла и, попрощавшись с оконными рамами, полетели на встречу с землей.
Взрыв в замкнутом помещении хорошо ударил по барабанным перепонкам. Не успев закрыть рот от удивления, девушка сглотнула, морщась поковыряла в ухе, слух тихим гулом медленно возвращался к ней, выудила из кобуры пистолет. Тот немного качнулся, повинуясь легкому кружению вокруг, выровнялся и указал на отскочившего к стене парня. Тот сглотнул, сфокусировавшись на новой угрозе и теряя тень надежды (промелькнувшей на лице впервые мгновения) дождался пока девушка подойдет ближе.
Под взглядом огромных испуганных, осуждающих глаз та ощупала бока и карманы подростка. Ничего кроме пачки сигарет и зажигалки при нем не оказалось. Оставив его позади, бочком направилась к двери, где сдавленно матерился последний, как оказалось, бандит. Взрыв достал его, когда он почти скрылся в проеме противоположной квартиры, пробил в нескольких местах куртку и серьезно повредил ноги.
Автомат, звук передергиваемого затвора которого она слышала ранее, лежал тут же неподалеку и, судя по развороченным взрывом деталям, вряд ли мог послужить своему владельцу. Тень сожаления мелькнула на ее лице, при виде ставшего бесполезным оружия. Бандит истекал кровью, по всему было видно, что жить ему оставалось не долго. Оставив его недолго думая, сталкерша развернулась, что бы покинуть злополучное здание.
— Стой, — окликнул ее мальчишка, — А как же я? Я же помог тебе.
— Ты помог себе. Теперь ты свободен, — ответила удаляющаяся фигура.
— Нет, — в ужасе, но отчего-то тихо воскликнул он, — Не оставляй меня. Внизу тебя ждет засада. Тебе не справится одной.
— Не просить ли мне помощи у мяса? — С легкой усмешкой сказала она, осторожно глянув вниз. Там все было тихо. Тем не менее, она приняла эту информацию во внимание. Не от того, что поверила, а просто потому, что привыкла считаться со всем в этом мире.
— Я не мясо. Эти, — он указал на затихшего бандита, — Они, они… Я знаю кто ты. Ты одна из первых «уснувших»…
Она остановилась в нерешительности. Оглянулась и резко подошла к испугавшемуся еще больше парню. Ее лицо, словно вырезанное из камня, не выражало абсолютно ничего. Отсутствие какой-либо мимики и чувств испугало парнишку больше, нежели ставшее привычным в подобных условиях характерные выражения его прежних спутников. Он не договорил, сжался, возможно, уже жалея о том, что окликнул нежданную спасительницу и раскрыл себя. Тем не менее, попытался закончить начатую фразу, — Я… Я сын, — снова начал он. – Мой отец один их тех, кто был с Вами тогда. Я знаю про…
Его собеседница казалось, не слушала, вскинула опущенный, но не убранный пистолет и, поднявшись еще на пару ступенек, выстрелила. Паренек вздрогнул, икнул, но продолжил смотреть на нее не моргающим взглядом. Позади, уткнувшись лицом в пол, навсегда затих главарь погибшей шайки. Револьвер, что он поднял, целясь в парня, звонко брякнул по кафельной плитке.
— Помоги мне, — вновь попросил он. – Мне одному не выбраться.
— Подбери. – Кивнула она на оружие. — Тебе оно может понадобиться.
На крыльце подъезда шаркнули чьи-то ботинки, посему было понятно, что оставленные в тылу бандиты решили покинуть положенный им пост и присоединиться к группе. Окрики главаря, предупреждение о неведомой надвигающейся угрозе и последовавшая за отсутствием ответа красноречивая брань заставила их поторопиться. Не желая выяснять, кто осмелился нападать на мародеров девушка, окликнув парня, перепрыгнула через распластавшийся труп и метнулась к окну. За ним, как было видно с площадки к многоэтажному дому, была пристроена небольшая трехэтажная пристройка. Окно квартиры удобно выходило как раз на крышу здания.
На то чтобы выбить остатки стекла и большими прыжками преодолеть расстояние чуть меньше сотни метров у беглецов ушло не многим больше пары минут. Миновав крышу, они расслышали разочарованные крики упустивших добычу двуногих шакалов. Сомневаться не приходилось: преследование продолжится.
Она бежала, петляя меж зданиями и местами неизученных возмущений, отмеченных в голове и зафиксированными датчиками на поясе. Время пребывания в ссылке с Большой земли хорошо сказалось на определении безопасной тропы, но сектор не уставал выдумывать все новые гадости. Спасало то, что изучение свойств, методов использования подобных изменений и не понятностей вкупе с продуктами их жизнедеятельности, было одним из хобби отрезанной от мира девушки. Некогда изучение сектора являлось ее основной деятельностью, теперь — образ жизни.
Оставив позади пару дворов, беглецы сбавили темп, и перешли на шаг. Двигаясь вдоль здания, девушка осторожно выглянула за угол. Впереди располагался «квартал нимф», так она для себя обозначила странную форму жизни, облюбовавшую стены домов. Следовало проглотить противоядия, дабы не попасться на уловки этих медлительных, но опасных хищников.
— На-ка, глотни. Гадость несусветная, но если жить хочешь… — девушка не договорила, парень без разговоров взял у нее бутылёк и набрал в рот ржаво-коричневую смесь. Поморщился, сглотнул. Девушка забрала противоядие и глотнула сама. Скривилась, убрала полупустую стекляшку обратно, спрятав ее в одном из многочисленных карманов куртки.
Выглянув снова, она хмыкнула и оглянулась назад, проверить, не преследуют ли. Но чуда как, ни нуждайся – не было. В пределах видимости появились бандиты уже пытавшиеся взять их на мушку, но беглецов и след простыл.
– Здесь будет легче. Смотри под ноги. И ходу, ходу! — торопила она напарника поневоле.
– Что это? – спросил неотстающий парнишка.
— Нашел время для разговоров! Смерть это, неприкрытая, наглая и опасная, не приближайся к ним. Беги за мной. Мы проскочим, а их, — она мотнула головой назад, — Их это должно задержать.
Серые, одинаковые коробки полуразрушенных «хрущевок» теперь значительно отличались от соседей вдоль унылых улиц, стремительно разросшихся во времена забытой перестройки. Составляя квартал опасный для всего живого, гигантские грибы опутали сетью огромной грибницы дома и детские площадки. Схожие с обычными поганками, эти шагнули далеко вперед, разнообразя возможности приносить всему живому смерть. Коллективно генерируемый феромон, влечению, которого было очень трудно противиться, делал их опасными соседями, жертва которых сама приходила к серо-зеленоватым стеблям. Пребывая в постоянном движении, студенистые и примитивные представители разумных существ, медленно перемещались по крышам, обещая когда-нибудь расширить ареал своего обитания.
Оборачивалась, чтобы окликнуть завороженного видом парнишку, девушка и сама с трудом отводила взгляд от этих странных порождений покинутого мира, опасалась, что в скором будущем не сможет полагаться на чудотворное снадобье, подсказанное ей сопротивляющимся воздействию мутантом. Эффект его стремительно исчерпывал себя: нужно было торопиться.
Покинув опасный участок, беглецы преодолели показавшиеся за домами гаражи, после чего могли чувствовать себя в относительной безопасности. Сердце, после длительной пробежки, стучало молотом и, кажется, намеревалось выпрыгнуть. Опершись рукой о край железной стены, девушка оглянулась, чтоб последний раз проводить взглядом еще виднеющихся нимф, заметила, как горстка людей расходилась из плотной группы по разным направлениям, каждый к своей мечте.

2.

— А почему ты думаешь, что не сможешь вернуться со мной? – спросил мальчишка с набитым ртом. Расположившись на крыше относительно свободной от опасных искажений покинутой новостройки, они перекусили собранными по пути водорослями. Сочные и питательные они составляли основной рацион так не представившейся ему девушки, и пришлись очень даже по вкусу оголодавшему подростку. — Ведь многие возвращались.
— Ты не понимаешь. Я тут около года и за все это время нашла только один выход. Люди и монстры приходят сюда отовсюду, но уйти можно только там. Всем кроме меня. Сколько бы я не ходила к переходу, кого бы я с собой не вела, все всегда происходит одинаково. Может это нестабильность такая — не знаю. – Пожала она плечами. – Правда, есть еще один выход, но прибегать к нему мне пока не хочется.
— Ты говоришь…
— О смерти, — подтвердила она его догадку, — Да, звучит диковато, но это единственное что приходит на ум и, что испробовать я пока не решилась. Иногда мне кажется, что я уже мертва – я не возвращаюсь как прочие.
— Вообще снов нет?
Девушка покачала головой и замолчала, прислушиваясь к чему-то вдалеке.
— Нет, что-то тут не так. Я точно знаю, что ты одна из первых «уснувших», о твоей смерти и уж тем более, о «пробуждении» стало бы известно. – Отвлек он изучающую город девушку, нарушив этим гнетущую тишину. Она внимательно посмотрела на него. – Тогда почему я не могу «проснуться» как остальные? Почему именно у меня появляется артефакт? Не могу же я сама его генерировать?
— Да, это и вовсе было бы странно.
— Не то слово, – она помедлила, но решившись, спросила. — Что ты вообще знаешь о случившемся?
— Немного. О расширении сектора еще год назад по телику говорили. Внутри его территорий оказалось несколько крупных городов и этот тоже. Появилось много новых аномалий и мутантов, в том числе странные возмущения магнитных полей, из-за которых человек впадает в подобное коме состояние. Таких людей на тот момент не возможно было спасти, они быстро умирали. Причем каждый из них по-разному и, всегда очень страшно. Это уже по ящику не показывали отец, подпивши, бывало, рассказывал.
Он после пробуждения, все силы положил на раскрытие тайны этого феномена. Нашел спонсоров, тем как оказалось вполне хватало Жемчуга, того самого редкого артефакта из-за которых проснувшихся еще устрицами назвали. Правда, совместными усилиями они только и могут, что поддерживать таких «спящих», разбудить их самостоятельно им пока не удается. Наверное, все дело в этом артефакте.
— Наверное.

Она вспомнила то, как когда-то работала в НИИ, разросшегося с появлением вблизи сектора, городке. Как занималась собранными за периметром образцами животных и растений, как расставляла их по полочкам и забивала сложные названия в картотеке. Должность ее была не велика, но она была искренне предана любимому делу и верила в то, что приносит своим этим пользу своей стране и миру. Даже в случившемся после она старалась видеть не смерть, а появившуюся возможность заниматься изучением меняющейся с невероятной скоростью флоры и фауны в непосредственной близости.
Враждебный человеку мир своим расширением исполнил сокровенное желание девушки: он позволил ей прикоснуться к тайне, которую она изучала лишь под микроскопом, да и то, после череды рук приносивших эти чудеса из-за обнесенного колючкой кордона. Желая, она не задумывалась о простой истине – за все желания приходится платить.
Город, соединивший в себе несколько эпох, перестал существовать в несколько дней став огромной могилой. Покинули его не многие. Оковы из опустевших домов, проступающих из-за молочно-белого тумана, брошенный транспорт, трупы людей и животных, и много, чертовски много искажений – все было против оказавшихся в капкане людей. А потом появились мутанты.
Для всех оказавшихся по другу сторону, это была вторая за историю человечества глобальная катастрофа. Объединенные неясными причинами появления, обе они заставили людей покинуть обжитые места. Первая, на памяти матери отразилась в яром желании единственной дочери изучить и понять новый мир. Ей казалось, что таким образом она сможет помочь многим примириться с неизбежным, научиться жить с чем-то новым и непонятным. Повинуясь этому стремлению, она посвятила свою жизнь исследованиям, связанным с сектором. Итогом чего стало одиночество в переменившемся городе, без еды, воды и каких-либо средств существования.
— Эй, что с тобой? – услышала она парня, — С тобой все в порядке? Я с тобой вообще-то говорю.
— Пора идти, — резко ответила она ему, ей не хотелось делиться с ним своими страхами.

Шли они долго, в основном молча, редко перекидываясь словами. Небо неспешно темнело, сумерки сгущались меж полуразрушенными серыми зданиями. Из подвалов понемногу потянулись первые хищники, клекочущие в преддверии ночной охоты.
— Мы пришли, — кивнула девушка, в сторону широкой площади, посреди которой уже было заметно, как проявляется нечто похожее на одноэтажное жилище.
Деревянный, украшенный резьбой на окнах и крыше дом не вписывался в окружающий его вокруг хаос. Сюрреалистичность этого вида вогнало бы в стопор любого неподготовленного человека, но парень вдруг улыбнулся.
— Это домик моей бабушки. Но как он попал сюда?
— Не знаю, это место каждому видится по-особому. Это твой путь назад. Ты видишь место, которое ассоциирующееся у тебя с домом. Другие видят его иначе, — пояснила она.
— А как же ты? – взволнованно спросил он у нее. – Ты не сможешь пройти со мной?
— Нет. Стоит мне приблизиться, он исчезнет. Так было всегда, с чего бы сегодня быть иначе? — Девушка сделала несколько шагов вперед по направлению к переходу, но стоило ей пройти пару метров, как дом померк. За ним стали проступать силуэты домов и находящаяся за ним и бетонная стела. Она развела руками и пораженная внезапно пришедшей в голову догадке, немного склонила голову на бок.
— Я остаюсь здесь. – Оживленно заговорила она, спустя мгновение. — Мне стоило раньше догадаться. Для меня выхода нет, потому что он мне не нужен. Я уже дома. Сектор давно стал для меня большим, нежели просто опасной территорией. Никогда не думала что самоотречение мой путь, но ты, те, что были до тебя и возможно еще окажутся здесь, доказывают обратное. Здесь я нужнее.
Девушка охлопала куртку и, найдя нечто интересующее, выудила из кармана плотно исписанные листы бумаги. Оказавшийся в одном из внутренних карманов артефакт, так же перекочевал в ладонь и приятно согрел ее. Она протянула все это парнишке.
— Ступай и по возвращении передай отцу такие слова: «Семена новой жизни таятся в увядании и смерти».© Думаю, он поймет правильность сделанного мною выбора.
Парнишка кивнул и, зажав переданные девушкой предметы в руках, направился к дому. Двери приоткрылись, и он остановился, чтобы на прощание помахать спасительнице.

***

Дождавшись, когда переход подернется дымкой и начнет пропадать, одинокая фигура подошла к архитектурному сооружению, оставшемуся стоять на небольшой площадке между домами. Бетонная конструкция, пирамидально упирающаяся в небо и венчающаяся ржавой арматуриной, благосклонно поприветствовала ее. Прислонившаяся к холодному боку та немного постояла, ожидая решения профессора. О том, что оно будет правильным, она не сомневалась.
Все случилось само собой. Не было ни особого звука, ни каких либо прочих знаков. Она просто осознала себя чем-то большим, и свободным в своих возможностях, нежели обычный человек. Мысли больше не роились в замкнутом пространстве ее сознания, они являлись и исчезали без какого либо усилия с ее стороны. В любое мгновение стало возможным узнать, что происходит в любой точке отведенного ей пространства. Едва возникающий вопрос сразу же обретал ответ. Зрение и слух обрели формы и объемы непостижимые человеческому пониманию. Все ее тело теперь предстало не маленький кусочек органики на теле планеты потерянной в космосе, вся она теперь представляла сгусток мысли, что имеет материю в мире постоянно меняющихся правил.
Ученые сейчас бы назвали ее полтергейстом, не упокоенной душой бесцельно бродящей по поверхности отдельного участка планеты. Но много ли кого интересует их мнение в области не раскрытых тайн и загадок? Много ли весят их гипотезы, ошибочные они или близкие к разгадке?
Девушка никогда не думала, что умирать так легко и занимательно. Осознав себя новую, она почувствовала других. Таких, как она. Они не сожалели об осуществлении желания и, получив большее, чем просто жизнь, стали единым целым с миром, который любили всей душой.

***

В одной из комнат комплекса по исследованию сектора перенесенного и организованного далеко за его пределами, проснулся подросток. Сиделка вышла позвать доктора, парень остался один. Рядом с его койкой находилось еще несколько. На одной из них он узнал свою спасительницу. Трубки, капельницы, странного и порой устрашающего вида приборы и разнообразные датчики, опутывали спящих пациентов, как и его самого. Едва можно было среди всего этого разглядеть и узнать девушку, что всего каких-то несколько мгновений провожала его взглядом на площади. Здесь она была совершенно другой, не настоящей.
Шум от вошедших в помещение людей отвлек и обрадовал слабо улыбнувшегося парня. Среди прочих к нему пришел отец. Осмотрев сына и убедившись в том, что ему ничего не грозит, он обнял его. Выроненный артефакт глухо щелкнул по кафелю и покатился по полу, зашуршали мелко исписанные листы бумаги, прервав проявление нежных чувств.
— Новая информация. Вовремя, нам недоставало новых сведений.
— Отец, она велела передать тебе еще кое-что. Кажется, ей хочется обрести себя в одном мире, а не зависеть от тела, несвязанного с душой. – Парнишка передал сказанные девушкой слова.
Профессор долго смотрел в глаза мальчику, оглянулся на девушку, после чего подошел к ней и, открыв небольшую крышечку одного из приборов, нажал кнопку. Огни датчиков погасли.

***

Где-то в секторе.
Бармен вышел из своей каморки бледный, в испарине. Подойдя к стойке, он налил себе полный стакан прозрачной. Выпил, крякнул в рукав и обессилено сел на табурет. Бар был пуст, посетители будут только через два-три часа.
Он дрожал, не в силах прийти в себя после увиденного.
Пару дней назад, жаждая получить редкие артефакты, он приютил у себя полдюжины человек находящихся в странном оцепенении. Их принесли его ребята, возвращавшиеся из очередного рейда. Они приволокли бесчувственные тела, рассказав о том, что нашли их около Хлопушки. Спящие оказались из местных бродяг, охотников за хамелеонами, да браконьеры. Только один был парнишкой лет двенадцати.
Последнего недавно по местным телеканалам показывали. Ребенок какого-то большого профессора изучающего сектор, убежал из дома. Благодарность за его обнаружение уже грела карман владельца заведения, но то, что стало другими…
Он передернул плечами и налил себе еще. Выпил, стараясь выбросить из памяти вид растворившихся, поплывших киселем тела мертвецов. По непонятным ему причинам они умерли, не приходя в себя.
У костра в лагере, что обосновался на полуразрушенной территории завода, было веселее. Вернувшись с вечернего обхода, сменившись такими же охотниками за удачей, сталкеры подсели к огню. Здесь у тепла и в относительной безопасности бродяги делились пережитым в секторе, пили, ели и рассказывали щедро приправленные мистикой байки. Вот и сейчас меж некоторыми из них шел оживленный спор.
— А спорим. Ик. Она существует? – говорил один из пьяных полу вменяемых охотников.
— Ага, как же. — Дружно заржали, не менее пьяные слушатели. — И лес, и дол видений полон…. Русалки там на ветвях….
— Кончай брешить, не к чему нам легенды о прекрасных девах блажить, — отсмеявшись, сказал другой. – Нечего бабам тут делать. А если и появится тут благородная дева, надолго ее не хватит. Скопытится, как и любой из нас.
— Она существует. Ик. Она помогает потерявшим себя, — не унимался осаженный. – Вот. Ик. Он вынул из сумки артефакт.
Черная матовая сфера, лежащая на протянутой ладони, поглощала свет пляшущих языков пламени, в то же время отливала ровным белым светом по краям. Черный жемчуг или Жемчужина, как назвали этот артефакт в Большом мире, лежала в руке пошатывающегося человека. На минуту в помещении воцарилось молчание. Мужчины, сидели, пораженно взирая на величайшую редкость, находящуюся в руке охотника.
— Она видит каждого из нас…. Ик. И не все окажутся достойны…. Ик. Вернуться обратно в свои тела, если потеряют их…. Ик.

© — Хун Цзычэн «Расцвет и изобилие предвещают упадок и гибель. Семена новой жизни таятся в увядании и смерти»


(Запись просмотрена 47 раз(а), из них 1 сегодня)
1

Автор публикации

не в сети 3 недели

Лирэль

258
Да сохранится психика тех, кто воспринимает меня серьезно!
flagРоссия. Город: Канск
Комментарии: 102Публикации: 3Регистрация: 29-09-2019

ТСДР (финалист)

Достижение получено 08.04.2020

Рейтинг: 50

Титул: Финалист

В условиях невообразимой конкуренции вы добрались до финала. Разве это не повод для гордости?

достижение выдается всем финалистам конкурса "Темные светлые духи Рождества"

ТСМ (финалист)

Достижение получено 01.12.2019

Рейтинг: 50

Титул: Финалист

В условиях невообразимой конкуренции вы добрались до финала. Разве это не повод для гордости?

достижение выдается всем финалистам конкурса "Темная светлая магия"

Другие произведения автора:

7

Не загаданное желание ...

2.25

Сила, скрытая в нас ...

Похожие произведения:

0

Юный пирокинетик ... Автор: Roma.Newman

0

Город спит спокойно ... Автор: nikolay.hripkov

0

Приключения двух оленей на Новый Год ... Автор: Elena.Nikolaenko-Gorodetskaya

Понравился материал? Поделись им с друзьями

5
Оставить комментарий

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
Войдите или зарегистрируйтесь с помощью: 
2 Цепочка комментария
3 Ответы по цепочке
0 Последователи
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
3 Авторы комментариев
ЛирэльпилигримГрэг ( Гр. Родственников ) Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
Уведомление о
Грэг ( Гр. Родственников )
Автор

«Благородность…» Наверное, благородство. Благородный – это изящный, породистый и прочее… «громоподобное прерывистое сипение, прокуренных легких». Неудачное сравнение. Раскаты грома совсем не похожи на сипение. «обхваченный огромными шершавыми ладонями». Она что их щупала? «Рука, вооруженная все тем же ножом, что был при ней у Щупохвата, оставалась расслаблена. Побелевшие костяшки пальцев и чуть нервное дрожание кончика лезвия немного выдавали охватившее чувства сроднившейся с оружием девушки». Здесь взаимоисключающие описания. Если рука расслаблена – костяшки пальцев не могут побелеть от напряжения. «Дождавшись удобного момента, холодная сталь рассекла минуты ожидания единым движением снизу вверх и нарисовала в воздухе сверкающую линию. Мгновение, и теплые капли медленно… Подробнее »

пилигрим
Автор

Позвольте, уважаемый Грэг, вам возразить. Пускай боевые сцены в пи…. и не годятся, но для красной армии — в самый раз. 1. Упоминания, что автомат принадлежит к системе Калашникова — нет. И граната может повредить автомат — любой.) 2. Героиня начала спуск ко входу, потом повернулась поднялась на пару ступенек назад к пареньку и выстрелила ему за спину в главаря, что был наверху. Бандит уткнулся мордой в пол ПОЗАДИ паренька, который стоял лицом к героине и спиной к убитому — все логично. 3. Девушка в комнате. На пороге между комнатой и коридором стоит парень с гранатой. В коридоре бандит с… Подробнее »

пилигрим
Автор

Позволю себе небольшой комментарий. Очень субъективный. Рассказ понравился. Все в нем хорошо и спокойненько. Обращу лишь внимание на парочку моментов, которые бросились в глаза. Это не придирки, а просто вопросики: 1 – «черная язва» — как по мне, отличная деталь, но тогда получается, что вся банда была ею заражена. Ведь если героиня побрезговала брать оружие, болезнь передается через поверхности – и закономерно, что все в банде так или иначе соприкасались друг с другом. И тут парнишка? Если он не болен – почему? 2 – вторая часть рассказа вываливает слишком много разнообразной информации сразу. Нет чувства меры и дозировки. Для понимания… Подробнее »

Отсчет времени

Прием работ на конкурс "Огненные элементы" заканчивается06.07.2020
40 дней осталось.

Отсчет времени

Прием работ на конкурс "Конец человечества" заканчивается31.08.2020
3 месяца осталось.

Больше комментариев доступно в расширенном списке

Случайный рассказ последнего конкурса

Открытая вакансия

Открытая вакансия

У Бернарда давно есть мечта — приносить людям радость. Он хотел играть в театре или выступать в цирке, но мир его не принимал. Все говорили, что удел черта в другом …
Читать Далее

Случайное произведение из библиотеки

Рождественский поток любви

Рождественский поток любви

Мария, познакомившись с молодым человеком, даже не подозревала, что потеряет более восьми лет, своей молодости …
Читать Далее

Рубрики

Поддержать портал

Авторизация
*
*
Войдите или зарегистрируйтесь с помощью: 
Генерация пароля