-- - + ++
2286-ой  год по исчислению Мира, Который Был. После глобальных экономического и военного кризисов, приведших к масштабным экологическим катастрофам и массовому вымиранию человечества, немногие выживши совместными усилиями создали Симуляцию – страну, расположенную в виртуальной реальности, куда и были перенесены сознания. Там они смогли вернуться к беззаботной и счастливой жизни, в то время как их тела находились в особом бункере, внутри капсул, обеспечивавших поддержание жизнедеятельности до тех пор, пока возвращение в Реальность не стало бы возможным…

 

120-ый  год по исчислению Симуляции

1.6

30-ое мая 120-го года выдалось до безобразия скверным – грифовым, как выражались жители Симуляции,  даже более скверным, чем предыдущие. Сегодня работы было навалом у всех. Сотрудники бюро погоды лихорадочно носились по этажам, пытаясь понять, что им делать, ведь обыкновенно они не делали ничего, потому что погода в Симуляции задавалась программами из Центра, согласно указаниям Верховного Архивариуса. Сегодня же на всю страну со всех фронтов надвигался ужасный шторм: ураганный ветер гнал по небу черные, похожие на дым от тысячи горелых покрышек тучи, шаркал по вымытым до блеска улицам обломанными ветками и сорванными крышками урн, а заодно и их содержимым. Где-то на пределе слышимости грохотали раскаты грома, как будто старые военные мины, забытые в глуши, решили вдруг разом сдетонировать.

То ли из-за погоды, то ли из-за чего-то ещё по всей Симуляции пропала связь, и её жители, так привыкшие всегда быть в курсе происходящего в любом уголке страны, буквально ослепли в рухнувшей на них погодной и коммуникационной тьме.

Вдобавок ко всему по Симуляции целый день носились гирокоптеры деферов – хранителей мира и порядка в стране – своими мигалками и сиренами вводя людей в ещё более глубокую фрустрацию.

За штурвалом одного из таких гирокоптеров сидел сержант Харпер. «Сэр, вы уверены, что это разумно?» – никак не успокаивался сидевший на пассажирском месте и всё утро донимавший сержанта рядовой Чанг. Харпер хотел было сделать вид, что слишком занят поиском и не услышал вопроса, но почему-то ему стало жаль парня, и он, вытерев пот со лба рукой в кожаной перчатке, ответил:

– Что именно, Ли?

– Я имею в виду, – запинаясь, ответил Чанг, – это очень странно, что Центр вообще заинтересовался таким человеком, как Джо Хоманс. Я решительно не вижу причины целый день прочёсывать Симуляцию вдоль и поперёк в поисках этого негодяя.

– Твоё дело не искать причины, Ли, а выполнять приказы. Как и моё, – со вздохом ответил сержант. – Лучше бы ты не отвлекался от сканографа и тогда, может, мы закончим с этим до темноты.

Но, как ни странно, этот день нёс не только сплошное негодование – через несколько минут Чанг вскрикнул:

– Вот он, я его засёк, в переулке за молочным комбинатом!

Сержант Харпер опустил штурвал, и гирокоптер плавно спикировал на широкую площадь с фонтаном, изображавшим коров на водопое. В связи с порывистым ветром воду в фонтане отключили, и бетонные животные удивлёнными глазами глядели на опустевший бассейн. Площадь была пуста, и лишь сверкающая вывеска «Главный молочный комбинат Симуляции» и свет в окнах намекали на обитаемость этой части страны.

Харпер и Чанг вышли из гирокоптера, пересекли площадь и направились к переулку, о котором говорил рядовой. Завернув за угол, они чуть не врезались в черный «Ауди» с тонированными окнами. Опершись на дверь автомобиля с сигаретой в руке, стоял человек в черной джинсовой куртке и солнцезащитных очках.

– Джо Хоманс, – обратился к нему сержант Харпер, доставая из кармана жетон дефера, – по приказу Центра, я уполномочен доставить вас к Верховному Архивариусу как можно скорее.

Джо снял очки и одарил сержанта насмешливым взглядом.

– Я, как и вы, прекрасно знаю, что в Симуляции ни у кого нет полномочий доставлять кого-либо куда-либо без его согласия. А я своего согласия не даю, так что вам ловить здесь нечего, – ответил он, и уже собирался сесть в машину, но сержант схватил его за руку.

– Архивариус предусмотрела такой вариант развития событий, – сказал он, – но, видимо, Вы очень нужны центру, поэтому Она делает предложение, от  которого Вы не захотите отказываться. Ли, – добавил он, обернувшись к рядовому.

Тот кивнул и побежал назад к гирокоптеру, через минуту вернувшись с металлическим кейсом в руках. Харпер взял кейс, открыл его.

Увидев стопки из денежных пачек, Джо надел свои очки, закрыл дверь машины и сказал: «Что ж, в Центр значит».

.

 

Через полчаса гирокоптер приземлился на площадке, расположенной на крыше гигантской стеклянной пирамиды. Из-за закрывших солнце туч раскинувшийся вокруг Центра парк с его деревьями, тропинками, фонтанами и клумбами таял в сгущавшихся сумерках, наводя на мысль о том, что свет несмотря ни на что остаётся вечным рабом непобедимой тьмы.

Заходя в автоматически открывающиеся стеклянные двери, Харпер напоследок взглянул на небо, и на душе его заскребли кошки – как будто старый, давно забытый в закромах памяти детский кошмар, медленно, но неотвратимо начинал заполнять реальность.

Следуя за Харпером и Чангом, Джо несколько минут перемещался по лабиринту белоснежных коридоров с расставленными через каждый метр горшками с комнатными растениями, пока, наконец, они не подошли к центральному лифту. Прозрачные двери бесшумно открылись, и трое вошли в лифт. Когда они оказались на первом этаже, и двери распахнулись, сержант Харпер сказал:

– Дальше ты сам, у меня нет разрешения на нахождение на этом этаже.

– Но я не знаю, куда идти, – возмутился Джо.

– Иди прямо, не заблудишься, – усмехнулся сержант и подтолкнул Хоманса к выходу. Двери лифта закрылись, и Джо остался один.

– Да чтоб вас, – выругался он, – хоть бы объяснили, на кой чёрт меня вообще сюда притащили.

– Мистер Хоманс, – послышался непонятно откуда механический голос, заставив Джо вздрогнуть от неожиданности, – сержант Харпер не мог детализировать цели вашего визита, так как эта информация является конфиденциальной, и он не входит круг лиц, которым предоставлен доступ к её получению. Пожалуйста, пройдите прямо по коридору, и Вы получите ответы на все вопросы.

 

Действительно, заблудиться оказалось трудно, ведь коридор был прямым, без поворотов и боковых проходов. Из него был лишь один выход – высокая арка, из которой исходило голубое сияние. Войдя в неё, Джо оказался в круглом зале, стены которого представляли собой гигантский аквариум с морской водой.

«Сделаю такой у себя дома», – подумал Джо, наблюдая за проплывающей мимо тигровой акулой.

В центре зала стоял стол-полумесяц. С одной стороны стола стояли три белых кресла, а напротив них ещё одно, точно такое же. Джо направился к столу, намереваясь присесть, ожидая того, что случится дальше, но дойти до него не успел: на противоположной от входа стене появилась тонкая линия, разделяющая её на две половины от пола до самого потолка, под которым располагался светильник, выполненный в виде искусственного солнца. Две половины стены разъехались в стороны, открывая новый коридор, ведущий куда-то в тёмные глубины Центра. Из него вышли три человека, сопровождаемые Гвардейцами в полном облачении и с автоматами наготове. Двое из людей были мужчины, одетые в строгие серые мундиры, с гладко выбритыми лицами и коротко стрижеными головами. За ними следовала женщина. Одета она была в мантию, цвет которой находился на границе серого и голубого, напоминая пасмурное полуденное летнее небо. Её длинные угольно-чёрные волосы были заплетены в высокий хвост.

Джо хорошо знал этих людей – они постоянно выступали в трансляциях, а их портреты украшали любое общественное здание Симуляции. Это были Управители: Панфилов и Стерн и Верховный Архивариус – Магда Голдштейн. Но сейчас почему-то у Джо создалось стойкое ощущение того, что он видит перед собой преступников, ведомых Гвардейцами к эшафоту. Он не знал, что стало причиной какого-то внутреннего беспокойства: то ли выражения лиц Управителей и Архивариуса, то ли необъяснимо откуда взявшееся чувство беспомощности, словно он находился под чьим-то незримым, но весьма ощутимым, колпаком.

Подойдя к столу, Архивариус села за центральное из трёх кресел, а Управители расположились по обе стороны от неё.

– Присаживайтесь, – обратилась Магда к Хомансу своим необычно для женщины низким голосом, который всегда вводил Джо в оцепенение.

Он сел в приготовленное для него кресло.

– Вы догадываетесь, зачем вы здесь? – спросила Архивариус, когда Джо сел.

– Теряюсь в догадках, мэм, – ответил он.

– Тогда не буду тянуть, – продолжила Архивариус, – ситуация, прямо скажу, критическая, и вы здесь, потому что мы полагаем, что вы лучший в своём роде деятельности.

Джо так удивился, что даже подавился и закашлял.

– Простите, – удивился он, – вы имеете в виду обеспечение садов Симуляции поливом?

– Полно, – оборвала Архивариус и кивнула Панфилову.

Тот достал из кармана небольшое устройство, нажал кнопку, и тут же в воздухе появилось множество окон, словно экранов от камер наблюдения, в каждом из которых присутствовал Джо Хоманс, запечатлённый крупным планом.

– Неужели вы полагаете, – слегка хрипловатым голосом начал Панфилов, – что мы не осведомлены о Вашем не совсем законном виде деятельности?

В ответ Джо лишь сделал то непонимающее выражение лица, которым пользовался, когда знакомые просили его одолжить денег.

– Вы баггер, – продолжал Управитель, – в Мире, который был, Вы были первоклассным программистом, вследствие чего стали участником команды, разрабатывающей Симуляцию. Вы написали много кодов, а впоследствии решили стать простым озеленителем. Но ведь вы не перестали применять Ваши знания, правда?

Всё это время мы были хорошо осведомлены, что некий Джонатан Хоманс использует небольшие сбои программы, в личных целях. Иначе как простой озеленитель смог заполучить такой особняк, автопарк и даже собственный лайнер? Мы не предпринимали никаких действий, ведь Симуляция и была создана для того, чтобы все жили в достатке и были счастливы, и если это приносило вам счастье и не вредило другим, мы обеими руками за. Но сейчас, похоже, вам придётся вернуть должок.

– И что же вы подразумеваете под этим, – усмехнулся Джо, – Управителям тоже захотелось иметь личные круизные лайнеры?

На этот раз в разговор вступил молчавший до этого Стерн. Острый взгляд его маленьких глаз буквально пронзил Хоманса насквозь, пригвоздив к креслу копьём ледяной ярости.

– Простите, – сквозь зубы процедил он, обращаясь к Архивариусу, – Вы говорили мне, что все наши ресурсы потрачены на поиски специалиста, способного решить нашу проблему, а не шута, который развлечёт нас в этот мрачный час.

– Господин Стерн, – оборвал коллегу Панфилов, – не время, его у нас и так мало.

– Тишина, – скомандовала Архивариус, и все присутствующие, кроме Гвардейцев невольно вздрогнули.

– Я приняла решение, – продолжила она, – с Вашего позволения, господа.

Управители молча кивнули. Голдштейн встала и пригласила Джо последовать за ней.

– Я попрошу вас оставить меня на несколько минут, – приказала она тут же последовавшим за ними Гвардейцам, и больше не произнеся  ни слова, направилась к лифту. Джо, молча, последовал за ней.

Только в лифте он осмелился нарушить молчание:

– Госпожа Архивариус, что происходит?

– Не здесь, Хоманс, – оборвала она, – здесь у Системы много ушей, – а потом со вздохом добавила, – ушей, а также глаз, рук и ног в лице Гвардейцев.

 

Только когда они оказались на вертолётной площадке, с которой Джо начал свой путь по Центру, Архивариус заговорила:

– Здесь я думаю, безопасно. Да, не удивляйтесь, ведь мы всегда говорили, что в Симуляции безопасно везде, но, видимо, мудрость из другого мира о том, что ничто не вечно дошла и до нас. Буду предельно пряма: в Системе произошёл сбой, мы пока не можем определить его источник, но вероятно, это какой-то вредоносный, позволю себе так выразиться, вирус. Симуляция сложнее любой программы Мира, который был, вы и сами знаете, поэтому здесь будет уместнее сравнение с раковой опухолью. Она разрастается, и Симуляция скоро начнёт убивать саму себя, а значит и нас тоже.

– Подождите, – это всё никак не могло уложиться у Джо в голове, – я не совсем осознаю происходящее. И, кроме того, причём  здесь я?

–  Это и есть основная тема нашей встречи, – со вздохом ответила Архивариус, – только Вы можете нам помочь. Чтобы спастись, нам нужно, – она закрыла глаза, будто бы не верила в то, что вот-вот скажет, – нужно покинуть Симуляцию. А для этого, Вы должны, используя свои навыки баггера, выйти из неё, и отключить Систему извне, ведь только так её и можно отключить.

Вконец сбитый с толку Хоманс поднял взгляд к небу, пытаясь собраться с мыслями. На его лоб упала холодная капля. Джо вдруг осознал, что ветер совсем перестал дуть, и на Симуляцию упала загробная тишина, словно кто-то нарочно включил режим «без звука». И хотя они стояли на открытой площадке, Джо почувствовал, что находится в бетонном бункере, где-то глубоко в недрах земли.

– Это затишье перед большой бурей, – словно прочитав его мысли, заметила Архивариус. – Послушайте, мистер Хоманс, Вы – наша последняя надежда на спасение.

– Но почему я, – не выдержал, наконец, Джо, впервые за долгое время дав волю эмоциям, – почему бы не послать кого-то, в чьи обязанности входит спасение человечества: кого-то из деферов или Гвардейцев. И как вообще это могло произойти? Ведь вы уверяли нас, что здесь мы будем в безопасности! А теперь вы просите меня отправиться туда, где не осталось ничего, ради чего можно было бы вернуться.

Архивариус отвернулась и тоже посмотрела на пугающе чёрное небо. Не оборачиваясь, она ответила:

– Дело в том, что Система уже работает против нас. Гвардейцы – часть системы, и полностью ей подчинены, а единственный официальный выход из Симуляции уже запечатан, и открыть его невозможно.

Она повернулась к Джо, и, к своему удивлению, он увидел, как слеза катиться по её щеке.

– Никто не хочет этого, – продолжила она, – но это единственный выход. Симуляция задумывалась как временное убежище, пока особые службы реанимируют нашу планету.

– Так на Земле остались люди? – изумился Джо.

– Не совсем. Искусственный интеллект, система, разработанная для восстановления Мира, что был. Но, – её голос дрогнул, – мы все так привыкли к этому чудному миру без войн, болезней и прочих проблем прошлого, что забыли или просто не хотим помнить о том, что мы здесь не навсегда. Как я уже сказала, ничто не вечно. Пожалуйста, Джон.

– Хорошо, – сдался он, – но что именно мне необходимо сделать.

В глазах Архивариуса на секунду зажглись огоньки надежды, но спустя мгновение она снова собрала всё своё самообладание и, приняв невозмутимый вид, ответила:

– Как я уже говорила, необходимо покинуть Симуляцию. Через главный портал это сделать невозможно, поэтому Вам придётся найти выход самому. Используйте любые средства, но сделайте это.

– А что потом?

Голдщтейн посмотрела по сторонам, словно боясь слежки, а затем достала из мантии небольшую, размером с конверт для писем, ламинированную карточку и протянула её Хомансу со словами:

– Вот, возьмите, это код отключения Симуляции. Его необходимо ввести через управляющий компьютер, расположенный в бункере. Гирокоптер с сержантом  Харпером к Вашим услугам. Я отдам соответствующие распоряжения.

После этих слов Архивариус направилась к входу в Центр. Но вдруг, вспомнив что-то, остановилась, и, вернувшись к не сдвинувшемуся с места Джо, шёпотом произнесла:

– Поторопитесь, мистер Хоманс, у Вас мало времени! Дело в том, что Система постепенно выходит из-под нашего контроля, она сама обновляет свои базы данных, и скоро, мы окажемся в ловушке, а потом и вовсе будем уничтожены. И последнее. Система, может, и, я даже уверена, что будет пытаться помешать Вам. Выполните свою миссию несмотря ни на что. Удачи.

И, резко развернувшись, она быстрыми шагами устремилась прочь.

– Что ж, полетаем, – сказал сам себе Джо и направился к ждавшему его  гирокоптеру.

1.7

Дом, а точнее сказать особняк, Джо Хоманса находился в шестнадцатом дистрикте. Полёт туда от Центра занял у Хоманса и Харпера 20 минут. В первую очередь Джо рассчитывал заскочить домой, чтобы взять всё необходимое оборудование, хранившееся в сейфе, спрятанном за висящей у него в зале Моно Лизой.

– Где именно, говоришь, твой дом? – осведомился сержант Харпер, когда они достигли нужного дистрикта.

– Лети на север, и не прогадаешь, – ответил Джо, разглядывая капли дождя, гонимые ветром вдоль лобового стекла гирокопера.

– Ладно, – кивнул сержант.

Как оказалось, прогадать, действительно, было сложно: сразу за зданием администрации дистрикта шестнадцать возвышался, отбрасывая на него тень, трёхэтажный особняк, построенный в готическом стиле и напоминавший скорее аббатство, чем жилой дом.

– Это твой дом? – изумился сержант.

– Ну, в общем-то, да, – ответил Джо. – Там с другой стороны есть большая лужайка, можешь посадить эту штуку на неё.

Гирокоптер обогнул самый высокий шпиль особняка, оказавшись с другой стороны здания, готовясь к посадке.

– Что это? – вдруг, недоумевая, спросил сержант Харпер.

– О чем ты? – удивился Джо, но, взглянув на площадку перед своим домом, он сразу понял, что сбило с толку сержанта.

Перед его домом стояли несколько чёрных Гвардейских броневиков, а лужайку и крыльцо заполонили толпы Гвардейцев.

– Нам спускаться?  – в нерешительности спросил Харпер.

– Конечно, что за вопрос, – ответил Джо вполне уверенно, но через мгновение уверенность начала покидать его.

Когда гирокоптер приземлился и Джо с сержантом вышли из него, к ним направилась группа Гвардейцев. Возглавляющий группу подошёл к Джо и произнёс механическим голосом:

– Госпожа Верховный Архивариус просит вас немедленно явиться в центр.

– А, – выдохнул Джо, – ну вы, ребята, опоздали, вас опередили, – он кивнул на сержанта, – я уже был в Центре, и сейчас как раз вернулся оттуда. Пропустите, мне нужно домой, взять кое-какие вещи.

– Нет, мистер Хоманс, – остановил его Гвардеец, – вы не поняли. Вам приказано вновь явиться в Центр за новыми указаниями. Это не терпит отлагательств, я доставлю вас туда прямо сейчас.

– Но у меня есть приказ от Верховного Архивариуса, – стоял на своём Джо.

– Этот приказ устарел, – ответил Гвардеец, – вот новый приказ.

Он достал из нагрудного кармана небольшой видеоретранслятор и запустил обращение. На видео была Верховный Архивариус, обращавшаяся к Хомансу:

– Мистер Джо Хоманс, в связи с новыми обстоятельствами, открывшимися только что, я аннулирую свою предшествующую просьбу и приказываю Вам вернуться в Центр немедленно.

Не произойдя у Джо личного разговора с Архивариусом накануне, он безоговорочно поверил бы этому приказу и направился в Центр вместе с Гвардейцами. Но глядя в механически неподвижные глаза-бусины, смотревшие прямо в камеру, он вспомнил тот живой взгляд, которым Магда Голдштейн смотрела на него, умоляя спасти всех жителей Симуляции.

– Раз так, – сказал он Гвардейцу, – я немедленно направлюсь в Центр.

– Я весьма рад это слышать, – ответил Гвардеец, – прошу, следуйте за мной.

После этих слов он развернулся, направившись к своему подразделению.

– Заводи гирокоптер, и готовься к взлёту, как только я сяду в него, – сказал он как можно тише сержанту.

– Не понял, – удивился Харпер.

Но Джо уже направился вслед за Гвардейцем и лишь незаметно махнул рукой, поторапливая сержанта. Тот, хоть и не совсем понимал, но был далеко не глупым и, видя, что в Симуляции сегодня не всё как обычно, не стал медлить. Он залез в гирокоптер, нажал кнопку запуска двигателя и стал ждать.

Услышав гул турбин, Джо резко развернулся и бегом направился к ждавшему его сержанту Харперу.

– Взлетай! – прокричал он, ещё не успев сеть в гирокоптер, видя как Гвардейцы, мгновенно отреагировав на его фривольность, начали погоню. Харпер, от неожиданности, выжал педаль до пола; гирокоптер с рёвом рванул вверх, а Джо, ещё не успевший закрыть дверь, едва не выпал в руки преследователей.

– Что здесь, чёрт возьми, происходит?! – потребовал объяснений сержант, когда гирокоптер набрал достаточную высоту.

– Слушай, – начал Джо, – дело плохо. Теперь я и сам вижу, насколько плохо. Для этого меня вызывала Архивариус.

Но договорить Джо не успел: в нескольких метрах от них что-то тихо хлопнуло, и гирокоптер со всей силы швырнуло в сторону, словно это был воздушный змей.

– У нас проблемы, – приведя аппарат в равновесие, взволнованно сказал Харпер, разглядывая что-то на приборной панели.

– Да, сержант, у нас проблемы, – согласился Джо, глядя вниз на развёрнутую на лужайке его дома магнитную противовоздушную установку. Он видел, как Гвардеец, сидевший в кресле за управляющим пультом, потянул за рычаг, после чего из дула установки вылетел полупрозрачный шар, напоминавший мыльный пузырь, заполненный жёлтым сиянием. Шар с поразительной скоростью нёсся прямо в сторону гирокоптера.

– Влево и наверх! – скомандовал Джо, – Сейчас же!

Голова сержанта раскалывалась. С самых тёмных закоулков памяти в его разум потекли давно забытые картины: взрывы, крики, боль, смерть и запустение. Но он собрал последние силы, и потянул штурвал на себя как раз вовремя, чтобы уйти от очередного взрыва. Этот удар пришёлся не так сильно, как первый, лишь слегка встряхнув гирокоптер.

– Летим к молочному комбинату, – сказал Джо, вытирая горячие струйки крови, катящиеся по его лбу.

Сержант Харпер не ответил ничего и лишь развернул гирокоптер, на предельной скорости направив его в указанный пункт.

И только когда они отлетели на безопасное расстояние от особняка Джо, сержант снова заговорил:

– Я был уверен, что мне никогда не придётся снова проходить через это, – сказал он.

– Да, – согласился Джо, – я тоже. Но Симуляции, какой мы её знали, приходит конец. Произошёл сбой Системы и, вскоре, она попытается уничтожить саму себя и нас в придачу. Это всё, что я знаю.

– Что ж, – вздохнул сержант, – насколько я понимаю, ты можешь всё исправить. Иначе, зачем бы я привозил тебя в Центр этим утром?

– Я не уверен, но я постараюсь, – ответил Джо, – мне нужно было моё оборудование, а оно находится в моём доме. Они, как будто знали о моих планах.

– А что именно ты пытаешься сделать? – спросил Харпер.

Услышав это, Джо, невольно улыбнулся:

– То, за что вы все меня так не любите, – ответил он, – мне нужно найти прореху в Системе. Но на этот раз не для того, чтобы докинуть деньжат себе на счёт или получить доступ на закрытую встречу. Я должен найти выход из Симуляции и отключить её.

– А что будет с нами? – поинтересовался сержант.

– Все снова очнуться. На Земле.

Последнее слова показалось Джо каким-то слишком тяжёлым и, словно свинцовый слиток, вывалилось из его рта.

– Но если оборудование в доме, в который никак уже не попасть, – после некоторого молчания произнёс сержант, – то что нам делать?

– Моя машина, – ответил Джо, – у меня есть запасные, портативные, варианты всех инструментов. Но с ними наша задача станет ещё более сложно выполнимой. Хотя всё же не полностью безнадёжной.

1.8

Но надежда подвела их и на этот раз. Они были в нескольких минутах полёта от комбината, но уже отсюда было видно, что площадь с фонтаном превратилась в стоянку броневиков. Когда же они подлетели ещё ближе, Джо впал в полное отчаяние, увидев, что его машина уже стоит на платформе эвакуатора, окружённая толпой Гвардейцев.

– Твою мать, – выругался он и со злости ударил подлокотник. – Как они узнали?

Но ответ тут же сам пришёл ему в голову:

– Гирокоптер! – прокричал он, – здесь же, наверняка, есть прослушка. Так они и узнают о том, какие у нас планы! Да и к тому же, я уверен, Система может легко отследить его местоположение.

– Какие варианты у нас есть теперь? – спросил Харпер.

– Есть один, – тоном, с едва оставшейся надеждой, произнёс Джо. – Но сначала нам нужно перейти на самый надёжный, на данный момент, вид транспорта.

– Это на какой? – удивился Харпер.

– На наши ноги, сержант, – ответил Джо.

Отлетев подальше от молочного комбината, они оставили гирокоптер в одном из переулков, продолжив свой путь пешком.

– Я далеко не один такой, – говорил Джо, пока они, скрываясь переулками, перемещались по Симуляции. – Может, самый успешный, это да. Но не единственный. Моя старая коллега, с которой мы совместно написали некоторые коды, тоже нет-нет, да и пользуется своими знаниями во благо себе. К ней мы и направляемся.

 

Был уже поздний вечер, когда они достигли дистрикта номер пять, в котором и располагался дом бывшей коллеги Джо. Даже центральные площади дистриктов были пусты: этим вечером вдруг вырубилось всё электричество и улицы тонули во тьме, прорубаемой лишь редкими вспышками сверкавших в небе молний.

Буквально наощупь Джо с сержантом добрались до нужного дома, прошли через калитку к крыльцу и добрались до двери. Джо постучал. Некоторое время ничего не происходило, но потом где-то в глубине дома началась возня, что-то прогрохотало, донёсся звук бьющегося стекла, и всё снова стихло. Вдруг с громким звуком отодвинулся засов, и кто-то резко распахнул дверь.

– Кого ещё принесло? – произнёс сиповатый женский голос, тоном откровенного недоверия.

– Это Джо. Джо Хоманс. Надеюсь, ты ещё сохранила кое-какие остатки ума и помнишь меня.

Неожиданно зажегся свет – это был ручной фонарь, казавшийся привыкшим к мраку Джо и сержанту ослепительным сиянием взрыва сверхновой. Перед ними, держа фонарь, стояла женщина, одетая в майку, открывавшую её необычно рельефные руки и черные рваные джинсы.

– Давненько не видала тебя, Джо, – сказала она, – ты всё такой же.

– А тебя, я смотрю, стало немного меньше, – усмехнулся Джо, кивком показав на побритую голову женщины.

– А, это, – отмахнулась она, – слишком муторно с ними возиться. Бесят.

– Понял, – ответил Джо, а потом добавил, – ах, да, сержант Харпер, позвольте представить – Анна Садко. Анна, это мистер Харпер.

– Добрый вечер, – произнёс сержант.

– Добрейший, – ответила Анна, оглядывая сержанта с ног до головы, – чем обязана?

– Не поверишь, – с иронией сказал Джо, – но лучше в доме, чем на улице.

– Как скажешь.

Джо и сержант зашли в дом, и Анна заперла за ними дверь.

– Удивляй меня, я готова, – сказала она, усаживаясь в большое кожаное кресло.

– У нас, как бы точнее выразиться, намечается Армагеддон местного масштаба.

Выражение лица Анны стало каменным.

– Не буду снова вдаваться в подробности, – тем временем продолжал Джо, – насколько я помню, ты когда-то специализировалась на противовирусном ПО. Так вот: в Системе произошёл сбой, и, похоже, теперь она людей считает вредоносным вирусом.

– Ты сейчас шутишь? – спросила Анна всё с тем же выражением лица.

– Хотелось бы. Но разве ты не видишь сама? Система постепенно мутирует – ещё чуть-чуть, и нам всем крышка.

Анна встала, и, не произнеся ни слова, вышла из комнаты. Джо последовал за ней. Сержант в нерешительности остался стоять посреди пустой гостиной, разглядывая пыльные полки, уставленные выцветшими фотографиями и пустыми бутылками из-под алкоголя.

Джо зашёл на кухню, застав свою бывшую коллегу за наполнением стакана прозрачной жидкостью из стеклянной бутылки без этикетки. Всё с тем же непроницаемым выражением лица Анна опустошила стакан, а потом снова наполнила его. Но выпить ещё раз она не успела: Джо взял её за руку, не дав Анне приблизить стакан к губам. Пальцы её разжались. Послышался звон разбивающегося стекла, и комнату заполнил резкий запах спирта. Джо придвинулся ближе к Анне – по её щекам катились слёзы.

– Почему снова, Джо, – спросила она, и на этот раз её голос прозвучал тонко и бессильно. – Разве нам было мало того, что мы пережили.

– Я не знаю, – ответил Джо, обнимая её, – но послушай, на этот раз всё не так. На этот раз у нас есть шанс, и сейчас всё действительно зависит от нас. Я могу спасти людей. Но мне нужна твоя помощь.

Анна вытерла глаза кулаком.

– Хорошо, – сказала она, – я слишком хорошо знаю тебя, чтобы сомневаться в этом уверенном тоне.

Некоторое время они оба молчали. Наконец, собравшись с мыслями, Анна сказала:

– Извини за это, я просто, – она запнулась, но сразу же, проглотив тяжёлый ком в горле, продолжила, – просто тогда мы потеряли всё. Ты смог забыть. А я нет. И теперь снова…

– Я не смог.

– Что? – удивилась Анна

– Не смог, – тихо повторил Джо, – некоторые шрамы остаются на всю жизнь. Я просто научился жить с ними. И ты можешь.

Выражение лица Анны снова стало непроницаемым.

– Что нужно от меня? – спросила она, явно пытаясь сменить тему.

– Оборудование, – ответил Джо, не став настаивать на продолжении разговора, – мой дом оцепили, а машину забрали. Я сейчас как без рук, а мне нужно найти то, что я и не предполагал, что буду искать – выход из Симуляции. Только так можно отключить Систему и спасти всех нас.

– Будет непросто, – задумавшись, сказала Анна, – ладно, идём, хотя бы попытаемся. И да, осторожно, не наступи на осколки.

Следом за Анной Джо вернулся в гостиную, где их ждал не сдвинувшийся с места сержант Харпер.

– Идём, на второй этаж, – позвала Анна.

Джо пошёл за ней. На этот раз Харпер направился следом за ними.

Поднявшись на второй этаж, они оказались в комнате, отдалённо напоминавшей кабину управления космическим кораблём, но забитую всевозможным хламом и горами пустых бутылок и консервных банок.

– Электричество отрубилось, – сказала Анна, – но они явно недооценили наши возможности.

Откуда-то из-под кровати она достала канистру, сказав:

– Стойте здесь, и ничего не трогайте, даже ты, Джо. Я сейчас.

С канистрой в руках, держа фонарик зубами, она направилась к небольшой дверце, как будто в кладовую. Анна зашла за дверь, и в комнате снова стало темно. Из-за полуоткрытой двери донёсся шорох, потом послышался звук льющейся жидкости, а после прозвучал рык, похожий на шум двигателя мотоцикла, и комната озарилась светом. Компьютеры мгновенно начали загрузку.

Анна вернулась, кинула пустую канистру в угол и, потирая руки, сказала:

– Уже сто лет живу без войны, а привычка осталась.

После этого она села за компьютер, который явно был самым главным, достала из стола небольшую прозрачную дискету и вставила её в специальный разъём.

– Знаешь, – произнесла она, с невероятной скоростью стуча по клавишам, – похоже, это судьба человечества, доводить себя до угрозы уничтожения. Даже сейчас, то, что планировалось как спасение, священный ковчег, в итоге хочет убить нас.

Сержант Харпер тем временем наблюдал за Анной, боясь шелохнуться.

– Можно поинтересоваться, – наконец, не выдержал он, – мне всегда было интересно, как вы это делаете.

Стук пальцев по клавишам прекратился.

– Если совсем по-простому, – сказала Анна, – то вот: так как мы живём внутри программы, то все устройства, в том числе и наши компьютеры, имеют прямой доступ к Системе. Если знаешь как, можно найти, например, где лишний раз произошло копирование денег, и перевести их на свой счёт. Есть много разных возможностей, чтобы извлечь выгоду из ошибок в Системе.

– Такого объяснения мне хватит, – ответил Харпер и сел в кресло, стоявшее в углу комнаты.

– Ну что, нашла что-нибудь? – поинтересовался Джо.

– Да, кажется, – ответила Анна, но потом задумчиво начала вглядываться в монитор.

– Чёрт, я не понимаю, что произошло, – сказала она, наконец, – я думала, что нашла одну лазейку, достаточно большую, чтобы протащить тебя через неё. Но как только я попыталась узнать точные координаты, она пропала. Словно глюк был устранён, как только я навела на него камеру.

– Погоди, – взволнованно произнёс Джо, – ты же не хочешь сказать, что они начали закручивать гайки?

– Но Система сама не может найти ошибку, на то она и ошибка, что система не видит её.

– Анна, – вдруг произнёс Джо сокрушённо, – ты ведь сама сказала: компьютер – Часть системы. Мы сами показали ей этот разрыв, и она его мгновенно устранила.

Он упал на колени.

– Это уже слишком, – сказал Джо, –  каждый раз, когда мы делаем шаг вперёд, нас отбрасывают на сто назад. Наверное, это конец.

Он прижался спиной к стене и закрыл глаза руками, в отчаянии пытаясь придумать хоть какой-то выход.

1.9

Так они и сидели, каждый глубоко в своих мыслях. В какой-то момент Джо осознал, что уже не пытается найти выход, а просто перебирает воспоминания своей прежней жизни. Удивительно, но он до сих пор, спустя сто двадцать лет, помнил улицы родного Сан-Франциско и мог бы с закрытым глазами описать дорогу от его дома до парка Золотые Ворота, дорогу, которой  он каждое утро проходил, гуляя со своей собакой. Ему вдруг показалось, что он даже почувствовал запах, доносившийся из его любимой кофейни.

Он оглянул лица Анны и сержанта Харпера, и, в глубине души, понял, что и они больше не ищут решения, а просто ушли в себя. Теперь он уже был уверен, что они проиграли. Ещё немного, и программа пошлёт человечество ко всем чертям, уничтожив последние его остатки. За окном сверкнула молния, такая яркая, что на мгновение в комнате стало светло как днём. Краем глаза Джо увидел, как сержант Харпер встал с кресла и подошёл к окну.

И именно в этот момент случилось сразу несколько вещей, ознаменовавших начало конца. Высоко в небе прогремел раскат грома такой силы, что пустые бутылки и банки, разбросанные по комнате, задрожали и покатились в разные стороны. После этого прозвучал ещё один удар, уже казавшийся не громом, а первым толчком страшного землетрясения. Стены и окна задрожали. Свет замигал. А на улице вдруг громогласно заорала сирена,  от звука которой у Джо сжались все внутренности в готовности выйти наружу; за сто двадцать лет он не забыл не только улиц родного города, но и сигнал воздушной тревоги перед ядерным ударом. Все мониторы, а затем и свет в доме Анны погасли. Прошло несколько секунд гробового молчания, нарушаемого лишь шумом сирены, как вдруг свет снова зажегся, стало ослепительно ярко, все лампочки в доме разом взорвались, а на всех мониторах отобразилось одно и то же: в своём кабинете, за столом сидела Архивариус. Она была совершенно спокойна и, когда камера приблизилась к ней, начала говорить. На этот раз уже не нужна была личная встреча с Архивариусом, чтобы понять: то, что сидело за столом, произнося слова, голосом Магды Голдштейн, но как будто склеенные по буквам так, что интонация её постоянно неестественно изменялась, не было человеком. Архивариус по кругу повторяла одну и ту же фразу, с неизменно дружелюбной улыбкой, не сходившей с её губ:

– Пожалуйста, сохраняйте спокойствие. Конец настал. Мы не спасём вас. Удачи.

– Это что за, – начала Анна, но не успела договорить – с первого этажа донёсся грохот, а затем топот множества ног.

Джо подбежал к окну.

– Гвардейцы! – только и сказал он.

– Быстро, все в окно, – прокричала Анна, закрывая дверь и подпирая её креслом.

– Прыгать? – недоумевая, спросил Харпер.

– Нет, – ответила Анна, – по парапету можно перелезть на крышу соседнего дома. А потом дальше. Здесь все дома соединены.

– Никому не покидать дом, – послышался из-за двери  голос.

Но Джо и Харпер уже вылезли из окна и по узкому парапету двигались в сторону соседнего дома. Анна, последовала за ними, но, когда она уже наполовину вылезла в окно, дверь в комнату с грохотом слетела с петель. Сверкнула яркая красная вспышка, и на том месте, где мгновение назад стояла Анна, осталось лишь едва заметное облако дыма. Сержант Харпер уже был на крыше, и только Джо, всё ещё стоявший на парапете, оглянувшись, увидел, что Анны больше нет. Он схватился за выступ над головой, подтянулся, оказался на крыше и упал на спину, тяжело дыша.

– А где Анна? – спросил сержант.

Джо не ответил. Он так и лежал, не двигаясь. Его била дрожь.

Сержант выглянул из-за края крыши – друг за другом гвардейцы перелезали через подоконник и по парапету продвигались в их сторону.

– Они сейчас будут здесь! – прокричал сержант.

– Пускай, – ответил Джо, – мы уже проиграли.

– Нет, – сказал сержант, – я был на войне, я знаю, что и один в поле воин. Я каждый раз думал так же: мы проиграли, эта ночь будет последней. Но знаешь что? Нет. Наступал день, начинался новый бой, потому что каждый раз всходило Солнце.

Вдруг Джо вскочил на ноги, чуть не сбив сержанта.

– Да где же ты был раньше, – вскрикнул он и обнял Харпера, – быстрее бежим.

Они перепрыгнули на крышу соседнего дома. В это время Гвардейцы один за другим начали выползать из-за парапета. Но Джо и сержант уже были далеко.

– Но что такого я сказал? – спросил на бегу Харпер.

– Ты дал мне подсказку, сержант, – ответил Джо, – подсказку, которая поможет нам найти выход.

Они добежали до пожарной лестницы и, спустившись по ней, скрылись во тьме переулка.

– Дело в том, – шёпотом начал объяснять Джо, – что выход всегда был намного ближе, а ты лишь напомнил мне о нём. О Солнце.

– А что с Солнцем, – не понял Харпер.

Джо остановился, прислушиваясь, и сказал:

– Солнце, здесь в Симуляции – это не небесное тело, как в реальном мире, это просто кусок неба, запрограммированный на излучение света. Оно даже не горячее. Я сам писал код для него, и оно напрямую связано с главным компьютерам, потому что через него и поступают управляющие импульсы. И поэтому – это огромный, если можно так выразиться портал. Такой, что его невозможно закрыть.

– То есть ты хочешь сказать, – начал сержант.

– Да, – перебил его Джо, – через Солнце можно покинуть Симуляцию. И программа ничего не может с этим сделать. Поэтому она затягивала его плотными тучами: чтобы скрыть от наших глаз дверь с неоновой вывеской «Выход здесь».

– Но как нам подняться так высоко.

– Гирокоптер, который мы бросили, – ответил Джо, – он сможет набрать такую высоту.

Сержант кивнул.

– Но как нам добраться до него незамеченными? Вдруг его уже забрали.

Харпер достал из кармана мобильный.

– Я установил на него маячок. Ещё давно. Вот и пригодилось. Есть, он всё ещё там.

– Но я уверен, что он под охраной Гвардейцев, – вздохнул Джо, потирая вески.

– Тогда я знаю, что делать, – сказал Харпер тоном, который очень насторожил Джо.

– О чём ты? – поинтересовался он.

– Ты помнишь, где мы оставили его? – спросил сержант, не обращая внимания на вопрос.

– Да, – ответил Джо, а потом неуверенно добавил, – а ты не идешь со мной?

– Нет, – ответил сержант, – я дам тебе возможность выполнить своё задание. А сам исполню свой долг.

– Какой?

– Защищать людей. А теперь иди, я выиграю время, но торопись, другого шанса у нас не будет.

После этих слов сержант бегом направился к дому Анны, мгновенно растворившись в ночи. Джо не стал медлить и побежал к  тому месту, где они бросили гирокоптер.

Как он и предполагал, вокруг летательного аппарата был выставлен дозор.

«Надеюсь, он не сделает глупость», – подумал Джо и стал ждать.

Но долго ждать не пришлось. Через несколько минут все Гвардейцы разом покинули свои посты, бегом направившись в сторону пятого дистрикта.

Мысленно благодаря Харпера, Джо подбежал к гирокоптеру. Его руки были мокрыми от пота, да к тому же ещё и тряслись, но он из последних сил потянул за ручку, открыл дверь, залез в кабину и нажал кнопку зажигания. Турбины, сначала тихо, а потом всё громче загудели. Гирокоптер тронулся.

 

Свидетелями событий этой ночи стали лишь немногие не поддавшиеся панике жители Симуляции. По пустынным улицам, направляясь в сторону Центра, мчался гвардейский броневик, тараня автомобили, шлагбаумы и установленные этим вечером на улицах заграждения. За ним шла погоня из нескольких таких же броневиков и десятка гирокоптеров, обстреливающих цель преследования со своих пушек. Но было очевидно, что за рулём уходящей от погони  машины сидел профессионал, ловко увиливающий от вражеских выстрелов, вместо цели попадавших в дома, деревья и фонтаны, запуская в воздух груды осколков и тучи пыли. Приблизившись к Центру, броневик пересёк единственный мост, ведущий через окружавший здание ров, и со всех орудий открыл огонь по центральному входу. После чего, на полной скорости, он влетел в Центр, и тогда, наконец, заглох и больше не заводился.

Тем временем в другой части Симуляции в воздух поднялся никем не замеченный гирокоптер. Он летел вверх, пока не скрылся в тёмных тучах, затянувших небо. Ещё некоторое время в ночной тишине был слышен едва уловимый гул турбин, после чего все снова стихло. И лишь через минуту безмолвие было нарушено сначала свистом, а потом грохотом от удара упавшего с неба пустого летательного аппарата.

 

120 год по исчислению Симуляции. Ночь с 30 на 31 мая стала последней в этом исчислении. Симуляция, в связи с произошедшим в ней сбоем была отключена Джонатаном Хомансом, навсегда, впоследствии, ставшим героем для всего человечества.

 

2406 год по исчислению Мира, Который Был Возвращён

 

Тяжелые титановые двери бункера медленно раздвинулись, и из открывшегося прохода полился тёплый солнечный свет. Подул прохладный северный ветер. Наступило лето.

1
Войдите или зарегистрируйтесь с помощью: 
8 Комментарий
старее
новее
Inline Feedbacks
Посмотреть все комментарии

Текущие конкурсы

"КОНЕЦ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА"

Дни
Часы
Минуты
Проходит этап финального голосования.
Результаты полуфинала тут

Последние новости конкурсов

Последние комментарии

Больше комментариев доступно в расширенном списке

Последние сообщения форума

  • Грибочек в теме Вести с полей
    2020-11-23 23:48:43
    Николай Кадыков сказал(а) Это на каком языке написано? 🙂 бонжур абажур и тапинамбур в тамбур. мы в восхищении. …
  • Николай Кадыков в теме Вести с полей
    2020-11-23 18:15:00
    Алексей2014 сказал(а) Ещё как работает. На Штрихи Пролёта нарисовал «патрет» автоплюсовика с целью привлечь внимание…
  • Весёлая в теме Вести с полей
    2020-11-23 18:14:25
    Народ, кому скучно, приглашаю поразвлечься! Стартовала эродуэль! То есть дуэль в жанре эротического рассказа. Дерусь я…
  • Алексей2014 в теме Вести с полей
    2020-11-23 07:30:57
    Ещё как работает. На Штрихи Пролёта нарисовал \»патрет\» автоплюсовика с целью привлечь внимание к проблеме. Результат:…
  • Alpaka в теме Вести с полей
    2020-11-22 19:51:17
    Эх… чего-то я помучилась с этим «счастьем», да так ничего и не вымучила. Вернее, вымучила, да только сразу видно, что…

случайные рассказы конкурса «Конец человечества»

Поддержать портал

Отправить донат можно через форму на этой странице. Все меценаты попадают на страницу с благодарностями

Авторизация
*
*
Войдите или зарегистрируйтесь с помощью: 
Генерация пароля