«БАМ»

События и люди, описанные в этом рассказе вымышлены, любые совпадения это — совпадения!..

 

— Что сделать?!!

— Повторяю, наша страна возлагает на вас, Павел Сергеевич, огромные надежды! И это означает, что вам предстоит в кратчайшие сроки реализовать проект под кодовым названием «Голые птицы». Ваша задача отправить человека в космическое пространство, а потом благополучно вернуть его на Землю!..

— Но такого ещё никто не делал!

— Вот мы и должны быть первыми.

— А на чем?

— Что на чем?

— На чем нам его туда отправить?

— Да хоть на пушечном ядре! Вы Главный конструктор вам и решать.

— Как Главный? А как же…

— Он не справился с поставленной перед ним задачей и … его больше нет.

— Как нет?..

— Как и не было!

— Принимайте дела и за работу. Времени у нас очень мало. И помните — что «за бугром» уже дышат нам в затылок! Все ясно?

— Да.

— Удачи!

 

Грязь, холод и дождь. Рассвет выдавил среди серой хмари белый силуэт космической ракеты, зажатой в стальных технологических фермах. На одной из ферм примостилась ворона. С этой головокружительной высоты она разглядывала унылый пейзаж космодрома, насмотревшись вдосталь она каркнула в дождливую серость и наклонив голову стала слушать. Ничего интересного не услышав ворона задумалась, потом смачно испачкав ферму, взмахнула крыльями и полетела прочь.

 

В бункере было холодно, потому что промозглый ветер залетал в смотровое отверстие принося с собой сырость и раздражение. Главный конструктор укутанный в плащ-палатку проводил взглядом улетающую от ракеты чёрную точку. Заинтересовавшись он взял бинокль и проследив за полетом неопознанного летающего объекта, раздраженно процедил:

— Опять, эта ворона!

Его помощник с серым от усталости подглазинами, поднял голову от пульта и переспросил:

— Ворона?

— Ворона!

— Я ворона?

— Нет не ты! Доложи готовность!

Помощник встал по стойке смирно и вяло отрапортовал:

Все системы работают нормально. Ракета готова к старту.

Конструктор взял бинокль, зачем-то подышал на окуляры потом положил его обратно и скомандовал:

— Минутная готовность!

 

Ракетные дюзы словно ноздри мифического дракона неспешно раскурились лёгким дымком. Прошла секунда или чуть больше и огненный поток который клокотал внутри топливных отсеков вырвался наружу. Технологические фермы отошли в стороны, выпуская белую стрелу ракеты на волю. Она встала на огненном столбе и начала подниматься выше и выше, но вдруг словно потеряв опору стала заваливаться на бок и угрожающе накренившись рухнула на грешную землю. Огненный цветок взрыва расцвёл окрасив в розовые тона серый бункер и хмурое утро.

 

 

Женя Хальченко был человеком после общения с которым хотелось помыть руки.

Его не любили, причём начиная с детского сада. Он знал это. Копил злость и улыбался, улыбался и был покорным, был покорным и гадил, гадил и улыбался.

Сегодня он словно муха радостно потирал свои потные ладошки осознавая всю свою значимость и причастность к падению ракеты. Женя знал, что за это ему очень хорошо заплатят. Это обещал человек «из-за бугра». Забугорный вообще после выполнения всей миссии обещал забрать Хальченко «туда», в страну где исполнятся все его мечты. Где у него будет очень много денег и эти деньги заставят всех любить его и уважать…

Женя свято верил в это, выполняя с особым рвением все задания и поручения, человека «с той стороны». И каждый раз после трудов неправедных Хальченко ложился на свою скрипучую койку с прососанным матрасом и начинал мечтать. Он мечтал, что у него там, будет свой большой белый дом в котором толстые голые женщины с зелёными задами, выкрашенными краской будут танцевать под звуки свирели. Сам же Майкл Халич, да, именно так Хальченко решил именоваться «за бугром», будет сидеть по турецки, в костюме маленького херувимчика, раскачиваясь в такт музыки. А голые толстые тетки будут вертеть задами приводя его в неописуемый экстаз, от которого проволочный нимб прикреплённый к его лысой голове будет звенеть как натянутая тетива. Потом он схватит ведерко с краской и начнёт гонятся за ними, чтобы расписать их под гжель, а они будут хохотать и жеманно прятаться за шелковые портьеры…

В этих мечтах Хальченко блаженно улыбаясь засыпал, чувствуя, как становиться невыносимо тепло и приятно…

 

Но сегодня сладкий сон был отменён по причине чрезвычайного происшествия. Все работники космодрома были брошены на срочные работы по устранению последствий аварии. Хальченко накинул на плечи плащ, натянул на голову вязанную шапочку, надел на лицо маску «серьезной озабоченности» и открыв дверцу вагончика вышел в ночь, объятую дымом и пламенем.

 

Утренний небосвод прокашлявшись мокротными серыми тучками выпустил долгожданное солнце, и оно осветило место вчерашнего падения ракеты.

На крыше башни одной из технологических ферм сидел Главный конструктор. Он сидел свесив ноги в низ и размышлял: интересно если я спрыгну с этой высоты вниз, то сразу убьюсь или помучаюсь… Из этих не конструктивных мыслей его вывел истошный крик снизу.

— Павел Сергеевич, не надо!

Конструктор посмотрел вниз на маленького серого человечка и спросил:

— Чего не надо?

— Не надо, не прыгайте…

— У меня есть выбор?

Усталый помощник в серой рабочей униформе не смотря на всю свою усталость уверенно крикнул:

— Выбор есть всегда!!!

— Можешь считать это моим выбором!

И не дав помощнику что-либо ответить продолжил:

За неделю до старта происходит утечка жидкого топлива для ракеты. Мы с огромным трудом собираем остатки, потом странные мелкие сбои, словно кто-то нарочно устраивает диверсии, а вчера…

Он замолчал глядя на ворону которая села на противоположную ферму и стала его внимательно слушать.

— У нас есть ещё одна ракета!

Крикнул помощник с низу.

— Я знаю. Мы не можем подвергать человека смертельной опасности и по этому вчера запускали прототип. Теперь у нас нет прототипа и нет шансов…

— Павел Сергеевич, у нас есть ещё шанс!

— Сережа, какой шанс? Как мы с этим мизерным количеством горючего разгоним ракету до первой космической скорости?!! Ответь?..

Серая фигурка помощника сутуло молчала.

— Вот! Ты думаешь, что те люди которые возложили на нас эту задачу, узнав о срыве всего проекта, просто улыбнуться, погладят всех по головке и отправят строить БАМ?

— Павел Сергеевич… я считаю, что пока есть хоть один шанс нужно…

Конструктор вскочил на ноги.

— БАМ! БАМ! БАМ!

Он поднял голову к небу вздохнул утреннюю свежесть и тихо сказал:

— Мы ещё повоюем… а потом радостно и громко:

— Скорее снимайте меня от сюда!!!!

 

Стоя на фоне географической карты огромной страны, Главный конструктор молча смотрел на своих подчиненных, потом он оперся двумя руками о стол и сказал:

— Товарищи инженеры и конструкторы, моя идея вам понятна?

После небольшой паузы поднялся инженер-технолог:

— Товарищ Главный конструктор, разрешите уточнит новую задачу?

— Уточняйте!

Инженер откашлялся и продолжил.

— Я правильно понимаю, что теперь мы должны будем стартовать не вертикально, а горизонтально?

— Абсолютно верно! Космическая ракета устанавливается на стартовую площадку которая оснащена колёсами, для передвижения по железнодорожным рельсам. Ракета разгоняется паровозами до максимальной скорости, затем запускается стартовый двигатель ракетоносителя. Он разгоняет площадку до максимально допустимой скорости, потом происходит отрыв ракеты от стартового стола. Сразу запускается маршевый двигатель, и ракета достигнув первой космической скорости, по касательной, плавно выходит на околоземную орбиту. Теперь задача ясна?

Кто-то из инженеров поднял руку прося слова.

— Да, Константин Эдуардович.

Тот поднялся и задумчиво теребя козлиную бородку обратился к Главному конструктору.

— Как взлетим, понятно. Но как мы построим такой огромный стартовый участок железной дороги? Где взять столько материала… да и сроки у нас уже горят!

— Константин Эдуардович, строить не нужно!  Посмотрите сюда…

И Главный конструктор повернулся к карте страны. Все уже построено! Вот наша стартовая железнодорожная ветка от Тайшета до Усть-Кута, длинной тысячу километров! И он ткнул указательным пальцем в Байкало-Амурскую магистраль.

Собравшиеся взволновано зашумели. Главный конструктор поднял руку призывая всех к тишине.

— Теоретически это возможно, но практически этого ещё никто не делал.

Все вновь загудели обсуждая новые предлагаемые обстоятельства.

Главный конструктор постоял в раздумий, потом положил руку на чёрный телефон, окинул взглядом собравшихся и добавил:

— У нас нет другого выбора.

В теплушке, оборудованной под кабинет сразу стало тихо. И в тишине все услышали мерное постукивание. Видимо какая-то птица точила свой клюв или просто клевала чёрный гудрон крыши.

Конструктор снял трубку, дождался, когда ему ответит оператор и попросил соединить его с Товарищем Первым.

Сидящий в углу помощник Сережа, украдкой перекрестился.

— Товарищ первый, говорит Главный конструктор проекта «Голые птицы» …

 

 

— Стой стрелять буду!

Грохнул выстрел. От которого оголтело взметнулась стая ворон.

— Врешь не уйдёшь!

И автоматная очередь разорвала в клочья туманную негу раннего утра. Потом томящая тишина и вновь голос часового:

— А, черт! Ушёл! …

 

Главный конструктор в исподнем запыхавшись подбежал к часовому.

— Что случилось? Что произошло почему стреляли?!.

— Здравия желаю товарищ Главный конструктор!

— Отвечайте на вопрос!

— Слушаюсь, товарищ Главный конструктор!

— Ну!!!

— Во время несения караульной службы мной был обнаружен нарушитель…

— Почему вы стреляли?!!

Перебил доклад часового Главный конструктор.

— Товарищ Главный конструктор, разрешите с самого начала?

— Разрешаю!

— Я принял пост в час ночи. До трёх часов утра все было абсолютно спокойно, я даже чуть не задремал…

— Сержант, переходите к сути!

— Слушаюсь! Где-то без четверти четыре я услышал какой-то шорох. Сначала я думал, что показалось. Потом смотрю, на стартовой платформе какое-то движение. Присмотрелся, а это человек, весь в чёрном и лицо все чёрное как сажей вымазано. Я ему: «стой, стрелять буду!», а он бежать я и выстрелил. Нарушитель скатился со стартовой платформы и побежал в лес. Я открыл по нему огонь… Виноват товарищ Главный конструктор, не попал я в диверсанта, темно… а он такой прыткий зараза…

Конструктор не стал дослушивать часового, повернулся к сбежавшимся на шум военным и крикнул:

— Быстро проверить все! Осмотреть каждый сантиметр! Бегом!!!

 

Через час у Главного конструктора была полная картина происходящего. Пуля предназначавшееся для диверсанта попала в крепежную раму и не повредив её отрикошетила в сторону. Ни с ракетоносителем, ни с ракетой ни тем более с стартовой площадкой ничего не случилось. Диверсантом, по мнению службы безопасности, мог оказаться кто-то из своих, а точнее из технического персонала. Служба безопасности приступила к расследованию и тщательной проверке всех работников проекта «Голые птицы».

 

Главный конструктор отвел в сторону своего помощника и нервно теребя в руках сигнальную ракетницу сказал:

— Серёжа, я назначаю старт ракеты на девять часов утра, по московскому времени.

— Товарищ Главный конструктор, но сегодня ещё рано!

— А завтра будет уже поздно! Я сам поговорю с Алешей, готовьте скафандр и начинайте прогрев двигателей. Сигнал к началу запуска красная ракета. Да, вот ещё что сообщи о старте ракеты только самым проверенным людям. Все ясно?

— Так точно! Разрешите выполнять?

— Выполняйте!

 

В восемь часов тридцать минут в небо взвилась сигнальная ракета и упряжка из трёх паровозов протяжно взвыв трёхголосным гудком покатила стартовую площадку с ракетой «Восток» на исходную позицию. На паровозах были установлены переговорные устройства, осуществляющие связь с наземными службами и непосредственно с космонавтом, находящимся в ракете.

Главный конструктор находился в легендарном скоростном паровозе под номером ИС20-241 и отдавал команды машинистам других паровозов и наземным службам.

Рельсовый подвижной состав под дробный перестук колёс начал набирать скорость.

— Синему приготовится! Скомандовал Главный конструктор. Потом взял другую трубку.

— Земля я Орёл, переводим стрелку в положение один!

Конструктор повесил трубку на рычаг, повернулся к помощнику у которого от волнения горели щеки.

— Давай, Серёжа оцепляй первый паровоз.

— Сделаем! Крикнул Серёжа.

Он вылез из кабины ИС20-241 и держась за поручни добрался до первой сцепки, затем по лесенке угольного вагона поднялся на верх и перешел в кабину паровоза с жёлтой трубой и оттуда вновь по поручням пришёл на следующую сцепку. Вытащил «палец» и сразу махнул машинисту. «Жёлтый» дал пронзительный гудок и «синий» обретя свободу рванулся вперёд обдав Сережу чёрным угольным дымом.

Обогнав основной состав «синий» ушёл на прилегающую ветку и стрелка тут же вернулась в прежнее положение.

— Земля, я Орёл как слышите?

— Орёл, слышим вас хорошо!

— Земля, стрелку в положение два!

Скомандовал Главный конструктор.

Паровоз с жёлтой трубой, с пронзительным свистом выпустил пар и ушёл на параллельно идущую железнодорожную ветвь.

— Первый этап пройден. Сказал конструктор вытирая струящийся пот. В этот момент, весь в угольной пыли, в кабину запрыгнул Серёжа. От беготни по сцепкам он был возбуждён и взъерошен.

— Теперь нам нужно разогнать всю эту махину до 180 километров в час. Сказал конструктор взяв лопату.

— Открывай шуровочную дверцу!

— Что открывать?

— Серёжа, ты же инженер-конструктор, а строение топки не знаешь…

— Простите, это мой недочёт!

— Ладно, живы будем, познакомлю тебя с паровой механикой.

— Договорились!

— Ну тогда открывай вот эту заслонку.

Створки шуровочной дверцы распахнулись, и конструктор швырнул уголь в огненную глотку паровозной топки.

 

Хальченко гнал подводу запряженную гнедой лошадью. Глаза его были безумны, лицо перекошено и перепачкано сажей, а на левой руке чуть повыше локтя была намотана тряпка, которая пропиталась кровью. И если бы гнедой обернулся и увидел возницу — то от страха лошадь упала бы замертво. Но гнедой понукаемый вожжами и окриками бежал без оглядки по проселочной дороге. От каждой ямы или ухабины в телеге громыхали канистры с бензином. Халченко несколько раз сверился с топографической картой, в коричневом офицерском планшете, потом посмотрел на часы и ещё быстрее погнал несчастное взмыленное животное. Но вот ельник расступился и гнедой вывез своего

оголтелого ездока к железнодорожной стрелке, возле которой стояла такая же подвода, два инженера связи и стрелочник.

— Тпру!

Крикнул Хальченко и не дожидаясь пока повозка остановиться спрыгнул на землю. И сразу упал, попытался быстро вскочить, но у него не получилось, и он опять упал. Отплевываясь пылью и грязно ругаясь, он вскочил на ноги и побежал к стрелке.

— Женя? Что-то случилось?!.

Спросил один из инженеров связи который с трудом, но все же опознал его. Другой инженер стоял ближе к подводе и настраивал полевую рацию.

— Случилось!

Ответил Хальченко вынимая револьвер.

— Не дури ты же не…

Договорить он не успел. Хальченко выстрелил, потом ещё и ещё раз. Чуть погодя он подошёл ближе, потыкал убитых инженеров носком сапога. Повернул голову и посмотрел на стрелочника, тот был белый как мел, руки его тряслись, а сам он что бы не упасть от страха держался за металлический корпус стрелки.

— Не-не убивай!

Трясущимися губами пролепетал стрелочник.

— Не ссы дедуля, сделаешь дело, и я тебя отпущу!

Рация ожила, зашуршала привлекая внимание. Хальченко положил револьвер на дно телеги, одел наушники и взял микрофон.

— Слушаю!

— Что ты там слушаешь? Позывные забыл?!

— Виноват…

Оператор говоривший в наушниках продолжил:

— «Красный» будь готов перевести стрелку в положение три!

— Всегда готов!

Хальченко снял наушники, щелкнул выключателем, положил микрофон и взял вороненую сталь нагана. Во время всего разговора он не спускал глаз со стрелочника.

— А теперь, дядя, слушай меня внимательно.

И дуло револьвера вновь нацелилось на стрелочника.

— Ты сейчас переведёшь стрелку так чтоб состав пошёл в совершенно другую сторону, — револьвер диверсанта указал новое направление. Поднимешь флажок и сделаешь вид что все хорошо. А я буду за тобой следить во-о-он оттуда и если ты сделаешь хоть что-то не так, то я выстрелю тебе прямо в башку…Понял?

— П-п-понял…

— Вот и умничка,- сказал Хальченко и нажал на спусковой крючок. Полевая рация, пронзённая пулей взорвалась фейерверком искр, пустила дымок умолкнув навеки.

 

Главный конструктор не мог понять в чем дело. Вроде бы все шло по плану, но почему-то его начали терзать смутные сомнения, когда наземная служба сообщила, что они не прошли контрольную точку для перехода на следующую фазу запуска. Хотя по его расчетам они её уже проехали.

— Товарищ Главный конструктор, разрешите доложить!

Почему-то очень официально обратился по-прежнему взлохмаченный Серёжа.

— Что случилось?!

— Павел Сергеевич, диверсанты подожгли мост!

Конструктор выглянул из паровозной будки. Прямо по ходу движения подвижного состава жирно дымя горел деревянный мост.

— Откуда у нас на пути мост?

— Павел Сергеевич, нас похоже перевели на другой путь…

Главный конструктор взял карту. Сомнений быть не могло они шли не по той железнодорожной ветке.

— Затормозить перед мостом не успеем, а если продолжим движение — можем рухнуть в реку. Мост деревянный и скорее всего не выдержит наш тоннаж… Шансы у нас не велики…

Главный конструктор подошёл к аппарату обеспечивающими связь с космонавтом, снял трубку, немного помолчал и скомандовал:

— Алёша, ключ на старт!

— Есть ключ на старт. Ответил голос в трубке.

Сергей бросился к другому аппарату и тут же скомандовал наземной службе:

— Протяжка один!

В трубке сухо подтвердили:

— Есть, протяжка один.

Сергей вытер рукавом пот проступивший на испачканном сажей лбу.

Павел Сергеевич, пошла протяжка.

— Алёша, начинаем продувку. И отведя трубку в сторону добавил.

— Попробуем проскочить…

— Других вариантов у нас похоже, что и нет. Почему-то виновато улыбаясь сказал Серёжа.

 

Азот под давлением продул топливные коммуникации ракетного двигателя очищая их от паров горючего и окисления. Системы ракеты работали как часы, выполняя все точно и слаженно.

— Серёжа, давай вторую протяжку.

— Есть!

Ветер принёс в кабину запах гари и надвигающуюся смертельную опасность.

— Ключ на дренаж!

Скомандовал Главный конструктор глядя как в дали пламя стремительно пожирает мост.

Дренажные клапаны закрылись перекрывая ход испаряющегося жидкого кислорода. И белые облачка, окутывающие ракету окончательно замазал ветер несущий чёрную гарь.

— Ну, что Серёжа с богом?

— С богом!

— Даю команду «Пуск»!

— Земля, я Орёл! Главный конструктор дал команду «Пуск». Сообщил помощник в трубку коммуникатора.

— Серёжа, поезд на холостой ход!

— Есть поезд на холостой ход! Павел Сергеевич, а как это?

Спросил Сережа держа в руках трубку. Конструктор покачал головой, подошёл к рычагу рукоятка которого была обмотана серой тряпкой потянул за него. Потом укоризненно глядя на помощника вернулся к аппаратам связи, решительно выдохнул и скомандовал:

— Алексей, зажигание!

Космонавт повторил команду. И после небольшой паузы добавил:

— Поехали!

— Поехали! Повторил Павел Сергеевич.

— Поехали одними губами повторил Серёжа.

 

В этот же миг воспламенилось топливо в камерах сгорания. Ракетные сопла изрыгнули адское пламя и легендарному поезду ИС20-241 словно дали хорошего пинка. Горящий мост начал стремительно приближаться. Стрелка спидометра удивленно качнулась и поползла в красный сектор оставляя позади отметку в 185 километров в час. Колеса визжали выбрасывая фонтаны искр. Паровозный котёл стонал, как большой желудок которому не понравилась принимаемая пища.

Началась промежуточная, а затем и главная фаза набора тяги двигательной установки.

Скорость возрастала с геометрической прогрессией.

Паровозные датчики словно маленькие хлопушки поочередно лопались сплёвывая стеклянное конфетти. Ветер ворвался в кабину и выдул все звуки оставив только собственный вой. Главный конструктор и его помощник легли на пол паровозной кабины закрыв голову руками.

В этот самый момент подвижной состав изрыгая пламя из всех ракетных дюз влетел в огненное море пылающего моста. Павел Сергеевич и Сережа почувствовали толчок, говорящий о том, что произошёл отрыв ракеты от стартового стола.

И в трубке, болтающейся на шнуре, захрипел голос начальника наземной службы:

— Я Земля, я Земля, как слышите, есть контакт подъема, повторяю, есть контакт подъёма!

Но его никто не слышал.

Из дыма и пламени взметнулся белоснежный корпус ракеты и по касательной устремился к горизонту плавно набирая высоту. Стреловидный корпус ракеты поднимался все выше и выше. Еще чуть-чуть и …

Космический корабль, созданный руками инженеров и техников пронзил стратосферу земли и вышел в космическое пространство неся на своём борту первого космонавта Земли.

 

 

Обломки моста и стартовой площадки, объятые пламенем рухнули вниз в холодные воды реки Илим, подняв фонтан брызг и пара.

После взлета ракеты сцепка автоматически разъединилась и освобождённый ИС20-241

проскочив пылающий мост словно огромная стальная пуля понёсся по железнодорожной ветке на встречу неизвестности.

Главный конструктор преодолевая перегрузки вызванные небывало большой скоростью, поднялся к коммуникатору подхватил болтающуюся на шнуре трубку и перекрывая шум ветра и грохот колёс крикнул:

— Земля, Земля я Орел. Доложите обстановку!

Но трубка была мертва. Связь отсутствовала.

— Мы вышли из зоны действия наших приемников. И Главный конструктор повесил трубку на рычаг.

С пола медленно встал Сережа и осмотревшись спросил:

— Мы запустили первого человека в космическое пространство? Ура?

— Пока рано радоваться! Нам надо ещё остановить наш паровоз! А потом все перепроверить и только потом радоваться!

Главный конструктор взял карту и повёл пальцем по линии их предполагаемого движения.

— Нам несказанно повезло, мы оказались на новой ветке байкало-амурской магистрали.

— Это же очень далеко от места предварительного старта…

Сказал Сергей, заглядывая через плече Главного конструктора.

— Но только не при нашей скорости…

 

«Кукурузник» старательно тарахтя моторчиком плыл в безоблачном пятом океане, а под ним расстилалось бескрайнее море тайги.

Пилот биплана что-то усердно искал вглядываясь в горизонт и время от времени «ложился на крыло» осматривая зеленый массив тайги. «Ан- 2» летел над железным полотном, отбрасывая свою серую разлапистую тень.

— Вон! Вон там!

Прокричал Хальченко выглядывая из кабины второго пилота. На голове у него была шапка ушанка с оторванной звездочкой и лётческие очки.

— Что, случилось мой маленький друг?

Отозвался пилот в чёрном смокинге с элегантно повязанным белым шарфом.

— Я вижу дым!

— Что?

— Я вижу дым!

-У нас что-то горит?!

— Паровозный дым. Скорее всего это они!!!

Тот что был в смокинге стал крутить головой пытаясь обнаружит дым. Наконец ему это удалось и самолет поменял направление полёта устремившись к искомой цели.

— Готовь бомбы!

— Что?

— Я говорю — готовь бомбы! Сейчас мы разбомбим этот чертов поезд!

— У меня здесь ящик и чемодан, — ответил Хальченко осматривая дно кабины. Где бомбы?

— Бомбы в ящике! Передай мне кейс.

— Что передать?

— Кейс!

— Кекс?

— Чемодан дай мне! Только аккуратно…

Обтянутый чёрной кожей кейс Хальченко услужливо протёр тряпочкой и передал пилоту. Тот принял кейс и ободряюще улыбнувшись покричал:

— За все ваши труды и страдания мы щедро вас возблагодарим! Только нам нужно догнать поезд.

— Мистер… э…э…

— Джеймс

— Мистер Джеймс, ведь они запустили космонавта?! Зачем их уничтожать?

— Запустить то запустили, но его ещё нужно снять с орбиты. И если возникнут проблемы, то они вряд ли смогут их решить без своего Главного конструктора. А проблемы возникнут, правильно я говорю Майкл?

— Так точно! Значит мы должны ликвидировать Главного конструктора и помешать приземлению космонавта.

— Молодец, ты очень ценный и важный сотрудник!

— Служу своей новой родине!

—  Будь готов кидать бомбы, мы кажется догоняем этого угольного монстра.

Самолёт сделал вираж и зайдя в лоб паровозу пошел на снижение.

— Майкл, приготовься!

— Слушаюсь, Джеймс!

— Давай!

— Кидать?

— Кидай!

— Джеймс, я забыл спросить, здесь нужно за что-то дергать или просто кинуть и все?..

— Просто кидай!!!

Биплан понёсся над поездом. Потом из него с раздирающим душу свистом полетела ручная авиабомба и упав в лесу с грохотом взорвалась не причинив поезду ни малейшего вреда.

— Мимо! Но ничего. Майкл, сделай поправку «на ветер», бомбу уносит левее, значит кидай с запасом! Слышишь?!

— Что?

-Я говорю кидай с поправкой «на ветер» !!!

— Понял! Дергать точно ничего не надо?

— Нет, просто кидай.

Ещё один вираж и самолёт опять пошёл на снижение.

— Раз, два, три… Ну же! Бросай!

Хальченко что есть силы метнул бомбу из своей кабины, бомба ударилась об плоскость крыла и отскочив полетела вниз. Далеко внизу грохнул взрыв, который повалил несколько сосен не затронув при этом ни поезд, ни железнодорожное полотно.

— Fuck! Майкл, почему ты не бросил бомбу на раз, два, три?!!

— Я думал, что нужно на раз, два, три и пошёл…

— Что???

— Я говорю: я думал, что нужно на раз, два, три и пошёл!

-Куда пошёл?

— Ну, в смысле «пошёл» — кидай!..

И Хальченко продублировал сказанное им руками, имитируя бросок бомбы.

— Oh my God…

— Что?

— Ничего…

— Всё-таки нужно что-то дергать?

— Ничего не нужно дёргать!!! Майкл, соберись. Осталось две бомбы!

— Виноват. Сейчас все сделаю в лучшем виде…

— Запомни, сразу кидай бомбу, как только я крикну «кидай»!

— Кидай?

— Кидай!

В тайге грохнул взрыв.

— Ма-а-а-а-йкл!!! Что это было?!!

— Это было ваше приказание…

Английская ругань накрыла глухой таежный край. Самолёт взвился ввысь и оттуда ушёл в пике.

— Внимание! Приготовься!..

 

Биплан стремительно приближался к своей цели. И вот когда до броска ручной авиабомбы оставались считанные секунды в воздуховод самолета попала большая чёрная птица. Скорее всего это была ворона, но разглядеть никто не успел. Мотор биплана кашлянул, словно человек поперхнувшийся едой, загорелся и выпустив шлейф чёрного дыма заглох. Джеймс сразу рванул штурвал на себя, поднимая машину вверх. Но он не учел встречный ветер. «Кукурузник» задрало вертикально, и он свечей взмыл вверх. На секунду завис неподвижно, словно залипнув в голубом сиропе неба, а затем уступая притяжению земли опрокинулся назад, и сделав «мертвую петлю» ринулся к земле.

В тот миг, когда самолёт перевернулся вверх колёсами из кабины вывалялся не пристегнутый Хальченко. Он выпал и стремительно понёсся вниз крепко держа в руках последнюю авиабомбу. Падая он успел подумать, что тайга очень похожа на толстую, выкрашенную в зелёный цвет, женскую попу, которую разделила на две половинки Байкало-амурская магистраль…

 

БУМ-БАМ! БА-БАХ!

 

12 апреля в 9.30 минут по московскому времени Ракета-носитель с кораблем «Восток» на борту, которого находился Алексей Громов, была запущена с Байкало-Амурской магистрали. После 108 минут полёта Громов успешно приземлился в Саратовской области, неподалёку от посёлка имени Энгельса.

Главный конструктор, на удивление всех служб, добрался от точки старта до Семигорска за 53 минуты и 18 секунд.  Он приехал на легендарном ИС20-241, который, если честно сказать, уже еле дышал. Но мало того он и его помощник Сергей Воронин смогли взять в плен, контуженного при падении «кукурузника», шпиона-диверсанта. Правда диверсант Джеймс сумел потом сбежать, но это как говориться, уже совсем другая история…

 

 

Прошло время и ракеты, созданные инженерами и техниками стали бороздить космическое пространство так часто, что для всех жителей Земли это стало обыденной нормой. Но тот, первый, горизонтальный взлёт останется в истории навечно. И как дань этому научному подвигу космические корабли готовые к полету в межзвездном пространстве, отправляются к своей стартовой площадке по рельсам…

 

Тёплая летняя ночь. В одинокой луже отражается шероховатый купол звездного неба. Тихо, безветренно и кажется, что космос уже повсюду. Мальчишка в отцовской кепке, повёрнутый козырьком назад, опустив голову внимательно смотрит в бездну, полную звезд. Лужа большая и заезд в ней так много, что даже нет смысла их считать, а вот на сколько глубока эта бездна мальчишка хочет узнать. Ещё секунда и он, шагнет в черноту бесконечности… Но резкий гудок дремавшего неподалёку локомотива заставляет мальчишку вздрогнуть. Он отступает к старому дощатому забору, на котором поблескивают стеклянные банки.  Неровный частокол досок служит универсальной сушилкой. Посмотрев на разнолитражную выставку мальчишка, представляет, что это герметичные шлемы, приготовленные в шлюзе космического корабля, для выхода в открытый космос. Он снимает кепку, берет трехлитровый «шлем», ставит себе на голову. Шумно дыша, словно воздух проходит через систему жизнеобеспечения скафандра, мальчишка подходит к краю лужи, смотрит в её звездное нутро и делает решительный шаг в неизвестность…

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Мы будем благодарны, если вы потратите немного времени, чтобы оценить эту работу:

Оцените сюжет:
0
Оцените главных героев:
0
Оцените грамотность работы:
1
Оцените соответствие теме:
0
В среднем
 yasr-loader

Важно
Если вы хотите поговорить о произведении более предметно, сравнить его с другими работами или обсудить конкурс в целом, сделать это можно на нашем Форуме
1

Автор публикации

не в сети 1 год

Inkognito

890
Как мы можем требовать, чтобы кто-то сохранил нашу тайну, если мы сами не можем её сохранить?
Франсуа де Ларошфуко (1613–1680)
Комментарии: 0Публикации: 456Регистрация: 07-07-2019
Понравился материал? Поделись им с друзьями

3
Оставить комментарий

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
Войдите или зарегистрируйтесь с помощью: 
3 Цепочка комментария
0 Ответы по цепочке
0 Последователи
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
  Подписаться  
Уведомление о
Grold
Автор

Вот это мне повезло. Сниму сливки первым. Ну, прямо по тяге: первый запуск в космос с первым человеком…
Рассказ в духе советского абсурдизма. Из забугорного отмечу лишь умного ворона. Или ворону. Сноу, Сноу… Зерно, Зерно. Всё остальное нашенское до упора и угрюмости.
Главный злодей гротеск и узколобость. Силился вызвать в себе хоть какой-нибудь отклик от жирных баб с (см.выше) попами, выкрашенными краской и колышущиеся пляской, но не смог. То ржач пробивал, то здоровое отвращение.
Запустить ракету с поезда по ветке БАМ — это крутяк! Не, ну это ж конкурс фантастических рассказов. Потому, смело.
Я как бы служил на Байконуре в роте охраны. как раз охраняли ракету. Не чета «Востоку», понятно, но всё же. Даже во времена советского бардака и пофигизма появление диверсанта и тем более его эволюции — это запредельно.
Но жанр абсурдизма позволяет космическую площадку расположить и посреди тайги, ведь правда? А там, под кедриком, потом за сосёнку, а где и пластуном, глядь, а вот и гладкий бок ракеты. Гадь сколько душе влезет.
Огня, конечно, мало. А поезд с горящим мостом — ну так «Неуловимые мстители» и полтонны спагетти-вестернов на то есть. Картинка вставляется замечательно.
Плюс заход на полку альтернативной истории.
Голые птицы. Из не отвратительного представляется исключительно упитанная куриная тушка, все остальные образы вызывают омерзение.
Динамика прошла как-то мимовато. Нагружено много, потому и не сыграла.
В общем было весело. Как неуклюжий пляс крепко поддатого дальнего родственника на шумной свадьбе: событий много и позора негусто. Потому что можно и дозволительно.

Я бы так писать не решился. Много гарблей. Чопорники разобидятся насчёт неГагарина. Физики зашпыняют цыфирью насчёт стартов с поезда (старты, слышал, были и есть, но вот размеры дуры запускаемой…) Лирики и особы противоположного пола (в основном) подожмут губки — где характеры, где любовь, где поступок. Эротоманов от фантазий Жени Хальченко хватит приступ макаронного бессилия. В общем, скользко.

Хотя, если для поржать и запутать… я мог бы написать в подобном ключе.

2
Алёна
Автор

Сюрно, даже с перебором, но это интересный сюр. Не уверена, что полностью соответствует теме конкурса, но… Почему бы и нет?

0
mechtech
Автор

Ну что тут сказать? Здорово! Очень здорово! Повеяло «фандоринианой» (а я поклонник такого чтива), такой размашистой фантазией.
Даже обилие пунктуационных ошибок не испортило впечатления. Хотя, конечно, автор мог бы уважить своего читателя. Да где-то проскакивает Халченко вместо Хальченнко.
Слог смачный, яркий. Диалоги хороши. Верю в историю.
Последний абзац, возможно, лишний.

Спасибо автору за классную историю!

0

Текущие конкурсы

Дни
Часы
Минуты
Всем спасибо! Прием работ на конкурс завершен. Рассказы участников доступны для чтения, начинается работа судей.

"КОНЕЦ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА"
до окончания приема работ осталось:

Дни
Часы
Минуты
Всем спасибо! Прием работ на конкурс завершен. Рассказы участников доступны для чтения, начинается работа судей.

Последние комментарии

Больше комментариев доступно в расширенном списке

случайный рассказ последнего конкурса

В поисках следов дракона

В поисках следов дракона

Бартоломео Юстас, молодой студент, мечтает изучать историю и открывать тайны прошлого. В университете он знакомится с профессором Августом, который незаметно вовлекает его в череду странных событий, которые ключевым образом изменяют …
Читать Далее

случайное произведение из библиотеки

СТРЕЛОЧНИК

СТРЕЛОЧНИК

А вы знаете, большинство людей крайне примитивны. Почему? Ну хотя бы потому, что не хотят сами знать, что происходит в обществе, а сознательно и охотно …
Читать Далее

Поддержать портал

Все меценаты попадают на страницу с благодарностями

Авторизация
*
*
Войдите или зарегистрируйтесь с помощью: 
Генерация пароля