-- - + ++
— Мама, мама, смотри какая прелесть!

Десятилетняя Анжела бежала к Наташе, радостно улыбаясь и чем-то размахивая. Увидев находку девочки, Наташа от неожиданности взвизгнула – пальчиками дочь сжимала большого, двадцати-двадцати пяти сантиметров в длину, оранжевого слизня.

— Брось сейчас же!

Анжела послушно отпустила моллюска и сунула пальцы в рот:

— Фу, щиплется!

— Так, это что такое. – Наташа всплеснула руками, — А ну быстро рот полоскать и руки мыть! Сколько раз говорила – не облизывай грязные.

Наташа направилась вслед за дочерью к дачному домику, махнув по пути мужу:

— Витя, иди посмотри какую дрянь Анжелка притащила. Не иначе от соседей приполз. В сети предупреждали, что по Подмосковью появились эти слизняки испанские. Кошмар просто!

Виктор как раз вынес к беседке шампуры и кастрюлю с мясом. Взяв щепку, он героически зашагал к ограде:

— Где он там, слизень ваш?

— Не пропустишь, он яркий, – Наташа брезгливо на ходу пошевелила пальцами в сторону свежих грядок.

Моллюска Виктор действительно увидел сразу – тот бодро полз ему навстречу, уже дефилируя по асфальтированной дорожке к дому. Скорость передвижения впечатляла – не скажешь, что это улитка. Да и размером существо обижено не было. Как это его с такой окраской еще птицы не склевали!

Виктор придавил слизня щепкой, останавливая:

— Тормози, братан. Тут тебе не рады. Давай-ка обратно, к соседу.

Вспомнилось недавнее сообщение в социальных сетях, что Москву и Подмосковье заполонила новая гроза урожая – испанские слизни. Ярко окрашенные брюхоногие моллюски считались крайне прожорливыми и оказались случайно завезенными из Европы. Этих вредителей называли еще красными придорожными или лузитанскими слизнями. Будто из фильмов ужасов они многотысячными колониями наступали на дачников. Жрут все, что не приколочено: листья, ягоды, цветы, друг друга. Птичьи гнезда разоряют. Размножаются быстро – до четырехсот яиц за сезон самка откладывает. Да еще и паразитов на себе могли переносить. Так что руками их брать не советовали. Привет нам из Европы вместе с грунтом и растениями! Только вот не говорили, что они такие огромные!

Виктор подцепил моллюска щепкой и отшвырнул к ограде. Потом чертыхнулся – зачем перекидывать. Раздавить надо было гада, да и все. Он направился вслед за слизнем, намереваясь разобраться с монстром раз и навсегда. Как направился, так и замер – с соседнего участка прямо на его таким трудом ухоженные грядки полз целый рыжий ковер.

— Какого черта!

Виктор тупо поднял голову на стайку ворон, которые сидели на соседнем дереве и молча смотрели на россыпь слизняков. Смотрели, но ни одна не попыталась полакомиться изысканным яством.

— Вы обалдели? — Виктор попытался вразумить ворон, но те его нагло игнорировали. Виктор кинулся за метлой, намереваясь хоть как-то противостоять незваным гостям, — Наташа, помогай. Тут…

Навстречу ему неслась Наташа, держа в руках дочь:

— Витя, «скорую», быстро!

— Папа. – Анжела слабо протянула руку, сделала судорожный вздох и потеряла сознание.

Наташа вытаращила на мужа полные слез испуганные глаза:

— Что стоишь?!

Виктор выхватил у нее из рук бесчувственную дочь и бросился к машине:

— Садись. Так быстрее.

Он уже укладывал Анжелу на заднее сиденье, как Наташу прорвало – она всхлипнула и протяжно заскулила, впадая в истерику:

— Она же только что руки мыла и щебетала там, в кухне… А потом… Потом.. Говорит, сердце болит… И как захрипит…

— Садись! Быстро!

От крика Наташа дернулась и бросилась к дочери, на заднее сиденье машины. Виктор резко рванул с места, на ходу набирая номер ближайшей больницы. Черт бы побрал эту дачу! Все хорошо – природа, благодать, тишина. Если бы не отсутствие цивилизации… Скорая ни черта не доберется вовремя! Ни Наташа, ни Виктор, конечно же, не обратили внимание, как самый резвый слизень воспользовался минутной задержкой Наташи и заполз ей на ногу, надежно цепляясь за туфлю.

Территорию опустевшего дачного участка заполонила волна оранжевых крупных брюхоногих моллюсков. Немалая часть их собралась вокруг разливающейся из опрокинутой «полторашки» лужи пива. Слизни принялись с энтузиазмом поглощать сладковатую жидкость. Остальные особи рассыпались по участку: одни полезли на деревья, где в гнездах тревожно заверещали птицы, предчувствуя угрозу, других привлекли сладости на столе в доме, третьи удовлетворились новыми всходами на грядках. Ярко-оранжевые моллюски без раковин чувствовали себя абсолютными хозяевами территории.

 

* * *

В больнице творился форменный кошмар. К приезду странные симптомы появились у Наташи. Уже подъезжали к приемному покою, когда Наташа схватилась за грудь, жалуясь на сильное сердцебиение. Через несколько секунд лицо ее посинело, появилась сильная одышка, и жена просто потеряла сознание.

Наташу и Анжелу тут же унесли, а Виктора дальше входа и не пустили. Во дворе обнаружилась целая толпа людей со всей округи, которые привезли своих близких со сходными симптомами. Никто не добился от врачей никаких объяснений. Мало того – на территорию въехало две машины, полные вооруженных полицейских, которые ненавязчиво заняли позиции у входов в здание больницы.

Рядом с Виктором на лавочке сидел невысокий толстячок в очках с безучастным лицом. Глаза его были красными, губы дрожали.

— Вам что-нибудь известно? – осторожно поинтересовался Виктор.

Толстячок мотнул головой:

— Говорят, какая-то эпидемия. У вас кто?

— Жена и дочь. Вовремя успел. Сейчас должны заниматься.

Толстячок зыркнул на Виктора и нахмурился:

— Это ведь их выносили из вашей машины?

— Да. А что?

Мужчина поджал губы:

— Не знаю. Просто спросил. Я тоже привез жену. Без сознания. Но я опоздал. Мне сказали, что если привозят человека без сознания. Значит, он уже мертв. А если с симптомами – скоро умрет.

Виктор вскочил:

— Ты… Вы что несете! Как это?.. Что это?.. Как вы можете?

— Не кричите, молодой человек. Вам лучше поговорить с врачом. Я – так, просто посторонний. Только вы не скоро увидите кого-то из медиков. Каждый из присутствующих здесь привез одного-двух человек. И еще скорые были. Там сейчас полная больница трупов. Потому и полицию подтянули. Никто не знает что делать. И вряд ли медики сейчас выйдут к этой толпе – растерзают… Извините…

Толстячок поднялся и понуро поплелся прочь, тяжело шагая.

Виктор кинулся к дверям больницы. Ему тут же преградили дорогу полицейские:

— Стойте, мужчина. Туда пока нельзя.

— Пустите. У меня жена и дочь.

— У всех там кто-то. Не мешайте врачам работать.

Полицейский упрямо стоял на пути Виктора, поглаживая автомат.

Виктор бессильно отступил, потоптался на месте, сел в машину и закурил. Он решил стоять и ждать тут столько, сколько понадобится. Рано из поздно ситуация прояснится и он будет первым, кто узнает хорошие новости.

На пассажирское кресло неспешно выполз оранжевый крупный слизняк. Виктор чуть сигарету не проглотил от возмущения. Эти твари мало того, что его дачный участок оккупировали, так и на машину покусились! Да и все ужасные события последнего часа у него ассоциировались с этим дурацким нашествием моллюсков. Виктор схватил слизняка и вышвырнул в окно.

«Надо будет все-таки пойти и раздавить эту гадину» — мелькнуло в голове. Пальцы неприятно защипало – слизь попала в царапины от дачных работ. Виктор попытался вытереть руку о сиденье, но рука вдруг начала неметь. Неприятное ощущение быстро распространялось вверх. Сердце бешено застучало, в горле перехватило дыхание. Виктор закашлялся дымом, но кашель быстро перешел в хрипение. Сердце уже не стучало, а хаотично билось в грудной клетке, норовя выскочить, мешая сделать вдох. Виктор хотел открыть дверь, но онемение охватило уже все тело, сил не было даже позвать на помощь.

«Мерзкий слизняк» — последняя мысль пронеслась, унося с собой сознание мужчины в липкую, как слизь, темноту.

 

* * *

Тимур Байкеев проснулся сразу, как от толчка. Сна ни в одном глазу! На часах светилось три ночи. Рядом мирно сопела супруга. Тимур попытался, зажмурив глаза, вернуться в объятия морфея. Куда там! Привет, бессонница! Из приоткрытой форточки приглушенно доносилась какофония звуков: сирены скорой, какая-то ругня, плач. Авария там что ли во дворе? Обычно в их спальном районе в такой час тишина мертвая. «Ладно, позже разберусь», — решил Тимур.

Байкеев тихонько вылез из постели и направился в туалет. Зря, что ли, проснулся – хоть нужду справит. Неужто годы уже подпирают?

Тимур уже собрался было воспользоваться услугами унитаза, как сверху что-то шлепнулось прямо в воду. Байкеев поднял голову – решетка вентиляции оказалась сдвинута в сторону, приоткрывая неширокую щель. «Собирался же приклеить, да все руки не доходили, — Тимур покачал головой. — Вот и память подводит. Точно – возраст!».

Взгляд Байкеева спустился в унитаз – там плескалось омерзительное чудовище: огромный ярко-оранжевый слизень. Таких крупных особей, да еще столь яркого цвета, Бакееву видеть в жизни не приходилось. Он, человек городской, и обычных маленьких серых слизней, встречавшихся на даче, терпеть не мог. Тимур явственно осознал, что это «нечто» вывалилось из вентиляции. «Только такой дряни мне еще не хватало». Он спустил воду, отправляя моллюска в канализацию. Затем принес из кладовки клей «Момент» и приклеил пластиковую заглушку-решетку на вентиляционное отверстие. «Больше оттуда ничего не полезет». Тимур на всякий случай проверил решетки в ванной и кухне, но те были надежно фиксированы. В свете лампы на стене туалета сверкнула слизью полоса. Присмотревшись, Тимур заметил влажный след, тянувшийся по стене от вентиляции, затем по полу, исчезающий в темноте комнаты. «Еще один гаденыш прополз. Только не в унитаз свалился, а спустился по стене. Видимо, еще раньше того, которого я смыл» — решил Тимур. Вздохнув, он натянул резиновые рабочие перчатки и направился с фонариком по следу. Природная брезгливость в душе протестовала, но найти эту мерзость нужно было обязательно – нечего пугать жену и дочь.

Слизистая дорожка привела в комнату дочери, которая мирно спала в своей кроватке. Из угла донеслось шипение и злобное рычание. Байкеев даже подпрыгнул от неожиданности, не сразу поняв, что такие звуки издает кошка дочери – Багира. Багира сидела, нахохлившись, превратившись в меховой шар и таращилась в темноту. Причина ее недовольства обнаружилась быстро – ярко-оранжевый слизень уже полз по подушке дочки, не обращая внимания на кошачьи завывания. Тимур схватил моллюска и отправил его в унитаз, вслед за первым. Вот так! А то расползались, понимаешь ли! Брать такое чудище даже перчатками оказалось противно.

Тимур принялся губкой оттирать жирный след от слизня на кафеле. Жену будить не хотелось, но и не оставлять же засыхать эти «тропинки». Впрочем, супруга, услышав манипуляции Байкеева с унитазом, уже встала.

— Тимур, у тебя простатит, что ли? – Лиана потянулась и скептически оглядела Байкеева. – Или приступ чистоплотности? В три утра-то! Ребенка разбудишь.

— Мама, — донеслось из комнаты дочери.

— Ну вот, пожалуйста! – Лиана тихонько вошла к дочери и оттуда донеслось приглушенное воркование.

Тимур покачал головой. Сколько там этих слизняков, в вентиляции? Надо будет утром позвонить в управляющую компанию и Роспотребнадзор.

— Тим, я что это на подушке у Насти? Она щекой впяпалась, — Лиана стояла в дверях и брезгливо трогала слизистый след. Тот еще не высох и слизь противно тянулась за пальцами. – Сопли, что ли?

Тимур чертыхнулся сквозь зубы – нужно было сразу убрать подушку.

— Лиан, к нам какая-то дрянь из вентиляции заползла. Слизень. Вон след на полу, не вступи. Сейчас протру. А подушку не успел убрать.

— Слизень? Фу. Он к Настюхе заполз? Мерзость, — Лиана сморщила нос. – Противно, аж сердце екнуло…

Диана, осторожно ступая, обошла слизистую дорожку.

Из комнаты Насти послышался кашель, перерастающий в хрип.

— Мама, папа, — голос дочери стал каким-то чужим, грубым, совсем не детским, с нотками панического ужаса.

Лиана бросилась к Насте, Тимур последовал за женой, пару раз неловко поскользнувшись босыми ногами на дурацкой слизистой дорожке…

 

* * *

Андрей Вересов устало откинулся в рабочем кресле. Мобильный лабораторный комплекс «ВЕКТОР-02МТ», развернутый на территории Московской области, вторые сутки пытался решить нетривиальную проблему – определить тип токсина нового брюхоногого моллюска. Как только со всей страны стали поступать сигналы о необычных смертях после контакта с «псевдоиспанским слизнем», в стране объявили режим биологической угрозы. Масштабно, на всей территории! Моллюск действительно оказался не красным придорожным слизнем, а новым, доселе невиданным видом. Пока эму дали наименование «псевдоиспанский слизень» и принялись интенсивно изучать в трех мобильных лабораторных комплексах и стационарных биолабораториях. Самым неприятным оказался тот факт, что слизь моллюска содержала крайне опасный нейротоксин. Одного прикосновения даже неповрежденной кожей достаточно было для получения смертельной дозы. Смертельной для всего живого, вследствие чего естественных врагов слизня в природе просто не оказалось и тварь, учитывая ее плодовитость и необычно высокую подвижность, быстро распространялась. Почти одновременно информация о похожих смертях и слизнях стала поступать из других стран Европы и Азии, а также Северной Америки. Ситуация приобрела масштабы общемировой катастрофы. И главное – невозможно было определить первоисточник. Откуда вообще появилось это чудовище?! Многие надеялись, что определение типа токсина сможет ответить на этот вопрос.

Андрей повернулся к своему напарнику:

— Черт! Не может быть! Батрахотоксин!

— Да ладно! – Сергей подскочил к рабочему месту Андрея, всмотрелся в результаты анализов и графики отчетов, — Твою… Даже не тетродоксин. Откуда он здесь?

— Не знаю. Пошли к Гаврилычу. Надо срочно объявлять биологическую тревогу.

— Подожди. Давай еще проверим. Хотя бы еще одного слизняка.

— Нет уж, и так времени сколько потеряли. Пусть мы лучше ошибемся, но сначала доложим. А уже потом проверим и перепроверим. Да и еще и в составе группы по биологическим атакам. И пусть биологи подтягиваются. Может, хоть что-то прояснят.

Андрей придвинулся к микрофону для связи с «горячей» зоной.

— Ребята, сворачивайтесь, у нас есть результат.

Девушка в костюме биологической защиты подняла большой палец вверх и кивнула напарнику в таком же костюме. Они аккуратно сложили контейнеры с биоматериалом в кейсы и уложили в хранилище. Зачем утилизировали материал в рабочей зоне, активировали полную дезинфекцию и двинулись на выход из зоны максимальной биоопасности.

 

Николай Гаврилович Поздняков, руководитель мобильной лаборатории, в который раз задумчиво перебирал распечатки и записи сотрудников. Экстренное совещание устроили дистанционно, по защищенным каналам связи, сразу со всеми лабораториями и председателем Правительства.

— Уверены? – председатель Правительства устало взирал на всех с экрана.

— Уверены, Михаил Аркадьевич, – кивнул Поздняков. – Другие лаборатории имеют аналогичные результаты, да и иностранные коллеги подтверждают.

— Батрахотоксин? Что это? Откуда вообще такое?

— Позвольте, я поясню, — включился в разговор Леонид Власюк, эксперт по биологическим угрозам. – Батрахотоксин – один из сильнейших ядов небелковой природы. Его еще называют «лягушачьим ядом». Он содержится в кожных железах некоторых видов лягушек-древолазов, обитающих, преимущественно, в Колумбии. Больше всего его у ужасного листолаза.

— Лягушки? Они-то тут при чем?

— Ни при чем. Тем более что они в дикой природе — исчезающие виды. Мало того – до сих пор неясно откуда у этих лягушек батрахотоксин. То ли он накапливается из-за поглощения токсичных жуков, то ли его вырабатывают бактерии-симбионты, то сами лягушки. Ни одной теории пока нет подтверждения. Так что выяснить каким образом у наших слизней появилась эта способность, не представляется возможность. Яд это страшный – в десять раз сильнее, чем тетродотоксин и в пятнадцать, чем кураре. А у слизня батрахотоксина столько, что одно прикосновение смертельно опасно. И адгезивные способности слизи таковы, что для проникновения в кровь царапины и ранки не нужны – токсин проникает прямо через кожу.

Михаил Аркадьевич был явно не обрадован новыми данными. Но Власюк продолжал подливать масла в огонь:

— Есть еще один фактор. Помимо батрахотоксина в слизи содержится некое вещество с нейро-паралитическим эффектом. После проникновения в кровь начинается прогрессивный паралич мускулатуры. Это уже не защитный компонент животного токсина. Это яд. Предназначенный для нападения. Для обездвиживая жертвы. Имеются случаи, когда слизни поедали людей. Особенно одиноких жертв или же в случаях нападения во время сна.

— Твари, попробовавшие человечину, уже не остановятся, – тихо прокомментировал Андрей.

— Один и тот же слизень сразу на всех континентах. Я не хочу нагнетать, но вы понимаете, что все это значит, господа? – поинтересовался Михаил Аркадьевич.

— Так точно, — кивнул Поздняков. – Создается впечатление, что ситуация создана искусственно. Своего рода, акт биотерроризма. Но уж больно он неуправляем. Да и требований что-то никто не выдвигает, хотя летальных случаев уже столько, что в пору вводить военное положение.

— Или же просто чьи-то эксперименты пошли не по плану и вышли из-под контроля.

Собеседники предпочли промолчать. Данные вопросы находились вне их компетенции. Это пусть чрезвычайная комиссия решает. Вместе с министрами обороны и внутренних дел.

— Хорошо, – Михаил Аркадьевич вернулся к компетенции специалистов, — ваши предложения. Антидот. Меры борьбы. Способы уничтожения.

— Антидота к батрахотоксину не существует, — Власюк бессильно развел руками. – Тем более при столь молниеносной клинической картине. Это абсолютный яд. Если человек прикоснулся  моллюску – он труп. Единственный способ спастись – не вступать в контакт со слизнем голой кожей. У лягушек-листолазов есть естественный враг – один из видов псевдокоралловых змей, выработавший устойчивость к яду. Но у наших слизней столько токсина, что, думаю, устойчивости этой не хватит. Остается уничтожать моллюсков физически. Собирать тварей в перчатках и сжигать. Использовать химикаты, огнеметы… Применять ловушки – как и испанский слизень, псевдоиспанский падок на пиво, можно привлекать и уничтожать…

— Ну а сами эти ваши лягушки? Они же устойчивы к своему яду? И змеи. Их можно как-то использовать?

— Змей использовать попробуем. Но концентрация яда такая, что их устойчивости, скорее всего, не хватит. А устойчивость лягушек считается единичной мутацией. Больше в природе такого не встречается. Как это воспроизвести лабораторно до сих пор не выяснили…

Совещание длилось до позднего вечера. А для председателя Правительства оно было лишь началом. Предстояла видеоконференции с Президентом, представителями силовых структур, зарубежными коллегами.

 

* * *

Влад в очередной раз поправил разгрузку, ощупал руками в тонких перчатках шлем, проверил не торчит ли из-под него воротничок. На прошлом выезде слизень завалился Конюхову за воротник – глупая неаккуратность стоила напарнику жизни. Влад всегда нервничал на выездах, несмотря на богатый уже опыт. Отряд быстрого реагирования занимался оперативной ликвидацией больших скоплений слизней. Малейшая оплошность, недооценка противника – и ты в холодном черном мешке. Так что лишняя проверка никогда не повредит. Говорят, скоро придут защитные костюмы по типу костюмов химической защиты. Интересно будет опробовать. Противохимические комбинезоны, конечно, надежны, но очень уж неудобны.

Машина качнулась на кочках и остановилась.

— Отряд, на выход, — капитан первый выскочил из машины и выстроил бойцов. – Значит, слушай все сюда. Вон там, — капитан махнул рукой, — местные обнаружили большую стаю слизняков. Движутся примерно в нашем направлении. Несколько тысяч особей. Движение медленное, жрут много. Так что работаем по стандарту: ловушка, приманка, добивание, контроль территории. Выполнять!

В воздух поднялись дроны, сканируя окружающую территорию, на мониторах наблюдения замелькали единичные метки слизней, выявляемые умной аппаратурой на основе инфракрасной картины и ферромонов слизи.

Команда быстро ликвидировала отдельных особей на пути к контрольной точке. Капитан наблюдал за показателями движения колонии слизней.

Влад вытащил два кейса и машины и двинулся вслед за группой. Он отвечал за приманку – уникальный ферромоновый коктейль, разработанный биологами. Что уж там ребята намешали – неизвестно, — но дрянь эта исправно привлекала слизняков со всей округи. А уж организованная стая однозначно на них пойдет. Влад очень любил свою новую работу. Чувствовал себя спасителем человечества. Человек – хозяин природы. Никакие там слизняки или вирусы с нами не справятся. Этот мир наш и мы всегда найдем способы справиться с любой угрозой. Да, поначалу слизняки наступали – активно размножались, проникали в канализацию, вентиляционные шахты, расползались по округе. По всему миру, заразы, распространились! Чуть паника не началась! Но люди справились – начали жечь моллюсков, давить, травить всяческими ядами. Химики разрабатывали какие-то уникальные коктейли, препятствующие размножению слизней. Твари оказались очень падкими на пиво – оно для них считалось настоящим наркотиком. Перли на него всей толпой! Так и придумали их ловить и массово сжигать. А потом еще и коктейли ферромоновые сделали, чтобы заманивать получше. Слизни, правда, тоже меняли. Есть перестали все подряд, человеченку предпочитали. Оно и понятно – вкусен для всяких паразитов царь природы! Но и мы не лыком шиты – тоже активно совершенствуем средства борьбы.

Отряд достиг контрольной точки – широкого участка, бывшего когда-то дачным участком. Здесь развернули во всю ширь мелкоячеистую металлическую сеть метров пятидесяти в радиусе. В центр сети Влад установил контейнер с приманкой. Отряд рассыпался, внимательно осмотрев территорию на предмет слизней, бойцы залегли на контрольных точках.

Капитан махнул Владу рукой – можно начинать. И Влад начал: активировал приманку. Контейнер раскрылся и округу наполнил нечувствительный для человека запах ферромонового коктейля.

Капитан с удовлетворением отметил как основная колония слизней замерла, а потом активно  ринулась в ловушку. Ферромон действовал всегда безотказно. И ловушка была экономичной – электрические разряды быстро поджаривали всю колонию. А кто из слизней выживал и подвергался воздействию низкочастотного электрического тока, — сходил с ума и принимался жрать своих соплеменников. Даром, что они и так были каннибалами! Тут главное было – вовремя разряд активировать, чтобы как можно больше особей колонии оказалось на поверхности ловушки. Для замедления самых прытких сетки имела мелкие шипы, препятствующие быстрому передвижению лидеров. Капитан с нетерпением погладил кнопку активации ловушки. Выезды эти начали порядком надоедать. Хотелось запереться дома с семьей и провести хоть одни выходные спокойно и мирно.

 

* * *

Леонид Власюк сидел перед десятком мониторов: на одних отображались последние расчеты, на других – данные с камер группы оперативного реагирования. Бойцы заняли позиции, стая слизней двигалась точно в ловушку, периметр был чист, не считая нескольких моллюсков-одиночек, тоже заползающих в ловчую сеть. Все шло стандартно, как обычно. Но что-то Леонида, тем не менее, беспокоило. Ситуация разворачивалась слишком стандартно.

Последние месяцы Власюк, будучи ведущим экспертом по биологическим угрозам и экзотическим животным, активно изучал особенности поведения нового врага человечества. Псевдоиспанский слизень оказался совершенно нетипичным животным. Словно не от мира сего. Странная мутация объединила свойства, а может и геном, брюхоногих моллюсков и земноводных, дав новый вид. Вид совершенный с точки зрения выживаемости, приспособляемости и охотничьих способностей. До сих пор Леонид считал самыми совершенными охотниками членистоногих. А точнее – пауков. Новый моллюск перевернул всю его картину мира. Особенно настораживала склонность к изменению поведения при формировании колонии. Власюк выдвинул теорию о появлении коллективного разума у крупных колоний слизней, но подтверждения пока не было. Подтверждением мог служить прошлый выезд оперативной группы, когда большая группа моллюсков, по сути, устроила засаду на бойцов. Они ухитрились спрятаться в густой листве и в коре деревьев, «случайно» испачкавшись грязью. В результате датчики разведдронов не смогли идентифицировать ферромоны и инфракрасную картину моллюсков. А когда отряд, направляясь к очередной колонии, проходил под засадой, массово упали сверху на людей. В результате нарушения техники безопасности на марше некоторым бойцам слизняки попали на открытые участки тела. Как результат – три трупа. Командование отказалось расценивать инцидент как спланированную диверсию. Никакого коллективного разума у моллюсков нет – таков был вердикт.

Власюк включил микрофон:

— Макс, скажи ребятам, чтобы были максимально осторожны.

— Принято. Что-то заметил? – капитан отряда с Леонидом никогда не спорил, полностью доверяя эксперту.

— Нет, предчувствие плохое.

Предчувствие тут же подтвердилось – на мониторах колония замерла и вдруг разделилась на три неравные группы. Одна, поменьше, продолжила движение к ловушке. А две другие, побольше, начали перемещение в стороны, по большим дугам заходя с флангов отряда быстрого реагирования.

— Макс, внимание, колония берет вас «в клещи».

— Черт, вижу! По ходу, прав ты, Лёня, умнеют они! Отряд, внимание, огнеметы к бою! Проверить снаряжение! Круговая оборона, держим фланги. Влад, давай барьер.

Отряд собрался на единственный открытый участок поляны невдалеке от установленной ловушки. Влад из рюкзака извлек четыре коротких штыря и воткнул в землю вокруг отряда. На штыри тут же «уселись» четыре разведдрона и развернули электромагнитную завесу. Теперь отряд оказался со всем сторон за стеной высокочастотного электромагнитного излучения, крайне нелюбимого слизнями. Люди стали для них практически неощутимы.

— Внимание, — капитан сжал удобную рукоятку портативного огнемета, — сейчас появятся.

С двух сторон из зарослей на поляну, метрах в десяти, действительно, выползли две большие группы слизней. Появились и замерли, наползая друг и на друга.

— Они вас не чувствуют, — почему-то шепнул Леонид в микрофон, — не двигайтесь. Пусть обратят внимание на ловушку. Малая группа колонии уже достигла ловушки и карабкалась к приманке.

Слизни двух других групп тупо стояли на кромке зарослей, словно сомневаясь.

Влад даже потом покрылся от нервов. Давно он видел столько слизняков. От перевозбуждения ноги его дрожали. Так дрожали, что земля, казалось, уходит из-под них. Или правда уходит?

Леонид неотрывно смотрел на необычную колонию. Слизни разделились и окружили людей. Да, они бессильны против нашей техники, но они учатся. Учатся и развиваются! Это прорыв! Однозначное свидетельство коллективного разума! Бинго! Этой записью он просто разорвет командование!

Власюк перевел взгляд на отряд Макса, намереваясь поделиться с ним своим открытием и замер: земля вокруг людей слегка шевелилась. Никто на это внимание не обращал – отряд также смотрел на слизней. А слизни… Слизни вовсе не пребывали в нерешительности, они ждали! Ждали второго акта диверсии!

— Макс, тревога, — уже заорал Леонид. – Они под вами!

Крик его совпал с завершающим ударом противника. Грунт под ногами спецназовцев осыпался, обнажая неглубокую яму, до сих пор удерживаемую несколькими слоями слизней. Крупные моллюски напрягали свои тела, сплошь состоящие из мышц, из последних сил, но удержали импровизированный купол ямы до нужного момента. До момента, когда весь отряд соберется в ловушке – единственной свободной полянке, позволявший хорошо контролировать периметр. Никто не ждал нападения снизу.

Люди провалились в подрытую яму почти по колено, увязая в рыхлом грунте вперемежку с раздавленными слизнями. Туда же провалились подрытые уже сейчас шесты с дронами, разрушая электромагнитную защиту. Две группы колонии слизней ринулись на людей, которые, чертыхаясь, пытались выбраться из западни. Кто-то, паникуя, полоснул из огнемета, зацепив товарищей и внося дополнительную сумятицу. К двум группам колонии присоединилась третья, проигнорировав приманку с ферромонами. Отряд быстрого реагирования за считанные секунды накрыл толстый ковер голодных и злых ядовитых слизней…

 

* * *

На стационарной околоземной орбите под защитным энергоколпаком медленно вращался корабль ксеноморфов. На капитанский мостик, влажно чавкая, вошел Капитан в сопровождении Помощника. Сегодня чавканье удавалось ему особенно хорошо, звучало солидно и уверенно, поскольку наступала завершающая фаза его работы. Капитан кивнул оперативному дежурному:

— Доложите результаты операции.

— Второй этап завершен. Паразитарные объекты образовали большие колонии и сформировали устойчивый коллективный разум. Преимущественным рационом питания у них стали люди. Все готово к третьей фазе.

— Лаборатория.

— Вирус готов к внедрению на планету. Геном стабилен, вирулентность запредельно высокая, инкубационный период — трое планетарных суток, симптомокомплекс геморрагической лихорадки развивается молниеносно.

— Доложите предварительные расчеты третьей фазы, Шестая.

— На первой фазе, после внедрения на планету вируса ZX-4, названного людьми COVID-19, часть населения морально дестабилизирована, нанесен урон экономически развитым странам. Люди относятся к стандартным для них карантинным мерам скептически. Вторая фаза — биологическая атака модифицированными моллюсками — успешно уничтожила около сорока процентов населения планеты. Паразитарные объекты готовы к дальнейшему распространению и уничтожению погибших людей, поскольку теперь предпочитают данную белковую форму жизни любой другой, что облегчает зачистку территории планеты. Третья фаза подразумевает внедрение в человеческую популяцию вирусного объекта, противостоять которому человечество не сможет в силу выраженного недоверия особей к своим лидерам и дестабилизации планетарной экономики. Ресурсы планеты не справятся с высокозаразной воздушно-капельной вирусной инфекцией с молниеносным геморрагическим синдромом. Капитан, ваш новый вирус, симбиотизированный из вирусов гриппа и Эболы, — просто шедевр!

— Спасибо, Шестая, ты мне льстишь. Подготовьтесь и начинайте внедрение. Мы и так тут серьезно задержались. Пора закрывать проект «человечество», он себя не оправдал, а планета нужна Консорциуму для дальнейших экспериментов.

Капитан повернулся к Помощнику:

— Свяжись с Материнской особью, брат, и скажи, что мы практически выиграли спор. Пусть проставляется, а то утверждала, что я не смогу провести зачистку планеты с развитой цивилизацией исключительно биологическим оружием из планетарного материала. Надо отметить наш успех!

Ксеноморфы хлопнули щупальцами и неспешно покинули капитанский мостик.

3
Войдите или зарегистрируйтесь с помощью: 
7 Комментарий
старее
новее
Inline Feedbacks
Посмотреть все комментарии

Текущие конкурсы

"КОНЕЦ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА"

Дни
Часы
Минуты
Прием работ завершен! Огромное спасибо за ваше внимание к нашему конкурсу. Все принятые рассказы опубликованы. Проходит этап судейского голосования.
Результаты зрительского голосования тут

Последние новости конкурсов

Последние комментарии

Больше комментариев доступно в расширенном списке
  • pavel_bubnov-gordienko на Люди — это заразно.Это мне решать, как с тобой общаться, тыкалка капслочная. За…
  • Grold на Люди — это заразно.А вот хамить не надо. ТЫ что и из литературной деятельности…
  • Grold на Время гонимыхБлин, а сердечко неактивно. Но знай автор, ты меня торкнул н…
  • Grold на Время гонимыхТвоё умение, автор, напоминает щланг под напором воды. Его в…
  • pavel_bubnov-gordienko на Люди — это заразно.Можешь свернуть свою рецку в трубочку, певец дуэтом. Автор с…

Последние сообщения форума

  • Мерей (Михаил Помельников) в теме Вести с полей
    2020-09-26 01:16:36
    Весёлая сказал(а) А как оно круто будет выглядеть лет через пять! Можно будет писать, не глядя, что там исправляет…
  • Весёлая в теме Вести с полей
    2020-09-26 00:55:15
    Бабка Терры! Круто будет звучать у Веселой на страничке))) А как оно круто будет выглядеть лет через пять! Можно…
  • Новичок в теме Вести с полей
    2020-09-25 23:27:39
    Alpaka сказал(а) Хвостатый, ты чего, чужие личности крадёшь помаленьку? Я безлик… в смысле симпатичен очень!
  • Новичок в теме Вести с полей
    2020-09-25 23:25:12
    Мерей (Михаил Помельников) сказал(а) За какие заслуги?) За кражу ромашек))
  • Alpaka в теме Вести с полей
    2020-09-25 23:12:48
    Я не понимаю прикола)) Хвостатый, ты чего, чужие личности крадёшь помаленьку?)))

случайные рассказы конкурса «Конец человечества»

Поддержать портал

Отправить донат можно через форму на этой странице. Все меценаты попадают на страницу с благодарностями

Авторизация
*
*
Войдите или зарегистрируйтесь с помощью: 
Генерация пароля