Охота


Зимний лес вздохнул и снова затих. Айна насторожилась, прислушалась: где-то сползла с еловой лапы в плотный сугроб шапка снега. Несколько раз перескочил звук от дерева к дереву, все тише, словно заметая следы. Лес играл с Айной, завлекал все дальше, давал надежду шевелением веток, звериными шорохами, но все оборачивалось обманом, пустотой.

Дома над Айной смеялись, говорили — неправильно так, чтобы женщина брала в руки копье, или лук со стрелами, или острый нож. Старики грозно хмурились и качали головами: негоже девке в лес ходить, накличет беду на все село, разгневает хозяина леса — не будет больше никому удачи в охоте.

Так и вышло. Зима в этот раз выдалась суровая и внезапная. Урожай не успел созреть, померзло все. Уходили охотники в лес и возвращались ни с чем или вовсе не возвращались. Плевали Айне под ноги, а то и в лицо, стороной обходили. Приносили жертвы лесному хозяину вечерами у костров, но Айну не подпускали, и в маслянистом блеске их глаз она видела — каждый из них в душе надеется, что она тоже однажды не вернется с охоты.

Только выбора у Айны не было. Когда отца медведь задрал, ей было лет девять, а матери она и не знала — поговаривали, что та от злого духа понесла и после родов дух ее в свое логово утащил. А Айну зачем-то оставил. Отец слухам не верил и Айну любил очень, потому, пока жив был, всему, что умел, научил. Вот и пригодилось, когда одна осталась, сберегло от нужды по чужим хатам ходить и побираться: и старцы, и ровесники Айну избегали, побаивались — а ну как в ней дух злой поселился. С тех пор и наведывалась в лес тайком, а как пришла беда голодная в деревню, отправилась на охоту открыто.

Шорхнуло по снегу снова, где-то совсем рядом, и Айна вскинула копье, заговаривая про себя сердце, чтобы шумом своим не спугнуло дичь. Принюхалась: появился среди морозно-хвойной пустоты запах теплый, животный. Айна припала к земле, совсем стала невидной и неслышной, пошла по зыбкому следу.

У берега замерзшей реки из-за широкого ствола виднелась чья-то темная шкура. Айна замерла, прикидывая, что за зверь мог там притаиться, задержала дыхание, занеся копье над головой, и бросила его в черневшую на снегу шерсть. Зверь дернулся, заскулил испуганно, и Айна в два прыжка оказалась там, куда упало копье, успев выхватить из-за пояса нож.

За деревом, скорчившись, лежал человек. Копье пробило брошенный рядом мешочек с припасами. Осторожно выглянул человек из-под пушистых обмоток на закрывавшей голову руке, и Айна удивленно выдохнула:

— Дохсун?

Не отвечая, Дохсун сел, прислонившись к стволу, гордо вскинул голову, будто не он только что испуганно свернулся калачиком под деревом, и тут же застонал сквозь стиснутые зубы. Айна присела рядом.

— Что с тобой, воин?

Сверкнув полными ненавистью темными глазами, Дохсун указал на вытянутую правую ногу:

— Соскользнул, к реке спускался. Сломал. Иди дальше, отдохну — без тебя справлюсь.

Айна рассмеялась звонко, так, что во вспугнутом этим звуком лесу ухнули еще несколько снежных шапок.

— Как же ты справишься, — Айна указала на небо, — вечереет скоро, а ты лежишь. Замерзнешь.

Нахмурился Дохсун, заходили желваки под раскрасневшейся на морозе кожей.

— Никому не скажу. Сам утром домой вернешься. А я дальше пойду.

До заката провозилась Айна: соорудила из палок защиту для Дохсуновой ноги, из еловых веток — небольшой навес, разожгла костер. Осталась сидеть у огня, пока Дохсун уснул. Ей самой не спалось: казалось, кто-то наблюдает из леса, ходит неслышно кругами, подбирается. Айна сжимала рукоять ножа, поблескивавшего в свете костра, прислушивалась, но кроме тяжелого дыхания Дохсуна ничего не было слышно. Иногда чудилось Айне, что видит она старика среди деревьев: то борода мелькнет, то улыбка его белозубая сверкнет. Временами и не старик виделся вовсе, а будто бы огромный седой медведь бродит среди черных стволов. С первыми проблесками рассвета не выдержала Айна, оставила спящего и углубилась в лес.

Когда вернулась, Дохсун уже не спал, топил снег у костра в глиняной чаше, напевая тихонько себе под нос старую песнь о храбром воине. Поднял голову, и глаза его стали большими и круглыми, как у рыбы. Айна улыбнулась и бросила ему одного из пойманных глухарей. Большая черная птица камнем упала в снег у ног Дохсуна, и тогда Айна заметила, что было не так.

— Ты как, воин, ноги под себя подобрал, разве не сломана твоя правая? — улыбка у Айны погасла, крепко легла рука на рукоять ножа. Но Дохсун оказался проворнее. Свистнуло в воздухе ярко, разошлась звериная шкура у Айны на животе, окрасилась бурым. Мягко упал в снег второй глухарь, и Дохсун сгреб обе тушки.

Айна зарычала от боли, и лес ответил. Страшный, раскатистый рев раздался у нее за спиной. Ломая редкие голые кусты, на охотников шел огромный медведь. Шкура его была серебристой от седины и снега, кое-где на лишенных шерсти проплешинах виднелись шрамы от глубоких старых ран.

Дохсун попятился, упал в сугроб. Айна схватила воткнутое в землю копье, покрывая алыми капельками снег. Копье оказалось тяжелее обычного, потянуло к земле дрожащие руки. И Айна крикнула Дохсуну:

— Бери дичь и беги, воин.

«Твои ноги быстры, — подумала Айна, — и людям надо есть».

Дохсун побежал.

Медведь остановился в нескольких шагах. Айна покачала головой и уронила копье. Силы покидали ее, расплываясь темными пятнышками на ярко-белом, но не страх занимал их место, а надежда: может быть, хозяин леса примет ее как дар от Дохсуна, и охота в деревне наладится. Медведь сделал еще пару грузных шагов навстречу, утопая в снегу, и Айна зажмурилась.

Несколько долгих мгновений чувствовала она на своем лице горячее медвежье дыхание, а внутри — тяжелые удары собственного сердца. А потом дыхание исчезло и кто-то засмеялся совсем рядом.

Айна открыла глаза.

Медведя не было, на его месте, среди глубоких когтистых следов стоял худощавый старик. Длинные волосы его серебрились и сливались с густой бородой, спадая ледяным водопадом на укрытую мехами грудь. Старик подмигнул Айне, и морщины вокруг его глаза стали похожи на солнце.

— Смелая ты, охотница, — сказал старик. — Упорная. Знаешь, кто я?

Айна кивнула: хозяина лесного узнать нетрудно.

— На тебя отец мой охотился, значит? — Айна опустила глаза.

— На меня, на меня. Тоже смелый был, только почтения в нем не было. 

— Злость была, — ответила Айна. — Мать мою в лес рожать повел, на твою защиту надеялся. Всю жизнь тебе посвятил. А ты не помог.

— А и никто бы не помог, — старик покачал головой. — Зачем в лес идти, если в родной деревне знающие люди есть? Затем, что отец твой никому добра не сделал, вот и не ждал. Человек, Айна, среди людей должен быть и на людей надеяться, а не на духов.

— Зачем же вы нужны тогда? — вскинула голову Айна.

— Чтобы повод был вечерами у костра собираться да истории чудные рассказывать, — рассмеялся старик. — Вставай, Айна.

Айна послушно поднялась на ноги, удивленно ощупывая живот: раны на нем не было, остался только порез на укрывавшей его шкуре, сквозь который к телу пробирался мороз.

— Идем, — старик развернулся и зашагал прочь. Айна молча направилась следом. — Ты, девочка, показала сегодня, что можешь то, чего отец твой не мог. Буду тебя дальше обучать.

Айна и старик углубились в лес, и тяжелые еловые ветви сомкнулись за ними. Закружился легкий ветер, заметая их следы.

К полудню добрался Дохсун до деревни, принес добычу. Обрадовались люди, обнимали охотника. Вечером пели у костра песни о храбром Дохсуне, который самого хозяина леса задобрил и от голода людей спас. Улыбался Дохсун, глядя в землю, и чудилось ему, что из темного леса за хатами глядит на него седой медведь.

Утром назавтра собрались охотники у края села и переглянулись — Айны среди них не было. Вечером вернулись счастливые — каждый с добычей, — но и тогда она не появилась. И выдохнули все с облегчением: сгинула вредная.

Поговаривали, правда, что видели ее в лесу, аккурат перед тем, как наткнуться на след. Некоторые, кто помоложе да понаивнее, даже поверили, что это Айна их на следы звериные наводит, а то и вовсе сама дичь к охотникам направляет. Злило это Дохсуна, и признался он, что Айну убил и медведю на съедение оставил. Ходили к тому месту всей деревней, ничего не нашли, но на всякий случай памятный камень поставили. А Дохсуна, хоть и снял он проклятие, стали в деревне сторониться.

До сих пор иногда в окрестностях той деревни в особенно лютые зимы видят легкую фигуру девушки с копьем и луком. Промелькнет она меж деревьев, и каждый охотник невольно улыбается — это Айна стережет его и указывает путь.


(Запись просмотрена 218 раз(а), из них 2 сегодня)
0

Автор публикации

не в сети 2 часа

Theo Korhonnen

82
Комментарии: 17Публикации: 1Регистрация: 23-01-2020

ТСДР (финалист)

Достижение получено 08.04.2020

Рейтинг: 50

Титул: Финалист

В условиях невообразимой конкуренции вы добрались до финала. Разве это не повод для гордости?

достижение выдается всем финалистам конкурса "Темные светлые духи Рождества"

Другие произведения автора:

Похожие произведения:

0

Просто быть человеком ... Автор: Алена

0

Юный пирокинетик ... Автор: Roma.Newman

0

Город спит спокойно ... Автор: nikolay.hripkov

Понравился материал? Поделись им с друзьями

15
Оставить комментарий

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
Войдите или зарегистрируйтесь с помощью: 
9 Цепочка комментария
6 Ответы по цепочке
0 Последователи
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
11 Авторы комментариев
Theo KorhonnenАлёнаМихаил ПомельниковЕлена БушаеваАнтон (Nvgl1357) Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
Уведомление о
Лирэль
Автор

Хорошая легенда получилась о смелости и подлости. Достойная работа. Удачи!

Михаил Помельников
Автор

Шикарная легенда! Особенно концовка. В сюжетном плане автор умеет и могёт. Браво! Но и поругать, разумеется, есть за что. Отец Айны, может, и хороший охотник, но очень плохой учитель. Что ж он не рассказал дочурке, что охотиться в одиночку с копьём — пустое дело. Посмотрел бы я, как она догоняла раненого зверя. Охота с копьём — исключительно групповое занятие. Да, у нее есть лук. Но пользовалась-то она другим оружием. Особенно ошарашивает тот момент, когда она собралась с медведем биться. Тут уж точно либо лук, либо смерть. Но за смелость ее можно только похвалить. Также ее диалог с хозяином леса абсурден.… Подробнее »

СашаОбыкновенный
Автор

Соглашусь, что логика у героев странная, либо очень уж хитроумная, не постигаю. Добавлю, что охотники, обрадовавшись исчезновению «вредной», почему-то «невольно улыбаются», видя ее в лесу. Очевидно, ожидают от вредной только добра. Любопытные у них представления о вредности.

пилигрим
Автор

Хороший рассказ. Читается легко. История интересная. Пара субъективных моментов: 1. Легенда о северных народах — поэтому слова «село» и «деревня» — выбивают из колеи. Проще заменить на «поселение». 2. «Ты, девочка, показала сегодня, что можешь то, чего отец твой не мог. Буду тебя дальше обучать.» — Что она показала? Храбрость? — так и отец её, как я понял, не был трусом. Почтение и уважение? — я не заметил. 3. «Дохсун сгреб обе тушки.» и «Вечером пели у костра песни о храбром Дохсуне, который самого хозяина леса задобрил и от голода людей спас. » — двумя тушками глухарей спас людей? А… Подробнее »

Весёлая
Автор

Так, сразу о главном и непонятном: мотивация героев. Зачем Дохсун притворился, что нога сломана? Выслеживал Айну? С какой целью? В рассказе он предстаёт совершенно трусливым типом. Трус не рискнёт рубануть другого. Попросту струсит. Для того, чтоб решился на убийство, нужна ооочень сильная мотивация. Куда посильнее пары глухарей. В рассказе она осталась где-то за кадром. И ещё значимый момент: зачем сам же на себя донёс? Повиниться – поступок нетрусливый. Так с какого вдруг Дохсун сам же себя и сдал? Отец Айны жену в лес рожать повёл, надеясь на помощь духов. Ладно, мужики тупят, бывает. Но сама роженица?.. Хозяин леса берётся Айну… Подробнее »

Grold
Автор

Даже не знаю за что отругать.
За стилизацию под легенды малых народов Севера? Так ребята, что повыше, уже претензию соорудили.
За нелогичность героев? Так тоже пресс прошёлся.
Все герои, как по мне, отдельно. Не складывается картинка. Этот, как его, так и тянет назвать Датсуном, чемпион по тупым поступкам.
Айна для изгоя слишком добра. тем более, что папаша ейный, «добра никому не делал». Блин, и как же он совестливую такую и положительную героиню вырастил? Извините, но бытие и социум реально определяют сознание.
Короче, не верю.
Но общая картина, если зажмурить один глаз, положительная.

N. Mer
Автор

Уважаемый Автор.
Если поработать над текстом и убрать все нелогичные моменты, о которых упомянули выше, получится очень приятный рассказ. Удачи Вам!

Антон (Nvgl1357)
Автор

Приветствую вас, уважаемый автор.
У меня два вопроса.
А?
И всё?
Стилистика хорошая. Завязку (или синопсис?) для интересной истории вы придумали — не останавливайтесь на достигнутом.
Успехов в творчестве.

Елена Бушаева
Автор

А мне всё очень понравилось)) Кроме одного: я не поняла, что у Дохсуна всё-таки с ногой. Айна же «соорудила из палок защиту для Дохсуновой ноги», т.е. лубок. Неужели бы она не заметила, что с ней всё в полном порядке? И вообще, зачем он симулировал? А если, как предположили выше, он её и выслеживал, чтобы убить, то зачем ждал, когда она уйдёт за глухарями, потом вернётся? А если бы не вернулась? Так что не думаю, что выслеживал. И нужно бы было отметить, что воин сидел у костра, поджав ноги. С лёту, прочитав, не задумаешься и не заметишь улику, но потом хлопнешь… Подробнее »

Михаил Помельников
Автор

Напрямую, да, не сказано, что хозяин леса убил охотника. Но мы знаем, что загрыз медведь. Айна, увидев, что хозяин леса может перевоплощаться в медведя, сделала предположение, на кого охотился ее отец. Старик предположение подтвердил. Вряд ли эта охота закончилась бы ничем для обоих оппонентов, ведь охотник имел большую мотивацию убить старика. А как мы, знаем, отца Айны загрыз медведь. Собираем пазл и-и-и… Мне кажется, что автор просто решил такими намеками дать нам цельную историю. Ибо если бы охотника загрыз сторонний медведь, то это выглядело бы не так красиво и складно в плане целостности истории, я думаю.

пилигрим
Автор

«Пилигрим, то, что не показал отец Айны — милосердие, оспаде. И то, что она думает о других».
Отец, который не проявлял милосердия, смог воспитать его в девочке, которая жила во враждебной среде, где все её чурались и считали изгоем, в замкнутом социуме, отрезанном от других поселений и исповедующем язычество — оспаде, как?
Пы.Сы. Макаренко нервно курит.

Елена Бушаева
Автор

Вопрос был «Что она показала? Храбрость?». Вот я говорю — милосердие. Ну ведь показала же. Далее ответ, как и Грольду, не стоит подходить к легенде с реалистической точки зрения. А то у меня тогда вопрос к двум здоровущим князьям Борису и Глебу, которые смеренно принимали своё убиение, ибо мученики и им так положено. Потом, нигде не сказано, что он не проявлял любви и милосердия к дочери. Ну, жил бирюком наособицу, людей не особо любил (тем более что они про его жену плели). Всё душевное тепло отдавал дочери. А что до КАК? — так потому они и стала хранительницей леса, что… Подробнее »

Алёна
Автор

Очень странная и нелогичная история.

Алёна
Автор

Так, что мы получаем? Прости убийцу своего отца (причем, в чем именно он провинился перед хозяином леса, остается неясным), отпусти своего убийцу и получишь вознаграждение. Ну, не знаю, не знаю. Христианская мораль у язычников — это как-то странно. Чем люди деревни заслужили такую верность героини? Почему она осталась им помогать, если ничего хорошего от них не видела? Она святая? Тогда ради чего становится кем-то вроде лесного духа? Нелогично всё это.

Отсчет времени

Прием работ на конкурс "Огненные элементы" заканчивается06.07.2020
40 дней осталось.

Отсчет времени

Прием работ на конкурс "Конец человечества" заканчивается31.08.2020
3 месяца осталось.

Последние комментарии

Больше комментариев доступно в расширенном списке

Случайный рассказ последнего конкурса

Как Митрофаныч Дедом Морозом стал

Как Митрофаныч Дедом Морозом стал

Светлые духи Рождества/Нового Года. После растворения предыдущего крайне непопулярного среди эльфов и у главного архивариуса волшебного новогоднего царства Деда Мороза Ларса должен явиться новый Дед Мороз. На его место в …
Читать Далее

Случайное произведение из библиотеки

Комната Манон

Комната Манон

Кристиан никогда не считал себя суеверным человеком, проблема даже не в его преклонном возрасте. Скептичный к таинственным предзнаменованиям и подсказкам судьбы — он человек, который …
Читать Далее

Рубрики

Поддержать портал

Авторизация
*
*
Войдите или зарегистрируйтесь с помощью: 
Генерация пароля