-- - + ++

Из дневника Аси:

«Дата: 20 августа 2030г.

Здравствуй, мой новый дневник. Меня зовут Ася. На самом, деле мое официальное имя Анастасия, но сколько себя помню, меня всегда звали Ася. Никто не хочет заморачиваться с длинным именем.

Август. Не люблю этот месяц. Почему-то все самые плохие события случаются именно в августе. Хорошо, что он заканчивается.

Я нашла тебя в разграбленном минимаркете с разбитыми окнами. Те, кто были до нас забрали все ценное. Я увидела тебя в груде сброшенных с полок и никому уже ненужных бумажных тетрадей. Вспомнила, что когда-то любила записывать свои мысли. Когда-то. В прошлой жизни…

В прошлой жизни — звучит непривычно, хотя тогда у нас была обычная жизнь. Сейчас понимаю, что у нас была самая замечательная жизнь. Такой уже не будет никогда. Иногда сомневаюсь, будет ли жизнь вообще. Не знаю. Стараюсь жить сегодняшним днем. Если сегодня не убили — и на том спасибо. «Спасибо» — странное слово, вроде оно означало «спасибо бог». А есть ли он? Разве бог позволил бы этим тварям расплодиться на нашей земле? Раньше я не знала, есть ли бог, теперь знаю точно — его нет. Есть только эти твари — иные или имитаторы — как мы их называем. И есть пока мы — люди. Надолго ли?

Пишу, чтобы не отчаяться совсем и не потерять себя. Нас с Дэном осталось двое. Двое из когда-то большой дружной семьи. Дэн — это Денис, мой младший брат. Надо все время перемещаться, чтобы иные не засекли нас. Они постоянно отслеживают людей и уничтожают. Поэтому надо двигаться…

Иногда хочется лечь и послать все к черту. Я устала прятаться, устала бороться за наши жизни. Но потом смотрю на младшего братика и понимаю, что он не виноват в том, что его сестра слабачка. Это заставляет меня подниматься и идти дальше…»

«Дата: 21 августа 2030г.

Я знаю, что люди пока еще есть. Да, иные заняли наши города. Да, они уничтожили почти всех людей. Но от нас не так-то просто избавиться. Мы для них как крошки от печенья на простыне: когда ты ешь в постели, поленившись дойти до стола, то потом сколько не стряхивай крошки, их становится больше чем было. Крошки крошатся еще больше и рассыпаются дальше, занимая еще большую площадь кровати. Так и мы, разбежались по лесам и другим глухим местам, шиш нас найдешь. Иные создали отряды зачищателей и теперь прочесывают леса, отслеживают нас беспилотниками, чтобы истребить оставшихся.

Чтобы победить имитаторов людям надо бы объединиться. Но весь парадокс в том, что нам нельзя собираться большими группами. Мы уже знаем из опыта, что большие группы людей слишком заметны для иных. У них есть телепатические способности. Не знаю, каковы механизмы их телепатии, но в процессе эволюции иные приобрели способность. Это коллективное сознание, и потому они умеют чувствовать большие скопления людей.

И мы стали одиночками. Живем миникланами, семьями — муж с женой, брат с братом, родители с детьми. Семьи и те редеют с каждым днем. От нашей семьи численностью в пять человек, нас осталось двое.

Мы иногда видим людей. Издалека. В чаще леса. Но мы не уверены — люди ли это. Мы сразу прячемся от них, и они тоже прячутся от нас.

Потому что иные создают новые способы уничтожения нас. На этот раз это гибриды. Вторая форма. Первая форма организмов потерпела поражение. Люди научились не только распознавать их, хотя они — точная имитация человека, но и уничтожать их. Стрелять по ним бесполезно, да и другие способы, приносящие вред обычному человеку, их не убивают, а только деформируют их на время, после чего они восстанавливаются снова. Их можно только сжечь. Хорошо, что многие люди вооружились лазерными пушками, изобретенными незадолго до вторжения иных на землю и изначально предназначенных для мирных целей, а не для уничтожения имитаторов. Эти пушки удобны тем, что компактны и почти не имеют веса. «Корпус из легкого жаропрочного пластикового композита, а начинка — пара микросхем. Все гениальное — просто», — так говорил о них мой отец, инженер по профессии. Единственный минус этих пушек … луч съедает много энергии.

Хочу еще много написать, но уже темнеет и я почти не вижу, что пишу. Пора искать безопасное место для ночлега».  

Ася сбросила с плеч рюкзак и вытащила из него свернутые в рулон солнечные батарейки. Хорошую полянку она нашла, здесь много солнца и при этом она скрыта со всех сторон густыми зарослями деревьев. Девушка расстелила пленку с пластинами аккумулятора в самом солнечном месте. Хорошо, что солнечные батарейки прозрачные и практически не видны с высоты, беспилотники их не засекают. Надо ловить каждый солнечный день, чтобы зарядить энергией тонкие пластины аккумуляторов. Они универсальные и подходят для всего: и для термоодеял, и для минипечи (костер разводить нельзя — дым слишком заметен), а главное — батарейки нужны для пушки.

Дэн ушел проверять силки и вернется не скоро, у нее есть пара часов на дневник, потом воздух прогреется и кузнечики повылезут из укрытий, тогда-то и нужно их ловить. Ася с братом запекали их как чипсы, запасались на голодные дни. От желудка шло приятное тепло, он переваривал утренних лягушек, которых им с Дэном удалось поймать у озерца.  

Девушка устроилась под деревом, скрывающим ее от дронов. Все это она теперь проделывала автоматически. Они с братом, как крысы привыкли прятаться и маскироваться везде, даже в самом безопасном, по их мнению, месте. Мало ли, береженого бог бережет. Ася раскрыла дневник и вывела мелким аккуратным почерком:

«Дата: 22 августа 2030г.

Пишу для тех, кто потом найдет этот дневник. Если со мной что-то случится, я не хочу, чтобы мои знания об иных исчезли вместе со мной. Считайте это инструкцией по выживанию в условиях войны. Да, войны. Иные объявили людям войну, и она длится уже третий год.

Это война за планету. Они хотят истребить людской род и заселитьземлю. Им нужны ресурсы нашей планеты. Оказалось, что она продходит им: они тоже питаются органикой, наш воздух пригоден для их дыхания, им подходит наша вода. А возможно, что они просто приспособились к условиям нашего мира. они очень живучие и быстро меняются. Однажды я видела, как они едят. На обочине лежал труп коровы и к ней подошел человек. Он начал деформироваться, пока не превратился в мерзкую вязкую жижу. Потом эта жижа обволокла тело коровы. Через какое-то время жижа опять обрела форму человека, а от коровы не осталось ничего – ни костей, ни шкуры.

Когда иные прилетели из космоса, никто и подумать не мог, что они могут представлять для нас опасность. Мне тогда было семнадцать лет, я училась в школе. На землю упало несколько небольших метеоритов. Помню, об этом говорили во всех новостях. Ученые, конечно же, взяли образцы для изучения. Нашли там споры клеток. Это была сенсация. Помню громкие заголовки «Ученые нашли внеземную жизнь» или «Мы не одиноки в космосе» и прочую чушь.

Потом выпал белый снег среди лета. Снег, который не таял. Это выглядело очень завораживающе: с неба медленно падали белые хлопья. Люди снимали это на видео и восторженно делились впечатлениями. Никто тогда не знал, что это проросли споры иных, разножились и распространились по всей земле. В первый год они наблюдали за нами, собирали нужную информацию, готовились имитировать нас.

После этого иные приступили к следующему этапу по завоеванию планеты. Всюду начали появляться странные молчаливые люди. Они прекрасно понимали друг друга без слов, поскольку общались телепатически. Молчуны проникли во все сферы жизни, даже заняли посты в правительстве и военных структурах. И очень скоро им бы удалось задуманное, но люди не насколько глупы, чтобы не заподозрить что-то неладное. Имитаторам пришлось действовать быстро и им удалось бы уничтожить людей, если бы не пришла зима. А зимы в России суровые и холодные. Оказалось, что холод — их главный враг.

Как говорил один ученый, встретившийся нам в первый год войны, иные — это не целый организм как мы, а колония разумных клеток. И они не теплокровные как люди, потому на холоде замедляются их движения и реакции. Помню, как отец очень подробно расспрашивал у того ученого об особенностях иных, чтобы знать их слабые стороны и уязвимые места. Чтобы знать наверняка, как их уничтожать. Жаль, что этот ученый не выжил, погиб при нападении имитаторов на наш отряд. Все же зима дала нам отсрочку, чтобы мы успели рассеяться в лесах и научиться с ними бороться. Мы успели вооружиться против них лучевым оружием, поскольку пули им вреда не приносили. Только огонь мог их уничтожить.

Потом пришла весна, с ней пришло тепло и вместе с ними окрепли силы иных. Они быстро учатся. Учитывая ошибки прошлой зимы, они создали второй тип организмов — гибриды. Я гибридов никогда не видела, но слышала, что они ничем не отличаются от людей. Они теплокровные, они состоят не из отдельных самостоятельных клеток как имитаторы, а из костей, мышц, кожи, органов. Это и есть люди, потому что гибридов делают из людей. Только это уже не люди. Их разум порабощен иными, и гибриды уничтожают людей.

Один выживший рассказывал, что он видел, как имитаторы создают гибридов. Они поймали его вместе с другими людьми, но не стали убивать, а связали. Потом схватили одного из людей, и, сделав надрез на его вене, запустили туда свои белые клетки. После этого человек сразу успокоился, перестал кричать и сопротивляться, а пошел помогать имитаторам.

Иные еще несколько человек превратили в гибридов.  Потом на них внезапно напал отряд людей с огнеметами и лазерными пушками. Этот бой выиграли люди. Они спалили имитаторов, выжившие иные сбежали, а пленные были спасены. Так люди узнали о гибридах, о противниках, более опасных, чем имитаторы.

С тех пор многое изменилось. Теперь люди не собираются вместе. Теперь каждый подозревает каждого. Люди стали одиночками. Мы в каждом человеке видим гибрида. Никому не доверяй — вот по какому принципу мы теперь живем».

С трудом оторвавшись от дневника, Ася взглянула на наручные часы. У нее есть час на ловлю кузнечиков. А потом они с Дэном съедят на обед то, что попало в силки. Должно же что-то попасть, белка или птичка. Хоть ночи и стали холоднее, а дни короче, но пока живности много.

На одном из больших деревьев Ася нашла много жирных гусениц. Это была большая удача. С удовлетворением сложила их в жестяную банку со вкусным названием «Кофе». Прежде чем захлопнуть крышку с проделанными в ней мелкими дырочками, девушка принюхалась. Нет, запаха кофе уже не осталось. Вздохнула  и принялась за кузнечиков. Когда в груди резко кольнуло, Ася отмахнулась от неприятных ощущений и продолжила свой промысел. Она собрала только половину кулька. Скоро насекомых совсем не станет, и теперь каждый погожий день был насчету. Но что-то мешало ей сосредоточиться. Тревога, непрошенной гостьей поселившись внутри грудной клетки, разрослась и надулась, как воздушный шарик. Нельзя не доверять интуиции. Жизнь в постоянной опасности развила в них с братом звериное чутье.

Быстро сложила кулек с насекомыми в рюкзак и приняла решение пойти навстречу брату. Она уговаривала сама себя: с Дэном ничего не случилось. Просто ей надо встретить его, и убедиться, что он в порядке.

Пригнувшись как можно ниже, девушка осторожно продиралась сквозь густые заросли кустов. Она мысленно ругала себя за беспечность: «Вот, дура. Расслабилась. Давно не видели дронов, видите ли. Ушли далеко? Безопасное место? Зачем позволила брату идти одному? Дура! Нет безопасных мест. Нет! Всегда будь начеку — так говорил отец». Ася резко замерла на месте: каким-то шестым чувством ощутила чужое присутствие. Потом услышала треск ломающихся сучьев. Какой дурак так шумно ходит? Ася пригнулась еще ниже и посмотрела вниз по склону в сторону доносившегося звука. Из-за кустарников показалась голова с бейсболке цвета хаки. Человек? Гибрид? Девушка вытащила пушку и посмотрела в оптический прицел. А он, и вправду, дурак. Вылез из кустов на открытое место и теперь он — прекрасная цель для поражения лазерным лучом.

— Черт, — тихо выругалась Ася и хлопнула себя по лбу. — Вот я голова дырявая.

Батарейки остались на поляне. В спешке, она забыла о них, а сейчас они бы очень пригодились для лазера. Глянула на индикатор заряда пушки: хватит на три-четыре выстрела. Еще раз посмотрела на человека через прицел: он стоял в том же положении. Девушка помедлила в раздумьи и опустила пушку. Пусть этот дурак и дальше стоит, если ему так нравится, а она идет к брату. Только надо незаметно его обойти.

Асе пришлось сделать крюк, чтобы остаться незамеченной для странного человека. Уже подходя к месту, куда по ее расчетам должен дойти брат, она услышала негромкий гул работающих двигателей. Сердце в груди затрепыхалось, как пойманная в сети птичка. Иные! Асе показалось, что она слышит сдавленные стоны брата.

Дальше девушка почти не осознавала, что делает. Бежала вперед, ломая сучья, и не замечала, как ветки больно царапают кожу. Выбежала на ровную площадку и увидела, как люди в форме заталкивают в военный коптер связанного человека. Он отбивался, неистово пинаясь. Мелькнули знакомые кроссовки, прежде чем Дэн исчез в чреве вертушки.

На ходу приводя пушку в режим готовности, Ася понимала, что иных слишком много. На всех заряда не хватит, потому старалась целить в гущу тел, чтобы нанести противнику больший урон. Даже когда пушка перестала работать, девушка отбивалась ножом и кусалась, понимая, что это бесполезно и потому, перемежая проклятия отборными ругательствами, пока ее валили на землю и защелкивали на запястьях наручники. Ася приподняла голову и удовлетворенно усмехнулась, глядя на догорающие тела иных: все же семерых или восьмерых она успела уничтожить. Не так уж и плохо для трех прицельных выстрелов.

Уцелевшие иные отошли в сторонку и по их напряженным лицам было понятно, что они телепатически совещались, решая, что делать с неожиданно появившимся человеком. Затем от группы отделились двое, остальные направились к коптеру. Когда эти двое подтащили ее к краю обрыва, Ася поняла, что иные решили не тратить на нее пули, что нерационально с их точки зрения. Страха не было, в душе девушки клокотали ярость, ненависть и немного досады. Эх, а ведь день так хорошо начинался.

Эти рациональные существа даже наручники с нее сняли, прежде чем столкнуть с высоты. Зачем наручникам пропадать на дне оврага, когда ими можно сковать еще много людей.

Все произошло очень быстро. Ася успела только коротко вскрикнуть, потом хруст и резкая боль в спине. «Наверно, позвоночник сломала», — подумала девушка. Больше ничего подумать не успела, поскольку больно стукнулась головой об что-то твердое и острое. «Наверно, камень», — выдал теряющий сознание мозг. Дальше — темнота.  

Ася бежала по цветочному полю. Она бежала к Дэну. Он тоже бежал навстречу, широко раскинув руки. Казалось, вот он рядом, а она все бежит и бежит, и никак не может добежать до братика. Наконец, она добегает до него, и они обнимаются. Потом Ася видит, как руки Дэна превращаются в щупальца, она отталкивает его и видит, что ее руки тоже щупальца. Они удлиняются, извиваются, а потом начинают ее душить.

Девушка кричит и просыпается. Оглядев себя, она понимает, что лежит в мягкой кровати. Ася приподнимается и осматривается вокруг. Из окна сквозь белые шторы льется мягкий свет. Значит, она выжила. И находится в каком-то доме. Заскрипели половицы, кто-то идет к ней. Враг или друг? Времени на раздумья нет, и она ничего лучше не придумала, как спрятаться под кровать.

Скрипнула дверь и, лежа под кроватью, Ася увидела из-под свесившихся краев одеяла добротные рыжие ботинки с толстой подошвой.

— Не боишься простудиться? — послышался приятный голос обладателя рыжих ботинок. — На полу холодно. Осень, вообще-то.

Девушке ничего не осталось, как вынырнуть из-под кровати. Раз разговаривает, значит, это не имитатор. Ася смущенно села на край кровати и завернулась в одеяло, как в кокон под насмешливым взглядом серых глаз.

— Так-то лучше, — обладателем приятного голоса оказался не менее приятный парень ее лет, может чуть старше. — На кровати намного лучше, чем под нею.

Ася подумала, что сейчас он улыбнется, но нет — парень смотрел на нее все так же насмешливо, но без улыбки. Он молча протянул ей тарелку с горячим супом, и Ася только сейчас поняла, что очень голодна. Наверно, он готовил этот суп для себя, и, услышав ее крики, так и пришел с тарелкой в руках.

Пока девушка ела, он с интересом наблюдал за ней, присев на стул. Ася тоже не отрывала от него подозрительного взгляда. Она понимала, что надо как-то начать церемонию знакомства. Но девушка так давно не общалась ни с кем кроме Дэна, что позабыла все приемы коммуникации. Парень, видать, тоже одичал и потому не торопился прерывать затянувшуюся паузу.

— Все, мне надо идти, — решилась начать разговор Ася. — Спасибо тебе, конечно, за все… Где моя одежда? Рюкзак… Куда я его дела?

— Ты же сбросила его в лесу, когда бежала к коптеру. Хорошо, что они не заметили его, иначе забрали бы с собой. Они берут все на всякий случай. Я его потом подобрал. Бросила, потому что мешал бежать, цеплялся за ветки?

— Ты был там, — догадалась Ася. — Зеленая бейсболка. Что ты там делал?

— Пытался предупредить тебя, что они близко…

— Дурак, я же могла пристрелить тебя!

— Не пристрелила же. Почему ты побежала на верную смерть? Ты не понимала этого?

— Понимала.

— Тогда зачем побежала?

— Брата спасать. Ты задаешь странные вопросы. А ты бы не побежал, если б твоим родным грозила опасность?

— У меня нет родных, — парень резко встал со стула и вышел. Пока Ася переваривала услышанную информацию, он вернулся и бросил на кровать ее одежду и рюкзак:

— Куда ты собралась? Ты еще очень слаба, твоему организму надо восстанавливаться.

— А ты не боишься жить в доме? — спросила Ася, натягивая на себя джинсы. — Иные же в первую очередь дома проверяют.

— Здесь безопасно…

— Безопасных мест нет. На земле нигде сейчас нет безопасных мест. Ты заблуждаешься.

— Это ты заблюждаешься, Ася. Я принес тебя в безопасное место.

— Ася? Откуда ты знаешь мое имя? Ты следил за нами!

— Не следил, а наблюдал.

— Кто ты, вообще, такой?

— Я Кекс, то есть Макс. Меня родители Кексом звали.

— Они погибли? — когда парень кивнул, Асе захотелось обнять его, ее злость на него сразу пропала. — Сочувствую, мои тоже…

Макс молча наблюдал, как девушка копалась в рюкзаке, проверяя свои вещи. Надо же, баночка с гусеницами. Она так и не успела их запечь. Зачем-то открыла крышку, оттуда потянуло уже почти выветрившимся запахом перепревшей органики. Сколько же она здесь пролежала?

— Сколько? Сколько дней я здесь нахожусь? Ты сказал холодно, осень.

— Больше месяца…

— Боже мой! А как же Дэн?

— Если они его сразу не убили, значит он им нужен.

— Для чего? Что они хотят с ним сделать? Гибрида?

— Не думаю. Есть слухи, что эксперимент с гибридами провалился. Теперь они придумали третью форму.

— Третью форму? Что эта за хрень?

Они отлавливают человеческих детенышей, чтобы зомбировать их. Говорят, что взрослые люди из которых, делали гибридов, со временем перестали подчиняться своим создателям. Человеческая составляющая победила.

— Человеческие детеныши, человеческая составляющая, — передразнила его Ася. — Ты так странно изъясняешься. И эмоции так странно выражаешь: не улыбаешься, не печалишься. Ты, случайно, не аутист? Или Аспи.

— Аспи? Ты про синдром Аспергера, я про них знаю.

— Я тоже знаю. В школе было несколько таких придурков. Говорят, что с каждым годом их рождается все больше.

— Почему придурки? Я думаю, что это люди будущего. Эмоциональность — это рудимент, пережиток прошлого. Она тормозит развитие будущего. Вот ты, к примеру. Из-за нее чуть не погибла.

— Ты дурак или в школе не учился? Да мы и людьми-то стали из-за человечности. Объясняю для особо одаренных, из школьной программы по антропологии. Когда мы были обезьяноподобными существами, мы в отличие от других животных жалели покалеченных или старых особей, тех, которые самостоятельно не могли добывать себе еду. Не выгоняли из стаи, защищали их, делились с ними пищей. Они присматривали за детенышами, пока остальные были на охоте, поэтому выживаемость молодняка была лучше. Еще старые сородичи передавали опыт, потому нас становилось больше и мы выжили, а другие виды вымерли. Вымерли потому, что не было у них взаимовыручки, каждый сам за себя, по отдельности. А одному не выжить. Понятно?

— Взаимовыручка, говоришь? Тогда я пойду с тобой. Тебе одной не выжить.

Из дневника Аси:

«Дата: 27 сентября 2030г.

Здравствуй, мой дорогой дневник! Как же я рада, что ты нашелся, да и я по счастливому стечению обстоятельств выжила. В последней записи у меня было предчувствие конца, поэтому я писала для тех, кто найдет мои записи. Они были как завещание или прощальное письмо.

Я, правда, считаю свое спасение счастливым случаем. Я благодарна Максу, он мой ангел-хранитель. Сейчас идем за Дэном. Я верю, что он жив. Что-то изменилось. Я это чувствую. Это витает в воздухе. Макс прекрасно ориентируется на местности, уверенно избегает опасностей. По пути мы встретили много людей. Они все идут на северо-восток. Макс был прав: безопасные места есть. И они находятся в Сибири. Мы с Дэном тоже интуитивно все время отходили подальше на восток, в глухую тайгу. Когда-то один умный человек сказал, что освобождение придет с востока. Говорят, что Сибирь освободили от иных, и теперь люди собирают отряды, чтобы освобождать остальные места России от иных. Ходят слухи, что им помогают гибриды. я пока ни одного гибрида не встречала. Некоторые люди им не доверяют, считают их злом. Макс считает, что они хорошие. Я с ним спорю, не верю, что иные могут быть хорошими.

Кстати, Макс очень странный. Его любимое слово — «это не рационально», прям, как иные, ха-ха. Я в шутку иногда говорю ему, что он сам как иной, он сразу замыкается в себе. Он странный, но хороший.

Люди, повстречавшиеся нам на пути, подсказали примерное место расположения базы иных. Говорят, что иные свозят туда отовсюду пойманных детей и готовят из них универсальных солдат. Я пока не знаю, как буду вызволять брата. Макс предлагает, как всегда, пока понаблюдать. Это второе его любимое слово. Наблюдатель хренов. Я же надеюсь на свою пушку. Предусмотрительный Кекс подобрал ее тогда на поле боя, даже не забыл о батарейках, так досадно забытых мной на поляне. Теперь-то я строго слежу, чтобы заряд на пушке был полный. Еще один умный человек когда-то сказал, что правила техники безопасности написаны кровью. Я в этом убедилась на собственной шкуре: моя обильно политая кровь — грозное тому подтверждение. Следить за тем, чтоб заряженные аккумуляторы всегда были под рукой — для меня первый пункт ТБ.

Если честно, то я очень боюсь идти на базу. Я еще не забыла, как летела в пропасть и как ломала себе кости. До сих пор удивляюсь, как мне удалось выжить и так быстро восстановиться. Очень боюсь… Но как подумаю о Дэне, сразу появляется решимость. Не хочу, чтобы из него сделали бездушного убийцу.

Сегодня мы нашли удобное место для ночлега на берегу озера. На ужин у нас будет свежая рыба, Макс поймал несколько штук и теперь готовит их на нашей компактной печке. Ночи стали заметно холоднее, нас спасают наши термоодеяла. Я заворачиваюсь как мумия, только кончик носа торчит.

Завтра вечером мы должны добраться до базы. Макс говорит, что надо успеть до того, как выпадет снег. В этих местах снег выпадает уже в начале октября, а на снегу нас могут легко выследить. Пусть нам повезет, пусть все сложится удачно».

 

Ася проснулась от щелчка затвора. Открыв глаза, увидела нацеленное на нее дуло автомата. «Иные? Что с Максом?» — пронеслось в голове. Девушка вскочила, но тут же была грубо отброшена назад сильным толчком. Упав навзнич, она замерла, чтобы не спровоцировать очередное нападение. Медленно приподнявшись на руках, попыталась оценить ситуацию из горизонтального положения. Макс лежал невдалеке со связанными за спиной руками. На нее хмуро взирали трое небритых с автоматами. А четвертый — жилистый мужчина средних лет копался в их вещах. Судя по тому как остальные трое вопросительно смотрели не него, этот сухонький мужчина и был самым главным.

— Лях, — обратился наконец к нему самый крупный из троицы с большим шрамом через всю щеку. — Может здесь их порешим?

— Нет, — сухо ответил Лях. — Отведем их к Санычу. Он решает.

— Да чего с ними валандаться? — возразил долговязый рыжеволосый парень лет семнадцати. — Видно же, что гибриды. Люди здесь не ходят.

Лях, бросив вещи, вплотную подошел к рыжему и пристально посмотрел в глаза.

— Что, Ванек, хочешь испытать на себе гнев Саныча? — при этих словах парень сразу сжался и сник, а Лях продолжил. — Я вот не хочу. Приберись тут.

После этих слов он направился в гущу леса, бросив на ходу остальным:

— Идем. Тащите этих. Быстро.

Качок со шрамом, которого Ася мысленно обозвала Шрамом, поднял Макса и ткнул в спину прикладом в направлении леса, вслед за Ляхом, а второй защелкнул на руках Аси наручники и помог подняться. Не дожидаясь очередного тычка, девушка покорно последовала за остальными, только Ванек замешкался на берегу, собирая разбросанные вещи.

Шли недолго, чуть больше часа. Когда пленных привели в импровизированный лагерь, вокруг них сразу собралась толпа. Ася давно не видела такого скопления людей, вот уж, действительно, народное ополчение. На них с Максом смотрели сотни глаз: некоторые с любопытством, некоторые со смесью сомнения и недоверия, а большинство — с ненавистью. Но вот толпа расступилась, пропуская вперед невысокого человека с острыми чертами лица.

«Тот самый Саныч, который все решает», — догадалась Ася. Человек, изучающе смотрел на пленных и одобрительно кивал Ляху, который что-то нашептывал ему на уши.

Ну, — не спеша, растягивая слова, ласковым тоном спросил он. — Кто такие? Куда идем?

Ася взглянула на Макса, но тот молчал. Видимо, решил заняться своим любимым занятием — наблюдением.

— Я Ася, а он Макс, — ответила девушка, стараясь придать голосу невозмутимый тон. — Мы идем за моим братом Дэном.

— Ася, Ася! — послышался за спинами людей знакомый голос. И вот из толпы вынырнула знакомая до последней клеточки тела фигура. — Я здесь. Это моя сестра. Отпустите ее.

Девушка дернулась навстречу брату, глотая предательски выступившие слезы, но сильные руки Шрама остановили ее.

— Стоп, — приказал Саныч, жестом останавливая Дэна. — Денис, ты же знаешь наши правила.

— Что гласит наше первое правило? — громко спросил он, обращаясь ко всем.

— Никому не верь, — хором ответила толпа, и Дэн, замерший на полушаге тихо повторил за всеми.

Макс, стоявший рядом с Асей, тихо шепнул ей:

— Да это же секта какая-то.

— Что гласит наше второе правило? — продолжал в это время Саныч.

— Каждый должен пройти проверку крови, — заученно ответили люди, а Макс опять шепнул Асе:

— Ритуал на крови. Точно секта.

Саныч подошел к Асе и показал ей нож. Девушка невольно отшатнулась, а  он вытянул вперед свою ладонь и провел по ней острым лезвием:

— Смотрите все. Я человек, и кровь у меня красная. Она будет течь еще некоторое время. Рана заживет через одну-две недели. А у гибридов кровь светло-розовая, потому что она смешана с белыми клетками иных. И регенерация у них идет быстрее, потому что белые клетки иных разумные и они быстро латают повреждения тела. Да, гибриды более живучи чем люди. Но они все-таки смертны, и мы будем их убивать. Очистим землю от иных!

— Очистим землю от иных, — подхватила за ним толпа. — Очистим землю от иных!

— Ну, — обратился Саныч к Асе с Максом. — Кто из вас докажет, что он человек? Кто первый?

Девушка хотела было протянуть свои руки, но Макс опередил ее. Когда лезвие ножа коснулось кожи парня, все вокруг в ужасе ахнули: из его раны вытекла неестественно светлая бело-розовая кровь. Потом рана тут же на глазах затянулась и исчезла.

— Фу, гибрид! — брезливо сплюнул качок Шрам и ударил Макса прикладом по печени. Парень согнулся от боли и упал на бок, а толпа отхлынула от него, как от прокаженного.

Ася была раздавлена, словно ее ударили сверху большим пыльным мешком. Столько дней жить рядом с гибридом, с врагом, и не знать этого. Она хватала воздух ртом, словно выброшенная на берег рыба, силясь что-то сказать, но у нее это не получалось.

— Дэн, я не знала, — выдавила наконец из себя. — Честно, я не знала.

— Ну-ну-ну, — примирительно похлопал ее по плечу Саныч. — Мы тебе верим. Докажи это.

— Убей его, — сказал он, протягивая Асе автомат. А потом обернулся к топле и прокричал. — Убей! Убей!

— Убей! Убей! — подхватили все.

Ася глянула на Макса. Он уже оправился от удара и теперь смотрел на девушку. Одобряюще кивнул и тихо сказал:

— Сделай это. Подумай о брате. Кому-то из нас придется умереть, пусть это буду я. Иначе они вас не отпустят.

Девушка помедлила, словно раздумывая, потом решительно отшвырнула автомат.

— Вы не правы, — упрямо крикнула она. — Макс хороший, не все гибриды плохие.

— Ну что ж, — голос Саныча неожиданно стал холодным. — Ты сделала свой выбор. В расход обоих!

Лях подошел к Максу и повел его куда-то в сторону, а Шрам подошел к Асе и дернул ее вслед за ними. Девушка решила, что теперь имеет полное право посопротивляться и начала пинаться и лягаться. Ее конвойный замахнулся для удара, но не успел:  на его руке повис Дэн, а Ася, приноровшись, впилась зубами в плечо. Качок взвыл от боли и стряхнул с себя девушку, а Дэна поднял как пушинку за шею. Но тут вмешался рыжий Ванек и вцепился в Шрама со словами:

— Отпусти Дэна, гад! Отпусти, говорю!  

— Ладно, ребята, — остановил их Саныч. — Поразвлекались и хватит.

В этот момент запищала рация в нагрудном кармане Ляха, остановившегося с Максом невдалеке из-за возникшей потасовки. Он предупреждающе вскинул руку вверх и нажал на датчик в ухе, слушая сообщение. Потом посмотрел на Саныча:

Это с западного поста. Засекли вертушки иных, летят в нашу сторону.

— Черт, — выругался Саныч. – Сколько их?

— Не меньше семи-восьми, но может больше.

— Засекли нас, гады! Нехилое войско за нами прислали. Значит навели мы здесь шороху.

— Что будем делать? — Лях, забыв о Максе, вернулся к Санычу. — Примем бой?

— Лес — наша вотчина. Чего нам бояться? — подмигнул ему Саныч. — Пусть они боятся. Все к оружию! Рассредоточиться по позициям. Ребята, заваруха начинается!

Толпа быстро разбежалась в разные стороны, стоять остались только Макс с Асей и Дэн. А Ванек подошел к Санычу, раздававшему последние распоряжения небольшой кучке людей:

— Командир, а как быть с пленными?

— Хорошо, что спросил. Видишь, нам сейчас не до них, сынок, — обернулся к нему Саныч. — Поручаю это дело тебе. Ты молодой, ноги у тебя быстрые, потом нагонишь нас.

После этих слов он, Лях и другие скрылись за деревьями. А Ванек снял с плеч автомат и направил его на троицу.

— Ваня, — Дэн поднял руки вверх и медленно начал подходить к рыжему. — Ты же мой друг, а это сестра… Отпусти их. Помнишь, как мы помогали друг другу в плену у иных, пока нас люди Саныча не освободили?

— Прости, Ден, не могу. Я Санычу обещал. Ты можешь идти.

— Ты дурак, Ваня? Я без сестры не могу. Отпусти их. Никто не узнает. Скажешь, что убил. Никто ведь проверять не придет. Им же сейчас не до этого.

Вдалеке послышались выстрелы. Ваня в нерешительности обернулся в сторону выстрелов, потом махнул рукой:

— Ладно, сестру отпускаю.

Он подошел к Асе, отстегнул наручники и сунул их в карман. А потом направил автомат на Макса:

— А этого гада я должен убить. Они мою семью убили.  

— А ты уверен, что Макс убил твою семью? — спросила Ася, загораживая собой Макса. — Макс никого не убивал. Дурак, хочешь отомстить — ищи настоящих убийц.

— Дэн, убери сестру, а то обоих порешу, — сказал Ваня и, оттолкнув Асю, пустил очередь в сторону Макса.

Макс упал без единой царапины, потому что Ася повисла на Ване, и тот промахнулся. В следующее мгновение разозленный Ваня скинул девушку и направил оружие на нее, но не успел ничего сделать, поскольку сзади на него прыгнул Дэн. Когда мальчики оба, борясь, упали на землю, к ним присоединился Макс. Из-за того, что руки у него были связаны, ему пришлось применить захват ногами. Улучив момент, Ася вытащила из кармана Вани наручники и исход боя был решен: общими усилиями троица сковала руки упрямца.

— Что, справились, да? — обиженно всхлипывал на земле обезоруженный Ваня. — Трое на одного. Убьете да? Надо было сразу вас перестрелять, моя доброта меня подвела.

— Дурак ты, — ответила ему Ася, осматривая автомат. — Доброта — это единственное, что есть в тебе хорошего.

— Прости меня, Ваня, и спасибо тебе, — оправдывался Дэн, помогая рыжему подняться с земли и оттряхивая с него травинки. — Беги, успеешь еще догнать своих. Когда отбежишь подальше, можешь снять наручники — ключи у тебя в кармане.

Он обнял Ваню и подтолкнул его в нужном направлении. Не веря в свое спасение, рыжий отбежал на некоторое расстояние, потом остановился:

— А ты?

— А я с сестрой. Видишь, какая она настырная, даже здесь меня нашла. Удачи тебе! Может, когда увидимся еще.

Когда рыжая голова скрылась за деревьями, Дэн вздохнул и, вытащив нож, направился к Максу.

— Дэн, — жалобно попросила Ася. — Он же спас меня.

— И что, — спросил Дэн, обрезая толстые стропленты, туго закрученные вокруг запястий Макса. — Мне теперь сплясать перед ним?

Девушка подошла к брату и ласково потрепала его по волосам:

— А ты изменился.

— Подрос?

— Подрос. И повзрослел.

— Извините, что нарушаю семейную идилию, — Макс растирал затекшие руки. — Ася, я должен признаться тебе…

— Что? — воскликнула девушка. — Второго сюрприза за сегодня я не вынесу.

— Ты тоже гибрид. Я не специально, у меня не было другого выхода. Твои раны были не совместимы с жизнью, и если б я не запустил в твои раны свою кровь, ты бы погибла.

— Я тоже был уверен, что ты погибла, — добавил Дэн. — Из коптера я видел, как тебя сбросили с высоты.

Ася сердито глянула на Макса и выхватила у брата нож. Дэн с Максом от неожиданности застыли, а девушка полоснула себя ножом. Из ее раны вытекла бело-розовая кровь.

— Приехали, — бесцветным голосом сказал Дэн. — Моя сестра — мутант.

— Не мутант, — поправил его Макс. — А гибрид.

— Какая разница — хрен редьки не слаще.

Ася сидела на земле и горько рыдала, а Дэн гладил ее по голове и пытался успокоить:

— Ну ничего, что ты гибрид. Ты все равно моя сестра и я тебя люблю. Главное, что ты жива. Для меня лучше живая, хоть и гибрид, чем человек, но мертвая.

От этих слов Ася зарыдала еще сильнее. Макс, наблюдавший за ними со стороны, решил наконец вмешаться. Он подошел к девушке и взял ее за руки:

— Если обещаешь мне, больше не плакать, я расскажу, как я стал гибридом и как мне теперь живется.

Ася подняла на него опухшие от слез глаза, и, шмыгнув красным носом, кивнула.

— Ну слушайте. Только не перебивайте. Моя семья попала в засаду. Их было очень много. Родителей они убили сразу, а нас с братом попытались взять в плен, но брат прострелил себе голову, чтобы они не сделали из него гибрида. А я был слишком юн и не опытен. У меня рука дрогнула и я промахнулся. Целил в сердце, дурак. Я только сознание потерял, а они запустили в меня свои клетки. И я стал другим: знания сохранились, я помнил своих родных, помнил об их смерти, но не горевал, как будто все мои эмоции отключили.

Они готовили из нас убийц. Я начал понимать, что они думают. Эти клетки внутри меня, они универсальные, могут превратиться в любую клетку организма. Они же имитаторы. Каждая клетка обладает сознанием и является отдельным самостоятельныи организмом. Они понимают друг друга телепатически и могут создавать разумные колонии. Первое время я слышал их мысли и подчинялся им. Я был как зомби или робот.

Потом они забросили нас по лесам. Нашей задачей было наблюдение. Мы должны были понять сильные и слабые стороны людей. Иные никак не могли понять, как людям удается выживать, что им помогает жить, когда уже нет надежды. Почему люди продолжают бороться, хотя война уже проиграна и вся планета захвачена иными.

Вы были моими первыми объектами. Я наблюдал за вами и начал вам завидовать. Почему вы так любите друг друга, почему заботитесь друг о друге.

И твои нерациональные поступки, Ася. Помнишь, зимой, когда вы голодали несколько дней? Ты могла убить лосиху и могла обеспечить вас едой на много дней. А ты отпустила ее, только потому, что заметила с ней лосенка. Пожалела его.

А летом, помнишь? Выпавших из гнезда птенцов обратно возвращала. А еще ты всегда находила повод для радости. Смеялась, глядя как кружат в воздухе стрекозы, бережно ловила бабочек, любовалась ими и потом отпускала их.

Когда пришло время убить вас, я понял, что не хочу этого и потому ушел далеко от всех. От иных, от людей, от всех. Нашел заброшенный дом и обустроил его. Потом через некоторое время понял, что хочу увидеть вас снова

— Ты соскучился по нам? спросила Ася.

— Не знаю. Вы стали для меня, как семья. Эти человеческие гормоны, которые бурлят внутри. Они изменили меня. Но я опоздал. Дэна поймали, а ты неслась навстречу смерти. Поэтому я встал на твоем пути, хотел спугнуть.

Потом… Когда я нашел тебя на дне оврага, всю истерзанную, окровавленную, — голос Макса дрогнул.

— А ты научился плакать, — сказала Ася и вытерла слезу, упавшую на щеку парня.

— Правда? – обрадовался Макс.

— И улыбаться, — добавила девушка.

— Я тогда понял, что вы уникальные существа и вас нельзя уничтожать. Твоя жизнь бесценна для меня, вот что я понял. А еще я понял, что хочу убивать иных.

— А это называется ненависть. Ты уже почти человек.

— Я одного не пойму. Почему ты не изменилась? Ты уже гибрид,внутри тебя клетки иных. Но ты так же сердишься, плачешь, радуешься, как прежде.

— Может потому, — предположил Дэн. Что твои клетки уже очеловечились. Ты же сам говорил, что они универсальные, вот они и подстроились.

— Что теперь будем делать? Куда двинем? – спросила Ася.

— Для начала, надо уйти подальше от этой секты, — ответил Макс. – Я как-то не хочу, чтобы меня опять убивали. А во-вторых, надо искать гибридов. Я уверен, что они очеловечились так же, как и я.

— Согласен, — подхватил Дэн. Они, конечно, уже не иные и еще не люди. Но они уже почти люди.

1
Войдите или зарегистрируйтесь с помощью: 
4 Комментарий
старее
новее
Inline Feedbacks
Посмотреть все комментарии

Текущие конкурсы

"КОНЕЦ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА"

Дни
Часы
Минуты
Прием работ завершен! Огромное спасибо за ваше внимание к нашему конкурсу. Все принятые рассказы опубликованы. Проходит этап судейского голосования.
Результаты зрительского голосования тут

Последние новости конкурсов

Последние комментарии

Больше комментариев доступно в расширенном списке
  • Grold на МаятникМне по душе подача со стороны. Она хорошо смотрится именно в…
  • Grold на Последний корабль с ЗемлиХороший рассказ. Я бы посоветовал автору сделать из рассказа…
  • Grold на БолезньОшибки в основном исправимы. Рассказ действительно хорош. Пр…
  • Inkognito на Мы этого достойны!Спасибо огромное за такую глубокую и развернутую рецензию. П…
  • СашаОбыкновенный на Мы этого достойны!Это надо уметь. Совместить самое заезженное явление века (ре…

Последние сообщения форума

  • Мерей (Михаил Помельников) в теме Вести с полей
    2020-09-27 16:43:07
    Грэг ( Гр. Родственников ) сказал(а) Давно бы уже согласились на самосуд, разделили рассказы на группы и…
  • Nornochka в теме Вести с полей
    2020-09-27 13:28:59
    Стенька Разин сказал(а) Ага… И мёртвые с косами стоят.. 🧟 🧟 Ландшафтный дизайнер из вас так себе Не всем…
  • Грэг ( Гр. Родственников ) в теме Вести с полей
    2020-09-27 12:55:14
    Давно бы уже согласились на самосуд, разделили рассказы на группы и проголосовали. А доказывать, что самосуд зло -…
  • Alpaka в теме Вести с полей
    2020-09-27 12:23:24
    *задумчиво следит за перекати-полем*
  • Артём Скакунов в теме Вести с полей
    2020-09-27 11:32:55
    Оллира сказал(а) Тишина-то какая. Ага, тоже это видите?

случайные рассказы конкурса «Конец человечества»

Поддержать портал

Отправить донат можно через форму на этой странице. Все меценаты попадают на страницу с благодарностями

Авторизация
*
*
Войдите или зарегистрируйтесь с помощью: 
Генерация пароля