-- - + ++
Артур и Диана вбежали на девятый этаж.Оглянулись назад, прислушались. Вроде все тихо, спокойно. Уродов, подстреливших Диану, не было поблизости. Она на это надеялась. Еще один лестничный пролет этого заброшенного отеля мог лишить ее последних сил. Ноги Диану совершенно не слушались. Где-то между вторым и третьим этажом она уже не могла самостоятельно бежать (пуля попала чуть правее плеча, но поди объясни это непослушным ногам), поэтому тогда правой рукой обхватила за шею Артура, рассчитывая, что его армейская подготовка поможет им убежать как можно дальше. Но сейчас Диана увидела на его лице дикую усталость и поняла, что дальше убегать нет смысла. Им просто не хватит сил.

Диана посмотрела налево. Из-за приоткрытой двери выглядывало испуганное лицо маленького мальчика, которому не дать больше восьми лет. В правой дрожащей руке он держал нож. Обычный кухонный ножик. «Ему бы сейчас в школе сидеть, – подумала Диана, – играть с друзьями, веселиться, радоваться детству. Но нет. Он вынужден прятаться в разваливающемся, Богом забытом месте, опасаясь прихода врагов, которые в лучшем случае прострелят ему голову, как только увидят, а в худшем… Даже думать не хочу, что с ним могут сделать.» Мальчик злобно рыкнул на них, угрожающе продемонстрировал нож, шатающийся из стороны в сторону, и быстро захлопнул дверь, оградившись от них, как и от всего остального мира.

– Нам нельзя здесь долго торчать, – произнес Артур уставшим голосом.

– Да. Мы должны спрятаться, – тихо ответила Диана.

Артур кивнул, и они повернули направо, рассчитывая найти себе временное прибежище. Толкнули первую попавшуюся дверь. Она без лишних усилий, издавая только легкое поскрипывание, открылась. Диана не обратила на это внимание. Хотя, если бы она знала историю отеля, то ее бы подобная мелочь не удивила.

Отель «Гордость нации» стоял заброшенным задолго до начала войны. В нем любили проводить время местные бездомные, когда им становилось холодно; подростки, облюбовавшие эти номера, потому что здесь им никто не запрещал распивать дешевый алкоголь и заниматься сексом; путники, которым было не по карману снять номер даже в самом дешевом мотеле. Собственно, они-то и сломали все или почти все замки в отеле.

Артур и Диана зашли в комнату. Электричества в здании не было, поэтому пришлось довольствоваться светом, пробивавшемся из разбитых окон, от заходящего вечернего солнца. Они закрыли за собой дверь, прислонились к стене и медленно сползли на пол (мебель в «Гордость нации» выглядела чересчур шикарно для опустевшего отеля, так что подсуетившиеся люди давно уже ее продали).

– Ты как? – спросил Артур Диану, убравшую правую руку с его плеча и приложившую ее к кровоточащей ране.

– Я не чувствую левую руку, – тяжело начала Диана, – рана чертовски жжет, боль просто невыносимая. А так все хорошо. Посмотри в окно. Такой вид замечательный, даже отбивает мысли о скорой кончине.

– Твой энтузиазм вселяет в меня небывалую уверенность, – ответил Артур, через силу улыбнувшись. – Вот, приложи к ране, – Он достал из внутреннего кармана своей кожаной куртки две пачки салфеток.

– О, спасибо, дорогой. Немного салфеток точно справятся с потоком крови, – сказала Диана с нескрываемым сарказмом.

– Они плотные, должны на некоторое время помочь, – ответил Артур, не обращая внимание на издевку.

Диана, сморщившись, убрала от раны правую ладонь, с которой стекал ручеек крови, и вытерла ее о салфетку. Затем взяла две другие салфетки и приложила их к окровавленному плечу, и заметила, как они моментально окрасились красной краской.

– Хм, я кое-что вспомнил, – неожиданно громко, в окружающей их тишине, произнес Артур, слегка улыбнувшись.

– О чем ты? – спросила она, одновременно меняя красные испачканные салфетки на новые.

– Название гостиницы, в которой мы впервые встретились. Помнишь? Оно чем-то смахивало на название этого отеля. Кхм, – начал вспоминать Артур, – как там было-то. «Достоинство народа» или «Честь отчизны». Или…

– «Украшение государства», – проговорила Диана, тоже улыбнувшись под влиянием ностальгии.

На нее нахлынули воспоминания. Это было девять лет назад. Она вспомнила себя двадцатилетней студенткой, окончившей второй курс университета. Они с подругой, Лизой, думали отдохнуть и отпраздновать переход на третий курс. Лиза сказала, что ее знакомый, выпускавшийся в том году, пригасил их к ним на выпускной. Не на сам выпускной, конечно, а на последующее мероприятие в более узкой компании.

Диана сомневалась, стоит ли идти к группе незнакомых людей, но учитывая, что все клубы были под завязку, в которых не наткнуться на неадекватных персонажей было почти невозможно, они все-таки решили пойти к выпускникам.

Войдя в номер гостиницы, она удивилась. Назвать такую толпу людей узкой компанией у нее бы язык не повернулся. Включая ее с Лизой, насчитывалось человек пятнадцать, если не больше. Преимущественно были парни, но и девушек было немало. К ним сразу же подошел молодой человек, высокий и, на взгляд Дианы, довольно симпатичный. Его костюм когда-то был безусловно очень дорогим, но с течением времени он утратил свой блеск. Манеры молодого человека были безупречны. Он был галантен, вежлив. Диане показалось, точнее она почти была уверена, что когда-то его семья была богатой, но теперь дела стали хуже, а он все цеплялся за прошлое.

Диана тогда и не могла подумать, что с тем молодым человеком, приглянувшимся ей, она и будет жить все последующие годы.

До всемирной засухи и последующей за ней войны, охватившей всю Землю, оставалось менее трех лет.

«Хорошее было время» – подумала Диана.

– А, да. Точно. Дурацкое, конечно, название, но за свои деньги гостиница была вполне неплоха, – сказал Артур, который за эти девять лет внешне почти не изменился. Только его волосы приобрели более темный оттенок. – А учитывая, что в тот вечер я встретил тебя, – такую красивую, рыжеволосую девчушку с прекрасными темными глазами и блестящей улыбкой, которой ты до сих пор и являешься – то им можно даже простить отсутствие мини-бара.

(Хотя по правде, сначала они даже не заметили его отсутствия. Выпускники и так незаметно пронесли столько алкоголя, что его не смогли бы вместить и десять мини-баров. Не спрашивайте меня, как у них получилось. Моей истории вы все равно не поверите.)

– А я тебя в тот вечер запомнила, как заносчивого нахального засранца, не дававшего мне прохода целый вечер.

– Но ведь именно поэтому, мы той ночью и переспали. Не отрицай этого, – ответил Артур, послав улыбку Диане.

– Ты можешь себе воображать все, что угодно, но причины были совсем другими, – произнесла Диана. – Алкоголь, алкоголь и еще раз алкоголь. Вот тебе три веские причины. А, ну еще все неплохие варианты быстро расхватали, вот и остался только ты, – закончила она и улыбнулась Артуру в ответ.

– Ох, – Артур приложил руку к груди и театрально вздохнул, – теперь мне остается разве что смирится с этим и жить дальше.

И они оба рассмеялись. Смех отразился болью в раненном плече, но Диана этого не заметила. Сейчас она была далеко отсюда. Далеко от войны, разрушившей ее жизнь, да и жизни миллиардов других людей по всему миру, страха, заставляющего маленького мальчика сидеть в позабытом холодном отеле совсем одному и огрызаться на каждого проходящего мимо путника, и жажды, преследующей каждое живое существо на планете после начала засухи, когда запасы пресной воды испаряются ежегодно с чудовищной скоростью.

Она вспомнила последние три года перед войной, когда была счастлива по-настоящему. Тогда только завязывались их отношения с Артуром, а в начале всегда все хорошо. Вы счастливы, для вас больше никто не существует. Вы радуетесь, словно маленькие дети, когда утром видите лица друг друга. Нет никаких ссор, про недостатки вы и не слышали никогда. Страсть и рождающаяся любовь застилают глаза, лучше даже самого непроницаемого тумана.

Именно Артура она полюбила впервые. Нет, конечно, она любила своих родителей и брата, но это была бессознательная любовь, появившаяся сама собой. А любовь к Артуру стала всепоглощающей. Диана точно и не помнила, когда испытала это чувство. Возможно, когда он поддерживал ее и был с ней в тяжелые моменты. А может она полюбила его за дурацкие шутки, которыми он пытался развеселить ее и поднять ей настроение. Или она просто как-то проснулась и поняла, что любит его. Точного ответа Диана не знала, да ей и не нужно было знать. Она любила его и не перестала любить до сих пор, пусть даже временами он вел себя, как капризный ребенок, не хотевший идти на уступки или взрывался, когда не получал желаемого.

Из счастливых воспоминаний довоенных времен ее вышвырнул звук пулеметной очереди, прогремевшей на противоположной стороне улицы. Крики людей, которые не смогли ни убежать, ни спрятаться. Адская симфония не ограничивалась лишь пулеметной очередью и криками, а также дополнялась гранатными взрывами, отдельными выстрелами и каким-то диким, ужасающим, смехом.

Диане стало не по себе. Возможно из-за пугающего смеха или из-за большой потери крови. Тем не менее, голова у нее закружилось, и Диану повело в сторону. Она бы упала, ушибла бы голову, что могло привести к еще большим осложнениям. Но Артур успел вовремя ее подхватить.

– Эй, эй, Диана, ты чего? – спросил Артур с ощутимым страхом в голосе, всматриваясь в лицо Дианы.

– Теперь все нормально, – ответила она, вернувшись в привычное положение. – Только ушли бы они отсюда поскорее, а то мне не по себе от всего этого шума, – Диана мысленно корила себя за то, что все еще не смогла привыкнуть к звукам войны.

– Не волнуйся, весь шум скоро должен закончится.

– Ты не можешь этого знать, – тихим голосом проговорила Диана. – Хотя, знаешь, я бы с удовольствием послушала один звук. Звук боли этих уродов, когда бы на них свалилась огромная бомба. Их крики. Вой из-за потерянных конечностей. Вот тогда бы я тоже посмеялась, как и они сейчас.

– Не самая достижимая мечта. Любое оружие массового поражения под запретом со времен Второй Мировой Войны, – устало произнес Артур. – И это замечательно. Иначе бы вся Земля представляла собой одну сплошную Японию.

Диана, конечно, помнила. Историю она знала хорошо. Во многом, благодаря хорошей памяти, но также немалая заслуга принадлежала преподавателю по истории (фамилию которого она уже не помнила, хоть память у нее, честное слово, неплохая, особенно, когда надо было вспомнить все проступки Артура. Вот здесь память ее ни разу не подвела), которую Диана изучала на первом курсе университета. Наверно не только она одна должна благодарить его за хорошее знание истории, но и, как минимум, весь ее поток. Он не только интересно преподносил информацию, но и даже самых безответственных студентов, не подготовившихся к экзамену, все равно каким-то чудом вытянул на тройку. Золото, а не преподаватель.

На одной из лекций, заканчивавшей тему Второй Мировой Войны, преподаватель стал рассказывать про ее последствия.

– Спустя четыре месяца после взятия Берлина силами Советского Союза, – проговаривал в третий раз за день преподаватель по истории, оставшийся без имени, – армия США впервые в истории применила в боевом порядке атомное оружие. Атомные бомбы были скинуты на два города Японской империи. 6 августа 1945 года была почти полностью разрушена Хиросима, а уже 9 августа того же, само собой, года была сброшена бомба на Нагасаки.

После этих ужасных событий, все мировые лидеры сходились во мнении, что Японская империя окончательно капитулирует. И на самом деле все было близко к этому. Спустя неделю после бомбардировки Нагасаки, представители американского и японского правительства встретились на нейтральной территории, а именно в Швейцарии, 16 августа 1945 года.

Но что произошло в тот день за закрытыми дверями, так никто точно и не знает. Ходят слухи, – преподаватель для эффекта даже понизил голос, – что в зал для переговоров тогда вошли десять человек, а спустя полчаса вышли только шестеро. Судьбы же оставшихся четырех человек и их личности до сих пор остаются неизвестными. Только ш-ш-ш, – преподаватель поднес указательный палец правой руки ко рту. – Никому ни слова. Про это знают только избранные члены тайных кругов. То есть, не более пятидесяти миллионов людей по всей Земле, любящих теории заговоров, – под легкий смешок аудитории преподаватель продолжил. – А теперь, давайте отстранимся от теорий различных заговоров и вернемся к фактам.

Как я уже сказал, никто в точности не знает, какие были произнесены или, наоборот, не произнесены слова тем днем, но после переговоров американские политики были взбешены и по их же словам «крайне унижены». Именно «унижение» и повлекло за собой последующие ужасы.

19 сентября 1945 года армия ВВС США сбросила на все более-менее крупные города Японской империи ядерные бомбы. Если быть точным, то удар пришелся по таким городам, как Токио, Иокогама, Осака, Нагоя, Саппоро, Кобе. И, конечно же, по многим другим. Если бомбы, скидываемые на Хиросиму и Нагасаки, взрывались на уровне пятисот метров над уровнем моря, то атомные бомбы 19 сентября, взрывались исключительно после соприкосновения с землей. Таким образом, американская армия хотела не только добиться разрушающего эффекта, но и загрязнить японскую землю большой дозой радиации. Как в последствии было подсчитано, общие жертвы бомбардировки 19 сентября 1945 года составили более сорока миллионов человек, половина из которых скончалась в следствии воздействия радиации.

Уже на следующий день после бомбардировки, император Хирохито, который месяцем позже умрет от радиации, объявил о полной капитуляции Японской империи и попросил у мировых лидеров принять к себе оставшихся в живых жителей Японии. Большинство стран согласились принять у себя японских беженцев. Даже Великобритания и Канада, которые по сути своей помогали американцам в разработке ядерного оружия. Сейчас же, спустя сорок шесть лет, многочисленные японские диаспоры присутствуют чуть-ли не в каждой стране мира, конечно, за исключением США, Китая и нашей родной России (переставшей именоваться Советским Союзом в 1980 году), потому что именно эти три страны отказались в свое время принять беженцев. Слишком уж сильная была вражда между Японской империей и ними. Даже теперь, когда земли Японии стали безопасны, немногие решаются уехать с насиженных мест и вернуться в родные края.

Так, прошу прощения, я слегка отвлекся, – произнес историк. – Давайте вернемся обратно к событиям, произошедшим сразу после неминуемой капитуляции Японской империи.

Американское правительство стали обвинять в чрезмерной и неоправданной жестокости. Обвинениями сыпали лидеры всех мировых держав. С усиленным рвением критика исходила от Великобритания с Канадой, желавших, чтобы все остальные страны напрочь забыли про их причастность к созданию атомного оружия. В США республиканцы использовали данный инцидент в свою пользу и обвиняли Трумэна, на тот момент президента США, в бесчеловечности и безрассудстве. В целом, план республиканцев достиг успеха. 19 сентября 1946 года, ровно через год после массовой бомбардировки Японской империи, Гарри Трумэн был вынужден снять с себя полномочия президента США и уйти в отставку.

Пока республиканцы пытались вернуть себе власть в США, лидеры европейских, латиноамериканских и азиатских стран пришли к выводу, что случившиеся с Японией не должно больше повториться. Собственно, тогда и появилась идея о запрете любого оружия массового поражения. На момент 5 декабря 1945 года более шестидесяти стран были солидарны с этой идеей. А уже к 8 апреля 1946 года этот союз насчитывал восемьдесят одно государство. Не были согласны только США и Советский Союз, потому что США обладала ядерным оружием, а СССР имел определенные наработки и был близок к созданию атомной бомбы. Но все-таки и они вынуждены были присоединиться к остальному миру.

Первым «сдался» Советский Союз, которому пригрозили не только изоляцией, но и полномасштабными военными действиями. СССР, обескровленный и уставший из-за недавно законченной Великой Отечественной Войны, не мог ввязаться в новую. Поэтому, 10 августа 1946 года Сталин согласился присоединиться к мировой коалиции.

США во главе с Трумэном долго были непреклонны. Он отвечал остальному миру, который грозил США изоляцией, что скинет на них атомные бомбы. Хотя, как стало известно из мемуаров приближенных к Трумэну людей, практически весь боезапас ядерного оружия был использован, а создание новых бомб требовало колоссальных денежных затрат, которые конгресс США, по настоянию республиканцев, отказался выделить на новое ядерное оружие. И как только Трумэн покинул свой пост, ситуация резко изменилась. 2 октября – я уже устал повторять какого года – США также вошли в мировой союз.

Таким образом, 23 декабря 1946 года все мировые лидеры собрались в Берне и подписали договор о полном уничтожении имеющегося ядерного или любого другого оружия массового поражения, а также о полном запрете производства и разработки ядерного или любого другого массового оружия.

Этот день считается окончанием Второй Мировой Войны, – преподаватель перевел дух и продолжил. – Ну вот, и подошел к концу блок про Вторую Мировую Войну.

Кстати, о последствиях. По мнению многих экспертов, именно запрет разработки оружия массового поражения позволил ученым сосредоточить свои силы на генной инженерии и добиться в 1963 году создания первого ГМЧ – генно-модифицированного человека. На сегодняшний же день их количество превышает отметку в восемьдесят миллионов. Я несколько лет назад наткнулся на статью о пользе генно-модифицированного человека. Кое-кто из вас наверняка тоже ее читал, но мы все же находимся на юридическом факультете и к биоинженерии не имеем прямого отношения, поэтому для незнающих расскажу.

Ученый, написавший статью, утверждал, что ГМЧ являются более работоспособными, чем люди; они не подвержены заболеваниям; им требуется вдвое меньше воды и пищи для поддержания жизнедеятельности организма, нежели людям, а благодаря медленному обмену веществ срок их жизни составляет триста – триста пятьдесят лет (создают их по образу двадцатилетних мужчин и женщин). Хотелось бы отметить, несмотря на то, что меня с ГМЧ связывает медленный обмен веществ, выглядим мы совершенно по-разному, – историк указал на свой выпирающий живот. – Все они высокие, стройные, красивые. Хотя, последнее – это уже чистая субъективщина.

Первоначально многие со скепсисом и даже недоброжелательностью отнеслись к ГМЧ, оперируя тем, что ГМЧ со временем просто расплодятся и займут место обычных людей. Так что ученым пришлось внести небольшие поправки и сделать ГМЧ полностью не способными обзаводиться потомством. Если вы хотите знать мое мнение, то я с этим согласен на все сто. Иначе такие, как я, – преподаватель снова указал на свой, выпирающий из-под рубашки, живот, – не нашли бы себе место в будущем мире.

Сейчас ГМЧ живут и работают по всему миру, – продолжил историк. – Преимущественно они располагаются в США, Китае, Великобритании, Германии и, само собой, в России. На сегодняшний день генно-модифицированные люди показывают себя, как исключительно хорошие работники и достойные члены общества, хотя это вы и так должны знать.»

Диана подумала, что в свои университетские дни и правда видела только положительные стороны ГМЧ. Они много работали, не уставали, при встрече вели себя вежливо. Занимались тем, что обычные люди не могли делать. От них шла исключительная польза. Но все закончилось, и закончилось довольно резко.

В 1996 году началась засуха. Сначала люди надеялись, что лето просто не хочет уходить, но к ноябрю все стало очевидно. Вода испарялась, причем быстро. По предсказаниям ученых, такими темпами на Земле не останется естественных источников пресной воды уже к 2008 году. После этого началась паника.

Уже были известны способы переработки соленой воды в пресную, но этот процесс занимал очень много времени. Например, из одного литра соленой воды могли получить только сто миллилитров пресной, да и то часов за десять. А о способах получать пресную воду в промышленных масштабах никто и не слышал (даже сейчас люди не смогли придумать такой способ).

Все боялись начала Третьей Мировой Войны. Но никто и не мог подумать, что генно-модифицированные люди, которым и не нужно столько воды, сколько обычным людям, начнут собственную войну. В 1996 их численность была около ста миллионов. Они договорились между собой (ни Диана и ни один из людей не знал, когда они успели) и начали гражданскую войну против людей.

Россия стала одной из стран, где война приняла колоссальный оборот. В один день пять миллионов ГМЧ, находившихся на территории России, принялись убивать. В тот день от рук ГМЧ погибло почти восемь миллионов россиян, больше десяти миллионов были ранены. Но и ГМЧ в тот день понесли серьезные потери. Больше пятисот тысяч из них были убиты. Но Диане этого было мало. Ничто не могло тогда хоть немного порадовать ее. Ведь в тот проклятый день 1996 года, день, когда мир изменился навсегда, убили ее брата. Она редко плакала, считала себя слишком сильной, чтобы рыдать напропалую, но в тот день Диана рыдала, и не могла остановиться. Никто не мог ей помочь, даже Артур. Никто не мог убрать у нее из головы образ мертвого брата с восемью ножевыми ранениями и маской, навсегда застывшего, ужаса на его лице. Именно тогда она и возненавидела всех генно-модифицированных людей и поклялась сама себе, что сделает все возможное, чтобы уничтожить их.

Воспоминания о начале войны и о брате, а может просто боль от пулевого ранения, заставили Диану, к собственному ее стыду, расплакаться.

– Диана? – спросил удивившийся Артур, который до этого видел ее плачущей от силы пару раз.

– Ничего, – она отмахнулась и стала вытирать, полившиеся из глаз, слезы правой окровавленной рукой. – Так, минута слабости. Не принимай всерьез.

– Ты как себя чувствуешь? Голова не кружится?

– Я же сказала, что все хорошо. Сознание не потеряю, не волнуйся, – огрызнулась Диана.

– Хорошо. Как скажешь, – с грустью в голосе произнес Артур.

– Артур, у тебя сигареты остались? – Ей чертовски хотелось выпить (воды, само собой) и выкурить сигарету, но она знала, что последние капли воды у них закончились еще часа четыре назад. Так что надежда оставалась только на сигареты.

– Ты же бросила.

– Я бросила, когда мы собирались завести ребенка, но… (оказалось, что Диана не может иметь детей) Ты сам знаешь. Я просто курила, когда тебя не было рядом. Ты был так рад за меня. Восхищался моей силой воли, и мне просто не хотелось тебя расстраивать. Снова.

– Перестань. Ты же знаешь, что я тебя никогда в этом не винил, – Диана была рада это услышать, но все равно до конца ему не верила.

Артур полез в карман джинсов, достал помятую пачку сигарет «Gold standard» (они были наиболее распространены среди офицеров). Осталось только три штуки.

– Подожди, – вдруг резко произнес он. – А как ты будешь курить и одновременно закрывать рану?

– Я и не буду ее закрывать, – Диана убрала правую руку от раны, к которой уже почти прилипли две мокрые от крови салфетки.

– В смысле? – озадаченно спросил Артур. – Давай хотя бы я ее закрою.

– Артур! – яростно крикнула Диана. – Не будь идиотом! Какая к черту разница! Это уже ни на что не повлияет. А теперь можешь дать мне гребанную сигарету, пожалуйста?

Диане не хотелось на него срываться, но просто эмоции вдруг переполнили ее.

Артур, слегка пораженный, передал одну сигарету ей, другую засунул в свой рот, придержал зубами, чтобы она вдруг не выпала. Затем убрал пачку обратно в карман, достал из него же зажигалку и прикурил сначала себе, потом Диане.

Знакомое ощущение стало заполнять ее легкие. Она расслабилась. На мгновение ей показалось, что снова может потерять сознание. Хоть Диана и уверяла Артура, что с ней все хорошо, на самом деле чувствовала она себя плохо. Слишком много крови было потеряно.

Пока еще Диана окончательно не отключилась, она подумала, что не всегда была курильщицей. А стала потихоньку дымить только с начала войны. После атаки генно-модифицированных, практически все мужчины были призваны в армию. Артур, который на самом деле был отпрыском некогда известной и состоятельной семьи, благодаря еще сохранившимся семейным связям смог быстро – за три года – дослужиться до капитана. С одной стороны, Диана была рада этому, все же офицеры и их семьи имели определенные привилегии, – больше всего ей нравился увеличенный запас пресной воды, поступающий в их квартиру – но с другой стороны, Артура из-за этого почти никогда не было дома. Он был вынужден постоянно находится на передовой, выполнять опасные поручения. Диана за него сильно переживала, ведь по большому счету, кроме Артура у нее и не осталось никого (с родителями она перестала общаться еще до начала войны). Тогда-то она впервые и закурила, потому что слышала о свойстве сигарет успокаивать нервы, что ей было просто необходимо.

Артуру, получившему капитанские погоны в столь короткий срок, многие предрекали блестящее будущее. Говорили, что такими темпами он скоро и генералом может стать. Возможно он бы и смог дослужиться до генерала, но узнать этого у них не получилось.

Когда Артур получил капитана, его перенаправили в штаб к полковнику Маяковскому, который был из бедной семьи и добился всего своими силами. Маяковский не хотел видеть у себя выскочку Артура, дослужившегося до своего звания, по мнению полковника, исключительно из-за семейных связей, и поэтому всячески пытался изводить его. Диана упрашивала Артура, чтобы он не поддавался и не обращал на него внимания. Полгода все было нормально. Артур пропускал мимо ушей любые незаслуженные упреки и пытался сохранять спокойствие. Но в один день он не выдержал и после очередного нагоняя, приправленного словами о его разорившейся семье, Артур ударил Маяковского при всем штабе.

Связей хватило, чтобы не его не понизили и не отстранили от службы. Но про будущую генеральскую карьеру уже никто не заикался. Все понимали, что теперь выше он не поднимется.

Артур, уже мысленно представляющий себя в генеральских погонах, был в не себе от злости. Прежде всего к самому себе, но и конечно же к самодовольному уроду Маяковскому. Его амбиции просто не вмещались в капитанские погоны. После этого инцидента он стал пить. Причем немало. Диана в какой-то момент даже серьезно забеспокоилась. Артур ее не бил, не кричал, но ежедневно повторял свой ритуал: утром опохмелиться, днем начать пить, а к вечеру уже валяться в кровати, пьяным в дрова. Но через три недели такого загула, он все же успокоился и перестал напиваться.

Тем временем, война с ГМЧ не утихала. После коварного нападения на людей в 1996 году, в котором они потеряли десятую часть своего войска, генно-модифицированные отступили. Все выдохнули и подумали, что армия сможет быстро их наказать за проявленную дерзость и жестокость. Поначалу так и было. ГМЧ не могли сопротивляться против подготовленных бойцов, одетых в защитную одежду и снаряженных новейшим оружием. ГМЧ пришлось уйти в подполье и продолжать войну крайне осторожно.

Такая тактика дала свои плоды. Генно-модифицированные нападали на небольшие отряды российской армии, уносили их оружие, броню и прочую амуницию. И вскоре, имея образцы, они уже сами научились изготавливать для себя все необходимое. Вот тогда положение дел серьезно изменилась.

Генно-модифицированные, являвшие собой подобие человека, только более сильного и выносливого, стали постепенно смещать уже национальную армию. Они захватывали дома и даже улицы. Затем смогли прибрать к своим рукам несколько оружейных заводов, что полностью избавило их от недостатка в вооружении. Они настолько осмелели от своих успехов, что решили захватить научные комплексы, в которых их в свое время и производили. Идея была чрезвычайно опасная, потому что эти здания охранялись даже лучше Кремля. Ведь на этих комплексах ученые пытались создать новых существ, способных сражаться с ГМЧ. Они достигли даже каких-то успехов, но закончить исследования у них так и не получилось.

Генно-модифицированные провели массовую атаку на все три российских комплекса. Они потеряли многих, но все-таки смогли проникнуть внутрь. И если бы не самопожертвование ученых, которые взорвали все комплексы изнутри, то война уже была бы окончена.

Как раз это событие и повлекло за собой последующие действия ГМЧ. После неудачи с захватом научных комплексов, их осталось меньше трех миллионов. И генно-модифицированные решили начать переманивать на свою сторону обычных людей. Конечно же не всех, а только тех, кто был на них похож. То есть, исключительно высоких, здоровых людей моложе сорока лет (так как была необходимость в продолжении рода), без физических недостатков. Правительство России первоначально не приняло это в серьез. Ведь кто перейдет на сторону врага, которые и людьми-то по-настоящему не являются. Но ГМЧ продолжили теснить российскую армию, отхватывали себе все больший кусок территорий. И в целом, они начинали выглядеть фаворитами в этой войне. А потом пошел слух, которому Диана нисколько не верила, что ГМЧ научились перерабатывать соленую воду в пресную в промышленных масштабах. После этой новости, которую отрицали и называли полной чушью представители российского правительства, некоторые люди, подходящие по параметрам, стали действительно вставать под знамя генно-модифицированных (знамя представляло собой квадратное полотнище черного цвета с золотыми буквами ГМЧ. Сразу видно, что у генно-модифицированных море пафоса и ни капли креативного мышления. Такая банальность, стыдно даже).

После известия, что люди на самом деле перебегают к генно-модифицированным, некоторые военачальники увидели в этом возможность подослать к ним шпиона. Задание было безусловно крайне опасным, почти что самоубийственным.

Его доверили, уже ставшему генералом, Маяковскому, который должен был выбрать подходящего человека для этой работы. Маяковский все еще не простил Артура за тот удар, и поэтому решил качестве мести послать к ГМЧ именно его.

Идею Маяковского одобрили. Артур идеально подходил: высокий (ростом сто восемьдесят пять сантиметров), поджарый офицер тридцати одного года с приятными чертами лица. Плюс, как многие посчитали, справившись с этим заданием, он мог себя реабилитировать перед начальством и получить второй шанс.

От Артура требовалось узнать их тактику, место дислокации многочисленных отрядов, степень их вооруженности, по возможности подложить жучки и подслушивающие устройства, а потом незаметно сбежать. Понятно, почему Диана не хотела отпускать его. Они много ссорились по этому поводу. Но Артур горел мыслью о возможном прощении и будущем повышении и совсем не слушал ее.

Артур ушел в сентябре 2001, то есть девять месяцев назад. От него должны были поступать какие-нибудь сигналы или информация от поставленных им жучков. Но ничего не было слышно. В те моменты Диана выкуривала по пол пачки за день. Все уже перестали надеяться на его возвращение, но вот двадцать девятого мая без двадцати четыре (Диана навсегда запомнила тот момент) Артур вернулся.

Он сильно исхудал, его тело было покрыто ссадинами, порезами, на боку даже не хватало, о Господи, куска кожи. Артур успокоил ее, сказал, что все в порядке. «Мне нужно идти к Маяковскому, – сказал Артур, – Потом я вернусь, и мы все обсудим, хорошо?» Диана кивнула, он нежно поцеловал ее, обнял и ушел.

Вернувшись вечером он обо всем поведал. Рассказал, как сложно было в самом начале, когда каждого новенького по несколько раз перепроверяли, и только потом, где-то через две-три недели их наконец отпускали и начинали помаленьку вводить в курс дела. Потом, когда он в декабре попал в их передовой центр, который располагался под Нижним Новгородом, Артур начал тайно его изучать. И вот к началу января он смог уличить момент и подложить жучок, который, к несчастью, практически моментально обнаружили. И всех людей, а их там было около пятисот, посадили под замок и стали допрашивать. Одними допросами дело не ограничилось, людей пытались перессорить друг с другом, а потом просто перешли к пыткам, которые длились не один месяц. По итогу к концу марта, из пятисот человек осталось менее четырехсот. Из оставшихся, генно-модифицированные выбрали того, чье алиби было наименее правдоподобным, и в назидании остальным его убили, причем показательно жестоко.

После этого Артур, которого освободили, как и всех остальных, стал раздумывать над планом побега. Узнать уже ничего не было возможно, потому что доверие к людям было минимальным, даже несмотря на то, что его все же оправдали. Он не стал вдаваться в подробности побега, просто сказал, что смог сбежать и за неделю добраться до дома.

Следующие две недели Артур был сам не свой. И его можно понять. Он рисковал своей жизнью, его подвергли пыткам, он чудом остался в живых, но все равно Маяковский и прочие военачальники, хоть и приняли его, не упоминали ни о каком возможном повышении. Видите ли, он не выполнил поставленную перед ним задачу.

«Ублюдки» – другого слова Диана не могла для них подобрать.

Спустя две недели Артур предложил на пару дней съездить в Воронеж. Сказал, что он часто проводил свое детство именно там. Ему хотелось вернуться туда на пару дней, сменить обстановку, и просто отдохнуть.

Диана была только за. Она видела, как плохо Артуру в Москве и сама хотела предложить нечто подобное. На следующий день Артур взял увольнительную, и они на поезде отправились в Воронеж.

И вот сейчас, Артур и Диана сидели на голом полу девятого этажа отеля «Гордость Нации», который в восьмидесятые годы был лучшим отелем в Воронеже.

– Артур, ты веришь в Бога? – неожиданно спросила Диана, выпуская очередное дымное облако.

– Что?

– Ну, в Бога. Мы с тобой никогда не говорили о нем. Так вот, я и хочу узнать твое мнение, – медленно и по слогам произнесла Диана.

– Не знаю, – ответил Артур. – Наверное, нет. С чего вдруг такие вопросы?

– Я тоже когда-то не верила. Мне казалось маловероятным, что кто-то один, пусть и неимоверно могущественный, мог создать целую планету. Но когда умер мой брат, я не хотела, чтобы он просто взял и исчез. Мне пришло в голову, что мой брат может сейчас быть на небесах и смотреть на меня. Как будто он не умер, а просто очень далеко. Понимаешь? – Артур неуверенно кивнул. – И мне было как-то легче смириться с этим. А сейчас, когда мне самой осталось не так много…

– Не говори так! – прервал ее Артур.

– Артур, пожалуйста, – слабым голосом проговорила Диана. – Так вот, когда теперь мне самой осталось не долго, я еще больше стала верить. Потому что знаешь, мне не хочется просто исчезнуть, а хочется существовать дальше, пусть и без тела. Так я хотя бы смогу наблюдать за тобой, – Диана сделала очередную затяжку, выпустила дым и продолжила. – Помнишь, я тебе постоянно твердила про свою мечту, а ты, гад такой, называл ее сумасбродной.

– Ты всегда хотела, чтобы мы умерли в один день.

– Вот именно. Но сейчас я рада, что ты не ранен, и у тебя есть шанс выжить. Я чертовски рада, – заключила Диана все более ослабевающим голосом.

Артур не смог ничего ответить. Просто, как и Диана, продолжал курить сигарету и выпускать дым из своих легких.

Диана закрыла глаза. В коридоре слышались шаги. Но ей было не до них. Кровь все текла и текла, и Диана почти уже лишилась сознания. Когда дверь открылась и на них с Артуром направился свет от автоматов в руках ГМЧ, она на секунду открыла глаза и обрадовалась.

– Артур, – произнесла Диана, видевшая исключительно яркий свет, с восторгом в голосе, – это Рай? Я в Раю?

– Почти, – произнес Артур, повернул голову к Диане. Из его левого глаза стекала одинокая слеза. – Ты почти в Раю, дорогая.

После его слов прозвучали две автоматные очереди.

– Прости меня, – произнес Артур, вытирая слезу.

Солдаты ГМЧ выключили фонари, и смотрели на Артура. Он все еще сидел по правую руку от своей жены, чье тело было поражено десятком пуль. Артур поцеловал Диану в губы, из которых стекала струйка крови. Провел большим пальцем по свои губам, вытер кровь, сделал последнюю затяжку сигареты и затушил ее о пол.

– Спасибо парни, что дали время попрощаться, – сказал Артур, подходя к своим бойцам.

– Да не за что, господин генерал, – произнес один из генно-модифицированных солдат.

– Я впервые стрелял холостыми патронами, – произнес другой почти с ликованием. – Отдачи почти не было.

– Так оно и бывает, – сухим голосом проговорил Артур. – Парни, у вас воды случаем не осталось?

– Конечно, господин генерал, – ответил солдат, стрелявший холостыми патронами, передавая Артуру бутылку с водой.

Артур сделал большой глоток, удовлетворенно выдохнул и протянул бутылку обратно.

– Не переживайте, у нас в машине еще литра три есть, – Артур оставил бутылку у себя. – Господин генерал, – продолжил солдат, – нам надо забрать вашу жену и отвести к главнокомандующему.

– Да, да конечно, – отстраненным голосом проговорил Артур. В последний раз посмотрел на Диану, в ее всегда живые глаза. – Уносите.

– Так точно, – в унисон проговорили солдаты, взяли тело Дианы и вышли из комнаты.

Когда солдаты вышли, Артур уставился на следы крови, оставшиеся от его жены. На стене красовались кровавые подтеки, перебитые пулевыми отверстиями. Смотря на такую картину, он подумал про свою самоубийственную вылазку.

На самом деле же деле все прошло не так, как он рассказал своим командирам и Диане. На этапе проверки, его взяли. Оказывалось, что у ГМЧ есть досье на каждого офицера российской армии. Его быстро узнали. С конца сентября по март, он провел в заточении. Его подвергали ежедневным пыткам, многие из которых были настолько ужасными, что сознание просто стерло их памяти, дабы он не сошел с ума. И так больше пяти месяцев. Затем в один мартовский день, дверь открылась, (Артур с неизбежностью мог предсказать следующие пару часов) и генно-модифицированные зашли. Но к приятной неожиданности для Артура, пыток на сегодня запланировано не было. Вместо них, его повели в кабинет к главнокомандующему (все его звали просто главнокомандующий и не иначе) армией ГМЧ в России. Артур до сих пор помнил их разговор, точнее почти монолог, ведь его сил не хватало даже на несколько связанных предложений. «Господин Пономарев, – обращался к Артуру главнокомандующий, – приятно видеть вас. Как мне докладывают, спустя пять месяцев пыток вы все-таки пребываете в здравом уме, что очень похвально и слегка странно. Немногие могут продержаться так долго, а еще меньшие сохраняют рассудок. Обычно мои истязатели крайне изобретательны, но с вами вижу им справиться до конца не удалось. Вы кончено рассказали все, что нам было нужно, но здравый смысл остался при вас. А это дает нам новые возможности и перспективы, не так ли? – Артур спросил, о чем он, мать его так, толкует. – Видите ли Артур, нам нужен такой человек, как вы. Ваша стойкость разума, в совокупности с вашим положением в российской армии, делает вас исключительно полезным человеком, – Артур попросил его выражаться более определенно. – Я хочу, чтобы вы перешли к нам. Мы побеждаем не только в России, но также в США, Европе, скоро перейдем в наступление в Китае. У людских армий просто нет шансов. Подумайте сами, здесь вы сможете добиться всего, стать тем, кем достойны. Кем гордились бы ваши родители. Артур вы могли бы вернуть состояние и былое величие своей семьи. Надо всего лишь доказать свою лояльность и преданность нашему делу, – он слегка помедлил. – Смерть вашей жены будет достаточным доказательством. Не надо на меня смотреть таким взглядом. Она не может иметь детей, так что у нас ей делать нечего. Вы сами понимаете, что забота о новом поколении является первостепенной задачей, учитывая неудачу с захватом комплексов. При том, здесь вы можете найти себе новую жену, обзавестись детьми и продолжить вашу семейную династию. Вы этого всегда хотели, не отрицайте, – Артур не стал отрицать. – Мне совершенно не важно, сами вы ее убьете или подстроите ее смерть, но она должна умереть. Это будет просто показатель доверия. Так что, вы согласны?»

Человек, в котором после пяти месяцев ежедневных пыток осталась лишь мизерная часть прежнего Артура, сопротивлялся, но недолго. Все-таки, выбора у него не было. Либо он убивает жену и встает на сторону победителей, либо возвращается к пыткам (этот вариант Артура совершенно не устраивал). Лица Дианы, он уже не помнил. Каждый раз, когда он закрывал глаза, вместо жены он видел участок на теле, где раньше была его кожа.

Артур достал пачку сигарет. Вынул последнюю сигарету «Gold standard», вконец смял пачку и выкинул ее. Неспешно выкурил сигарету. Еще раз бросил взгляд на место, где пять минут назад умерла его жена и вышел из номера. Его ждали дела. Чертовски много дел.

0
Войдите или зарегистрируйтесь с помощью: 
6 Комментарий
старее
новее
Inline Feedbacks
Посмотреть все комментарии

Текущие конкурсы

"КОНЕЦ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА"

Дни
Часы
Минуты
Прием работ завершен! Огромное спасибо за ваше внимание к нашему конкурсу. Все принятые рассказы опубликованы. Проходит этап судейского голосования.
Результаты зрительского голосования тут

Последние новости конкурсов

Последние комментарии

Больше комментариев доступно в расширенном списке
  • Grold на МаятникМне по душе подача со стороны. Она хорошо смотрится именно в…
  • Grold на Последний корабль с ЗемлиХороший рассказ. Я бы посоветовал автору сделать из рассказа…
  • Grold на БолезньОшибки в основном исправимы. Рассказ действительно хорош. Пр…
  • Inkognito на Мы этого достойны!Спасибо огромное за такую глубокую и развернутую рецензию. П…
  • СашаОбыкновенный на Мы этого достойны!Это надо уметь. Совместить самое заезженное явление века (ре…

Последние сообщения форума

  • Мерей (Михаил Помельников) в теме Вести с полей
    2020-09-27 16:43:07
    Грэг ( Гр. Родственников ) сказал(а) Давно бы уже согласились на самосуд, разделили рассказы на группы и…
  • Nornochka в теме Вести с полей
    2020-09-27 13:28:59
    Стенька Разин сказал(а) Ага… И мёртвые с косами стоят.. 🧟 🧟 Ландшафтный дизайнер из вас так себе Не всем…
  • Грэг ( Гр. Родственников ) в теме Вести с полей
    2020-09-27 12:55:14
    Давно бы уже согласились на самосуд, разделили рассказы на группы и проголосовали. А доказывать, что самосуд зло -…
  • Alpaka в теме Вести с полей
    2020-09-27 12:23:24
    *задумчиво следит за перекати-полем*
  • Артём Скакунов в теме Вести с полей
    2020-09-27 11:32:55
    Оллира сказал(а) Тишина-то какая. Ага, тоже это видите?

случайные рассказы конкурса «Конец человечества»

Поддержать портал

Отправить донат можно через форму на этой странице. Все меценаты попадают на страницу с благодарностями

Авторизация
*
*
Войдите или зарегистрируйтесь с помощью: 
Генерация пароля