Размер шрифта

Для более комфортного чтения вы можете настроить подходящий размер шрифта:
АА--  АА-  (АА)  АА+  АА++  

Подарок Колдуна


Ламия открыла глаза — за окном уже было светло. На столе у окна, как всегда, стоял завтрак, заботливо прикрытый вышитым полотенцем, чтобы не остывал. В небольшой печке в углу комнаты ярко полыхал огонь. Девушка потянулась, размяв руки после сна, но вставать с кровати ей не хотелось. Сегодня хоть и пятница, но выходной, поэтому можно было поваляться и полениться, на уроки спешить не надо.

Сегодня тот самый день в году, который она всегда ждала. Шестого января две тысячи четвёртого года родилась она, Ламия Лафатер. Её род был очень древним, шедшим от швейцарских алхимиков, переехавших в Российскую империю ещё в восемнадцатом веке. Но в связи с тем, что в последние сто лет и особенно во времена СССР были гонения на всё сверхъестественное (колдунов отлавливали, сажали в тюрьмы или просто уничтожали), её роду чудом удалось выжить. Из-за этого её семья не очень практиковала магию, а занималась обычными мирскими делами. Отец Ламии открыл небольшой антикварный магазин, в котором и работал вместе с супругой. Только бабушка верила в то, что магия в России начнёт возрождаться и передавала свои знания девочке. Понемногу, по крупинке, но передавала. Именно бабушка настояла, чтобы новорожденную назвали в честь дочери древнегреческого бога Посейдона, которая перед тем как заснуть вынимала свои глаза и клала рядом с собой в чашу, и питалась исключительно людьми. Как уверяла своего сына старая ведьма, так сошлись звёзды, поэтому внучка должна быть Ламией Лафатер, и стала таковой. Никто в семье не мог перечить главе рода.

И вот однажды свершилось: в две тысячи пятнадцатом году Ламия получила приглашение обучаться в воссозданной школе магии в Москве. Хотя, конечно, это не совсем школа, а скорее магический класс из четырёх учеников, проживающих на полном пансионе в усадьбе директора Всеслава Борисовича Трисмегиста, очень могущественного волшебника, одного из немногих, кто продолжал борьбу за магию во времена СССР и даже возглавлял подполье.

Усадьба состояла из главного здания, в котором проходили занятия, нескольких строений за ним, столовой, бани и склада. Под зданием школы была библиотека, больше похожая на зал в средневековом замке. Огромный яблоневый сад отделял здание школы от шести отдельно стоящих домиков. В четырёх из них проживали ученики, а два стояли пустыми, для будущих воспитанников.

Школа жила по старому времени, по Юлианскому календарю, так как магическое сообщество России никогда не переходило на Григорианское летоисчисление. В начале учебы это показалось Ламии самым странным. Получалось, что она родилась не шестого января две тысячи четвёртого, а двадцать четвёртого декабря две тысячи третьего. Но за время учёбы все ученики уже свыклись с этим, ведь усадьба была изолирована от обычного мира при помощи чар, заклинаний и непроходимого леса, который назывался Мёртвым. Контакты с внешним миром были минимальны, поэтому ребята очень скоро стали жить в ритме древнего календаря.

На занятиях ученики изучали как магические науки, так и обычные школьные предметы, таким образом они получали полное среднее и магическое образование. Это очень нравилось Ламии, т.к. она была из тех девушек, которые обожают учиться и постигают науки в течение всей жизни, как в общем и положено настоящим потомственным ведьмам.

Ламия встала с кровати и подошла к окну. На улице всё было белым бело: огромные шапки снега лежали на ветвях деревьев Мёртвого леса, нетронутые сугробы скрывали под собой весь небольшой участок у её домика. Она подняла полотенце со стола — на подносе стояла кружка с горячим какао и несколько пышных тёплых ватрушек. Глотнув напиток, она поправила корягу в террариуме, также стоявшем на её ученическом столе. Тут же незамедлительно из своего укрытия под корягой вылез огромный паук, птицеед-голиаф.

— Привет, Сократик! – обратилась Ламия к своему питомцу и погладила его.

На её бледном от природы лице появилась очаровательная улыбка. Пауки были её страстью с самого детства, и вот в честь поступления в школу родители подарили ей Сократа.

Доев последнюю ватрушку, она взяла из ящика стола глиняную свистульку и подула в неё.

— Доброго дня, юная ученица! Откушали? Убрать? – произнесла, появившаяся из воздуха домовиха. Маленькое лохматое создание в красном платье, подпоясанном верёвочкой, стояло в центре комнаты.

— Да, Марьямка, будь добра. Ты не скажешь, как там на улице?

— Ой, холодно, очень холодно, хотя, конечно, так и должно! Ведь Карачун[1] же сегодня.

— Дорогая, а поточнее, цифрами, как людины[2], можешь сказать?

— На кухне слыхала я, говорили, что сейчас вот девятнадцать градусьев, а ночью так вообще двадцать восемь будет.

— Градусов, Марьямка, градусов, а не градусьев, – с улыбкой произнесла Ламия.

— Ну холодно, в общем, – домовиха забрала поднос и растворилась в воздухе.

Едва девушка успела заправить постель и одеться в своё любимое чёрное кружевное платье, как в дверь постучали.

— Войдите!

Дверь распахнулась, впустив в комнату морозный воздух. На пороге стоял Сашка, её одноклассник и лучший друг.

— Привет, Лам! – закрывая побыстрее дверь, сказал Саша. – С днём рождения тебя! С твоим тринадцатилетием!

Он протянул ей небольшой свёрток, по-мальчишески неаккуратно завёрнутый и завязанный ленточкой с бантиком. Ламия развернула подарок – это была книга под названием «Чёрная курица или Подземные жители» Антония Погорельского.

— Ты вот любишь читать всякие мрачные истории, вот я и решил тебе подарить нечто подобное.

— Спасибо, Саш, огромное спасибо. Проходи.

— Не-не, я тут постою, – ответил он, с опаской глядя на террариум на столе. Прошло уже больше года, как Сократ появился у Ламии, но Саша так и не смог привыкнуть спокойно находиться рядом с этим огромным пауком.

— Ну не будешь же ты стоять там у двери?! Хватит, Саш, он не укусит.

— Да мне всё равно уходить надо. Я же наказан за то, что неправильно сваренное зелье вылил не туда, куда надо, ну ты помнишь, – он развёл руками в стороны. — Мне сегодня помогать госпоже Кальке в библиотеке разбирать новые поступления книг. Я просто зашёл поздравить тебя и спросить, во сколько за тобой зайти на праздник-то?

— А во сколько начало праздника? Уже объявили?

— Да вроде в семь вечера. Мне Воструха так сказала.

— Ну вот, значит в семь и заходи.

— Договорились! – Сашка вышел на улицу, снова запустив в комнату порцию ледяного воздуха.

Ламия подкинула небольшое полено в печку, немного подумала и снова вызвала домовиху.

— Да, юная ученица, что стряслося?

— Марьямка, сегодня же праздник, помоги-ка мне придумать да подготовить наряд.

***

Без пяти семь вечера Ламия стояла у зеркала и с улыбкой рассматривала своё нелепое по современным меркам одеяние — вывернутый мехом наружу тулуп и валенки, которые явно были немного велики девушке. В ожидании праздника ей в голову пришла мысль о том, что как же всё-таки странно, что там, за границей усадьбы, верующие людины-христиане через несколько часов начнут праздновать Рождество, а юные маги и их педагоги, домовые, дворовые и даже учительница-коби[3] ещё до сих пор живут в прошлом году. Из размышлений её вырвал стук в дверь.

— Заходи, Сашка! – радостно воскликнула Ламия и быстро надела маску, которую держала в руке. Маска представляла собой деревянное грустное лицо с огромной длинной бородой из пакли.

— Ой, блин! Ну ты даёшь, Лам! Зачем же пугать-то? – отпрянув назад, крикнул Саша.

— Ну и как тебе? Марьямка мне помогла стать настоящей ряженой, – произнесла Ламия и покрутилась вокруг оси, правда вышло это ужасно смешно и неуклюже.

— Ты похожа на домовиху. Марьямка тебя в свою бабулю превратила, – ребята дружно рассмеялись. Сашка был тоже одет в тулуп, меховую шапку-ушанку, валенки и красивые вязанные варежки, которые ему прислала его бабушка Лида.

— Точно, а я и не подумала. Ведь и правда похожа на домовиху стала, – глядя в зеркало, сказала Ламия.

— А вывернуть тулуп — это и правда классная мысль! Помоги мне, Лам, я тоже стану лохматым.

Девушка помогла своему другу вывернуть тулуп, и наконец они вышли на улицу. Мороз сразу крепко ухватил за щёки и нос. Домовые с кухни не ошиблись – очень было похоже на ниже двадцати пяти градусов. Безветренная звёздная морозная декабрьская ночь. Все четыре домика, в которых сейчас проживали ученики, были украшены звёздами. Это были большие звёзды-канделябры, которые крепились на крышах и горели огнём множества свечей, вставленных в них.

— Лам, а вот ты не знаешь, что это за звёзды? В честь чего?

Сашка был хоть и из древнего волшебного рода, но о том, что магия вообще существует узнал только тогда, когда получил приглашение на учёбу в одиннадцать лет. Поэтому он мало что знал о мире магии и колдовства, только то, что проходили на уроках, и то, что рассказывала ему Ламия.

— Это символ звезды Сириус. Сириус – звезда магов, вон она, – Ламия подняла руку и указала варежкой в сторону созвездия Ориона. – В эту ночь Сириус и ещё три звезды из пояса Ориона точно указывают на место, где завтра будет восход солнца.

Сашка, конечно, посмотрел на небо, но так как практически не разбирался в астрономии, такого урока ещё в школе не проходили, он не знал, где созвездие Ориона, и поверил Ламии на слово.

— Ладно, Сашка, пошли быстрее, а то всё пропустим, – девушка указала пальцем на мерцающие огни на краю яблоневого сада.

Снег под ногами весело скрипел и похрустывал, а изо рта у ребят валил пар. Хоть тропинка к месту праздника и была протоптана, но идти было сложновато. Вот уже показался шатёр лавки волшебных товаров турка Алмаза. Обычно все праздники проходили у этого магического магазина. Огромные костры освещали поляну, на которой уже собралась толпа. Были все: и педагоги, и домовые, которые жили в усадьбе и фактически делали всю хозяйственную работу, и ещё какие-то магические существа, с которыми ребята не были знакомы. Настя и Виктор, одноклассники Ламии и Саши, так же стояли недалеко от одного из костров, и увидев их, приветственно замахали руками.

— Вы чего так поздно-то? – сказал Витя. – Уже вот-вот и опоздали бы, речь директора не услышали бы.

Только Виктор произнёс эту фразу, как за трибуной, установленной прямо в снег, появился Всеслав Трисмегист. Все существа на поляне сразу замолчали, и только треск поленьев в кострах нарушал почти мёртвую тишину. Ламия быстренько осмотрела всех присутствующих. Домовые были в своих обычных одеждах, дворовой Аред тоже, но одел странную шляпу, из которой торчала во все стороны солома. А вот педагогов Ламия не смогла узнать. Все учителя были в масках: кто-то был козлом, кто-то с волчьей головой, а один педагог вообще был в маске какого-то страшного существа, больше похожего на демона из книг. Ламия узнала только профессора кота Баюна, который вёл «Историю магии на Руси». Он хоть и был в маске, но пушистый кошачий хвост не спрятал. Из учеников в маске была только она сама, Витя и Настя были в тулупах, валенках и варежках. Всеслав Борисович Трисмегист стоял за трибуной в красиво вышитой шубе синего цвета и меховой шапке, украшенной камнями. Директор со своим магическим посохом и в этих одеждах был похож на деда мороза. Вот он стукнул посохом о снег, привлекая внимание, и начал говорить.

— Друзья! Добрый вечер! Сегодня ночью у нас праздник! День Карачуна! Завтра день зимнего солнцестояния!

Все присутствовавшие подхватили его слова продолжительными аплодисментами.

— В этот день наши предки почитали Триглава и Рода, Даждьбога и Коляду[4]. Завтра солнце сдвинется к северу и день начнёт увеличиваться. Солнце уже будет смотреть не на мороз, а на тепло! – с ударением на последнее слово произнёс директор, и все на полянке снова захлопали в ладоши и заулюлюкали.

— Призываю Вас всех веселиться сегодня, танцами и плясками прогнать тёмную силу Карачуна, что укорачивала солнечные дни! – Всеслав ударил посохом и неизвестно откуда заиграла весёлая музыка.

Невидимый оркестр огласил зимнюю ночь заводной мелодией. Музыка играла повсюду и нигде одновременно. Все, кто был на полянке тут же пустились в пляс вокруг костров. Ламия и остальные ребята тоже присоединились к танцам.

Если бы кто-то из обычных людин видел эти танцы со стороны, то точно бы решил, что это шабаш ведьм. Лохматые создания в странных и страшных масках прыгали и скакали вокруг костров, кричали, падали в снег и смеясь снова вставали и продолжали извиваться и кривляться в танце под музыку невидимого оркестра.

Через некоторое время несколько домовых исчезли, чтобы вернуться с огромными подносами, на которых были только что испеченные булки белого мягкого хлеба, мёд и бокалы с горячим глинтвейном для всех празднующих. От хлеба и напитков на морозе шёл густой пар – настолько было холодно, и настолько они были горячи и свежи. Основательно перекусив, участники торжества с удвоенной силой принялись танцевать.

Домовиха Воструха в шутку кинула снежок в Сашку, и вот уже на полянке происходила битва снежками – люди против нелюдей, маги против домовых. Спустя некоторое время бой продолжался уже из-за стен двух снежных крепостей: по очереди то одни, то другие радостно и с криками атаковали укрепления противника.

Из-за активных танцев и игр мороз не чувствовался совсем. Было настолько жарко, что многие уже веселились без шапок и варежек с расстёгнутыми тулупами. Даже у вечно бледной Ламии на щеках выступил румянец, хотя, конечно, ночью в свете костров его все равно никому не было видно.

Во всём этом безшабашном веселье не принимал участия только один человек – Всеслав Борисович Трисмегист. Директор, словно сам бог Карачун, стоял за трибуной и смотрел на всех, улыбаясь и потягивая глинтвейн. Он вместе со всеми радовался удавшемуся празднику. Хоть он практически и не двигался, но тоже не испытывал холода, как и все вокруг. Мороз и холод отступили из-за ведьминых плясок с этой полянки.

***

За десять минут до полуночи Всеслав вновь ударил посохом о снег и громогласно объявил:

— Внимание, друзья! Сегодня в нашей школе ещё один небольшой, но очень важный праздник – день рождения у нашей ученицы Ламии Лафатер. Ей сегодня исполнилось тринадцать лет!

Все на полянке устремили свои взоры на Ламию и захлопали в ладоши. Кто-то из домовых стал выкрикивать поздравления. Ламия ужасно смутилась от такого количества внимания к её скромной персоне. Директор продолжил:

— Поздравляю тебя, Ламия! Надеюсь, ты будешь и дальше продолжать учиться так же хорошо, как и всегда, и в скором времени станешь прекрасной волшебницей и мудрой ведьмой, тем более к травам и зельям у тебя явная предрасположенность. От себя хочу преподнести тебе подарок. По традиции в день Карачуна людины гадали, пытались узнать какие-нибудь события, которые их ожидают в будущем. Ну а мы же не людины, мы маги и можем действительно заглянуть в грядущее, если очень постараемся, конечно, – директор загадочно улыбнулся, так как на самом деле дар предвидения – это очень большая редкость даже в мире магов и колдунов, и все это знали. – Так вот, я готов подарить тебе пророчество касательно твоей судьбы, которое обязательно сбудется. А о чём это пророчество, пусть выберут все присутствующие. Это будет их подарок для тебя.

Всеслав повернулся ко всем на полянке и попросил прокричать то, что показать Ламии из её будущего, о чём именно ей напророчествовать. Педагоги кричали про будущие успехи в учёбе, одноклассники Ламии требовали показать ей, кем она станет, когда будет взрослой. Домовые, все как один кричали два слова – суженый и ряженый. Ну а так как домовых было большинство, то их крики поглотили все остальные. Всеслав вслушивался, прикладывая руку к уху, как будто хотел услышать получше, что именно кричат присутствовавшие, и через несколько минут стукнул посохом по снегу.

— Решено! По требованию большинства увидишь ты, Ламия, свою будущую любовь!

Девушка от стыда покраснела так, что даже в ночи это стало заметно. Директор заметил её смущение и успокоил Ламию:

— Не волнуйся, это увидишь только ты и никто более. А главное – ведь будущее, хоть и можно посмотреть, его так же можно и изменить! Запомни это, моя дорогая ученица, ведьмы в силах изменить своё будущее, если, конечно, оно им не понравится, – с этими словами Всеслав заулыбался и подмигнул Ламии. От этого она снова засмущалась пуще прежнего. – Подойди ко мне, дитя, встань в круг!

Всеслав направил свой посох на снег, и недалеко от трибуны появился круг огня. По непонятным причинам горел сам снег. Горел, но не таял, так как пламя было абсолютно холодным и невысоким.

Ламия легко переступила через синие огни и встала в центре. Всеслав подошёл к кругу и начал произносить шёпотом, еле шевеля губами, заклинание:

— Veni, Epiphaniae, aperta visio, stella veneficas ostendere futura virginis.

Это было очень странно, ведь Всеслав всегда колдовал и произносил заклинания на русском или старославянском языках. А тут говорил на иностранном наречии, которое ни Ламия, никто бы то ни было из присутствующих не понимал.

Колдун повторил эту фразу несколько раз и поднял свой посох вверх так высоко, как только мог. С неба в вершину посоха ударил рассеянный, еле уловимый глазом луч света, а через секунду из посоха вырвался уже яркий концентрированный синий луч, который поразил Ламию в самый лоб. Последнее, что она увидела, прежде чем погрузиться в кромешную тьму, — это то, что рассеянное свечение шло с неба, от ведьминой звезды Сириуса.

Тьма перед глазами начала постепенно рассеиваться. Серые клубы темной материи оседали, и перед девушкой начали пробегать живые картины из жизни, смазанные, нечёткие очертания неизвестно кого и чего. Люди на этих абстрактных изображениях что-то делали, куда-то шли, занимались обычными делами. Но она не могла разобрать, как они выглядят. Сильно размытые силуэты в постоянном мерцании света от неизвестного источника – это всё, что она смогла разглядеть. Ламия всматривалась, пыталась понять, узнать их, даже протянула руку, чтобы поймать одно из изображений, но от её прикосновения оно вмиг рассыпалось, как пыль. Вдруг нечёткая круговерть внезапно остановилась, и яркое освещённое изображение застыло перед глазами!

Молодой красивый мужчина, блондин с очень пронзительным взглядом чёрных глаз смотрел на неё и улыбался загадочной притягательной улыбкой. Он поднял руку и поправил свои волосы. Ламия увидела на безымянном пальце правой руки мужчины золотое колечко с маленьким паучком, у которого были рубиновые глазки. Больше она не видела ничего: ни одежды, ни места, где стоит этот мужчина, только его прекрасное лицо и обручальное кольцо. Это видение отпечаталось у неё в памяти, казалось, навсегда.

Тут снова начала густеть тьма, поглощая прекрасное видение, и уже через пару секунд неведомая сила вырвала Ламию из потустороннего мира обратно на праздничную полянку. Она всё так же стояла в круге огня, который уже практически потух.

— Всё, что ты увидела, дорогая, это для тебя и только для тебя, – произнёс Всеслав, опуская свой посох. После этого он громогласно обратился ко всем на поляне:

— Свершилось! Настал день Карачуна! Продолжаем веселье!

К Ламии в этот момент подбежали друзья и наперебой стали расспрашивать, что она увидела по ту сторону сознания: как это вообще, какие ощущения она испытывала, было ли ей больно и тому подобные вопросы. Но девушка просто молчала, переводила взгляд с Саши на Витю, потом на Настю и загадочно улыбалась, иногда в ответ пожимая плечами.

— А ну-ка кыш! – смеясь сказал Всеслав, – дайте ей прийти в себя. Да и пророчество лишь для неё, она ничего вам не должна говорить, не вынуждайте подругу. Идите лучше налейте себе глинтвейна, ребята, и продолжайте танцевать. Через несколько минут наш дворовой Аред запустит фейерверки! А она подойдёт к вам чуть позже, как дух переведёт.

Ребята послушались директора и оставили Ламию в покое, позволив ей остаться одной.

Когда юная колдунья окончательно пришла в себя и смогла выйти из круга огня, она решила не продолжать праздновать, а, попрощавшись со всеми, побрела к себе в домик, попросив друзей её не провожать. Ей просто хотелось подумать, поразмышлять в одиночестве об увиденном, сидя на полу и глядя на полыхающий огонёк в печи, укутавшись в шерстяной плед.

Благодаря подарку великого колдуна теперь она знала своего жениха в лицо! А самое главное – среди празднующих на полянке, да и вообще среди всех, кого она знает, пока мужчины из видения или похожего на него юноши не было. Ей ещё только предстояло познакомиться с ним в будущем.

Перед тем, как войти к себе в домик, она посмотрела в чистое ночное небо и еле слышно произнесла звезде Сириус: «Спасибо!»

[1] День Карачуна — день зимнего солнцестояния, день бога Карачуна, который совпадал с одним из самых холодных дней зимы 25 декабря.

[2] Маги и колдуны в России называют людинами обычных людей, не обладающими магическими способностями.

[3] Коби — это человек, родившийся в семье двух волшебников, но не унаследовавший их сил. В семье его используют только для ритуальных танцев, в которых они совершают особые движения – кобенятся, а в остальном они обычные людины.

[4] Древнеславянские божества.

 

Мы будем благодарны, если вы потратите немного времени, чтобы оценить эту работу:

Оцените сюжет:
8
Оцените главных героев:
8
Оцените грамотность работы:
7
Оцените соответствие теме:
8
В среднем
  yasr-loader

Важно
Если вы хотите поговорить о произведении более предметно, сравнить его с другими работами или обсудить конкурс в целом, сделать это можно на нашем Форуме

(Запись просмотрена 146 раз(а), из них 1 сегодня)
1

Автор публикации

не в сети 7 месяцев

Inkognito

72
Как мы можем требовать, чтобы кто-то сохранил нашу тайну, если мы сами не можем её сохранить?
Франсуа де Ларошфуко (1613–1680)
Комментарии: 0Публикации: 93Регистрация: 07-07-2019

Другие произведения автора:

28

Человек в чёрном фраке ...

15

Тибо и Оливи. Приключения в Париже. ...

5

Два маленьких чуда для большего счастья ...

Похожие произведения:

19

Пятьдесят на пятьдесят ... Автор: Антон (Nvgl1357)

16

Рыцарь ... Автор: пилигрим

27

Прием работ на конкурс «Темные, светлые духи Рождества» закончен! ... Автор: Илья Бахонин (Marsianin)

Понравился материал? Поделись им с друзьями

9 комментария(-ев) на “Подарок Колдуна

Приятный, романтичный рассказ. Так как я поклоница Гарри Поттера, мне особенно понравилось )) Сказочная история о маленьком магическом приключении юной волшебницы. Прикольно, автору спасибо.

И в целом конкурс класс! Есть что почитать в отпуске.

1

Присоединяюсь к комментарию, довольно атмосферный рассказ. Лес, снег и волшебство под праздник, что ещё нужно девушке))

0

Вот читаю рассказ. Главная героиня поступила в школу. Наступил ее день рождения, по совместительству день Карачуна. Она пошла вместе с друзьями на праздник, где ей подарили подарок в виде предсказания. И вот что я должен из этого вынести? Где интригующий сюжет? Где конфликт? Где мысль, над которой можно хоть чуть-чуть подумать? Читателю даже не говорят, кого там увидела Ламия, оправдывая это тем, что дескать она сама не знает, кого там увидела. Ну то есть вообще ни о чем. Сюжет пустой, никакое действие ни к чему не приводит. Мне не хочется радоваться или переживать за героиню в конце, потому что я банально не понимаю, над чем там радоваться или переживать.
Далее чуть-чуть по фактам пройдусь. СССР — снова машина зла. Да даже Церковь еще при Сталине прекратили преследовать. А за магами прям до 1991-го года гонялись, именно так, да.
Как по мне, локация для школы в виде Мертвого леса рядом с Москвой — не очень хороший выбор. Логичнее было бы ее расположить либо в самой Москве, либо в лесу, но тогда где-то в глубинке. Просто очень сложно представить, даже допуская, что мир, все-таки, выдуманный, хоть какой-то девственный клочок природы рядом со столицей.
Может, есть еще какие-то нелогичности более объективные, но я не заметил. Зато точно есть несоответствие теме конкурса. Но это, опять-таки, ИМХО. Здесь тема дня рождения, и подарок Ламии делали на день рождение, а не на Карачун.
Резюмируя: сюжет пуст, а вместе с ним и все остальное, включая персонажей. Не в обиду будет сказано фанатам Гарри Поттера, но только у них, как мне кажется, данный рассказ и способен вызвать какие-то чувства на уровне ностальгии.
Автору удачи и интересных сюжетов!

3

Михаил, хотелось бы немного оспорить Ваш комментарий.
Во первых в чём несоответствие конкурсу? Зима — есть, волшебство — есть, духи..вроде как присутсвуют. Это лирика конечно, но вот я (ИМХО) не уловила несоответствие.
Во вторых…СССР — был великой страной..великой, но в то же время и ужасной. И то, что инакомыслие в СССР всегда преследовалось, это я знаю даже по себе, так как являлась гражданкой той страны и с юности поклонница рок-музыки со всеми вытекающими. Так что, это вполне логично, что любых нестандартных людей (волшебников) там бы преследовали. То, что автор упомянул в этом ключе СССР, на мой взгляд, говорит о том, что он тоже родился и жил в той стране, но не пытается, как сейчас модно, оголтело оправдывать всё, что было совершено тогда, а здраво смотрит на историю. Да и где Вы взяли, что до 1991 года? В тексте этого нет. Я даже перечитала..нет.. просто упомянуто СССР без каких либо дат.
В третьих..Интрига, конфликт и прочее, что Вы искали…ну это же рассказ. Не Роман, повесть или там ещё что-то..просто романтичный рассказик про девочку и её маленький праздник. Это моё мнение.
Ну и в четвёртых.. Вы, Михаил, конечно извинились, за своё отношение к фанатам Гарри (коим я являюсь в свои 40 лет)…но в Ваших словах явно сквозит пренебрежительным отношением к таким))) Чем же мы Вам так не угодили то? Глупости читаем, сказки, а не серьёзные вещи))

1

Что хочу в свою очередь сказать Вам. Во-первых, любое произведение хоть сколько малого объема всегда строится на конфликте — это основа истории. Что-то произошло, на что последовала реакция героев, являющаяся двигателем истории. Взять к примеру мою любимую «Любовь к жизни» Д. Лондона. В двух словах: история о том, как заплутавший путник пытается выйти к людям. Конфликт в том, что он пытается выжить. У него есть цель и мотивация к действию — за ним интересно наблюдать и ему хочется сопереживать. А та мысль, которую вкладывает автор в рассказ, может передаваться через действия героя, и читатель может думать, почему в этой ситуации герой поступил именно так, а не эдак. Если в историю не вложен мотив, конфликт, то это пустая история — графомания.
Что касается фанатов Поттера, то я уважительно к ним отношусь. Я имел ввиду, что эта история может понравиться только вам и ТОЛЬКО из чувства некой ностальгии и ассоциаций, а не потому что это хороший рассказ и уж ни в коем случае не потому, что вам нравится всякий проходняк.
Что по остальным претензиям, то тут отвечу коротко. По СССР и прочему — это я придирался к мелочам в свойственной себе манере, ну нравится мне это))) Но если хотите, можем более конструктивно пообщаться, но уже в ЛС или на форуме создадим отдельную тему, чтобы не спамить тут.

1

Тема конкурса соблюдена. Зима — да, волшебство — да, духи — домовые. Они добрые тем, что ничего плохого не делали))) Хорошего тоже. Ничего особого с ГГ не случилось. Сопереживать ей не надо, волноваться за нее тоже. Просто читаем, принимаем, забываем.
О чем говорит рассказ? Что несет в себе? Что автор говорит нам через него? Нужно ли ГГ видеть суженого, коли она что та Гермиона, из сказки про мальчика, который выжил? Может цитата из книги: «Душа сухая, как страницы учебников к которым вы привязаны навсегда», — также характеризует и ее?
Вот если бы ГГ ждала, гадала на суженого и ей вдруг показали, что им станет совсем не тот, о ком бы она тайно вздыхала или о ком переживала. Это бы показало конфликт в юной душе, сомнения, чаяния, возможно и трудности первой, несчастной любви…
Гарри Поттера, как и мир Толкиена, я тоже люблю, перечитываю.

2

Приветствую вас, уважаемый автор.
Я прочитал первую главу из вашего романа.
Зануда on
«…которая перед тем как заснуть вынимала свои глаза…» — придаточное нужно выделить зпт
«…назвали в честь дочери древнегреческого бога Посейдона…» — это не ошибка, но неужели вы думаете, люди не знают, кто такой Посейдон?
«И вот однажды свершилось: в две тысячи пятнадцатом году…» — ась? Одиннадцатилетку вы назвали девушкой? Ну не знаю…
«Хотя, конечно, это не совсем школа, а скорее магический класс из четырёх учеников, проживающих на полном пансионе в усадьбе директора Всеслава Борисовича Трисмегиста, очень могущественного волшебника, одного из немногих, кто продолжал борьбу за магию во времена СССР и даже возглавлял подполье.» — это одно предложение! Обалдеть
«отдельно стоящих» — слитно, и дальше по тексту домики стояли — тавтология
«…стояли пустыми, для будущих воспитанников.» — зпт не нужна
«…Ламии, т.к. она…» — если найду ещё и т.е. — поставлю единицу
«…узнал только тогда, когда…» — «туда, куда» ещё применительно
«…девушка указала пальцем на мерцающие огни» — она же в варежках, большим пальцем указала?
«…похож на деда мороза.» — с большой буквы
«безшабашном» — через с
«…смутилась от такого количества внимания…» — внимание количественно не измеряется.
«…дальше продолжать учиться…» — двойные глаголы — разновидность канцелярита. Тем более «продолжать» — лишнее
Зануда off
Так, дочитал, а где история? Когда уже что-нибудь начнётся? В смысле, конец? Я так не играю.
Нет, ну серьёзно: увидела она суженного и… Что? Читателю-то что с того?
Вердикт: «начало чего-то большего» и неуд за сюжет
Герои: я увидел только гг, остальные поданы как полезные и не очень функции. Ну ещё домовиха неплохо вышла.
Духов именно Рождества или зимы нет. Печалька

1

Как там говорится? Предположу, что автор очень юн, поэтому не буду сильно ругать?) Что ж, предположу. Но ругать буду))))

Во-первых, нам представили не рассказ, а явно же первую главу книги. Про то, о чём собирается быть эта книга, понятно и так – подобных сюжетов сейчас развелось столько, что на эту тему не написала только самая ленивая и упрямая барышня, мнящая себя писательницей. Хозяин-барин, как говорится – пишите о чём хотите. Даже самый избитый сюжет можно подать увлекательно. Но… Это конкурс рассказов. А для рассказа тут всё слишком ровненько. Кульминация в чём? В том, что директор речь с трибуны толкнул? Или в том, что девочке суженого показали?

Две трети рассказа тянется завязка. Такое уместно для большего произведения, но для малой прозы излишне тягомотно.

Теперь возьмёмся за язык рассказа. Он такой… неопытный, я б сказала. Построение фраз зачастую очень наивное, детское. Много канцелярита, штампов. Очень неуверенная речь персонажей.
Вы взялись строить мир, толком не представив себе его, и основываетесь на личном опыте, да, видимо, на прочитанных произведениях на эту тему. Школа находится в глухом лесу, скрытая ото всех. Учителей больше чем учеников. И тут же – тадам! – «шатёр лавки волшебных товаров турка Алмаза. Обычно все праздники проходили у этого магического магазина».
Кому и что он собрался продавать, раз попёрся со своей лавочкой в такую глушь посреди зимы, куда ещё фиг знает как добраться?

Если директор прям целую движуху мутил во времена СССР, почему учеников так мало?

Персонажи одинаковые. Совершенно. Только гг вы прописываете чуть подробнее.

День зимнего солнцестояния не 25-го декабря. Вы с Рождеством перепутали.

Итого… Неуверенно, наивно. Автор, видимо, ещё в самом начале творческого пути, поэтому позвольте вам пожелать расти, как автор, непременно совершенствоваться, и учиться, учиться и ещё раз учиться писать. Не воспринимайте, как демагогию – чтоб достичь больших высот в любом деле, часто приходится учиться постоянно, а вовсе не останавливаться на достигнутом 🙂

2

Да, это произведение для очень молодых людей и фанатов Гарри Поттера.
Чувствуется определённый уровень знаний, но сама манера написания оставляет желать лучшего. Поясняю.
Вы, автор, уделили слишком много внимания несущественному. Деталям. И эти детали не выстрелили. Вот вы Долго и увлечённо рассказывали про её имя. Да, Ламия. А зачем? Достаточно пары скупых строк.
Далее, у вас милейшая мизансцена с домовихой. А между ними сплошные ватрушки и паук. Вода.
Сашка безликий. Куча слов про наряд. Девочке 13 лет. Какой тут суженый? Да, как глава романа может сойти. И наверняка так и есть. Если судить по названию рассказа. В нём посыл в будущее, но уж никак в действие самого рассказа. Да и действия никакого нет.
Я прочитал комменты и согласен с критиками. Получается изложение. Вот смотрите коротко:
Девочка проснулась, позавтракала, поговорила с домовихой, вкратце поведала историю гонений на магию в России и СССР, показала паука, потрепалась с парнем, переоделась, снова парень, пришли, выслушали речь, поели хлеба, мёда и дёрнули глинтвейна (детям спиртное?!), и к дню рождения главный показал ей суженного.
Что сделала сама Ламия? Она лишь ходит и говорит, но ничего, кроме переодевания и поедания вкусностей, не делает.
Вот если попросить синопсис рассказа, что вы напишете?
Вот это всё — это маленький эпизодик. Без действия. А где её характер, отличительные черты, чем она такая выдающаяся?
Понимаете, автор, дело в том, что Ламия — девочка без индивидуальных черт. Ибо просто делает обычные дела в необычной обстановке.
Вы уделили внимание многому, не скрою, мило написано, но с главным не справились. У меня не сложилось впечатления о героине. Она просто есть, и ничем не лучше и не хуже той же Марьямки.

2

Добавить комментарий

Войдите или зарегистрируйтесь с помощью: 

Отсчет времени

Прием работ на конкурс "Темные, светлые духи Рождества" заканчивается31.01.2020
Прием работ на конкурс "Темные, светлые духи Рождества" окончен. Все произведения доступны для комментариев и оценок. Работа судей завершится в марте 2020 года.

Последние комментарии

Случайный рассказ последнего конкурса

"Рождественский поток любви"

«Рождественский поток любви»

Мария, познакомившись с молодым человеком, даже не подозревала, что потеряет более восьми лет, своей молодости …
Читать Далее

Случайное произведение из библиотеки

Ошибка эльфа

Ошибка эльфа

Что бывает, когда зимние эльфы отлынивают от работы? Не появляются узоры на окнах, не падает снег. Но одна маленькая ошибка зимнего эльфа может привести к …
Читать Далее

Рубрики

Авторизация
*
*
Войдите или зарегистрируйтесь с помощью: 
Генерация пароля