-- - + ++
Созвездие волка

 

Сидя на снегоходе, Андрей старался вовсе не шевелиться. Думал, так будет теплее. Вчерашнюю метель сменил крепкий январский мороз, и темное кожаное сиденье сделалось жестким и скользким. Солнце висело над макушками деревьев и лучи, пробиваясь сквозь низкие облака цвета вымокшей волчьей шкуры, окрашивали вечер серым. «И зачем мне эта поездка?» — вздыхал Андрей, недоверчиво рассматривая черные косматые унты на толстой войлочной подошве.

Позади стояли еще два снегохода. Двухтактные моторы прогревались и перекрикивали друг друга. Мужики крепили к снегоходам волокуши, таскали рюкзаки, металлические канистры с бензином и маслом.

Кто-то похлопал Андрея по плечу. Он обернулся и увидел мужика в куртке апельсинового цвета, тот что-то сказал. «А?! – выкрикнул Андрей, стараясь орать громче галдящих моторов. — Не слышу!».

МЧСник, подзывая, махнул рукой и направился к волокушам, но Андрей остался. Он рассматривал рукавицы – плотные, мохнатые, в них невозможно сжать кулак: «Главное теплые».

 

***

 

Тетка Галя жила в деревне на севере Карелии. Просторная бревенчатая изба в четыре окна на фасадной стене, красный угол с Богородицей и  угловатая кирпичная печка. Близко к окну массивный обеденный стол. Скатерть стелили по воскресеньям или праздникам.

Галя готовила весь день, но племянник приехал из города только к вечеру. «Все свое, все здешнее», – приговаривала она, доставая на стол печеный картофель с жареной лосятиной и соленья.

По-соседски на ужин заглянул ее друг Николай — рослый, крепкий мужик с широким как у бурого медведя лицом и узко посажеными глазами.

– Больше двадцати лет матросом, – представился дядя Коля.

За ужином тетка расспрашивала Андрея об учебе, родителях и последних городских сплетнях. Племянник отвечал коротко, по деревенским меркам ел мало, был зажат и сдержан, извиняясь, что вновь не сможет погостить больше пары дней. Николай же накладывал «с горкой», не отказался и от самогонки, а когда раскраснелся и распахнулся, подмигнул Андрею:

– Слушай, чего скажу.

Андрей прищурился.

–  Моряцкая мудрость! – продекларировал дядя Коля, подняв ладонь. – Не плюй против ветра и против ветра не п…

– Не порти мне мальчика, – вступилась Галя.

– Мальчика? – переспросил Николай, оценивающе разглядывая Андрея. Тот неловко заерзал. Дядя Коля какое-то время молчал, поглаживая щеки. Вдруг взгляд его, словно нащупав берег, вспыхнул. – А давай-ка я тебя завтра в лес свожу!

– В лес? – поперхнулся Андрей. – А зачем?

– Не теряйся, дело предлагаю! – решительно настаивал дядя Коля, и по-отцовски могучей лапой обнял так, что у Андрея заломило в плечах.

Андрей, глубоко вздохнув, согласился.

– Ну, какой лес, какой лес, – суетилась тетка. Она не отходила от племянника и приглядывала, чтоб ел с хлебом. Галя не видела Андрея больше года: «Вроде вытянулся с выпускного. Интересно, у него есть подружка?»

– Теть Галь, ну отдохните. Посуда за мной, – настаивал Андрей, собирая со стола. – Хорошо, что у вас нагреватель. Холодную не переношу. Бр-р-р-р, – сжал он плечи.

После пили сборный чай с травами. Слушая Николая, тетка разглаживала складки на белой хлопковой скатерти, и больше молчала. Андрей смотрел в окно. Ветер разбрасывал колючий снег, заметал и ровнял. К утру точно не останется ни одной тропинки, ни одной дорожки.

– Хорошо метет, – волновался Андрей, – слишком хорошо.

 

***

 

Дядя Коля ввалился в дом рано утром. Хозяева еще завтракали. Он принес гору зимней одежды и, обстучав в прихожей ботинки, присмотрелся к Андрею: «Вроде рослый, должно подойти». Николай свалил обновки кучей.

– Коля, может чайку?

– Спасибо, Галь, – он присел к столу и продолжил – на озере изба. До нее километров 40. На снегоходе это часа два, ну может два с половиной.

– Я гуглил кругом полно озер.

– Зря куклил, – улыбнулся Николай новому слову, – сам увидишь.

Андрей примерял вещи и, глядя в зеркало, не узнавал себя.

– … в избе рыбаки, трое, а снегоход один. Уговор был, заберу их сегодня. Вот и тебе прогулка.

Подворачивая рукава свитера, Андрей кивнул.

– С нами еще двух мужиков позвал. Бывшего МЧСника и деда. МЧСника сразу узнаешь, – дядя Коля рассмеялся, откинув голову, – в деревне недавно, но мужик кажется хороший. А с дедом внук поедет. Тот тоже в гостях. Будет вас пара, – и Николай вновь рассмеялся, но как показалось Андрею, сделал это напоказ громко. Тетя Галя улыбнулась и поправила прическу. Николай кивнул. – Унты еще. Хорошие. На волчьем меху. Примерь.

Словно два диких зверя они ощетинились и прижались к входной двери. Все им было чужое в доме, и перед тем как надеть, Андрей скорее интуитивно погладил каждого. С носком унты пришлись впору.

 

***

 

Похлопали по плечу. Андрей повернулся. Перед ним снова стоял МЧСник. Склонившись, тот прокричал: «Чего сидишь? Пошли!»

Не торопясь, Андрей спрыгнул со снегохода на плотный наст. В унтах ноги ступали крадучись и плавно, и Андрею понравилось это ощущение.

Мужики крепили волокуши к снегоходу МЧСника. От мороза защелка прицепного не поддавалась. МЧСник подсказывал, как толкать, чтоб ушко крепления заскочило, но Дед и Николай колко шутили и отмахивались.

– Чего это он раскомандовался? – нахмурился Андрей, глядя на МЧСника.

В стороне скучал невысокий мальчик. «Класс третий — пятый, – прикинул Андрей. – Видно взрослые отогнали, и теперь он, не мешаясь, наблюдает». Андрей, молча, встал рядом.

– Штаны в сапоги заправьте. Снегу меньше набьется, – посоветовал  Артемка, важно сунув руки в карманы.

Штанины собрались гармошкой кверху и Андрею, правда, было неудобно. Он ничего не ответил, но заправил.

– А ты чего? – бросил дядя Коля. – Дуй к нам! Толкай ее!

Андрей взглянул на мальчика, но тот не шевельнулся. Вздыхая и цепляя снег носками сапог, Андрей пошел помогать.

– Раз! И раз!!

Защелка цокнула, но застыла, не захлопнувшись.

– Ну-кась расступись, – протиснулся дед и пару раз ткнул валенком в крепление. – Сгодится. Нам ехать то. Озеро через озеро и леском. Кабы не зима и пешком дошел бы, уж ни в лапоточках. Да ты, что и лаптей не знаешь? – прищурился дед, глядя на незнакомца. Андрей промолчал. Мужики обреченно вздохнули, предвкушая длинные стариковские байки.                 – Тогда все в лаптях ходили. Пока не износятся ходили. А делали из этого, как его. Не из липы, не из ивы. Из бересты. Это сейчас все это фабричное, а тогда еще при отце ничего другого не было. Так и ходили. Рубаха холщевая, штаны холщевые, все своей щепотью, все своими руками. А снега да, снега в этом году богато. Снега полно. Ехать давно пора, уже добрались бы.

Дядя Коля не дал деду снова увести разговор:

– Дело говоришь! Уже пили бы чай в избе, да МЧСник со своими «тянитолкаями»!

Громко рассмеялись, и МЧСник тоже улыбнулся, но неохотно:

– Ну! Дай сказать, – успокаивал он, – глуши моторы.

Казалось, в наступившей тишине стал различимым скрип веток, задевающих солнце. Воздух, зажатый меж снега и облаков, точно гудел.

– Лед встал плохо, – начал МЧСник, – в местах проток полыньи,                    – мужики молчали. – Поедем осторожно, и не жмитесь друг к другу, чтоб успеть свернуть, – МЧСник посмотрел на Андрея и продолжил, – если что. Почувствуете, вязните в воде, добавьте газу. И ходу! От берегов подальше, подо льдом пустоты, – закончив, он отошел к своему снегоходу и еще раз проверил волокуши.

– Не боись, не утонем, – подбодрил Николай, и мужики зашумели, но смех был странный, теперь будто фальшивый и нарочито громкий. И Андрей с Артемкой смеялись так же.

– Ерунда это все, – продолжал Николай, – Ишь, важничает. В конторе, пади, только бумажки перебирал.

– Зачем так? – удивился Андрей, усаживаясь позади дяди Коли, – МЧСник просто волнуется за нас.

Снегоход Николая встал первым. Следом МЧСник и дед. От горизонта солнце отделяло два пальца, а значит, до захода оставалось не больше двух часов. Впереди ждала тысяча озер, лес, изба, снег, много снега, снежный горизонт, и нечто одновременно манящее и пугающее.

– Едем! – крикнул Николай и выжал газ.

Мужики тоже что-то закричали. Закричал и Артемка, но что, слышно не было. И Андрей, совершенно неожиданно для себя, глубоко вдохнув и выставив подбородок вверх, тоже затянул что-то громкое и протяжное.

Шумно, с ревом, выбрасывая из-под гусениц рассыпчатый снег, на условленном друг от друга расстоянии, мужики выехали на озеро.

 

***

 

Мчались цепочкой. На ходу мелко подбрасывало, а в поворотах кренило. Спина дяди Коли спасала от ветра, и Андрей прижал голову. На заснеженных, высоких берегах деревья росли неплотно, кое-где виднелись большие серые валуны. Гулкий треск льда, продавленного тяжестью снегохода, заставил Андрея сжать рукоятки с такой силой, что через пару минут пальцы устали и заныли. Он не смог заставить себя ослабить хватку и держался уже через боль.

Дядя Коля прокладывал путь прямо, но иногда приходилось объезжать острова, и тогда делал крюк. Андрей заметил, что мужики отстали, кое-где вовсе пропадали из виду:

–  За нами остается широкий след. Не должны потеряться.

Надрыв мотора и неожиданный сильный рывок. Андрей едва не опрокинулся через спинку, и пальцы, казалось, вот-вот разожмутся. Он снова прижался к Николаю и зажмурился, словно перестал дышать. Андрей, конечно, не видел, как вода из-под гусеницы шелестит в стороны, как темным пятном на светлой скатерти полынья даже издалека остается различима. Снегоход проехал по краю, но след тонул и темнел. Другие снегоходы взяли левее, в сторону от берега.

Сильно жмурясь, Андрей выглянул вперед. Ветер больно ударил в глаза, и он не успел рассмотреть, сколько там еще этих черных пятен. Всякий раз, когда снегоход с хрипом выдергивал, Андрей желал лишь одного: «Лишь бы мотор не заглох, пока мы едем по воде».

Вскоре озера сменились пролеском. Николай сбавил ход, привстав на колено и раскачивая снегоход, объезжал деревья. На опушке встали.

Лес остался за спиной и слева. Дядя Коля заглушил мотор, чтоб не тратить бензин и слез размять спину:

–  Большую часть проехали, – сказал он, выгибаясь.

Андрей не знал, где окончательно потерял мужиков из виду и теперь прислушивался. Ничего.

–  Может чаю? –  покончив с разминкой, Николай достал рюкзак.

Делая большие глотки, Андрей пожал плечами:

– Думал, замерзну.

Вглядываясь в лес, Николай обошел снегоход:

–  Дело привычки, – он указал рукой в сторону. –  Смотри! – На границе леса, шагах в двадцати от них, под кривой лысоватой елкой чернело. – Это лось.

Испуганно Андрей привстал на снегоходе:

– Как лось? Не похоже.

Николай, поглаживая щеки, указал на следы, что петляли от лося к деревьям и вновь возвращались:

– Волки. Съели почти целиком. Только шкура осталась, да может еще копыта.

– Волки? – Андрею сделалось неуютно. Он заерзал на снегоходе и сморщился. В животе неприятно скрутило и закололо.

– Здесь бродит небольшая стая. В том месяце насчитал пятерых. Полярные, – Николай рукой указал рост примерно в пояс, – а лапы в два кулака! – но Андрей не посмотрел. – Не трусь. Сытые. Позавтракали они хорошо, – Николай сделал еще шаг к лосю, рассматривая, и продолжил.                – Стемнеет скоро. Что-то не едут, – добавив, –  не случилось бы чего.

Легкий ветерок со стороны леса, как показалось Андрею, отдавал сладковатым запахом. Язык почувствовался во рту сухой тряпкой. Андрей с отвращением высунул его. На спине, вызывая мурашки, проступил пот. Смерть лежала в десятках метров от него. Нагая, неприкрытая, честная.

По телу пробежала мелкая дрожь, но Андрей не отвел взгляд. По малой орбите из виска в висок стучали пугающие догадки: «Как легко здесь умереть. Как страшно». Вопросы следовали слишком простые, но ответов не было: «Как жить за секунду до… Сам смог бы спастись? А спасти?»

Он спрыгнул со снегохода, и унты провалились почти на треть. Андрей тут же выдернул ноги и испуганно отбежал в сторону. Образовавшиеся лунки заполнила вода земельно-коричневого цвета. Прижавшись к горизонту почти вплотную, солнце расчесало лес яркими полосами, но там где оставался лось, и утонули следы, лежала тень. Андрей отшатнулся.

– Под нами болото, но большой воды нет, – мягко начал Николай, заметив,  как Андрей пятится, – и полыньи не бойся. Лед на озерах встает слоями как чайный гриб. Видел? Если надломится верхний слой, другие удержат. Какое-то время… – Николай насторожился. – Слышишь?                              –  Беспокойной мухой со стороны леса жужжал мотор. – Едут!

Николай схватил рюкзак и, сунув термос, уставился на дорогу. Наконец из леса выпрыгнул снегоход. МЧСник махал рукой и что-то кричал. Дед не появлялся. Наконец крик стал различим: «Утопились!!!»

Прыжком Николай оказался за рулем и повернул ключ. Мотор сухо рыкнул. Дядя Коля повернул ключ снова: «Да, чтоб тебя!»

МЧСник, остановившись вплотную, по-козьи дрожа подбородком, орал: «Утопились!!!» Николай бросил Андрею перчатки и теперь быстрыми рывками за шнур пытался завести вручную. Не получалось. МЧСник, зашелся кашлем. Николай откинул крышку мотора: «Только б не свечи!» Обернувшись к лесу, где темнели останки, Андрей замер. МЧСник прохрипел несколько раз что-то невнятное и выдал:

– Только «носик» торчит!

Андрей зажмурился и спрятался в рукавицы. Николай пошатнулся:

– Чей, к чертям, носик?

– Волокуш, – прошептал МЧСник.

– А мужики где?

– Так там остались, – МЧСник попятился, совсем уж медленно добавив, –  у волокуш.

Николай сжал кулаки, и это было заметно. МЧСник, соображая,  заговорил быстро и сбивчиво:

– Прицепное сорвалось. В полынье. Как по закону. Я проскочил. Волокуши под водой. Только «носик» торчит, – он повернулся к Андрею, – крепеж такой.

Сдвинув шапку к макушке, Николай, уже не торопясь, в полный ход дернул шнур. Мотор охотно заурчал. «Едем, брат», – устало вздохнул Николай и Андрей запрыгнул на сиденье. Не обращая внимания на МЧСника, они развернули снегоход.

– Мужики, ну вы чего?! – жалобно захрипел тот и поторопился следом.

– Какой же он все-таки дурак, – подумал Андрей, вновь прячась за Николаем.

 

***

 

Солнце неторопливо переваливалось за горизонт, превращая небо в слоеный пирог, промазав облачные коржи сиреневым, оранжевым и темно-фиолетовым кремом. Дед с Артемкой, завидев помощь, махали, подсказывая с какой стороны подъехать. Шагах в десяти от берега из полыньи торчал «носик». Чуть левее, по подножку в воде застрял снегоход деда.

– Поспешил, – развел дед руками. – Сам хотел вытянуть сани, да провалился. Провалился хорошо так. Сам чудом не утоп. Эх, мозгов хватило внучка у камня оставить, стеречь. Вместе бы верно потопли.

МЧСник, соглашаясь, кивнул и включил GPS-ку:

– Придет весна — будем знать, где ловить.

– Он точно не из «кабинетных», – решил Андрей.

Обойдя полынью и всматриваясь, Николай привычно поглаживал щеки. МЧСник тем временем сцепился с дедом. Громко спорил, каким узлом вязать трос и как тащить снегоход. Кричали, краснели, но не толкались. Андрей с Артемкой стояли чуть в стороне и молча наблюдали.

Вдруг Николай бросил куртку на снег и, задрав рукава флиски, вкрадчиво произнес:

— Этот конец к снегоходу… — МЧСник хотел возразить, но Николай продолжал, — второй конец я к лыжам.

МЧСник послушался. Дед тем временем завел мотор.

Когда до снегохода оставалось совсем немного, лед глухо надломился. Вода побежала навстречу и коснулась подошв. Николай сделал еще несколько шагов и ступил в полынью. Глубина оказалась не более полуметра, и от морозной воды дыхание сразу сбилось. Рывком он одернул веревку, высвободив конец для узла. Опустил руки и сразу нащупал петли. Крепко сжимала вода и боль нарастала. Хватка усиливалась. Николай знал, полынья может не отпустить. Веревка уже набрала воды, и легко продеть не удалось.

– Ничего не выйдет! – кружил МЧСник.

– Козьи пальцы, – Николай с досадой вынул из воды непослушные холодные руки и растер их о флисовую кофту.

Артемка прижался к Андрею бочком и, заглядывая в глаза, пропищал совсем тихо: «Дядя, а он что потонет?» Сжав хрупкую дрожащую руку, Андрей старался успокоить, но понял, что знобит самого. В животе вновь сделалось нехорошо, и ног будто не чувствовал.

Край веревки проходил очень туго. Николай цеплял его с той стороны крючками пальцев, но вытащить быстро не удавалось:

– Получилось! – Николай с силой подтянул веревку для второй петли. – Еще раз. Узел и выхожу! – закричал он мужикам, поджимая стучащую челюсть.

– Колян, пес с ним! – махнул рукой дед, но двигатель не заглушил.

– Хрен те, – зашипел Николай. Он набрал в ладони острую воду и плеснул в лицо. — Пресновата!

– Не выйдет! Не выйдет! – блеял МЧСник. – Пропадет!

Пытаясь справиться с подступающим к горлу горьким комком, Андрей часто дышал, но воздух застревал во рту. Артемка жался, ежился и заглядывал в лицо. Андрей боялся, если тот спросит снова, он по-прежнему не знает, что сказать. Взгляд Андрея бегал по сторонам, отчего голова кружилась, вдруг померещилось, будто движение на том берегу. Ветки или тени. Нечто неуловимое мелькнуло меж камней и стволов и замерло, выжидая. Всего на секунду, на мгновенье Андрею показалось: «Волки. Стая!» Видение пропало. Всматриваясь в лес, Андрей прищурился, после опустил взгляд на серое пятно флиски в полынье — точно шкура зверя. Странное чувство овладело Андреем — помесь страха и голода. Стоять сделалось невыносимо. Он выпустил Артемкину руку. Дрожь отступила, и снова стало возможно глубоко вдохнуть. Андрей несколько раз легко шагнул, потом прыгнул на лед и побежал. Волчьи унты, выбирая путь,  ступали мягко, упруго, неслышно.

– Мальчонка! Куда, мальчонка!? – захлебнулся дед.

– Пропадут, – развел руки МЧСник, но не остановил.

Андрей приближался к Николаю со спины с подветренной стороны, и когда оставалось совсем немного, широко прыгнул в воду. Лед снова просел. Треск стоял такой, словно разом надломились под весом снежных шапок сотни сухих веток. МЧСник пригнулся, а дед пережал газ, отчего снегоход нервно дернулся. Вмиг унты промокли, и Андрей, словно опомнившись, выхватил веревку.

Андрей продевал. Шумно и быстро дышал. Он смотрел на Николая, на его по-медвежьи спокойное широкое лицо в дрожащих каплях. Слушал и мысленно тараторил: «Быстрее, быстрее! Как холодно! Черт, как же холодно!». Руки словно в свинцовых перчатках, пальцы не слушались.

– Не торопись. Тяни.

– Я не тороплюсь. Да, не тороплюсь, я! – губы выворачивались некрасиво и криво. Время будто замерзая с ними в воде, стало гелем, обрело форму, отчего теряло секунды разнородными сгустками.

– Готово!! – радостно сорвался хрипом Андрей.

Николай принялся за узел:

– Пальцы не держат. Здесь помоги. Тяни. Вот так, – еле слышно шептал он Андрею, и тот помогал. – Готово!

Николай выпрыгнул из воды и протянул руку. Андрей попытался ухватить, но белые застывшие пальцы скользили и не могли зацепиться. Не слушались. Не сгибались. Унты не поднять. Сил не осталось. «Не вылезу», – ударило в голову, и Андрей качнулся, но Николай успел ухватить за плечо и волоком втащил на снег.

МЧСник подскочил к своему снегоходу и запрокинул защитный кожух двигателя: «Бегом!»

Мужики прижали ладони к горячему металлу. Пальцы приятно кололо. Затем пришел жар. Хотелось замереть совсем, но дрожь мелкими спазмами одергивала тело. Дед выдернул снегоход и протащил подальше от воды. «Носик» волокуш к тому времени уже скрылся в темном пятне полыньи.

– Костер! – скомандовал МЧСник и бросился к лесу. Следом убежал Артемка. Хвойные ломай, – слышался крик, – от них жар!

– Галя точно убьет обоих, – подытожил Николай.

– Не узнает, – Андрей улыбнулся и кивнул в сторону леса, – толковый дядька. – Николай согласился.

Громадная тень пронеслась через лес и, оставшись незамеченной, спряталась за горизонт. Оттуда, вздымая большие круглые ноздри, пробовала людей на вкус. Последний луч заходящего солнца, алый как артериальная кровь, пульсирующая в шее, окрасил снег. В следующее мгновение, окружающее пространство сделалось бесцветным.

 

 

***

 

Рыбацкий снегоход ждал на берегу острова. В волокушах с высоким бортом маялись две лайки, привязанные за шеи грубой веревкой. Почуяв людей, те оживились, натягивая привязь — стучали хвостами о стенки и радостно запрокидывали морды.

Петляя по узкой тропе, мужики поднялись на макушку острова к небольшой угловатой избе с покатой крышей. «Место выбрали, где леса больше, – объяснил дед Андрею, – чтоб проще строить».

Полумрак единственной комнаты наполнял запах чеснока, табака и пота. В растопленной чугунной печи успокаивающе потрескивали угли. Рыбаки угостили горячей ухой и терпким чаем из эмалированных кружек.

– Рюкзак в санях. Там же колбаса к чаю, – махнул рукой дядя Коля.

– Я мигом, – Андрей схватил куртку и выбежал на улицу.

Тропа одна и заблудиться невозможно. Желтое пятно окна вскоре скрылось за деревьями, и Андрей выключил налобный фонарик. Темнота в нерешительности замерла. Сделав еще пару шагов, Андрей вытянул перед собой руку. Она плавно погрузилась во что-то податливое. Андрей снял рукавицу и повторил. Пальцы целиком оказались в ее теле, холодном и мертвом как космос. «Нашел в чью пасть совать», – Андрей одернулся, но, включив фонарик, замер. Парой ярких глаз нечто неподвижное смотрело со стороны озера, а потом качнулось и побежало навстречу легко и бесшумно. «Волк?» – Андрей решил, нет смысла искать по карманам нож. Рукавицы слишком плотные. Глаза все ближе. Лунные, холодные. «Только не в шею. Не хочу быстро отключиться», – расчетливо взвесил Андрей, выставив вперед локоть и поджав подбородок. Еще мгновение и в круг фонаря выскочила собака. Довольная лайка, волоча огрызок веревки и выгибая спину, пробежала к избе. «Странно, – Андрей проводил ее взглядом, сколько хватило фонаря, – страха совсем не почувствовал».

Вернувшись, Андрей заметил в Артемке некую взволнованность. Тот перебирал пальчиками и был излишне разговорчив:

– Дед, а деда.

– Ну чего.

– А вот помнишь в прошлом году я приехал, и ты руку вот так поднял, –  Артемка вытянул правую руку вверх ладонью к деду. – Это зачем?

– Дак, это я здоровался.

– А когда уезжал я потом, ты также руку поднял. Это зачем?

– Прощался я так.

– Деда, а в чем разница?

Дед закряхтел, и устало почесал затылок.

– Пора выручать, – решил Андрей и подсел ближе. Он прижал Артемку и с хитрым прищуром заглянул в глаза. – Моряцкую мудрость хочешь? – Артемка поспешно кивнул и притих…

Дед с внуком спали на раскладушках у печи. Дядя Коля рядом на полу в спальнике нараспашку. Он тяжело дышал, раскинув отекшие руки в багряно-красных пятнах. Оставшиеся за столом мужики перешептывались. Андрей лежал на дощатом настиле, покрытом ношеными пуховиками и ватниками. Он слушал, как скребут и шуршат мыши, собравшиеся под избой к теплу со всего острова, все чаще терялся и глубже проваливался в сон.

Огромный мир уместился в круг фары, освещавшей путь домой. Проносящиеся картины казались нездешними и безжизненными: будто желтовато-коричневыми с Марса, бледно-оранжевыми с Юпитера, темно-синими с Нептуна. Андрей рассматривал их жадно, словно вспоминая. За рулем межзвездного снегохода он врывался в новые миры, на каждую из этих чужих планет. Привстав, Андрей довольно зажмурился. Ворот куртки распахнут. Шарф сорвало. Андрей дышал глубоко, вкусно, подставляя хрусткой свежести всю шею — широкую, плотную с белой северной кожей. Это его вызов дикой в этих местах природе, и елки в белых сарафанах испуганные вытянулись, выглядывали: «Кто это?» – не узнавали. И вспыхнувшая на небосводе красавица Венера влюблялась. Пространство роняло в луч света снег, ветки, камни, и те мгновенно исчезали позади во мраке вакуума. Губы подернула легкая улыбка, но хотелось широко и открыто смеяться, и Андрей задорно захохотал. Мгла подступала ближе. Уже сливалась с унтами, поглощала. Вдруг они взъерошились, показался белый оскал, и унты обратились парой черных полярных волков. Они неслись рядом, рычали и тявкали. Вновь полынья. Ходу! И Андрей завопил! Крик перешел в вой, и ночь содрогнулась низким вибрирующим зовом. Молодой вожак уводил стаю домой, в созвездие волка.

1
Войдите или зарегистрируйтесь с помощью: 
6 Комментарий
старее
новее
Inline Feedbacks
Посмотреть все комментарии

Текущие конкурсы

"КОНЕЦ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА"

Дни
Часы
Минуты
Конкурс завершен!
Результаты и списки победителей тут

Последние новости конкурсов

Последние комментарии

Больше комментариев доступно в расширенном списке
  • Татьяна Минасян на Ваша взялаЗмей, большое Вам спасибо! И извините, что благодарю Вас так…
  • Татьяна Минасян на Ваша взялаСпасибо!!!
  • Татьяна Минасян на Ваша взялаБольшое спасибо за высокую оценку и добрые слова! Я обязател…
  • Татьяна Минасян на Ваша взялаБольшое Вам спасибо! Простите, что не сразу отвечаю :-((( Ош…
  • Татьяна Минасян на Ваша взялаБольшое спасибо за отзыв и за все замечания! И прошу прощени…

Последние сообщения форума

  • Alpaka в теме Просто поговорим
    2021-05-03 18:42:30
    Обращаюсь к организаторам Терры. Доброго времени суток) Товарищи, можно вас попросить просветить нас по поводу ваших…
  • Мит Сколов в теме Просто поговорим
    2021-04-08 16:46:19
    Можно постить свое творчество, например, сюда https://otrageniya.livejournal.com/ А вот здесь мы обсуждаем чужое…
  • Alpaka в теме Просто поговорим
    2021-04-04 13:05:16
    Мит Сколов сказал(а) Приходи в жж (livejournal.com)! Посмотрела, тебя нашла)) Вот только не знаю, чем мне там…
  • Мит Сколов в теме Просто поговорим
    2021-04-01 17:30:14
    Да уже не первый день это сообщение о сертификате выскакивает. Весна, Альпака, на дворе. С ковидом этим ситуация,…
  • Alpaka в теме Просто поговорим
    2021-03-30 17:37:33
    Ага, по привычке каждый день на сайт захожу. Всё жду хоть каких-нибудь новостей… Скучаю по оживлённой и весёлой…

случайные рассказы конкурса «Конец человечества»

Поддержать портал

Отправить донат можно через форму на этой странице. Все меценаты попадают на страницу с благодарностями

Авторизация
*
*
Войдите или зарегистрируйтесь с помощью: 
Генерация пароля