Размер шрифта

Для более комфортного чтения вы можете настроить подходящий размер шрифта:
АА--  АА-  (АА)  АА+  АА++  

Свет сквозь тьму


Виктор лежал на больничной койке в одном из корпусов магического Академгородка. Маг воздуха проматывал в своей памяти только одну картину: вот он, как обычно, продув пёрышки стрелы, наложил её на лук и наставил на цель – Драглуса. Именно этого тёмного мага Виктор с группой боевых стражей выслеживали много месяцев. Беглец устроил настоящую бойню: он не жалел ни своих, ни чужих. Его мощь превосходила силы стражей – Драглус искусно владел магией пламени, и взять его можно было только хитростью. И вот, когда представился шанс подкрасться к нему и поймать, опытнейший лучник Виктор, никогда не промахивающийся, пустил стрелу со снотворным в сантиметре от Драглуса. За что тут же поплатился сломанной рукой и обожжённым правым боком. Но хуже всего было то, что опасный противник был упущен.

Годы тренировок с данной от природы магией воздуха, позволяющей направлять мелкие предметы в нужную точку, не помогли Виктору в решающий момент. Он освоил боевые искусства немагов, работал чаще со стрелами и луком, реже — с ножами, дротиками и сюрикенами. Научился изготавливать наконечники с самой разной «начинкой» — сонной, взрывной, склизкой и другими. Он был поджарым атлетом среднего роста, ловким и быстрым, способным вовремя «отключать» свои эмоции. Ему не попадалось соперника, которого Виктор не мог одолеть – как с помощью физической силы, так и магически. Но Драглус оказался ему не по зубам. В решающий момент его рука чуть дрогнула – его сковал страх. До этого он видел, как противник с человеческим лицом, но драконьей пастью, полыхал огнём, сжигая деревни, и такое непросто было забыть…

Однако теперь, залечивая раны, Виктор не мог смириться со своим поражением. Лишь тьма виделась ему в перспективе.

— Как настроение?

В маленькую светлую палату вошёл Звездочёт – мудрый наставник многих стражей, в том числе и Виктора. Мужчина зрелых лет в сером пуловере и брюках никак не походил на боевого мага, тем более что почти всегда сохранял добродушную улыбку на лице и оптимистичный настрой. Он редко показывал всю свою мощь, предпочитая представляться, как знаток астрологии. По звёздам он мог предсказать ближайшее значимое будущее и даже отыскать затерявшихся магов, или недавно родившихся.

Виктор не ответил ему.

— Раны не беспокоят?

— Боль пройдёт. Шрамом больше, шрамом меньше.

Его лицо было испещрено мелкими продолговатыми шрамами – таков результат его тренировок и стычек с недругами. На теле тоже имелись незаживающие следы – от когтей и укусов магических тварей и оборотней, с которыми тоже приходилось сталкиваться.

— Я знаю, что ты удручён из-за поражения, — Звездочёт присел рядом, — но ничто не потеряно. Противник был сильнее вашей группы, да и весь наш клан едва одолеет его при атаке лоб в лоб. Это не твоя вина. Мы найдём его и остановим в любом случае.

— Не нужно давать мне надежд. Они имеют свойство не сбываться. И это была моя ошибка, а не группы.

— Рождество – время надежд.

— Я свои исчерпал.

— Уже ничего не изменишь, Виктор. Я понимаю, что ты чувствуешь, но нужно идти дальше. Мы почти договорились с отцом Драглуса, его клан тоже подключится, чтобы остановить разрушения. Поверь, даже в самые тёмные времена есть лучик света.

Отец Драглуса, Высший тёмный маг Декурд, и сам едва не стал жертвой сына. В прошлом его клан тоже был причиной разрушений и нападений на мирных немагов. Защищая простых людей, пострадали и родители Виктора… С тех пор Декурд и Звездочёт сумели договориться и сохраняли нейтралитет. Но всё равно трудно было поверить, что Декурд пойдёт против своего сына.

— Вы известный оптимист, но вы перебарщиваете. Драглус опасен, он истребил деревню немагов на моих глазах. Он испепелил своих соклановцев и чуть не уничтожил своего отца. Даже если клан ведьмаков поможет нам в этой борьбе с тем чудовищем, что они же и вырастили, я не представляю, кто его одолеет.

— Любому злу найдётся противодействие – таков баланс. Когда-то мы не знали, как остановить Декурда. Теперь мы найдём средство и против его сына. А тебе нужна перезагрузка и немного чуда. Я приготовил для тебя подарок.

— Мне ничего не нужно.

— От подарков не отказываются. Я зайду позже и принесу его.

Наставник поднялся и направился к выходу.

— Звездочёт? – мудрый маг обернулся. – Не говорите Юле, что я раскис. Пусть пока не приходит, она слишком огорчилась в прошлый раз. Не хочу показываться перед ней… слабым.

— Ты надломлен, но неслаб, Виктор. Я горжусь тобой, — он тепло улыбнулся напоследок.

Виктор повернул голову набок: по его щеке скатилась слезинка – очень давно никто ему не говорил таких важных слов, даже Звездочёт, не скупящийся на добрые слова. Тот Звездочёт, который заменил ему и отца, и маму.

***

Виктору было девять, когда на его родителей обрушились ведьмаки — приспешники Декурда. Тёмный маг объявил войну немагам, на них нападали ведьмаки, упыри и оборотни. Нечестно было объявлять врагами тех, кто даже не подозревал о существовании магии. Звездочёт объединил вокруг себя единомышленников с целью дать отпор и защитить немагов, они назвались кланом Стражей. Туда вошли мама и папа Виктора.

Папа Гавриил был настолько хорош в защите и отражении атак, что его лично пришли устранить ведьмаки Декурда. Мама Елена была отличным целителем, изобрела несколько новых рецептов зелий, облегчающих состояние больных и раненых магов, и тоже стала целью врага. Их выследили и убили у самого дома. Мальчик встречал родителей, глядя в окно, и невольно застал страшную сцену…

Он часто вспоминал этот кошмар, случившийся с ним наяву. Тем морозным вечером Витя волновался в ожидании мамы и папы. Они часто задерживались в те тревожные дни: люди были под угрозой, и Стражи не могли бездействовать. Витя научился сам ухаживать за собой и хозяйством – готовил простые блюда, убирал дом, колол дрова, носил воду с колонки и присматривал за курочками. Он не жаловался, понимая всю серьёзность положения. Каждый раз, когда родители задерживались, Витя с нетерпением посматривал в окно, завистливо провожая взглядами детей со взрослыми – немагов, живших по соседству и не догадывающихся о магии. Не всякий человек готов принять, что его мир вовсе не тот, к которому он привык. Потому людей, чем-то отличающихся, делали изгоями. Маги такой участи не хотели. Но Стражи всё же не бросили немагов в беде. Частые исчезновения, ночные убийства – лишь малая толика тех проблем, что грозились последовать дальше.

Витя тоскливо отсчитывал минуты, подкармливал из окна бродячих собак. И вот, он завидел своих маму и папу на той стороне грунтовой дороги. Он бы им помахал, но они были заняты тревожным разговором. А потом… к ним с двух сторон направлялись двое. Мальчик не разглядел их лиц. Всё произошло быстро. Отец, закрывая собой маму, запустил в незнакомцев кинжалами. Он никогда не промахивался. Но ведьмакам удалось выставить магический блок, и кинжалы рухнули, не достигнув их. Затем один из них напустил на родителей Вити чёрного дыма. Сердце мальчика сжалось. Двое наколдовали портал и ушли. Дым развеялся, открыв взору Вити страшное – бесчувственные тела мамы и папы на снегу.

Виктор уже не помнил, как подбежал к ним, истошно вопя о помощи, как ощупывал их руки в надежде отыскать пульс… Это воспоминание было сравнимо с тем, как он проиграл в схватке Драглусу. И здесь, и тогда он чувствовал свою раздирающую на части беспомощность. И в обоих случаях Стражам и тем, кого они защищали, немагам, грозила война. В прошлый раз это остановить удалось. Но что будет в этот?..

Новым домом Виктора после трагедии стал Академгородок, где проходили обучение и проживали юные маги. Основал и руководил учебным комплексом для будущих стражей глава клана Звездочёт. К тому моменту конфронтация между ними и ведьмаками почти завершилась. Обычно в Академгородке не задерживались лица старше двадцати одного – именно тогда магический потенциал полностью раскрывался. Но Виктору было позволено остаться, и он тоже стал одним из наставников. Маги зачастую имели каждый свой дар, и общих учебных дисциплин было немного; однако главное знание, которое каждый юный ум должен был впитать в себя, как почва семечко, — это умение концентрироваться. На своих занятиях по метанию дротиков и по стрельбе из лука этому учил и Виктор.

Он провёл в Академгородке подростковые, юные годы и в силу своей закрытости и увлечённости тренировками друзьями особенно не обзавёлся, однако приобрёл гораздо больше – любовь. Падчерица Звездочёта, Юля, чья мама была немагом, попала к ним год назад, когда выяснилось, что у девушки есть магические способности. На глазах у Виктора дерзкая, острая на язык девчонка расцветала и преображалась из хулиганки в заботливую леди. Он не заметил, как влюбился. А она призналась, что хоть её и раздражала правильность Виктора, его дотошность, он понравился ей на первом же его занятии. Юле было всего девятнадцать, ему – двадцать семь, он долго отгораживался и боролся с собственными чувствами, когда уж только ленивый не обсуждал их «тайную» симпатию друг к другу. В конце концов, и Звездочёт, и мама Юли благословили их союз, и Виктор сдался.

Но, едва впустив её в свою жизнь, он, узнав об угрозе в лице Драглуса, снова отгородился от Юли. Девушка, однако, была не из робких.

— Твоё упрямство непобедимо, — сказала она, проходя в палату с воинствующим видом.

— Как и твоё. Ведь ты пришла-таки, несмотря на мой запрет.

Он выражал недовольство, но в глубине души был рад встрече. Глядя на её веснушки на носу, на белёсые лоснящиеся волосы до плеч, понурый и неулыбчивый Виктор чувствовал себя чуточку счастливее. Фигура Юли была точёной, она была профессиональной гимнасткой прежде. Ему нравилась это сочетание: при внешней лёгкости она обладала твёрдым и упрямым нравом.

— Тебе не испугать меня своими болячками, — Юля устроилась на стуле и взялась за его здоровую руку.

— Однако ж в первый раз ты испугалась.

— Неправда. Разве что в самый-самый первый день знакомства я подумала, что ты не красавец, — Юля погладила его по щетине, — но потом разглядела, какой ты на самом деле.

— Урод?

— Ну тебя, — отмахнулась Юля.

Виктор улыбнулся, наконец. Её присутствие само по себе разгоняло его мрачные мысли. Выбросить свой провал из головы, правда, вряд ли было возможным таким простым образом.

— Ребята уже спрашивают, когда вернётся их любимый учитель, — бодро сказала она.

— Брось, они меня ненавидят и считают идиотом. К моим урокам относятся, как к физкультуре в немагической школе.

— Кто это считает тебя идиотом?

— Когда дети видят меня с книгой, они спрашивают, для кого я её несу.

— Они всего лишь несмышлёные малолетки, — фыркнула Юля. – А твои уроки здесь – самое ценное. Ты учишь «включать голову», а ещё — обороняться без магии, ведь нельзя всё время рассчитывать только на неё.

— Мне это не помогло, — Виктор снова помрачнел.

— Ты не всесилен.

— Да. Но я бился с вервольфами, полутигром и полумедведем – они утратили человеческий контроль и были страшнее зверей. Я сражался с ведьмаками и их тёмной магией. И должен был устоять против Драглуса.

— Витя, он ящер наполовину, причём магически модифицированный до дракона. Маги не сталкивались с такими существами.

— Древние сталкивались. Это неважно, у меня был шанс незаметно усмирить его. Первый шанс за долгие девять месяцев пустой беготни за ним. Он нашёл способ «прокачать» себя до монстра, а мы, каждый из нас, топчемся на месте, наша магия не безгранична. Из меня не выйдет кого-то, кроме стрелка или метателя. Я сумею потоками воздуха протолкнуть пулю вперёд, но убьёт ли она? Нет. А драконье пламя – убьёт.

— Говорят, из-за таких экспериментов Драглус не протянет долго.

— Ему хватит времени спалить полпланеты. У него ведь даже обоснования нет, почему он так поступает, — от негодования и гнева Виктор дёрнул больной рукой, задев травмированный локоть, и поморщился. Юля хотела погладить его, но он совсем отодвинулся. – Не жалей меня, пожалей тех, кто уже хлебнул горя от этого сорвавшегося с цепи чудовища. Как мы вообще можем спокойно сидеть здесь, пряча головы в песок, и преподавать, пока на улицах, в жалких двадцати километрах отсюда, людей палят заживо?

— А ты считаешь, наших учеников надо выставить живым щитом и наступать? – Юля отреагировала ответной вспышкой.

Виктор прикрыл глаза. Конечно, он не имел этого в виду. Сгоряча он готов был рисковать и рисковать до смерти.

— Я считаю, взрослых стражей могло бы участвовать и побольше, — глухо сказал Виктор. – Враг упущен, моя группа бездействует, — выдохнул он.

— Он получит своё, — убеждённо проговорила Юля и легонько коснулась его волос, чуть подгоревших. – Будь уверен. Я не помню, чтобы ты отступал.

Её поддержка успокоила Виктора.

— Ты была маленькой, когда я отступал, — пошутил он с серьёзным лицом.

— Что ж, я и сейчас несильно выросла.

Он сам взял Юлину руку в свою.

Их идиллия продолжалась недолго. Вернулся Звездочёт. Широким взмахом руки он наколдовал магическую экранку – на ней можно было просматривать видеоизображение, как через проектор. Вот только маги использовали её отнюдь не для просмотра фильмов. Иногда экранку применяли для видеозвонка, но чаще – для воспроизведения воспоминаний или записанных заранее сообщений. Виктор почуял неладное и напрягся.

— Завтра Рождество, — начал объяснять Звездочёт, — и я решил преподнести тебе это специально к празднику. Самое время напомнить тебе, что, помимо поля боя, у воина есть и может быть семья. Двадцать семь лет назад Елена и Гавриил Гавриловы справляли первое Рождество вместе.

У Виктора сердце ёкнуло: его мама и папа…

— Это спорный подарок, но я решил, что тебе принять его по силам.

— Вы собрали для меня воспоминание? Но как?..

— Кое-что я выкроил из дневника твоей мамы, не обессудь. А остальное было проще – я сам там присутствовал.

— На рождественском ужине у моих родителей? – Виктор был удивлён, что на семейное торжество мама и папа пригласили «коллегу».

— Конечно. Мы неплохо общались, и их история – часть моей жизни тоже.

— Вы не говорили, что были друзьями.

— Мы были союзниками и приятелями скорее. Мы с Гавриилом были ровесниками. Я ещё не был Высшим магом и не основал академию, но со мной уже считались в магсообществе. Впрочем, ты и сам всё увидишь, если готов.

Звездочёт переглянулся с Юлей: вот, кто тоже был в курсе «сюрприза». У Виктора были двойственные чувства: он хотел увидеть маму с папой, но знал, что это его расстроит, ведь их давно нет. С другой стороны, молодые родители, живые, занятые своими делами… Когда ещё он такое понаблюдает? Виктор медленно кивнул. Звездочёт закрыл глаза и соединил ладони: на экранке постепенно «выплывало» изображение.

***

Елена, худая, миниатюрная молодая женщина, кашеварила на кухне частного брусового дома. Но то, что она готовила, вряд ли было съедобно: в кастрюлю опустила кусок пчелиного воска, травы и разбила туда крупное яйцо, непохожее на куриное. Видимо, варево и пахло не ахти, потому как Елене стало плохо: она схватилась за живот и зажала ладонью нос и рот. Выждав, она убрала кастрюлю с плиты и с облегчением отошла.

Елена прошла в жилую комнату, где стояла простенькая мебель, на стенах висели ковры. Она взяла со шкафа под шкатулкой небольшую бумагу, аккуратно свернула и спрятала в карман. Поверх халата накинула дубленку, обула сапоги и, волнуясь, направилась во внутренний двор.

Во дворе, помимо огорода, был сарайчик под дрова и небольшая площадка, где среди снегов метал кинжалы в стенку сарая мускулистый, бородатый Гавриил. Он был в свитере, джинсах не по размеру и в валенках. Орудовал только правой рукой, левая почти не двигалась. И только левая была в перчатке.

Елена встала чуть поодаль, чтобы не спугнуть Гавриила, но он всё равно сбился, что было ясно по вырвавшемуся ругательству. В его глазах плескался гнев.

— Я приготовила ещё один состав мази для твоей руки. Тебе стоит попробовать.

Злость Гавриила отступила. Рядом с Еленой он смотрелся значительно старше, хотя их разница составляла всего два года.

— Оставь это, — сказал он спокойно. — Лучше займись ужином, гости же придут.

— Я помню. Гаврюш, у меня новость.

— Позже, Лена. Ты мешаешь, — с раздражением он отвернулся и достал следующие кинжалы.

Она неловко помяла свой карман халата и оставила мужа.

Виктору очень нравилось наблюдать за мамой, за тем, как она выполняла простые действия по хозяйству. Он помнил, как она при нём готовила, и ему этого не хватало. А вот видеть отца таким грубым не было неожиданностью, но Виктор успел позабыть об этой неприятной черте. Свою страсть к холодному оружию он получил от отца, правда, лук Гавриила никогда не привлекал. В голове Виктора оба родителя закрепились, как два несправедливо рано ушедших, безгрешных человека.

— Что у неё на бумаге, рецепт? – спросил Виктор у Звездочёта. Он, конечно же, помнил и то, что мама была блестящим магофармацевтом и разрабатывала новые целительные составы лекарств, дополняла старые. Эдакий маг-теоретик, но специалист крайне редкий.

— Твоя мама изготовила мазь от тяжелых термических ожогов третьей и четвертой степеней, — сказал Звездочёт. Виктор глянул на свой перевязанный бок. – Да, это её мазь заживляет твою рану. Уникальный состав, содержит яйцо редкой птицы додо. Немаги считают её вымершей – так бы и случилось, не скрой наши заокеанские друзья магией этих нелетающих птичек. И нет, на бумаге Лены не рецепт. Ты узнаешь дальше.

А Елена, тем временем, накрывала на стол в гостиной. В нарядном платье она преобразилась в очень хорошенькую даму, была весела и легка. На заднем фоне играло радио. Передавали «Песню о Снежинке».

К праздничному ужину подтянулись гости: украсившая себя мишурой, цветущая беременная подруга Елены, Лариса, тоже целитель, молодой Звездочёт (с роскошной шевелюрой и худощавый, что было прямо противоположно ему теперешнему) в костюме, а также Илья Лихачёв. Виктору было известно имя последнего, и он встречал его у них дома, к тому же, сын Ильи учился с ним в Академгородке, но о том, кто он, знал мало. Лихачёв отличался от других модной одеждой: пёстрая рубашка, джинсы, пиджак. Несомненно, он и приковывал к себе большую часть внимания.

Гостей встречала Елена, Гавриил прибыл к столу последним. Он не переодевался, остался, в чём был, из-за чего выглядел, мягко говоря, не к месту. Тем не менее, Звездочёт установил ёлку, девушки её нарядили, и можно было ужинать. Блюда Елена подобрала отменные: картофель с курицей в духовке, салатики и печёные яблоки (Виктор их очень любил, у него даже слюнки потекли).

— Как твоя невеста? – спросила Елена Илью.

— Рвётся в бой.

— Баба на боевом дежурстве – экая невидаль! – воскликнул Гавриил с издёвкой.

— У нас нет предрассудков, — заверил молодой Звездочёт.

— У неё отличный навык для участия в бою – она создаёт бурю из песка, — настаивал Илья, не слыша его.

— Да уж, песок-то у нас зимой повсюду, — фыркнул Гавриил. – Ну, допустим, она будет неплоха летом. А тебе не обидно, что тебе доверяют только с бумажками возиться, а невесте светят боевые задания?

— Я проникаю в самые потаённые места, не шумя и оставаясь незаметным, добываю информацию и затем систематизирую её, помогая нам в борьбе с нарушителями. Я задействую не только магию, свою физподготовку, но ещё и мозги, — Илья горделиво постучал по своей голове.

Гавриил вонзил столовый нож в столешницу, испепеляя глазами Илью.

— Пока ты копаешься в своих бумагах, как крыса, кто-то рискует своей жизнью и здоровьем, — Гавриил задрал левую руку и резко стянул перчатку, оголяя почерневшую кисть.

— А кто сказал, что у меня всё проходит гладко? – прошипел Илья.

В настоящем Виктор осознавал, что слова его отца прозвучали особенно жестоко. Лихачёв и его жена тоже погибли, два года спустя, от нападения оборотней.

— Ребята, не нужно ссор, — Звездочёт сказал так мягко и одновременно настойчиво, что спор поугас.

— Что он вообще делает у меня дома в Новый год? Он мне не друг, не семья, не начальник, — возмутился Гавриил в ответ, стихая. Он надел перчатку обратно.

— Гаврюша, — нежным шёпотом попыталась урезонить его Елена.

— Илья раздобыл ценные сведения для завтрашней вылазки твоей группы в логово упырей. Откладывать, как ты понимаешь, не стоит.

Илья выглядел победителем, Гавриил хмурился.

— Разве упыри не истреблены? – уточнил Виктор в настоящем.

— Нет, это сделали в начале двухтысячных, — ответил ему старший Звездочёт.

— Давайте о делах после ужина, — сказала Елена из прошлого. – А я хочу кое-что объявить, — она сделала паузу, сияя. — У нас будет ребёнок.

Лариса, Звездочёт и Илья – все принялись её поздравлять, а подруга обняла. Муж напряжённо молчал.

— Гаврюш?

— Ты не могла сначала мне сказать? – пробурчал он.

— Ты был занят, я хотела…

Он встал и ушёл во двор. Виктору было стыдно за отца, пока он глядел на раздосадованную маму и на растерянных гостей. Однако молодой Звездочёт вышел следом и вернул его через несколько минут.

— Что вы ему сказали? – полюбопытствовал Виктор.

— Пусть это останется там. Твой папа нервничал, но очень хотел твоего появления, — ответил старший Звездочёт в настоящем.

Между тем, вкусности были съедены, гости разошлись. На улицах бурно шло гуляние немагов – они запускали фейеверки, кричали, пили шампанское, водили хоровод. Но их соседи, маги, не праздновали. Гавриил и Елена лежали в кровати и молчали.

— Знаешь, я попробовал твоей мази, — всё же заговорил Гавриил и пошевелил левой рукой. – Чувствительность вернулась. Кажется, ты нашла идеальный состав.

— Хорошо, — холодно ответила Елена.

— Лен, я не хотел срываться на тебе.

— И?

— Это всё Лихачёв. Сбил меня.

— Вечно ищешь виноватого вместо того, чтобы извиниться.

— Прости, — он поцеловал жену в щёку и пригладил ей живот. – Я рад, что у нас будет малыш.

— В мире, где водятся упыри?

— На этот случай есть я.

Елена улыбнулась и склонила голову ему на плечо.

— Будь осторожен завтра. Когда это прекратится?

— Декурд обещал прибрать упырей к рукам, пристроить их в клан. Там они якобы присмиреют.

— Эти бездушные вампиры могли бы лучше следить за своим видом. А что сможет Декурд? Жалкий выскочка, метит в главари, но совершенно не умеет управлять.

— Да ты злюка, — со смешком заметил Гавриил. – В любом случае скоро беспорядки прекратятся, я уверен.

На этом всё видеоизображение и оборвалось.

***

Звездочёт сделал «закрывающий» жест пальцами, и экранка лопнула, как пузырь. Виктор был ошеломлён просмотренным. Он пользовался этим способом воспроизведения своих воспоминаний, но для решения бытовых проблем, простых вопросов. О родителях – никогда. Тяжело было. Сейчас же пришлось очень кстати. Увидеть маму и папу такими живыми, моложе его, услышать их голоса, убедиться, что они заботились друг о друге, пусть и ссорились – это непросто, но важно.

— Спасибо, — сказал Виктор Звездочёту.

— Не за что, дорогой, — по-отечески улыбнулся тот.

Юля приобняла Виктора, он сжимал её руку.

— Благодаря моей маме бок заживает быстро, — заметил он.

— У тебя была чуткая мама, — кивнула Юля.

— И смелый папа, — Звездочёт. – Жаль, мы виделись нечасто.

— А с Лихачёвыми? Вы покажете это Алику?

— С ними работал другой маг. Это история твоих родителей, ты бы хотел показать?

— Сделайте для него нечто подобное. Алик тоже рано лишился родителей, а поддержка и силы ему не помешают.

— Очень приятно слышать. Вы поладили?

Виктор и сам был удивлён, что его заботил Алик. Он был другой Юле, но не ему; они нередко конфликтовали. Но со временем, чаще и чаще пересекаясь, Виктор смягчился по отношению к балаболу Алику.

— Я стал понимать его лучше.

— Вижу, и тебе получше. Ну, я вас оставлю. Приятного вечера, — распрощался Звездочёт.

— Всё хорошо? – спросила Юля.

— Ну, я жив. Ты со мной. И Высший белый маг с нами на одной стороне. Хорошие моменты присутствуют.

— Ты справишься, Виктор.

— Я надеюсь.

— Что ты загадаешь на Рождество?

— Чтобы мы были здоровы. И чтобы тьма развеялась.

— А я загадаю, чтобы мы создали семью, — хитро улыбнулась Юля.

— Всё будет, крошка, — он нежно дотронулся до её носа.

Теперь Виктор нашёл свой свет во тьме…

 

Мы будем благодарны, если вы потратите немного времени, чтобы оценить эту работу:

Оцените сюжет:
3
Оцените главных героев:
3
Оцените грамотность работы:
3
Оцените соответствие теме:
3
В среднем
 yasr-loader

Важно
Если вы хотите поговорить о произведении более предметно, сравнить его с другими работами или обсудить конкурс в целом, сделать это можно на нашем Форуме

(Запись просмотрена 58 раз(а), из них 1 сегодня)
0

Автор публикации

не в сети 2 месяца

Ketrin

25
Комментарии: 0Публикации: 1Регистрация: 26-01-2020

ТСДР (участник)

Достижение получено 08.04.2020

Рейтинг: 25

Титул: Конкурсант

Вы нашли в себе силы написать новое произведение и прислать его нам на конкурс. Разве это не достойно похвалы?

достижение выдается всем участникам конкурса "Темные светлые духи Рождества"

Другие произведения автора:

Похожие произведения:

6118

Итоги конкурса «Темные светлые духи Рождества» ... Автор: Илья Бахонин (Marsianin)

627

Пару слов о результатах конкурса про Рождество ... Автор: Илья Бахонин (Marsianin)

123

Чародей по вызову или Дело о кануне Рождества ... Автор: Юкифуса

Понравился материал? Поделись им с друзьями

3 комментария(-ев) на “Свет сквозь тьму

История хорошая, но очевидно не моя. Вроде интересно, но меня не трогает. Так что иду себе мимо, улыбаюсь и ручкой машу.
Пы. Сы. Милота в отношениях, оно само по себе хорошо, приятно читать. Желаю удачи)

0

Я всё ждала, когда закончится завязка и начнётся действие. Так и не дождалась 🙁 Всё самое интересное осталось за кадром, а в самом рассказе идёт лишь воспоминание о том, как всё было до.

Теперь гоним лошадей прямо по тексту:

«Лишь тьма виделась ему в перспективе» – у меня сломался глаз, серьезно)))) Автор, режьте на фиг всякие «перспективы» и прочий канцелярит! Не красит текст такое дело.

«Тот Звездочёт, который заменил ему и отца, и маму» – отца и мать, если на то пошло. Папа и мама – это разговорный стиль, тёплый, даже детский. В речи героев уместен, а здесь выбивается, особенно, что «отец», а не «папа».

«Тёмный маг объявил войну немагам, на них нападали ведьмаки, упыри и оборотни. Нечестно было объявлять врагами тех, кто даже не подозревал о существовании магии. »
С какой целью? Вот серьезно – с какой целью они кинулись мочить всех не магов? У любого поступка должна быть причина. Иначе это просто сдвиг по фазе.

«Витя научился сам ухаживать за собой и хозяйством – готовил простые блюда, убирал дом, колол дрова, носил воду с колонки и присматривал за курочками. Он не жаловался, понимая всю серьёзность положения. »
Девять лет парню, а он не жаловался, выполняя самые обычные обязанности по дому? Автор, не путайте нежных домашних городских мальчиков и сельских пацанов. Деревенские пятилетки уже самостоятельно могут смотреть за домом и скотиной. Я не шучу.

«Витя тоскливо отсчитывал минуты, подкармливал из окна бродячих собак»
Зачем? Зачем прикармливать бродячих собак? Это вам не котики у подъезда, уличная свора псов может стать реальной угрозой.

Ещё непонятно. Если отец был так силен в защите… Почему не защищался, когда на них напали?

«Однако главное знание, которое каждый юный ум должен был впитать в себя, как почва семечко, — это умение концентрироваться. На своих занятиях по метанию дротиков и по стрельбе из лука этому учил и Виктор.»
Что ж промазал тогда? Испугался? Едрена макарона! Он боец, да к тому же учитель! У него нет права на ошибку! Нет времени боятся, а он шуганулся и промазал, как первоклашка, ей-богу.

«Тебе не испугать меня своими болячками»
Так говорят о болезнях, а не о шрамах. Некрасиво звучит.

«Я сумею потоками воздуха протолкнуть пулю вперёд, но убьёт ли она?»
Сорян, автор, зачем толкать пулю потоками воздуха, когда уже давно изобрели пневматику и огнестрельное оружие?

«Ему хватит времени спалить полпланеты. У него ведь даже обоснования нет, почему он так поступает»
Вот уж классное объяснение!)))) Автор честно признаётся, что сам не смог придумать мотивацию злодея!)))))

«А я хочу кое-что объявить, — она сделала паузу, сияя. — У нас будет ребёнок»
Мужу не сказала лично, а тут при всех объявила? Странная какая-то женщина, чесслово. Как будто всем сообщила о том, что в партию вступила. Ребенок, автор, это очень интимно. И вот так ляпнуть за столом, да ещё в обход мужа (который, на минутку, тоже принимал участие в процессе) – это значит обидеть мужика.

Общее впечатление о рассказе – было скучно, потому что действия не было никакого. Весь рассказ герой лежит в постели и прокрастинирует.

3

Злодей, который злой только потому, что злой. Избранный школьник-герой а-ля Гарри Поттер, который может бить всех и смог бы, наверное, даже надрать задницу главгаду потому, что не задавай, читатель, глупых вопросов, так надо. Короче типичное фэнтези, написанное ради фэнтези. И причем тут вообще Рождество? Оно так, фоном где-то висит. Ни о каких духах и речи нет.
Самая большая ошибка, которая тут была допущена — неправильный выбор формата. Для чего было вообще приплетать войну, если она никаким боком дальше ни на что не влияет? Хотя ведь по началу подавалась, как основной конфликт. Даже родителей главного героя ведьмаки убили. Я думал, что он будет мстить. И да, если уж зашла речь: а почему они и мальчонку до кучи не вальнули? Лень было? И как он сиротой в школу магии устроился?
Сюжет действительно не завезли, отчего читать было не интересно. Персонажи что-то делают, но все это бессмысленно. И их слишком много, отчего каждому пришлось выделить хоть чуть-чуть места, многим его не хватило, и они выполняли роли статистов.
Также меня жутко выбесила стилистика имен. Илья, Витя, Гавриил… Драглус и Декурд. Нельзя так, имена должны гармонировать. Ну или хотя бы какое-то логичное объяснение такого различия должно быть. Здесь же такие сложные имена у персонажей только потому, что они к темным магам принадлежат — чтоб поэпичнее было.
Напоследок акцентирую внимание на одном сюжетном моменте. Звездочет преподносит Виктору воспоминания со словами: «Это спорный подарок, но я решил, что тебе принять его по силам … Впрочем, ты и сам всё увидишь, если готов». Будто там что-то страшное и ужасное будет. Но нет, весь эпизод — лишь попытка Елены сказать Гавриилу, что она залетела и очень волнуется на этот счет. Но на этом примере я хотел не столько показать то, насколько неграмотно автор вешает интриги, а в целом подход к составлению сюжета. Это плохо.
Резюмируя: в начале рассказ подавался как что-то эпичное и масштабное, что уже наводило сомнения, ибо тема войны не очень подходит для малой прозы. Но, как оказалось, тут в принципе никакой темы нет. Просто очень большая зарисовка чего-то о чем-то.
Автору удачи и классных сюжетов!

1

Добавить комментарий

Войдите или зарегистрируйтесь с помощью: 

Отсчет времени

Прием работ на конкурс "Темные, светлые духи Рождества" заканчивается31.01.2020
Прием работ на конкурс "Темные, светлые духи Рождества" окончен. Все произведения доступны для комментариев и оценок. Работа судей завершится в марте 2020 года.

Последние комментарии

Больше комментариев доступно в расширенном списке

Случайный рассказ последнего конкурса

Пряник

Пряник

Если бы всю горечь, скопившуюся в моей маленькой жизни, можно было выжать до последней капли и добавить в рождественский пунш вместо клюквы, вы бы не заметили подмены. Прогуливаясь по столу, …
Читать Далее

Случайное произведение из библиотеки

Мистический отпуск в Домбае

Мистический отпуск в Домбае

Сны о горах преследуют героиню с детства. В точности до мелочей, повторяются в отрочестве и и переходят во взрослую жизнь. Девушка откладывает деньги на поездку …
Читать Далее

Рубрики

Авторизация
*
*
Войдите или зарегистрируйтесь с помощью: 
Генерация пароля