Так решили небеса

-- - + ++

«Для каждого предусмотрен его личный конец света»

Хенрик Ягодзиньский

— Кто не успел, тот опоздал, — насмешливо произнес Джеймс, мигом проскользнув на сидение возле иллюминатора. Недовольно поджав губы, я приземлилась на соседнее место и устало выдохнула.

Перелет предстоял тяжелый, чуть более семи часов. Вытянув ноги насколько это было возможно, я принялась листать ленту новостей в Интернете. Почти что в каждой статье говорилось об астероиде, который буквально через шесть часов будет пролетать около Земли. Одни ученые уверяли в стопроцентной безопасности, другие же выдвигали свои сомнения, будто бы в случае опасности семьдесят пять процентов нашей планеты будут совершенно непригодны для жизни. Я же лично считала все это очередным абсурдом, так как почти каждый год нас уверяют в скором конце света и подобном бреде.

— Хватит сидеть в телефоне, — недовольно пробурчал парень. Переведя взгляд на Джеймса, я столкнулась с его теплыми карими глазами. Легкая усмешка играла на его устах, от чего появилась едва заметная ямочка на правой щеке.

Мы познакомились с Джеймсом позапрошлой осенью, когда я поступила в один из университетов Англии. Он был второкурсником и проводил мне экскурсию по кампусу. Изначально мы не особо ладили, но со временем очень хорошо сдружились, и теперь нас сложно разлучить. Даже сейчас, рука об руку, мы летели к моим родителям в Нью-Йорк на День Благодарения. Я много рассказывала им о Джеймсе, о том, как он помогал мне обосноваться последние два года. Так что они с удовольствием согласились принять парня.

— Мисс, попрошу отключить телефон, мы готовимся к взлету, — на ходу произнесла стюардесса, двигаясь к следующему ряду. На лице Джеймса заиграло победное выражение.

— Могу задавать вопрос? — лукаво взглянув на парня, поинтересовалась я.

— Ты ведь и так спросишь, — последовала усмешка.

— Тут ты прав, — выждав небольшую паузу, я продолжила:

— Не боишься встретиться с моими родителями? Ты даже и слова не сказал про нашу поездку.

— Не смеши меня, Дейзи. Если твои родители хоть и вполовину очаровательны как ты…, — это прозвучало скорее как издевка, чем комплимент, но я не смогла сдержать улыбку.  — Ну а если серьезно, то я не вижу здесь ничего страшного. Тем более мне всегда хотелось увидеть Нью-Йорк.

Этот ответ меня не совсем удовлетворил. Я боялась, что родители могут истолковать наши отношения с Джеймсом не совсем правильно, хоть я им все объясняла не раз, но какое-то неприятное ощущение не покидало меня. Ощущение того, что возможно родители могут быть правы.

— Дамы и господа, добро пожаловать на борт рейса XXX с обслуживанием из Лондона в Нью-Йорк. Мы просим вас пристегнуть ремни безопасности и… — раздался приглушенный голос пилота, но я особо не вслушивалась. Это был далеко не первый мой полет, так что я знала все правила и рекомендации. Я с осторожностью взглянула на Джеймса, чтобы он не заметил, и с интересом начала наблюдать за парнем.

Он не выглядел взволнованным, нет, но он внимательно слушал и внимал каждое слово пилота, каждый жест стюардесс; следил за всяким движением. Джеймс был человеком, который любит контролировать ситуацию целиком и быть готовым ко всему. Может, это на нем сказалось воспитание трех младших братьев, или же отсутствие матери… Он не был сорвиголовой, так как привык нести ответственность не только за себя. Вероятно, поэтому мы общаемся. Я же была полной противоположностью парня, готовой в любой момент пуститься во все тяжкие. Мы дополняли друг друга, как две чаши весов.

Наконец-то самолет выехал на полосу, с каждым мгновением набирая скорость. Я слышала звук турбин, который с каждым разом становился все громче и громче. Мне нравился этот момент, когда адреналин зашкаливал, а сердце билось все чаще. Еще пару минут, и самолет оторвался от земли, от чего я почувствовала внутри пустоту, которая через пару секунд сменилась восторгом. Каждый раз, когда я вглядывалась в иллюминатор, в моих глазах горело восхищение. Джеймс же казался ничем не удивленный, а просто смотрел в сторону, поглощенный собственными мыслями.

— Все  в порядке? —  в одно мгновение взгляд брюнета стал растерянным, а затем привычным мне, оживленным и бодрым.

— Да, все отлично, — я знала, что что-то было не так. Мой пронзительный взгляд буравил Джеймса несколько минут, пока он не продолжил:

— Просто я так давно не видел братьев. Я думал, что проведу этот уикенд с семьей, но последний месяц я даже и сообщения не получил, не то, что звонка, — парень выглядел разочарованным, хоть и пытался всеми силами это скрыть. Я знала, как много значила для него семья, в особенности, младшие братья. Он всегда волновался за них, беспокоился, а те даже не соизволили написать.

— У тебя еще будет время навестить их, например, сразу после приезда. Не беспокойся, они просто решили отдохнуть от твоей мега опеки, — как можно обнадеживающе и с долей иронии произнесла я, сжав его руку. Он промолчал, но я знала, что Джеймс был благодарен мне за поддержку.

Почти всю оставшуюся часть полета мы то и дело либо дремали, либо слушали музыку, или просто болтали о дальнейшем путешествии. И я совсем не про поездку к моим родителям. Этим летом мы планировали посетить несколько стран, отдохнуть от учебы. Весь прошлый год мы пытались накопить, так что к концу этого года планировалось собрать нужную сумму и отправиться колесить Европу. У нас были грандиозные планы. Но в тот день мы еще не знали, что им просто-напросто не суждено осуществиться.

Из крепкого сна меня вывел голос пилота, который пытался что-то сказать сквозь помехи. Потерев ладонями сонные глаза, я убрала голову с плеча Джеймса, который все это время читал один из его любимых детективов.

— Д-дамы и гос…пода, — местами прерываясь, доносился до пассажиров голос пилота. — Мы входим в… зону турбулен… тности, прось… ба пристегнуть р-ремни безопаснос… ти, — Джеймс сделал в точности, как сказал капитан, и проследил за тем, чтобы я последовала его примеру. Я не смогла скрыть улыбку, пока возилась с ремнем.

Турбулентность в воздухе была вполне распространенным случаем, тем более учитывая тот факт, что мы летим над океаном. Посмотрев на часы, я поняла, что до того, как пойти на посадку оставалось минут пятнадцать. Значит, можно было увидеть очертания материка и даже городов. Но когда я выглянула из иллюминатора, то с огорчением выдохнула, увидев лишь туман, который окутывал самолет, будто плотное облако.

Свет в салоне самолета погас, от чего неприятное чувство начало постепенно разрастаться. Да, я любила адреналин, но турбулентность я считала не особо приятным событием. Каждый раз, когда я была маленькой и летала с родителями на самолете, я всегда крепко сжимала руку матери или отца в такие моменты. С годами ничего не изменилось. Мне просто было необходимо чувствовать опору и поддержку, пока самолет буквально трясло в воздухе.

Крепко обхватив руку Джеймса, чуть ли ногтями не впившись в грубоватую кожу, я зажмурила глаза. Со стороны послышался смешок, и я почувствовала его взгляд на себе. Я всегда ощущала его взгляд, он отличался от других. Это было сложно объяснить, но каждый раз, проходя по университету, я могла с точностью сказать, когда он смотрел в мою сторону. Даже если нас и разделяли сотни футов.

Самолет начало трясти, и я уловила душераздирающий плач детей на передних рядах. В один момент мне показалось, что мы преодолели этот невыносимый участок, когда самолет резко устремился вверх, набирая высоту, а затем дернулся вправо. По салону раздались крики и удивленные вздохи. Резко открыв глаза, я с шоком замерла. Сжав руку парня настолько, насколько это было возможно, я с потрясением наблюдала, как недалеко от нас вспыхнул мимо пролетающий самолет. Его турбореактивные двигатели были охвачены огнем, а само воздушное судно с высокой скоростью мчалось вниз. Горящие языки пламени переходили на крыло и постепенно охватывали остальную часть самолета, пока он совсем не скрылся с моего поле обозрения, оставляя за собой густой поток темного дыма.

— Боже…, — только и смогла выдавить из себя я, с испугом переводя взгляд со вскочивших пассажиров на Джеймса и обратно. Он не отпускал моей руки, продолжая находиться под шоком после увиденного. Все перед моими глазами было будто в тумане: крики пассажиров доносились до меня чуть приглушенно; перед глазами метались бортпроводники, пытающиеся усмирить возрастающую панику.

— Гов… орит пилот б-борта ХХХ, — вывел меня из транса мужской голос. Я с удивлением обнаружила, что шум в салоне резко прервался, сменяясь мертвенной тишиной. Каждый пытался разобрать слова и понять их суть.

— … просим с-сохранять спокой… ствие и ос-ставатсья на с-своих месс… тах, — эти слова мало чем утихомирили пассажиров, так как в следующее мгновение они вновь вскочили, поднимая в салоне гвалт.

— Просьба успокоиться и оставаться на своих местах, — будто эхо, повторяли стюардессы, маневрируя между рядами. На их лицах застыл испуг, который они всеми силами пытались скрыть от людей.

— Джеймс, — глазами полными страха я посмотрела на парня. Хоть его лицо и было тревожным, но для меня он попытался выдавить еле заметную улыбку, сильнее сжав мою руку.

— Послушай, все будет хорошо. Мы были далеко, мы не знаем, что там произошло, — в его словах был смысл. Ведь это не мы горим — наш самолет летит почти без проблем. Однако меня не столько испугала сама картина полыхающего самолета, чем понимания того, сколько сотен людей находилось на том борту.

— Просьба сохранять спокойствие. В данный момент наш капитан пытается связаться с землей, чтобы выяснить подробности случившегося. Повторяем, вам не о чем беспокоиться, — продолжали без остановки лепетать бортпроводники на всех возможных языках, помимо английского.

Я почувствовала, как крепкие руки приобняли меня за плечи, притягивая к себе настолько, насколько это было возможным. Приятное тепло и сладковатый аромат духов окружили меня, будто отгораживая от всего происходящего. Так проходили минуты, прежде чем кто-то не воскликнул с задних рядов.

— Смотрите! — гулом разносились мужские и женские голоса по салону, которые стали сменяться «О Боже!», «Какого черта?!», «Что это было???». Мой взгляд переместился в сторону правого крыла нашего самолета, в метре от которого пролетел небольшой кусок пылающего камня, едва не зацепив двигатель. Что это только что было?

— Вон там, вдали! — раздался еще один голос, после которого я в изумлении застыла, не в силах оторвать взгляд от столь ужасающей картины. Впереди, за несколько миль от нашего судна, воспламенился еще один самолет. Так показалось изначально, но когда туман стал рассеиваться из-за полыхающих в пламени обломков, которые освещали небо, раскрашивая его всеми возможными оттенками красного цвета, я смогла разобрать высотные здания Нью-Йорка. Весь город был погружен в огонь. Каменные обломки разных габаритов падали с неба, с молниеносной скоростью устремляясь вниз и сжигая все на своем пути.

Я чувствовала, как непрошеная слеза скатилась по моей щеке. Я ощущала на себе взгляд Джеймса, полный жалости и скорби. Я чувствовала горесть и сожаление. Сожаление того, что мне так и не удастся увидеть своих родителей, свою семью. Больше никогда.

Чувство вины было самым противным. Вины за то, что при последнем телефонном разговоре мы с мамой разошлись во мнениях по очередной ерунде. Каждый раз, когда такое происходило, я знала, что в скором времени мы просто помиримся, и наш конфликт сойдет на нет сам по себе. Я никогда не задумывалась, что этого «скорого времени» может просто не наступить.

Град слез хлынул из моих глаз, делая все вокруг таким расплывчатым и смутным.

— Тшш, — поглаживая меня по плечам, приговаривал Джеймс, пытаясь прижать к себе крепче и не давая вырваться. Мне и не хотелось. Мне больше ничего не хотелось.

Я ощущала его невесомые поцелуи на моем затылке, виске, щеке; шепот на ухо, который мне было сложно разобрать. Будь мы при других обстоятельствах, в душе я бы кричала от восторга и наслаждения, но теперь… Я испытывала только боль, вину и шок от происходящего. Мои руки тряслись, а тело содрогалось от слез.

— Говор… ит п-пилот, — в этот раз капитану не удалось привлечь должного внимания, но пару пассажиров все таки с интересом вслушивались, пытаясь найти логическое объяснение всему происходящему.

— М-мы пол… учили изве…стие об опасном астероиде, который п-приближает… ся к нашей З-земле. Он начал р-распадаться на…  — сильные помехи оборвали речь пилота, но спустя минуту он продолжил:

— … просьба в-всем за… нять свои мес… так. Аэро… порт сгорел, п-поэтому мы выну… ждены с-сделать крюк до ближай…шего м-места посадки. Просьба с-сохранять спокой… ствие, — после этих слов обстановка в салоне накалилась до невозможности. Люди заняли свои места и пристегнулись, но не успокаивались, продолжая кричать, плакать или молиться.

— Мне страшно, — проговорила я, захлебываясь собственными слезами и зарывшись лишь сильнее своим носом в мужской свитер.

— Я знаю, Дейзи, я знаю, — он не успокаивал меня, не говорил, что все будет хорошо, не давал лживых надежд. Он больше не верил.

Я всегда считала себя такой смелой и решительной, готовой бросить вызов всему миру и не пролить ни слезинки при этом, но на деле оказалась плаксой, не в силах справиться со своими эмоциями. Казалось, Джеймс оставался непоколебим, но я знала: случись что-нибудь с его младшими братьями, он бы этого не пережил. В глубине души Джеймс не был уверен в их безопасности, но и обратного знать не мог.

Я сбилась со счета, какая это была минута. Мой взгляд был направлен на горящие берега и города, которые мы пролетали. Поток дыма поднимался все выше, а надежда с каждым мигом угасала. Джеймс не выпускал меня из объятий ни на секунду. Зарывшись носом в мою макушку, он просто молчал. Я больше не содрогалась от слез, а лишь временами всхлипывала.

Перед глазами проносились эпизоды из жизни, как будто я смотрела фильм на кинопленке: катание на байдарках и пикники с семьей, мои дни рождения в кругу семьи и друзей, мой первый поцелуй, знакомство с Джеймсом, наши с ним походы в любимое кафе, кино и парки развлечений, ужин с родителями. И в тот момент я поняла, что большинство моих лучших воспоминаний были связаны с семьей и Джеймсом. К сожалению, я не смогла попрощаться с родителями. Ничего нельзя было изменить. Оставалось только надеяться на то, что они знают, как сильно я их люблю. Но у меня еще был шанс сказать Джеймсу всю правду. Всю правду, которую я так упорно отрицала последние два года.

— Джеймс, я… — мои слова прервались, а голос дрогнул, когда парень разомкнул наши объятия, заглядывая прямо в глаза. Я боялась сказать ему, но знала, что это мой последний шанс. — Я…

— Я тоже, Дейзи, — перебив меня, произнес брюнет. Уголок губ парня слегка приподнялся, от чего я не смогла сдержать улыбки. Он тоже.

Я увидела яркую вспышку огненного света за плечом Джеймса, которая мгновенно отразилась в моих глазах вместе с чувством удовлетворения. Секунда, и наступила темнота. Это был конец.

0
Войдите или зарегистрируйтесь с помощью: 
13 Комментарий
старее
новее
Inline Feedbacks
Посмотреть все комментарии

Текущие конкурсы

"КОНЕЦ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА"

Дни
Часы
Минуты
Проходит этап финального голосования.
Результаты полуфинала тут

Последние новости конкурсов

Последние комментарии

Больше комментариев доступно в расширенном списке

Последние сообщения форума

  • Стенька Разин в теме Вести с полей
    2020-11-27 12:17:04
    *Задумчиво перелистывает в памяти тысячи анекдотов про Брежнева*
  • Грэг ( Гр. Родственников ) в теме Вести с полей
    2020-11-27 11:49:45
    Стенька Разин сказал(а) а фюрер тоже наш человек? Стенька, ну ты и затейник )
  • Стенька Разин в теме Вести с полей
    2020-11-26 22:14:24
    Все, не могу, расскажу свой любимый анекдот про Штирлица. Встретились как-то холодным ноябрьским вечером Штирлиц и…
  • Змей в теме Какую взять тему для будущего…
    2020-11-26 17:09:27
    Как то подвымотал Апокалипсис 2020. Ажно через край. Хочется чего нить доброго, пушистого. Может сказочного чего…
  • yuriy.dolotov в теме Вести с полей
    2020-11-25 20:21:34
    … не сезон — подумал Штирлиц и сел в сугроб….

случайные рассказы конкурса «Конец человечества»

Поддержать портал

Отправить донат можно через форму на этой странице. Все меценаты попадают на страницу с благодарностями

Авторизация
*
*
Войдите или зарегистрируйтесь с помощью: 
Генерация пароля