Семь чудес Королевы Тьмы


Хотела ли я быть злой? Пожалуй, нет. Но когда с малых лет тебя учат темной магии и говорят, что истязать людей — твоя прямая обязанность, выбора особо нет.

Не буду врать, человеческий род довольно мерзок. Они, как чума, заполонили Землю и истощают ее день за днем. Для любой ведьмы это значит, что источники магии иссякают. А без источников магии ничто не отличает нас от них.

Мало, кто знает о нашем существовании, но тем, кому о нас известно, мечтают нас уничтожить. Особенно мою мать, она Королева Тьмы. Ах да, забыла сказать, что я как бы королевская особа. И каждый чертов день очередной охотник на ведьм пытается меня прикончить.

— Защищайся, ведьма! – кричит с виду очень молодой парень, прерывисто дыша.

— Хорошо, — лениво говорю я и одним движением кисти ломаю ему шею.

Охотник падает на землю, в глазах его застыл ужас. Бедняга, он даже не успел понять, что же произошло. Я спрыгиваю с деревянной балки под потолком, где и сидела весь наш быстротечный поединок. Некоторые из охотников знают, что мне нравиться отправляться в старый хлев рядом с лесом. Пора бы привыкнуть к ночным визитам.

Крыша тут старая и с дырками, через них ночью видно небо. А я люблю рисовать. К сожалению, мои творческие порывы иногда прерывались вот такими сопляками. Неужели так сложно понять, что дочь Королевы Тьмы совсем не просто убить?

Щелкаю пальцами и тело охотника поднимается в воздух. Выхожу из хлева и иду в сторону реки, куда я обычно сбрасываю его собратьев.

— Очередной охотник-мертвяк на счету у нашей принцессы! – громкий голос застает меня врасплох.

Оборачиваюсь и вижу Мартина. Он, как всегда одет в черную рубашку и темные штаны. У него короткие волосы и черные глаза, а еще какая-то странная любовь к перстням, которых у него по пять на каждой руке. Он говорит, что это его амулеты. Мы с ним что-то типа любовников по дружбе.

— Что тебе нужно?

— О, я просто прогуливался тут, в надежде, что ты будешь в настроении для чего-то кроме убийств, — он подходит ко мне и игриво улыбается.

— Когда буду в настроении, я сама тебя позову, — раздраженно говорю я и обхожу его.

— Кэр, я…

— Уходи, мне уже и так испортили ночь, — бросаю через плечо.

— Могу помочь это исправить! – с готовностью кричит он, но я уже достаточно далеко ушла, чтобы не удостаивать его ответом.

Снова щелкаю пальцами и тело охотника падает в воду с плеском. Оглядываюсь, проверяя, чтобы никто не смотрел. Но местность тут пустынная: только река, старое поле и дремучий лес по обе стороны. До ближайшего города несколько десятков миль.

Скольких же я здесь похоронила? Я бы не тронула ни одного, если бы они не приходили.

Настроения рисовать уже больше нет, и я отправляюсь домой. Медленно бреду обратно к хлеву, затем огибаю его и выхожу на тропку, известную лишь мне. Я могла бы телепортироваться, но мне нравится быть наедине с природой, особенно ночью. Запах свежести и приятный холодок помогают остудить голову. Яркая полная луна освещает заброшенное поле. Трава уже почти по колено. Мне нравится та мягкость, с которой она вскользь касается моих ладоней. Оглядываюсь в сторону леса, что стеной стоит справа от меня. Там, в самой гуще и находиться наш замок, чтобы людям было сложнее нас отыскать.

В лесу мне нравиться не меньше. Тут каждая ветка таит опасность и загадку. Может, это леший? А, может, там в укрытии старых деревьев поджидает свою жертву вурдалак? Меня лес не пугает, я выросла тут и знала каждый сучок.

Медленно бреду по тропе и через какое-то время замок величественно предстает перед моими глазами, словно из ниоткуда. Он огромный с кучей башенок. В одной из них живу я. Я смотрю на окна, пытаясь понять одна ли я бодрствую. Дубовая дверь замка резко распахивается и навстречу мне бежит темная фигура в ночной сорочке.

— Кэролайн! – кричит мне Лиз, моя подруга по несчастью быть темной ведьмой. – Прошу тебя уходи!

— Что? Я же только что пришла! – не могу понять, о чем она.

— Твоя мать виделась с провидицей, — сбивчиво говорит Лиз и хватает меня за руку, пытаясь отдышаться.

— И? – спрашиваю раздраженно.

— Она сказала ей, что ты…

Дверь замка вновь открывается. Моя мать собственной персоной выходит во двор. Черное шелковое платье струится по ее стройной фигуре. Черные волосы собраны в высокий хвост, макияж безупречен. Так сразу и не скажешь, что ей уже под тысячу с лишним лет. Я рядом с ней в старых черных джинсах и черной рубашке с длинным рукавом выгляжу просто нелепо. О своих волосах вообще молчу. С утра они заколоты во что-то отдаленно напоминающее пучок. Но какой толк выглядеть ослепительно, если рядом одни и те же лица?

— Кэролайн, дитя мое! – голос матери звучит торжественно и мне тут же становиться не по себе, я больше привыкла к ее молчанию или упрекам. – Где ты была?

— Эм, там же, где и всегда, мама. В старом хлеву.

— Интересное занятие, — говорит королева и смотрит на Лиз, словно только что ее заметила. – Ступай, девочка, мне нужно поговорить с дочкой.

— Королева, я… – Лиз мнется на месте, словно не решаясь уйти.

— ПРОЧЬ! – рявкает моя мать так, что мне кажется, что мое сердце останавливается на пару секунд.

Лиз тут же быстро уходит, бросив на меня кроткий взгляд на прощание.

— Мама, в чем дело? Я совершенно не понимаю…

— Молчать! – говорит она уже тише, но также угрожающе. – Говорят, что ты овладела магией Семи чудес?

Смотрю на нее, сбитая с толку столь необычным вопросом.

— Я не то, чтобы овладела, просто попыталась пару раз…

— Но ты ведь смогла?

Я молча киваю. Чем мне еще было заняться, кроме как рисованием, убийствами и совершенствованием своей магии в этой глуши?

— Провидица принесла мне недобрые вести, знаешь, какие? – вкрадчиво спрашивает мать.

Я отрицательно качаю головой. Может, мать сегодня белены объелась, не иначе. Откуда мне знать?

— Она предрекла, что у нас будет новая Королева Тьмы, — злобно цедит сквозь зубы матушка. – И что в ее жилах будет течь моя кровь.

Все еще молча на нее смотрю.

— И что она будет владеть Семью чудесами магии! – она вдруг снова срывается на крик. – Так же, как и ты!

— Что? Это абсурд! – кричу я в ответ, наконец, понимая, что может случиться. – Я не владею Семью чудесами!

Вместо ответа мать щелкает пальцами и в меня входит разряд молнии такой силы, что я отлетаю на несколько метров прямо в старые трухлявые деревья. За этим следует оглушительный гром, который, кажется, услышали на другом конце света.

Я не понимаю, что происходит, хватаю воздух губами как рыба, которую вытащили из воды. Мать не любила никого из нас, но и не выказывала особой ненависти. До этого момента. Мне нужно спасать свою шкуру, пока она снова не зарядила в меня чем-нибудь похлеще. Боль ошеломляет, еще одного разряда я не переживу.

— Ну давай же! Сразись со мной! – кричит мать и хохочет как безумная. – Покажи мне Семь чудес!

Нет, сражаться с ней мне не по силам. С трудом встаю на ноги и стараюсь уйти в чащу. Ноги меня плохо слушаются, сердце, кажется, вот-вот выпрыгнет из груди. В ушах стоит звон, а перед глазами словно летает стая мошек.

— Кэролайн! Вернись, детка!

Ни за что! Из последних сил пытаюсь уйти прочь. Вдруг кто-то хватает меня за плечи, я кричу, но голос кажется таким чужим…

Тут же меня переносят куда-то, и я теряю сознание.

***

Громкие крики возвращают меня к жизни. Открываю глаза. Яркие лучи солнца бьют в лицо. Зажмуриваюсь и пытаюсь оглядеться.

— Мартин, она должна уйти! – кричит какая-то женщина за закрытой дверью. – На нее охотятся все ведьмы и все охотники! Она просто живая мишень!

— Я не оставлю ее! – разъяренно отвечает Мартин.

Стараюсь встать с маленькой кровати, что и так непонятно как уместилась в такой крошечной комнатке, но в голове так шумит, что я падаю обратно и просто слушаю.

За окном гудят машины и слышны голоса других людей… Поверить не могу, мы в городе!

Стараясь игнорировать боль, я все-таки встаю и подхожу к окну. Мать запрещает нам ходить в город, потому что это опасно и потому что мы можем привести охотников прямо к замку. Но теперь мне уж точно не вернуться…

Замечаю небольшое зеркало на столе, хватаю его и смотрю на свою одежду. О боги, в блузке и джинсах теперь сплошь и рядом маленькие дырочки, как от искорок. Хотя я ожидала худшего. Наверное, магия как-то защитила. Переодеться бы…

В соседней комнате снова продолжается разговор. На цыпочках подхожу к двери и прислоняюсь ухом. Поверить не могу, что Мартин меня спас.

— Ей лучше спрятаться где-то на другом конце света, — голос женщины звучит умоляюще. – Королева будет искать Принцессу и не остановиться, если все действительно так, как ты говоришь.

Слишком сильно опираюсь о дверь, и она с жутким скрипом открывается. Мартин, как всегда одет в черные джинсы и рубашку. Подражание, знаете ли, высшая форма лести. Но мне он нравится не за это. Мне он нравится за дикий нрав и за то, что он принимает меня такой, какая я есть.

Женщина смотрит на меня с ужасом. Ее русые волосы завязаны в пучок. Круглые очки делают и без того огромные карие глазищи еще больше. На ней мятая и небрежная футболка и такие же брюки и, в общем, она выглядит так, словно молния угодила не в меня, а в нее.

— Эм, кто-нибудь объяснит мне, почему моя мать решила, что я стану новой Королевой? – раздраженно спрашиваю я.

— Ты смогла провернуть фокус с Семью чудесами, — говорит Мартин.

— Откуда тебе это известно? – ума не приложу, почему все об этом знают.

— Я сам видел, — говорит он.

— Если бы ты видел, то знал бы, что у меня не все получилось! – взрываюсь я.

— То есть ты не можешь манипулировать временем, не владеешь магией огня, воды, воздуха и земли, не воскрешаешь и не можешь входить в чужие сны? – женщина звучит как статья из энциклопедии – «Семь чудес и их использование».

— Я не воскрешала, точнее, мертвая лиса стала чем-то вроде зомби-лисы! – я развожу руками в сторону, зомби нельзя считать живым. – А вы, собственно, кто?

Вместо женщины отвечает Мартин:

— Мария моя, эм, знакомая…

Ага, как же, знакомая она!

— А все остальное? – продолжает Мартин – Я сам видел, что ты овладела магией всех стихий, и это ты мне сказала про игры со временем!

— Идиот, это что-то больше похожее на «прокрутим время на минутку назад, сожжем соломинку, потом зальем ее капелькой воды, дунем ветерком и раскопаем дырку в полу», а не «я могу стать следующей Королевой Тьмы»!

— Нам нужна новая Королева! – он впервые в жизни повышает на меня голос. – Не та, которая прячется в замке в лесу, а та, которая сможет помочь нам выйти из него!

Я стою пару секунд, переваривая сказанное им.

— Ты меня видел! – ору я опять. – Я сама из леса не вылажу! Убить верховную ведьму мне не под силу!

— Ты просто не пробовала, — он разводит руками в стороны и плюхается на диван.

— Скажите мне, что вы только что не обсуждали покушение на убийство Королевы, — полушепотом вставляет Мария.

Смотрю на нее. У ведьмы трясутся губы, кажется, что она вот-вот помрет от страха.

— Мартин, нам нужно уходить и придумать план, как доказать моей матери, что я не рвусь в ее преемницы. Спасибо, что позволили полежать тут, но не будем вас больше смущать, — обращаюсь я к Марии.

— Спасибо, — только и успевает выдавить она, прежде чем дверь в ее маленькую квартирку сносит с петель.

Я пригибаюсь к полу. Охотники! Тут же начинаю щелкать пальцами в надежде избавиться от них по-быстрому, но моя магия не слушается. Вместо того, чтобы свернуть им шеи, получается только сбить первых двух с ног. С удивлением смотрю на свои пальцы, словно в первый раз их вижу.

В комнату набиваются сразу пятеро. Мартин уже реагирует и двое из них падают замертво. Третий ловко хватает Марию, удерживая ее руки за спиной. Знакомая Мартина застыла, когда охотники вошли и теперь была в ловушке.

— Прекратите это или я ее убью прямо сейчас! – властно кричит охотник, приставив к ее горлу ритуальный нож.

Мы с Мартином переглядываемся, и я отвечаю:

— Да ради Бога, она не с нами.

Мартин снова щелкает пальцами, а я пытаюсь вызвать хоть какую-то крупицу магии, тоже щелкая пальцами, что со стороны, должно быть, выглядит безумно. Наконец, рукав охотника, держащего ведьму, загорается, он отпускает ее и та с визгами бежит в соседнюю комнату.

В квартиру влетает еще один охотник и я сразу понимаю, что он какой-то другой. Ни капли страха в серых холодных глазах. Его одеяния напоминают кожаный доспех, сверху серый плащ с капюшоном, на шее болтается амулет, я никогда прежде не видела таких, и держится этот охотник так, словно точно знает, что делать. Преодолев расстояние, между нами, в три прыжка, он хватает меня за волосы и резко тянет вверх. Я кричу от неожиданности. Вижу, что Мартин пытается заколдовать охотника, но тому как с гуся вода.

— Схватите мальчишку, — говорит он низким голосом и у меня бегут мурашки.

Мартин окончательно теряет самообладание и даже не замечает, как один из охотников подходит к нему сзади и мощным ударом рукоятки кинжала в затылок вырубает его. Я извиваюсь, пытаясь вырваться, но тот, что держит меня, гораздо сильнее. Охотники завязывают мне руки и ноги, одевают на голову мешок. Кажется, это конец…

***

Меня бросают на землю, как мешок с картошкой и я рычу от боли. С головы сдирают покрывало или что это там такое… Жмурюсь, привыкая к маленькому источнику света, что исходит от костра. Рядом бросают Мартина, который медленно приходит в себя. Пахнет сыростью. Место, в котором мы находимся напоминает заброшенное подземелье. Жаль, света недостаточно, чтобы понять больше.

Слышится одобрительный свист, крики. Здесь десятки мужчин. Мы в логове охотников.

— Кейн, кого ты привел к нам? – один из охотников, лицо которого сплошь и рядом покрыто шрамами и который выглядит гораздо старше остальных, подходит к сероглазому.

— Сказали, она Принцесса Тьмы, — в голосе его нет ни единой эмоции и, кажется, до Мартина никому нет дела.

— И ты так просто привел к нам эту ведьму? – охотник удивленно всматривается в мое изможденное лицо.

— Мне сказали, что она Принцесса, но она почти не могла колдовать, когда мы пришли.

Я фыркаю. Пришли бы вы, когда мне не пришлось пропустить молнию через себя, тогда бы узнали, что по чем.

— О, ей не нравится, — старший охотник подходит ко мне и присаживается на корточки. – Не так ли? Или ты самозванка-новичок?

— А что, вы только новичков можете убивать? – презрительно отвечаю я.

Он молчит несколько секунд, а затем резко вытаскивает ритуальный нож из ножен на поясе и проводит обратной стороной лезвия по своим увечьям.

— Эти шрамы на моем лице, стоили жизни твоим сестрам.

Я дергаюсь, но руки мои связаны. Только бы магия вернулась, я бы разорвала его на части и скормила бы остатки волкам.

— Что скажете, братья? Отправим Королеве послание? Отрежем этой девчонке голову и пришлем ведьме-матери? – вскакивая на ноги кричит охотник, не отрывая от меня дикий взгляд.

Охотники одобрительно свистят и улюлюкают. Только Кейн молча стоит в стороне и наблюдает за нами.

— Она скажет вам спасибо, грязные собаки! – перекрикиваю их я.

— Кэр, нет, — шепчет мне Мартин и громче добавляет, — Мы можем заключить с вами сделку!

Охотники смотрят на него с тупыми выражениями лиц, будто только что заметили, а потом начинают ржать как кони.

— Мы не договариваемся с вашим мерзким родом! – орет старший и направляется к Мартину.

— Эта Принцесса свергнет Королеву! – кричит Мартин, но охотник уже приставляет к его горлу кинжал. – Она может ее свергнуть, если вы нам поможете!

— И какой нам с этого прок?

— Она пообещает вам мир, — мне кажется, что Мартин и сам не верит, что только что это сказал. – Мир между ведьмами и людьми.

Охотники замолкают на секунду.

— Не нужен нам ваш сраный мир! – прерывает молчание старший и крепче прижимает нож к горлу Мартина. – И принцесса твоя не нужна!

— Я владею магией Семи чудес! – ору я прежде, чем придумаю что-то получше.

Кажется, что время останавливается. Может, это делаю я, а, может, просто эти идиоты пытаются понять, что я только что сказала.

— Мне все равно, — снова говорит охотник.

— Стой! – голос Кейна громкий и сильный, совсем не похожий на его предыдущий тон. – Она может быть полезной, как и мальчишка.

Я удивленно смотрю на него.

— Что такое эти Семь чудес? – спрашивает один из охотников, пока Эрик отпускает Мартина.

— Магия времени, четырех стихий, воскрешения и сна. Магией Семи чудес может обладать только Королева Тьмы, — тут же отвечает Кейн.

— Так прирежем эту, раз уж она тут, и дело с концом, — теперь Эрик идет ко мне.

Кейн быстро преодолевает расстояние между нами и закрывает меня спиной.

— Эрик, брат, прошу, не горячись, — он выставляет руку вперед, показывая Эрику не подходить.

Затем он оглядывает место сборища охотников, обращаясь ко всем.

— Я бы не стал слушать их, если бы они были очередными ведьмовскими отбросами, но, если Принцесса хочет мира и правда может стать Королевой, почему нам с ней не договорится?

Среди охотников проносится шепоток.

— Мы рождаемся и умираем в этой бесконечной войне, не успев набраться опыта и не успев стать воинами, — продолжает он. – Ведьмы живут веками и не умрут, если им не поможет наш клинок. Но скольким из нас нужно умереть, чтобы добраться хотя бы до одной?

Охотники кивают. Я смотрю на них, многие так молоды.

— Да, но как нам знать, что она не врет? – кричит кто-то из них.

— Да, Кейн, пусть покажет свои чудеса, — Эрик хищно улыбается, — а потом мы решим жить ей или нет.

Кейн оборачивается на меня. Смотрю ему в глаза со страхом. Что если не получится?

Он присаживается на корточки рядом со мной, достает нож и перерезает веревки на моих руках.

— Для справки, — тихо говорит он, — мне это не приносит удовольствия.

— Да? Спасибо тебе, сердобольный, — язвительно отвечаю я. – Что ж ты не оставил нас в покое?

— Я дал уйти одной из вас. Самой безобидной. Ты подожгла рукав моего собрата, а твой парень сломал шеи двум из них.

— Он не мой парень, — цежу сквозь зубы и растираю руки.

Кейн пожимает плечами и встает. Эрик уже держит нож у горла Мартина.

— Если попробуешь что-то сделать, твой мальчик на побегушках лишиться головы.

Я киваю. О темные силы, пусть у меня окажется достаточно магии, чтобы вытащить нас из этой передряги.

Встаю на ноги и представляю перед глазами струю воды, что должна погасить маленький костер. Щелкаю пальцами. Ничего.

Ладно, Кэролайн, ты сможешь. Или умрешь тут. Все просто.

На лице Мартина читается мука. Закусываю губу и щелкаю снова. Огонь сносит сильным порывом ветра. Не то, что я задумывала, но с этим можно работать.

Щелчок. Огонь разгорается с новой силой, словно в него подбросили дров. Охотники с удивленными возгласами отступают подальше. Правильно, пусть вам будет страшно.

Я выставляю ладонь вперед, представляя, как из нее течет струя воды. И, о чудо, спустя пару секунд так и происходит!

Охотники снова переполошились, тыкают в меня пальцами. Я чувствую настоящую мощь, словно мою магию перезагрузили. Направляю вторую ладонь параллельно полу и представляю, что из нее сейчас вырастет дерево. Сначала из мертвой земли пробивается маленький стебелек, но через несколько секунд рядом со мной стоит яблоня. Я прекращаю заливать костер водой и тянусь за яблоком.

— Никто не голоден? – спрашиваю я, откусывая яблоко и хлопая ресницами.

— Это понятно, а что с магией времени? – Эрик по-прежнему держит нож на горле Мартина.

— Сейчас будет. Дайте подумать.

Как бы это провернуть? Я не могу отправить всех назад во времени или вперед. Это может нарушить баланс и отрицательно сказаться на мне. Плюс, нельзя ничего трогать, разговаривать с кем-то и так далее.

— Я могу перенести одного из вас в прошлое, но вам придется поверить ему на слово, — ничего лучшего не приходит в голову.

— Я пойду, — тут же отзывается Кейн. – Охотники доверяют мне. Верно, Эрик?

— Иди, расскажешь, что видел, – кивает Эрик. – Не задерживайтесь или маг умрет.

Я медленно приближаюсь к Кейну и выставляю вперед ладонь, глазами спрашивая разрешения. Он кивает, я прикасаюсь к нему.

— Куда прикажете, сэр?

— Десятое марта, 2015.

— Думай о месте, куда хочешь попасть, — командую я. – И помни, мы только гости, ничего нельзя менять.

Он кивает, и мы уходим на четыре года назад.

***

У меня получилось. Мы стоим в маленькой спальне. Сплошь и рядом фотографии маленькой девочки, женщины с рыжими волосами и Кейна.

Осматриваюсь и понимаю, что это детская.

— Слушай, только ничего не трогай и ни с кем не говори, — тут же напоминаю я.

Он будто не слышит и выходит в коридор. Выхожу за ним и хватаю его за руку.

— Ты что оглох? – злобно говорю я.

— Это последний день, когда они были живы, — бросает он мне и стряхивает мою руку.

— И ты что, решил их спасти? – гневно спрашиваю я, собираясь вернуть нас назад.

— Папа? – детский голосок совсем близко холодит кровь в моих венах.

Но маленькая девочка бежит следом за Кейном, который на четыре года моложе.

Он выглядит счастливым. И таким…живым. Девочка с рыжими волосами виснет на его шее.

— Папочка, можно с тобой? – она прелестна, я едва сдерживаю слезу умиления. – Я уже могу стрелять из лука.

— Нет, Катрин, — Кейн ласково треплет ее по щеке. – Скоро мы вместе пойдем, но придется еще немного подрасти.

Девочка надувает губки и Кейн смеется, треплет ее по волосам. Подходит мать.

— Папе нужно идти, детка. Он скоро вернется и вы еще постреляете из лука.

Кейн, который рядом со мной сжимает кулак.

— Возвращай нас обратно, я достаточно увидел.

Я аккуратно прикасаюсь к его плечу, и мы снова оказываемся в настоящем.

***

— Ну что? Она перенесла тебя, куда просил? – Эрик по-прежнему держит нож у горла Мартина.

— Да, я видел все так, как оно и было.

— Что там еще осталось? Сны и воскрешение? Я не пущу эту стерву в свой сон даже под дулом пистолета, — Эрик злобно смотрит на меня.

— Думаю, что мы достаточно видели, многие ведьмы не обладают даже и этим, — отстраненно отвечает Кейн.

Эрик смотрит на меня с недоверием.

— Ну что обсудим сделку? – злобно спрашиваю я.

— Да, обсудим, только вот сначала все же проверим кое-что, — он подмигивает мне и одним резким движением перерезает глотку Мартину.

Я кричу не своим голосом и падаю на колени. Кровь хлещет во все стороны, глаза Мартина широко распахнуты от ужаса, он губами хватает воздух, но ему не удается вдохнуть.

— Зачем?!! – кричу я.

— Ну ты же можешь его спасти, — Эрик вытирает нож о рукав своей толстой кофты. – Только не вздумай прыгать во времени, лучники все время держат тебя на прицеле.

Я смотрю на Кейна, но он не смотрит на меня. Ладно, пусть будет по-вашему. Но как только мы убьем мою мать, я убью этого Эрика.

— Чего ты стоишь? – Эрик скалится, довольный своей выходкой. – Он вот-вот умрет.

— Чтобы я могла воскресить его, он и должен умереть, — злобно говорю я, вытирая слезинки из уголков глаз.

Мартин издает последний хрип, и я иду к нему. Надеюсь, что он не станет зомби.

Кладу свои ладони поверх его груди. Пусть станет живым, пусть станет живым…

Ничего не происходит. Я в отчаянии. Слезы катятся по щекам.

— Пожалуйста…

Он делает громкий вдох и я отпрыгиваю от неожиданности. Мартин ошалело тянет руки к горлу, где под кровью больше нет раны. У меня получилось.

Я обнимаю его, поддавшись порыву, и случайно бросаю взгляд на свои руки. На них темные синяки, которых раньше не было… Плата за Семь чудес? Но как же мать пользуется ими так часто и так хорошо выглядит? Я отпускаю Мартина и смотрю на Эрика с ненавистью.

— Теперь мы можем обсудить наш уговор?

Эрик протягивает мне руку.

— Мы заключим перемирие и поклянемся не нарушать его. Или снова будет война. Идет?

— Идет, — протягиваю ему свою.

В душе не верю ни единому слову. Когда он узнает, где замок, он убьет нас всех.

***

Кейн сидит на старом упавшем дереве на крошечной полянке неподалеку от замка. Он жарит зайцев на костре. Мы достаточно близко, чтобы увидеть, если кто-то будет идти в замок, но достаточно далеко, чтобы он не смог обойтись без меня.

Мартин ушел на разведку и мы просто сидим молча.

— Эрику можно доверять? – я, наконец, нарушаю тишину.

— Нет, — отвечает он, немного поразмыслив. – Тебе нельзя доверять ему.

— Если это правда, зачем ты мне сказал?

— Я хочу мира, — он смотрит мне прямо в глаза и я чувствую, как мурашки бегут по спине. – Он его не хочет.

— Что такого ему сделали ведьмы? – недоуменно спрашиваю я и отвожу взгляд.

— То же, что и всем нам, — он снимает тушку с костра и протягивает мне, — убили наши семьи.

Я замолкаю. Да, мы друг друга уничтожали веками, не считая тел. Хочу ли я этого мира? И почему мира хочет Кейн?

— Тебе интересно, что произошло в тот день? – он откусывает кусок от своей тушки и снова смотрит мне в глаза.

— В какой день? – я пытаюсь притвориться дурой.

Кейн грустно улыбается одним уголком рта и начинает свой рассказ.

— Мы жили в другом городе. Я собирался на охоту в последний раз. Джейн, моя жена, ждала второго ребенка. Мы никому об этом не говорили. Кроме Эрика.

Он замолкает, тщательно пережевывая заячье мясо. Я жду продолжения.

— Ведьмы в том городе знали меня. Я и Эрик… Мы собирались зачистить один шабаш. Но когда мы пришли туда, ведьм и след простыл. Они отправились в мой дом… Когда я вернулся, там было пепелище. Но обугленные тела жены и дочери я увидел. Словно их заколдовали, чтобы не все сгорело. Чтобы я знал, что они мертвы.

Он замолкает и я молчу тоже. Звучит, как что-то, что ведьмы бы вполне могли сделать.

— Тогда почему ты хочешь мира? – наконец, снова нарушаю молчание.

— Я обещал Джейн. Обещал, что прекращу охотиться. Обещал, что перестану подвергать себя и свою семью опасности. Я не мог этого сделать раньше, но если ты правда сделаешь, что обещаешь, я смогу.

Смотрю на него и не могу поверить, что он так хочет мира. И в этот же момент понимаю, что тоже хотела бы этого.

— Но что на счет Эрика?

— Я смогу его убедить, если ты сможешь убедить своих ведьм. Тебе не нужно доверять ему. Верь мне.

Киваю и понимаю, что хоть я и старше лет на семьдесят, но Кейн кажется мне гораздо мудрее.

— Там все так защищено, на пушечный выстрел не подойдешь, — Мартин материализуется рядом со мной и я вздрагиваю от неожиданности. – О, зайчик.

Он хватает тушку и отгрызает кусок побольше.

— Что будем делать, принцесса?

— Вы ничего не будете, а я пройду к ней прямо в покои.

— Ни за что, — Мартин протестующе машет руками. – Зачем тебе стадо охотников, если ты собралась все сделать сама?

— Они понадобятся тебе, если мать меня все же одолеет, так что оставайтесь здесь в целости и сохранности.

Прежде чем они успевают вставить хоть слово, я откладываю тушку и испаряюсь в воздухе.

***

Телепорт – дело удобное, но и опасное. Никогда не знаешь, что будет ждать тебя там, куда перенесешься. Но мне повезло. В покоях матери никого нет. Скрываю себя заклинанием и сажусь в кресло ждать.

Я никогда прежде не была здесь. Пахнет розами. Окна зашторены плотными черными занавесками так, что внутри и вовсе не поймешь день сейчас или ночь. Из мебели только кровать, маленький столик с большим круглым зеркалом, стульчик и то самое кресло у окна, на котором сижу.

Проходит немало времени, прежде чем мать заходит. К моему удивлению, выглядит она хуже, чем обычно. На ней все тоже безупречное платье, но оно висит на груди и животе, словно матушка сильно исхудала. Под глазами лежат синяки, волосы выбиваются из хвоста.

— Черт бы побрал эту мерзкую девчонку! – визжит она, как только двери в ее покои закрываются.

— И тебе привет, мама, — я снимаю заклятие и становлюсь видимой. – Скучала?

Она затравленно смотрит на меня.

— Как ты здесь оказалась?

— Перенеслась.

— Но на замке стоят чары, я сама их ставила, — удивленно говорит она.

— Видимо, ты слабеешь, — говорю я, делая пару шагов к ней. – И пророчество все же верно.

Я понимаю, что она меня больше не пугает. Ни капли.

— Послушай, ты моя мать, и я дам тебе выбор. В лесу вокруг замка куча охотников и мы хотим заключить с ними мир. Если ты согласишься на это, я не стану с тобой сражаться.

— Ты привела к нам охотников? – она сжимает кулаки и смотрит на меня ненавидящим взглядом. – Глупая девчонка!

Мать щелкает пальцами и рукав рубашки начинает гореть. Я щелкаю и все тухнет. Выставляю ладонь вперед и Королеву относит воздушным потоком. Она смотрит на меня со злостью.

— Ты думаешь, что охотники оставят хоть кого-то в этом замке в живых? Наивная, если я погибну, весь наш род прервется!

— Я рискну.

Направляю ладонь на мать и ее тут же прижимает к стене плющом, растущим по моему желанию. Плющ давит ее, она с трудом дышит.

— Скажи мне только одно, как ты пользуешься Семью чудесами и не получаешь никаких увечий? – спрашиваю я.

Мать сдавленно смеется.

— Когда-то давно я заплатила цену, что врагу не пожелаешь, — мне кажется, что слышу в ее голосе грусть. – И платила после еще не раз. За это Семь чудес подчинялись моей воле полностью.

— Что за цена? – нетерпеливо спрашиваю я.

— Смерть тех, кого я любила.

Мне кажется немыслимым, что мать кого-то могла любить. Должно быть как всегда врет!

— Последнее слово? – спрашиваю я, чувствуя, как силы покидают ее и переходят ко мне.

— Гори в аду!

Я чувствую нечеловеческую злобу. Огонь будто горит внутри моего тела. Я выпускаю его. Плющ тут же начинает разгораться и я слышу, как Королева кричит. С удивлением вижу, что огнем покрыта вся моя рука и на мне горит одежда. Прикасаюсь другой ладонью к лицу и чувствую, что моя кожа осыпается словно маска. Запах горелой плоти бьет в ноздри. Плата за черную магию. Но я не могу остановиться сейчас, ведь Королева уже не может сопротивляться.

***

Перед тем, как выйти в коридор, откуда слышаться громкие голоса, осматриваю себя. Рубашка по-прежнему вся в дырочках, но рукава сгорели до локтей. Джинсы теперь больше похожи на удлиненные шорты. Удрученно вздыхаю. Это мои любимые вещи.

Впрочем, мое лицо и руки тоже оставляют желать лучшего. К страшным синякам на ладонях добавились волдыри, лицо словно обсыпано пеплом, но на самом деле это моя кожа. Семь чудес не такие уж и полезные. Скорее даже опасные. Нужно выведать, что же за цену уплатила мать, должны же быть об этом записи…

Оглядываюсь на обугленные останки моей матери. Какая-то часть меня не может поверить, что я так поступила с одной из нас. Но она бы убила меня и глазом не моргнув.

Выхожу в коридор, где собрались испуганные ведьмы. Лиз только увидев меня, тут же бежит обниматься.

— Ты жива, слава темным! – визжит она и я понимаю, что рада ее видеть.

— Где Королева? – спрашивает Элиза, одна из стражниц матери, глядя на меня с неприкрытым отвращением.

— Перед тобой, — отвечаю я, мысленно готовясь к бою.

— Ты убила Королеву? – с удивлением говорит она.

— Как и было обещано. Провидицы не врут, не так ли? – угрожающе спрашиваю я.

Ведьмы переглядываются и перешептываются.

— Всех несогласных я могу отправить следом, становитесь в очередь.

Они молчат, не зная, как поступить. Моя мать была Королевой больше тысячелетия. Они привыкли к ней. Но ее время прошло.

— Да здравствует Кэролайн, Королева Тьмы! – кричит Лиз.

К моему удивлению, ведьмы подхватывают. Теперь осталось только рассказать всем о мире с охотниками.

— Элиза, собери всех в тронном зале через десять минут.

***

Конечно, им не привычно видеть охотника в замке. Конечно, он, должно быть, напуган. Я была в ужасе, когда оказалась посреди логова охотников.

— Что он здесь делает, Королева? – наперебой кричат они.

Я восседаю на троне в конце зала и молчу. Как мне уговорить их на перемирие с охотниками, если они и одного не могут вынести?

— Мы заключили мир с охотниками! – наконец, решаюсь им сказать.

Зал взрывается, они орут и злобно кривятся.

Я щелкаю пальцами и одним порывом ветра в огромных витражных окнах лопаются все стекла. Расточительно, конечно, но зато эффектно. Все замолкают.

— Я знаю, что глубоко в ваших сердцах вы жаждете мира! Мы все боремся в бесконечной войне, которая отбирает слишком много сил и наших братьев и сестер. Но охотники готовы остановиться, если вы готовы. Или вы до конца веков хотите жить в лесах и бояться, что очередной охотник все же сможет вас прикончить?

Они смотрят друг на друга. Кто-то кивает головой. Кто-то перешептывается с соседом.

— Подумайте об этом, а я пока кое-что сделаю. Мартин, собери охотников.

Он кивает и испаряется в воздухе. Я подхожу к Кейну.

— Те ведьмы, что убили твою семью, ты с ними расквитался?

— Нет.

— Я могу помочь. Их нужно наказать, но не смертью. Они это сделали до того, как разговоры о мире вообще пошли.

— Как ты можешь помочь? – он старается скрыть эмоции, но в этот раз у него плохо получается.

— Нужно будет вернуться в тот день и остаться чуть подольше. Тебе можно не идти со мной.

— Нет, я пойду, — голос его полон решимости. – Но почему ты готова выдать своих?

— Все начинает с порядка и справедливости, — говорю я, глядя ему в глаза. – Ты заслуживаешь правосудия, как никто.

Он кивает.

— Хорошо, но тебе придется выдернуть меня, если я вдруг нарушу правила.

— Идет, — киваю в ответ, и мы снова отправляемся в прошлое.

***

Мы стоим во дворе дома Кейна. Его молодая копия скрывается за горизонтом.

Приходится ждать какое-то время. Наконец, ведьмы появляются в поле нашего зрения. Я не знаю их по именам, но они бывали в замке прежде и я точно знаю, где их найти.

— Быстрее, — торопит сестер главная в шабаше.

— Ты знаешь, кто они? – шепотом спрашивает Кейн.

Я киваю. Нужно возвращаться, видеть остальное ему не зачем.

— Господи, там же ребенок, — вдруг говорит одна из них.

— Либо ты, либо этот ребенок. Если мы не покончим с ними, охотник нас найдет. На нас его метка.

Я застываю на месте. Кейн замирает тоже. Какой охотник?

— Разреши хотя бы усыпить их, чтобы не мучились, — просит ведьма.

— Хорошо, только не забудь заколдовать тела, чтобы их было видно этому Кейну. Эрик так сказал сделать.

Хватаю Кейна за руку и мы возвращаемся.

***

Хаос царит в тронном зале. Охотники прорвались в замок и теперь уже во всю крутили ведьм, которых они превосходили числом.

— Эрик! – кричит Кейн, сбрасывая мою руку. – Какого черта ты делаешь?

— Брат, ты что не понимаешь, что с этими тварями не может быть мира? Им нельзя доверять, вспомни, что они сделали с твоей семьей.

Я вижу, как вздуваются желваки у Кейна на скулах, ладони сжимаются в кулаки.

— Я доверял тебе, как себе, — хриплым голосом говорит он.

— И я не подвел тебя ни разу, — говорит Эрик с улыбкой.

— Ты не подвел себя. Зачем ты приказал ведьмам убить мою семью?

Охотники переглядываются. Словам Кейна многие готовы поверить.

— Это тебе новая Королева Тьмы так сказала? – Эрик хохочет. – Ты веришь ей? Она ведь ведьма!

— Да, ей я верю, — говорит он и выхватывает кинжал.

Эрик тут же отпускает ведьму, что держал, толкая ее в руки другого охотника.

— Как скажешь, Кейн.

Охотники замирают, а их командиры начинают сражаться друг с другом. Клинки звенят, скрещиваясь. Я стою не зная, что делать. Но Эрик не может победить. Иначе все было напрасно.

Они останавливаются на секунду.

— Ты собирался крестить моего ребенка!

— Ведьмы совсем задурили тебе голову!

Ведьмы! Те, которые убили семью Кейна.

Думая о них, тут же перемещаюсь в старую лачугу. Три ведьмы испуганно ахают.

— Ты кто?

— Ваша новая Королева, — быстро говорю я. – Вы должны пойти со мной.

После этих слов мы вчетвером снова оказываемся в зале.

Кейн стоит к нам спиной и не видит, что происходит. Но Эрик замечает ведьм сразу.  Вижу, как тень пробегает по его страшному лицу.

Три ведьмы тоже его замечают и жмутся в кучку. Они пытаются переместиться обратно, но я щелкаю пальцами, блокируя их магию.

— Эрик, хватит врать! – громко обращаюсь к нему я. – Ты оставил на них метки, но они все еще живы, разве это не свидетельство оказанной тебе услуги?

— Они живы, потому что хорошо прячутся, — он не отступает. – Но ты подсобила мне, Королева. Премного благодарен.

Кейн оборачивается на меня и Эрик тут же видит возможность. Он бросается вперед с кинжалом, но я отбрасываю его.

— Ведьмы восточного шабаша, расскажите, что этот человек заставил вас делать, — обращаюсь к ним я. – И лучше без утайки. Я хуже, чем он.

— Он, он приказал нам убить семью Кейна! – кричит та, которая не хотела убивать дочку охотника. – Он не хотел, чтобы тот прекращал быть охотником!

Сестры тут же испуганно шикают на говорящую.

— Это правда? Они умерли потому, что ты не смог смириться с моим уходом? – Кейн медленно приближается к Эрику, который старается встать на ноги.

— Ведьмы их убили, — он отказывается признавать вину. – Их все равно бы убили. Мою семью убили, семьи этих охотников убили. Ведьмы должны быть уничтожены. Все до последней. А ты лучший в этом, как я мог дать тебе уйти?

Гул голосов катится по залу. Кейн все еще стоит спиной ко мне, но я чувствую его ненависть, что с каждой секундой растет все сильнее.

— Мою семью убил ты, — тихо говорит он и оборачивается ко мне. – Я принимаю договор, что ты скрепила с Эриком. Не буду говорить за других, но я с вами.

Охотники одобрительно кивают и отпускают ведьм. Эрик сжимает зубы.

— Вы что совсем из ума выжили?! Деритесь!

Но никто не двигается с места.

— Мою семью убил ты, — повторяет Кейн.

Он прыгает на Эрика так молниеносно, что никто из нас не успевает понять, что произошло. Когда он поднимается, кинжал торчит из глотки Эрика.

— Все кончено! – объявляет он. – Кто хочет уйти, может покинуть зал прямо сейчас!

Никто не собирается уходить.

— Да будет мир между ведьмами и охотниками! – заключаю я.

***

С момента заключения мира прошла неделя. Эрика похоронили, охотники разбрелись кто куда. Ведьм, убивших семью Кейна, приговорили к заключению на неопределенный срок. Я подумываю о том, чтобы заставить их делать что-то полезное в будущем. Может, обучать молодых ведьм магии.

Мы с Кейном придумали свод правил. Ведьмам отныне запрещалось убивать и мучить людей за исключением случаев, когда их жизням угрожала опасность. В этом случае они должны были предстать перед судом состоящим из трех ведьм и трех охотников и доказать свою невиновность. В противном случае наказанием была смерть. Охотникам запрещалось убивать ведьм. Правила и наказание были такими же.

Кейн решил отойти от дел. Перед уходом он помог выбрать лидера. Новый командир обещал блюсти законы.

— Думаешь, сработает? – спрашиваю я Кейна, провожая его из леса.

— Ты же Королева, — он улыбается мне. – У тебя будет работать.

Я улыбаюсь в ответ.

— Чем займешься?

Он пожимает плечами.

— Не знаю. Построю дом, наверное. Посажу дерево. Ну, знаешь, как говорят.

— Да, знаю, — я улыбаюсь.

Мы выходим из леса и стоим на опушке какое-то время.

— Кэролайн, спасибо тебе, — он вдруг прижимает меня к себе. – Правда не вернула мне семью, но вернула покой.

— Тебе спасибо, — я неуклюже отвечаю на его объятия. – Я теперь не думаю, что все люди – это чума.

Он хохочет и отпускает меня. Затем стягивает что-то со своей шеи.

— Вот, — берет мою руку и кладет в нее охотничий амулет со странными рунами. – Это то, что защищало меня от ваших чар. Возьми, если я тебе понадоблюсь, ты сможешь меня найти.

— Нет, — я протягиваю обратно. – Тебе стоит иметь какую-то защиту. Пройдет время прежде, чем закон станет таковым.

— Я верю тебе. И ты поверь в себя.

С этими словами он разворачивается и уходит.

Я сжимаю в руках амулет, глядя ему в след. Придется поверить.


(Запись просмотрена 76 раз(а), из них 1 сегодня)
0

Автор публикации

не в сети 9 месяцев

veterSsevera

10
flagУкраина. Город: Мариуполь
Комментарии: 0Публикации: 1Регистрация: 18-09-2019

ТСМ (участник)

Достижение получено 01.12.2019

Рейтинг: 25

Титул: Конкурсант

Вы нашли в себе силы написать новое произведение и прислать его нам на конкурс. Разве это не достойно похвалы?

достижение выдается всем участникам конкурса "Темная светлая магия"

Другие произведения автора:

Похожие произведения:

2.68

Воплощение тьмы ... Автор: Али

0.68

Янтарная акварель ... Автор: Sergey.Reshetnyak

0.89

Долг ... Автор: antonio

Понравился материал? Поделись им с друзьями

3
Оставить комментарий

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
Войдите или зарегистрируйтесь с помощью: 
3 Цепочка комментария
0 Ответы по цепочке
0 Последователи
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
3 Авторы комментариев
BonheurМихаил ПомельниковЛирэль Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
Уведомление о
Лирэль
Автор

Читать легко, интересно. Концовка есть, да и сам рассказ о темной магии. Однако некоторые нелогичности в поведении ведьмочки, ее характер и неподдержаные историей принцессы манеры держать себя — не располагают к переживанию за нее и вообще. Завершается все слишком лёгко. Обе противоборствующие стороны как обычных шалунов развели по разным углам и пальчиком погрозили. А они такие раз — и приняли договор о перемирии. Ага как же. Без периодических столкновений и тайных сообществ, несогласных с королевой, точно бы не обошлось. Вспомнить хотя бы крещение Руси. Не так-то легко сломить одним указом многовековую борьбу. Из всего скажу: автор, не злитесь на мои… Подробнее »

Мерей (Михаил Помельников)
Автор

Сюжет высосан из пальца. Начиная с самОй бессмысленности войны, в которой ведьмы по-любому одержали бы верх, раз у них такая непобедимая королева (силы других ведьм почему-то не были показаны, и они выступали лишь грушами для битья, хотя был момент, когда Мартин враз убил двоих охотников), заканчивая не менее бессмысленным перемирием. Я не поверил ни в одно слово сюжета, детали вообще не проработаны и не продуманы. Ведьмы прячутся в ЗАМКЕ, чтобы их было СЛОЖНЕЕ найти. Автор, вдумайся! Если ведьмы прячутся в замке, то найти их не составляет никакого труда. Это ж блин замок! Гораздо умнее с их стороны было бы прятаться… Подробнее »

Bonheur
Автор

Ощущение, будто из нескольких типовых сюжетов наскоро собрали один. При этом главная героиня не слишком убедительна, а логика в происходящем регулярно исчезает. Довольно-таки поверхностно, и, честно говоря, скучновато.

Текущие конкурсы

"ОГНЕННЫЕ ЭЛЕМЕНТЫ"
до окончания приема работ осталось:

Дни
Часы
Минуты
Всем спасибо! Прием работ на конкурс завершен. Рассказы участников доступны для чтения, начинается работа судей.

"КОНЕЦ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА"
до окончания приема работ осталось:

Дни
Часы
Минуты
Всем спасибо! Прием работ на конкурс завершен. Рассказы участников доступны для чтения, начинается работа судей.

Последние комментарии

Больше комментариев доступно в расширенном списке

случайный рассказ последнего конкурса

Святочный рассказ

Святочный рассказ

В ночь перед Рождеством чёрт решает навредить людям — отключить электричество. Чинить поломку отправляется молодой парень Витька. Проявляя добрые человеческие качества, он доказывает, что чудеса, которые происходят на Рождество полностью …
Читать Далее

случайное произведение из библиотеки

Счёт

Счёт

Когда первый дом в их большой деревне исчезает в языках пламени, Мартин успевает сосчитать до 100 — ровно столько от края поселения до его дома …
Читать Далее

Поддержать портал

Все меценаты попадают на страницу с благодарностями

Авторизация
*
*
Войдите или зарегистрируйтесь с помощью: 
Генерация пароля