Размер шрифта

Для более комфортного чтения вы можете настроить подходящий размер шрифта:
АА--  АА-  (АА)  АА+  АА++  

Уши


Уши

 

29 декабря

Поперёк дороги лежала крупная сломанная ветка.

– Уже четвёртая, – остановив машину, вздохнул я.

Накануне температура была в небольшом плюсе, и всю ночь шел густой снег. Утром я даже забеспокоился – доберусь ли, но термометр показывал нейтральный ноль и ярко светило солнце.

Я вышел из «Нивы», немного размялся и огляделся. Вокруг меня высился старый лес с гигантскими соснами и могучими дубами. На кронах и ветках скопились пышные снежные шапки, эполеты, аксельбанты и манжеты. Белизна резала глаза, а тишина казалась нереальной.

Продышавшись, я широко развёл руки, набрал полные легкие воздуха, зажмурился и насколько смог задержал дыхание. Выдержал с минуту. Резко выдохнув, раскрыл глаза.

Кругом замелькали разноцветные мушки, и лес изменил очертания. Куст напоминал угрюмого гнома. Кротовые холмики смахивали на затаившихся зайцев… Высокомерная дама в напудренном парике… Дремлющий тролль… Два дуба настолько тесно переплелись ветвями, что походили на волшебную арку ведущую в неведомый сказочный мир.

Это моя невинная тайная игра. Я с детства наделён буйной фантазией и страстью к чтению фэнтези.

Вскоре давление в черепе нормализовалось, зрение прояснилось, и чаща снова обрела прекрасный вид. В груди стало тесно от щемящего беспричинного счастья.

– Ого-го-го-го! – крикнул я.

С ветки испуганно сорвалась сойка, и мириады мелких снежинок на несколько мгновений окружили меня в вихре экспрессивного танца. Улыбнувшись, я высунул язык, ловя их.

– Эх, красота, – грустно сказал, усаживаясь за руль.

Мотор взревел. Разумеется, этот проселок никто не чистил и вряд ли почистит. Всё, что не вписывается в классификации «дорога» и «трасса» попадает в категорию «направление». Так вот, мне нужно было проехать прямо до заброшенной деревушки, резко повернуть на юг, и просекой к месту назначения. Для такого дела «Нива» – самый подходящий транспорт.

Я не первый раз еду праздновать Новый год к другу Лёшке. Правда, из-за того, что он живёт в лесу, его давно все называют Лешим. Неделю назад я получил от него сообщение со списком необходимого. Стандартный набор предметов и продуктов, которые не добудешь в чащобе. Но позавчера Лёшка попросил купить золотое колечко с бриллиантом. И размер указал. Значит, ради этого топал тридцать километров до ближайшего села, где есть сотовая связь. Я терялся в догадках, кого это одиночка и убеждённый холостяк откопал в глухом лесу?

В общем, любопытство победило. Вместо того чтобы прибыть к вечеру, как делал всегда, я собирался нагрянуть к нему ещё до обеда.

 

***

Кто видел впервые жилище Лешего – впадал в благоговейное восхищение. Изба не изба, хоромы не хоромы, особняк не особняк, усадьба не усадьба. Всё было слито в нём гармонично и функционально.

Мне легче. Сам помогал строить. Но дань отдал: снег добавил жилищу невинной свежести и скрыл возраст. У меня даже возникла подходящая ассоциация.

– Пряничный домик с взбитыми сливками.

Справа на взгорке высился модерновый ветряк. И это было единственное, что не гармонировало со сказочным видом, ведь даже гараж напоминал конюшню. Все остальные хозяйственные постройки, качающий из скважины воду мощный насос, живая ёлочка, которую мы наряжаем перед Новым годом, и скромный огород прятались за домом. Да, Лёшка у меня молодец!

Я выбрался из машины, открыл багажник и принялся выгружать пакеты. Попутно отметил, что снег нигде не тронут. Сопоставив этот факт и срочный заказ на колечко, сделал элементарный вывод.

– Значит, незнакомка ночевала в доме. Неужели всё настолько серьёзно?

Постоянно анализировать и отмечать детали – это у меня профессиональное.

Хлопнула дверь, и на крыльцо вышел Лёшка.

– Так и знал, что не вытерпишь, – пробасил он.

– Ладно, – проворчал я, – веди, показывай.

Друг обнял меня, но пакеты не забрал. Шагая за ним, я в который раз удивился несоответствию его внешнего вида и внутреннего содержания.

Лёшку я знал с первого класса. Вся его жизнь прошла на моих глазах. Добродушный толстый увалень с простецким лицом и кучей комплексов закончил элитный факультет художественной ковки, сделал себе имя, накопил денег и воплотил мечту детства. Друг непостижимым образом купил гигантский участок посреди заповедника, добыл корочку лесника и повывел всех браконьеров!

– Чего топчешься? – усмехнулся он. – Элюшка в гостиной. Э, куда?! Припасы на кухню!

– Элюшка, – хмыкнул я.

В доме пахло лесопилкой и сеновалом. Повсюду стояли причудливые коряги, всевозможнейшие поделки, фигурки и букеты высушенных цветов. Домотканые деревенские половики удивительным образом гармонировали с кожаными диванами и креслами. Прочая современная мебель тоже не раздражала глаз. И ни следа женского присутствия. Мой опыт говорил, что так не бывает. Достаточно одного часа, чтобы любопытные  шаловливые ручки всё переставили, метя территорию, в другом порядке.

– Всё по-прежнему, – нейтрально отметил я.

– Кроме моей личной жизни, – похвастался Лёшка и таинственным тоном добавил: – а также будущего мироустройства.

– С утра уже выпиваешь? – удивился я.

– Ни в одном глазу, – поклялся друг. – Кстати, ты до сих пор увлекаешься чтением фэнтези?

– Да. А какое это имеет отношение…

– Вот и молодец, – оборвал меня он и подмигнул.

– Совсем чокнулся здесь, – пробормотал я.

Последний раз мы виделись летом.

 

***

Уже несколько минут мне с трудом удавалось глотать воздух. Глаза тоже шалили – как магнитом липли к Элюшке.

Такой красоты я не видел никогда!

На диване возлежала длинноногая, изящная, утончённая, с собранными в высокую замысловатую причёску белыми волосами, одетая в подобие халата до пят с боковыми застёжками яркая, манкая, неземная хищница! Породистое лицо, полные губы, тонкий прямой нос с трепещущими крыльями, чудный разрез серых диковатых глаз и бархатная кожа будили в моей душе одновременно поэта, художника, скульптора, вора, подлеца и гнусного развратника. М-да, королеве нет нужды метить территорию.

Выглядела женщина лет на тридцать. В каком леднике хранилась, интересно?

Сказать, что я не возбудился – нагло соврать. А когда она заговорила, вообще стал похож на Лёшку. По крайней мере, слюну мы пускали одинаково как мальчишки.

– Много о вас слышала, Юрий, – ручейком, с редкими льдинками непонятного акцента, произнесла она.

Я блаженно улыбнулся. Ещё несколько сентенций уверили меня, что Элюшка чрезвычайно умна и обладает бездной обаяния.

– Смотри не лопни от счастья! – Друг ревниво врезал мне локтем в печень.

Стряхнуть наваждение удалось в ванной. Смочив горячее лицо водой, я долго таращился в зеркало.

– Элюшка приняла колечко. У них чувства. Куда я лезу? – раздельно произнёс, но в душе бушевали страсти самого низменного свойства.

Вытирая руки, у порожка я обнаружил клок чёрной щетинистой шерсти. Разглядев его со всех сторон, уложил в носовой платок.

– У тебя появилась собака? – спросил Лёшку.

– Нет, конечно! С чего ты взял? – удивился он.

– Да так.

 

***

Во время обеда, реабилитируясь за неподобающее поведение, я старательно расхваливал друга.

– А как он лихо избавился от наезда местных царьков! – цокнул языком. – Леший их просто пригласил сюда в гости. Ну и мои коллеги подтянулись. Банкет прошел успешно. На другой день прибыли конкуренты тех царьков. Тоже посидели, пообщались. С тех пор никаких претензий не возникало. Нивелировали все проблемы с помощью погон.

– Извини, ты, э-э, где работаешь? – мило прощебетала Элюшка.

– Майор службы МЧС, – влез Лёшка. – Ему давно предлагают перейти на руководящую работу, но Юрка артачится. Любит в поле пахать. Он входит в группу особого назначения, для сложных вызовов. Мотается по всей стране.

Красавица безразлично улыбнулась.

– Тогда и меня просветите, – подхватил я, – откуда вы взялись в этом медвежьем углу?

– Из параллельной реальности.

На самом деле я задал вопрос больше из вежливости. К Лёшке постоянно наезжали ролевики и реконструкторы Средневековья. Заказывали доспехи, оружие и разные мелочи. Но в основном это были брутальные бородатые небедные мужики. Элюшка попросту оказалась первой из женщин. Наверняка она приехала с кем-то из гостей, осталась ради экзотики и попутно разбила сердце моему неискушённому другу.

– Ха-ха-ха! Наверняка. Здешние особы на вашем фоне проигрывают по всем статьям.

Шутку никто не поддержал. Лёшка и красавица смотрели на меня абсолютно серьёзно.

 

***

Друг водил меня по гигантскому подвалу-мастерской. Я равнодушно скользил взглядом по фрагментам лат и заготовкам для мечей.

– Ты поставил кузнечный пресс?

– Угу. Мне ажурные ворота заказали. Одному никак не справиться.

У дальней стены перед ширмой стояла батарея ацетиленовых и кислородных баллонов и сварочный аппарат, а на металлическом столе красовалось шесть приземистых емкостей с пропаном: материалы и необходимые инструменты, под заказ Лёшке привозил тягач с прицепом из металлобазы соседнего города, расположенного в пятидесяти километрах.

– Покажешь?

– Позже.

Мне было удивительно слышать подобные слова. Лёшка никогда не отказывался от возможности похвастаться.

– Тебя что-то заботит? – участливо спросил я.

– Нет. Расскажи лучше, как там твой отпрыск?

Я в разводе уже десять лет. Есть сын Егорка, которому его мать регулярно, но безуспешно ищет отчима.

– На последнем курсе техникума, – с улыбкой ответил я, – наконец-то определился со специализацией. Лесное дело, представь себе. Тебе, заразе, спасибо! Сбил пацана с пути. Кстати, летом он снова обещался сюда приехать.

Лёшка кисло кивнул.

– Я же вижу, что ты не в своей тарелке. Рассказывай. Мы же друзья!

– Сколько я должен за кольцо? – наконец решился он.

– Это подарок вам, – осторожно ответил ему, – свадебный.

– Слишком дорого, – после длинной паузы ответил Лёшка.

Я мысленно озвучил его заминку. Не уверен, значит. Хм. Мне бы посочувствовать, но вместо этого по всему телу прошла дрожь, сердце запело, и в голову полезли дурные мысли.

– Понимаешь, тут такое дело… В общем, она постоянно торчит в гостиной возле камина. Ночует там же. А мы уже второй месяц живём. Гонит прочь, – прорвало его.

Малоопытный друг нуждался в совете и поддержке.

– Время всё расставит по своим местам, – холодно ответил я.

 

***

Спалось плохо. Среди ночи послышался гул в каминной трубе, хотя стояла безветренная погода. Впадая в перевозбуждённое забытье, я обнимал и творил с Элюшкой то, чего друг был лишён. В остальное время снилась всякая чертовщина.

 

30 декабря

Утром я тщательно попытался привести себя в порядок. Оккупировав ванную комнату, долго брился, расчёсывался, пытался собрать катышки с единственного свитера и оттереть мазут с джинсов.

– Мог бы и сам сообразить про гостью. – Я показал язык своему отображению и ещё раз почистил зубы.

На кухне Лёшка завтракал, сидя за столом прямо в тулупе.

– А невеста соблюдает диету? – задал я бестактный вопрос.

– Она уже поела жареного мяса.

– Хм. Куда собрался?

– Силки на зайцев проверю. Расплодились, заразы. Какой же новогодний стол без моего фирменного блюда, забыл что ли?

– Угу. В сметанном соусе.

– Пойдёшь со мной? Заодно прочешем делянку. Какой-то хищник повадился истреблять и пожирать подотчётных лосей и косуль.

– Нет.

Я ответил слишком быстро. Даже такой тюлень, как мой друг, всё сразу понял.

– Понятно. Элюшка! – позвал он. – Подойди сюда.

Мне стало неуютно под его взглядом.

Став неподалёку от красавицы, Лёшка торжественно произнёс:

– На самом деле её зовут Элли. Это я Элюшку придумал. Распусти, пожалуйста, волосы.

Женщина послушно вытащила длинную заколку, и белая волна упала до пояса. По бокам головы что-то торчало. Знакомое и невероятное.

– Э-люш-ка, – онемевшими губами, раздельно прошептал я, – эльфийские ушки. Да ты, Лёшка, выдумщик!

– Хочешь, прикоснись, – засияв, предложил друг.

Красавица шагнула ко мне.

– Никогда не думал, что они мохнатые, – трогая заострённые мягкие белые тёплые кончики, признался я.

– Теперь у моего единственного друга Юрки прочистились мозги, – довольным тоном сообщил Лёшка.

Несмотря на общий шок, я ожидал иного запаха от эльфийки. Чего-то изысканного, тонкого, диковинного и непременно приятного. Но пахло почему-то псиной.

 

***

Мы расположились в гостиной. Она на диване у пылающего камина, я в кресле, напротив. Элюшка в три движения снова сотворила замысловатую причёску, скрывшую уши. И правильно. Иначе я бы только на них и таращился. В остальном всё было в норме: слова проникали как сквозь вату, руки дрожали, пот струился, дурная кровь бурлила, а восторг комом закупорил грудь. Живое и желанное воплощение из любимых книг, как-никак!

Эльфийка приняла выгодную соблазнительную позу. Под халатом у неё оказалась почему-то одетая швами наружу батистовая сорочка до пят.

– Эпоха людей не заканчивается, расслабься, – успокоила меня. – Пришла пора нам жить вместе.

– Как ты попала сюда?

– Здесь точка выхода. Портал. Но пока в него смогла проскользнуть только я. Чтобы он раскрылся для моего народа, нужно совершить ритуал приглашения.

– Я согласен!

– Не сомневаюсь. – Эльфийка одарила меня улыбкой, от которой пошли мурашки по коже. – Завтра самый подходящий день. Тебе друг уже показал ворота?

– Нет.

– Потом глянешь. Нужны два человека. Створки одному не открыть.

– Понятно. А много вообще вас там?

– Завтра в полночь узнаешь, – пообещала Элюшка и предвкушающее улыбнулась. – Такой шабаш начнётся!..

– Ты сказала «шабаш»? – изумился я.

– Весело, говорю, будет.

– Не ко времени вы надумали переселяться, – озабоченно пробормотал я. – Могут принять в штыки.

– А с вами всегда так, – беспечно ответила эльфийка. – Можно подумать, когда-либо было иначе.

– Значит, заглядывали временами, – догадался я.

– Конечно.

– Так вот откуда в литературе и кино появился ваш образ. Авторы с оригинала писали!

Элюшка неопределенно улыбнулась. Несмотря ни на что, мне всё ещё хотелось наломать дров.

– Схожу в подвал, – выдавил из себя.

По дороге свернул в душ и долго стоял под ледяными струями.

– Она же целенаправленно и сознательно вызывает лишь одно желание, – дрожа от холода, произнёс я. – Как этого Лёшка не замечает? Колечко, невеста… Ей-то это зачем? Какая из них пара? И знает же, что ворота мы и так откроем.

На коврике я обнаружил ещё один клок шерсти.

 

***

Разумеется, Лёшка как мастер своего дела никогда бы не позволил себе сварить грубые створки из листового железа. Он взялся за дело с выдумкой – воспользовался банальными толстыми арматурными прутьями. Получился полукруглый верх, массивный низ и сходящиеся к середине лучи. В самом центре красовались деревянные щиты типа «баклер». Друг явно позаимствовал их из заказа ролевиков или реконструкторов, прибив к ним медные чеканки, изображавшие поганые, косматые, рогатые морды со свиными рылами.

Сами ворота оказались небольшими. Лёшка вкопал сваи, приладил петли и насадил створки. Открыть их не представлялось возможным. Мешала стена. Лишь после того, как произойдёт ритуал активации, одну гостеприимно распахнёт Лёшка, другую – я.

В спину пахнуло морозной свежестью. Не оборачиваясь, я спросил:

– Как всё это произошло?

– Я работал, – с удовольствием поведал друг, – гонял пресс, бил молотом и во время паузы услышал голос из стены. Поговорили… и я её пригласил.

– А сколько комплектов женских вещей купил?

– Один, конечно!

– Угу. Кстати, ты сильно удивился, когда узнал про эльфов?

– Нет, – признался друг.

– Вот и я тоже. Взрослые мы, – задумчиво молвил я, – практичные и не романтичные. Дух детской веры в чудеса ушёл безвозвратно. Сейчас больше думаешь о том, как они вольются в социум, чем будут заниматься, где жить и с кем.

– М-да. Согласен.

Я сменил тему.

– Зачем ты этими мордами ворота украсил?

– Элюшка велела. И форму рисунка подсказала. Главное, чтоб диковинно было. Тогда створки не захлопнутся.

– Хм. А магия у них есть?

– Разве ты её не почувствовал? – удивился он.

Я промолчал.

– Пойдём разделывать тушки, – предложил друг. – Пять зайцев попалось и, представь себе, нашёл очередную жертву. Лосёнка. Точнее то, что от него осталось.

– И что думаешь?

– Волк матёрый. После Нового года разбираться с ним буду.

 

***

Весь оставшийся короткий день я старательно избегал встреч с Элюшкой, а вечером за ужином слишком переусердствовал с крепкими настойками. Лёшка с трудом дотащил меня до гостевой комнаты.

Несмотря на состояние, посреди ночи я проснулся. Снова почудилась возня и шум в камине. Кряхтя и заплетаясь ногами, притащился в гостиную. Диван с разложенной постелью пустовал. Камин пылал. Возле него валялись уже знакомые клочья шерсти. Я нерешительно заглянул в спальню друга. Неужели? Но он храпел один.

Облегчённо выдохнув, вышел на свежий воздух. Сыпалась мелкая крупа вперемешку с хлопьями сажи. Недоумённо покачав головой, я вернулся в постель.

Во сне морда со щита ожила и попыталась меня сожрать.

 

31 декабря

Вставать не хотелось. Одолевали паршивые думы. За окном шёл снег, а на кухне громко и фальшиво распевал, готовя праздничные яства, Лёшка.

Между нами словно выросла стена. Пропала та лёгкость, доверительность и непринуждённость общения, которая держала нас все прежние годы. Чёртова эльфийка! Заколдовала лишённого женского общества и элементарного опыта друга из медвежьего угла. Подарила призрачную надежду. И меня смутила крепко, зараза!

Мне её распорядок был известен. Лёшка разболтал, да и сам за два дня познакомился уже. Сейчас она дрыхнет, словно всю ночь плясала. Потом грациозно и капризно заявит, что жутко проголодалась и истребит уйму мяса. Разожжёт камин и завалится дремать. К вечеру очнется и мило поддержит беседу, держа нас на расстоянии вытянутой руки. Заморочит томными взглядами, пробудит похоть бездумную и намёками пообещает каждому один и тот же приз. После ритуала, может быть.

– Ладно, Лёшку, но меня, прожжённого аналитика, как зацепила! Весь спектакль разыгран только ради того, чтоб два преданных пёсика створки подержали. И поводок самый надёжный. Ежу понятно, что нашествие эльфов сомнёт и заслонит всё, вызревшее здесь! – возмущённо высказался я и побрёл в ванную.

Холодная вода в очередной раз сделала благое дело. Разглядывая пару свежих клоков шерсти, хмуро пробормотал:

– Значит, снова придётся поработать.

На кухне, стащив со сковороды отбивную, я поведал Лешему о своих планах.

– Пойду, снег почищу, а потом наряжу ёлку. И это – перца мало.

– Давай, – согласился друг, и озабоченно добавил: – Элюшка терпеть не может специй – чихать начинает. Ей мясо нравится в натуральном виде.

– Ну-ну, – удаляясь, покивал я.

 

***

Я расчистил дорожки, а затем вытоптал целую площадку вокруг ёлки. Влез на чердак и разыскал пыльные коробки с украшениями. Новогоднее настроение вернулось!

Основательно продышавшись, я развёл руки, набрал полную грудь воздуха, задержал дыхание и зажмурился. Не знаю, сколько продержался, но когда снова задышал и открыл глаза, эффект получился очень сильный. Ёлка ходила ходуном, невыносимо сияли снежинки, дом парил, а деревья окрест приветливо махали пушистыми лапами.

Дверь скрипнула и на крыльцо в Лёшкином тулупе выбралась эльфийка. Ей тоже достался мой взгляд.

– О-о-о! – плюхнувшись на пятую точку, только и смог сказать я.

 

***

В дом я вернулся с наступлением сумерек и абсолютно продрогшим.

– Новый год никто не отменял. Пара рюмок настойки вряд ли помешают нам открыть створки ворот, – заявил, усаживаясь за стол.

Лёшка неуверенно посмотрел на эльфийку. Та пожала плечами.

– Иди-иди, готовься к ритуалу, – хамски потребовал я, – и дверь закрой.

– Ну зачем так? – укоризненно произнёс друг.

– Второй месяц, чёрт возьми! Почему ты мне ничего не сказал раньше?

– Да… как-то…

– В горячке любовной позабыл, – кивнул я. – Наливай, строитель треугольников.

– О чём ты?

– Узнаешь.

Первые четыре стопки я выпил, но следующие не решился. Благоразумно выбрав место возле кадки с геранью, добросовестно поливал её спиртным.

– Ты мне друг? – интимно спросил.

– Конечно! – возмутился Лёшка.

– Выпьем за это!

Рюмки стукнулись.

– А помнишь, как ты учителю химии устроил взрыв?

– Да-а, — сунув руку в студень, мечтательно протянул друг.

– По-полной. Залпом. Пли!

Подобным образом мы перебрали половину преподавателей и треть наших проказ.

– Наливка горчит! – еле ворочая языком, заявил я. – Нам нужен анис.

– Непременно, — тыча вилкой в бутыль с соком, потребовал Лёшка.

Я полез к полке с коробкой для специй.

– Ну, как теперь? – поинтересовался.

– Одобряю.

Прошёл час.

– Ты дошёл до кондиции?

– Да! Давай ещё, за дружбу! – в три захода, с трудом высказался друг.

На кухню зашла эльфийка.

– Пора, – холодно заявила она.

– Элюшка-а-а, – растёкся в пьяной улыбке Лёшка, – как я тебя…

– В мастерской доскажешь, – перебил я.

 

***

Развалившись на табурете и склонив голову на железный стол, друг дремал. Эльфийка нервно нарезала круги. Я перебирал заготовки для мечей и сабель.

– Скоро уже? – спросил её. – До Нового года осталось три минуты.

– Да.

– По каким признакам ты это узнаешь?

– Постучат в ворота, – коротко ответила она.

– А в чём заключается ритуал?

– Увидишь.

Помолчали.

– Ну и рожи! – Я ткнул пальцем в щиты.

– Чем они тебя не устраивают? – усмехнулась Элюшка.

– Да так… – неопределённо протянул я и полез в карман джинсов.

За стеной раздалась странная возня.

– Начинается, – прошипела красавица и нараспев принялась произносить слова на неизвестном мне языке.

В этот момент я метнул ей в лицо пригоршню специй. Чёрный, красный и душистый перец вместе с кардамоном, карри, куркумой, чабрецом  и анисом создали облако пыли.

Красавица, рухнув на колени, мгновенно расчихалась. Я начал судорожно срывать с неё одежду.

– Что ты делаешь? – изумлённо спросил разбуженный шумом друг.

– Очнулся, – недовольно пробормотал я, встал, подошёл нему и хорошим, продуманным хуком послал в нокаут.

 

***

Закончив все дела, я растормошил Лёшку.

– Ох, как голова болит, – простонал он, пытаясь подняться.

– Сиди смирно, ты связан.

– Почему?

– Сейчас узнаешь, – пообещал я. – Посмотри-ка вот сюда. Что видишь?

Друг проследил за моим пальцем и расплакался.

– Элюшка-а-а!

Обнажённая гостья из параллельной реальности висела на перекинутом через балку перекрытия нейлоновом шнуре со связанными руками. Пальцы её ног едва касались пола.

– Ты изнасиловал мою любимую, – всхлипнул друг. – Но мучить-то зачем?

Я врезал ему кулаком по печени и велел заткнуться.

– Больно нужно с тварью потусторонней миловаться. Повторяю вопрос. Что ты видишь?

– Элюшку! Элли! – выкрикнул Лёшка.

– Основательно чертовка тебя загипнотизировала, – в сердцах процедил я.

– Кто? Ты сказал…

– А как ещё называть самку чёрта? Разуй глаза хорошенько.

Тело чертовки было покрыто черной щетинистой шерстью, скрывающей все половые признаки. Её морда идеально походила на изображение со щита: рыло с широкими ноздрями, маленькие злые слезящиеся глазки, бородка, редкие зубы, витые рожки. Длинный хвост заканчивался неопрятной кисточкой. Отталкивающее зрелище!

Я ухватился обеими руками за её белые мохнатые уши.

– Это единственное, что в ней настоящего. Вот ими она меня и смутила. Иначе бы раньше догадаться. Кто ж знал, что и у чертей бывают собачьи окрасы? А я ведь самый лучший аналитик в отделе. Думал, хоть на праздники отдохну, так нет – и тут работа отыскала. Эй, тварь, хватит изображать обморок.

– Что-то я плохо соображаю, – покаянно произнёс друг.

– А видишь ещё хуже, – безжалостно уточнил я.

– Элюшка, милая моя!.. – снова заныл он.

Мне стало страшно и тошно. Я сильно ударил чертовку под дых, и она по-настоящему потеряла сознание. Нечего ей знать о моих маленьких тайнах. После этого набросился на друга.

– Задержи дыхание, надуй щёки и закрой глаза. Потерпи, сколько можешь. А теперь резко выдыхай. Ну?! – Каждый приказ я сопровождал ударом в печень.

– Любовь моя… – простонал Лёшка.

У меня опустились руки.

– Говори, когда развеется морок?! – хлестнул по мохнатой щеке тварь.

Она долго воротила поганую морду.

– Давай меняться. Ты расскажешь, как меня вычислил, а я сниму пелену с глаз твоего друга, а? – предложила она.

Я нахмурился и, сдерживая отвращение, провел рукой по её шее. В одном месте имелось уплотнение.

— Ай, больно! – козлиным голосом, с похрюкиванием, воскликнула чертовка.

— Преобразователь голоса. Вот, зараза, где достала? — растоптав в пыль механизм, спросил.

— Ну, так как? – демонстративно пропустив вопрос мимо белых мохнатых ушей, уточнила она.

– Договорились, – кивнул я. – Прежде всего, меня удивили клочья шерсти в ванной и издаваемый тобой устойчивый запах псины. Страсть к огню и мясу тоже показалась подозрительной. Оговорку про «шабаш», помнишь? Да и игра в недотрогу насквозь фальшива. А твоя манера покидать помещение через каминную трубу окончательно уверила меня, что дело тут нечисто.

Чертовка досадливо скривилась.

– Маску на лицо следовало сделать более правдоподобной. Без мимических морщин, мелких изъянов кожи ты напоминала фарфоровую куклу.

Лёшка сдавленно пыхтел, силясь разорвать путы.

– Одежда. О-о-о, тут вообще сплошной ужас. За всего один комплект – тем более, нижнего белья! – любая женщина выцарапала бы Лёшке-лопуху глаза. А ты – ноль реакции! Да и носила без стирки и шиворот-навыворот. Следовательно, нет привычки. Собственная шерсть греет.

Чертовка грязно выругалась.

– И напоследок открою тебе большой секрет. Дело в том, что эльфы из чужого нам, европейского фольклора. Их на Руси  никогда не было. Значит, и появляться здесь им нет смысла. Я же специально затягивал разоблачение, чтоб наверняка знать. И учти, мне плевать, кто и когда вас запер в другой реальности – ты скоро туда вернёшься. Это обещаю твёрдо. В общем, прорыв легиона чертей отменяется.

Про свою невинную тайную игру решил промолчать. Хотя на самом деле, её истинный облик мне явился лишь после того, как я задержал дыхание возле наряженной ёлки и узрел мир в изменённом виде.

– Понятно, – процедила она. – Выруби-ка своего друга. Хочу тебе кое в чём признаться.

Я снова безжалостно отправил Лёшку в нокаут. Для дела можно.

– У нас слишком мал арсенал средств воздействия на человека, поэтому так называемые «белые нитки» будут всегда видны. Однако только не в этом случае – твой друг слишком долго подвергался магическому воздействию и он теперь неизлечим. Я навечно отпечаталась в нём и тебе с этим придётся жить. Относительно же вторжения можешь расслабиться – есть другие точки выхода.

– Вот, значит, как черти выполняют договор?

– Мы пакостники и без обмана жить не можем. А ты просто слишком мало пробыл  под моим воздействием.  Правда, со специями лихо придумал…

Я кивнул.

– Лосей и косуль истребила наверняка ты. А человечину не решилась? – поинтересовался.

– Что ж, отпуск закончился. – С довольным видом потянулась она, пропустив мимо ушей мой вопрос. – Одной мне тут долго не протянуть. Давай, действуй!

– В смысле?!

– Не притворяйся, – укоризненно произнесла чертовка, – ты прекрасно знаешь, что нужно делать. Огонь – наша стихия.

Она была права.

 

***

Прежде всего, я снял с петель ворота и вытащил наружу. Новогодняя метель разошлась не на шутку, но меня это вполне устраивало. Следы скроет. Тащить железо пришлось далеко. Ближайшая ложбина находилась в полусотне метров.

Выгнал из гаража свой автомобиль. Вернувшись, разыскал документы Лёшки и положил в сейф. Потом снял с пальца чертовки колечко. Вдруг оно превратится в пропуск?

Долго бродил по комнатам. Растопил камин. Хлопнул без закуски несколько рюмок настойки, и все равно не решался.

– Сука, тварь, зараза! – выругался и направился в мастерскую.

Друг – не ворота. Еле вытащил. Уложил на тулуп возле «Нивы».

Теперь нужно было действовать очень осторожно. Как не последний сотрудник службы МЧС я знал, насколько дотошными при расследовании бывают коллеги. Нельзя оставлять никаких улик. Правда, тут мне подыграют баллоны с кислородом и пропаном. Легенда сложилась сама собой.

Я открутил вентили и поджёг горелку сварочного аппарата. Чертовка насмешливо следила за моими манипуляциями.

– До встречи, Юрка из МЧС!

– Скорее прощай, – парировал я. – Теперь на меня твой морок не действует. Передай своим, чтоб впредь остереглись соваться сюда. И так в стране хватает дураков и бардака, так нечего ввергать её в хаос, – веско произнёс я и вышел наружу, плотно притворив дверь.

Взрыва пришлось ждать недолго. Только и успел прикрыть собой друга и произнести:

– Ну почему тебя не облапошила вульгарная стерва?

Волной меня отбросило на несколько метров. Жар опалил волосы. Я немного оглох и вывихнул ногу. Лёшке повезло меньше. Осколком кирпича ему задело голову.

– Ты как? – закричал я.

– Болит, – промычал он.

– Живой, радуйся!

– Где Элюшка?

– Кто? – выругавшись про себя, умело разыграл удивление.

– Эльфийка, невеста моя.

– Крепко же тебя приложило, – горько усмехнулся я потрескавшимися от жара губами.

– Все перед глазами плывёт, мысли путаются, – пожаловался Лёшка, размазывая по щекам кровь.

– Ничего, заживёт.

– Надо её вытащить! – спохватился друг, порываясь встать.

– Кого, куда?! Глянь, от дома одни головешки остались!

– А что случилось вообще?! – истерично закричал он.

– Наконец-то правильный вопрос, – обрадовался я. – Мы праздновали Новый год, помнишь?

Лёшка уверенно кивнул.

– Я напился и пошёл спать, а тебе не терпелось закончить работу. Два щита «баклера» с нашлёпками виде морд поганых. Было такое?

– Д-да…

– Набрался же ты посильнее меня и когда включил сварочный аппарат, открыл вентиль то ли с ацетиленом, то ли пропаном…

– Это для ворот.

– Тебя точно контузило. Ты ж халтурой не занимаешься!

– С нами была эльфийка, – упрямо сказал друг.

– Да пошёл ты! – Я театрально махнул рукой и поковылял к придавленной балкой «Ниве».

Связи, разумеется, в этом медвежьем углу быть не могло, но и я не простой обыватель. В машине имелся спутниковый телефон. Понадобился всего один звонок дежурному.

– Да, мою бригаду вызывай. Пожарные пусть уже не торопятся. Полиции сообщи, конечно, и «скорую» вызови. Друга моего основательно тряхнуло. Заговаривается, бредит. И вышлите наперёд снегоуборочную машину. Ищите по навигации и геолокации – тут глушь дремучая. Короче, оставляю телефон включенным. Действуйте!

Мы не замёрзли – это точно. С остальным дело обстояло хуже. Лёшка упорно твердил про эльфийку, пытался поймать меня на слове, сыпал фактами и призвал в свидетели.

– Ты кольцо ей привёз!

– Не было такого.

– Сам же попал под обаяние. Я даже ревновал!

– Слушай, ты тут точно одичал, Леший, и маленько тронулся умом.

– Мы согласились открыть ворота для пришествия её собратьев.

– Бред. Отстань. Почудилось тебе.

– Постой… Я вспомнил! Ты на неё набросился и начал срывать одежду!

– Лёшка, ну прекрати! Что за глупые фантазии!

Все службы пробились к нам лишь под утро.

— Хор-рошо встретили Новый год. Поздравляю! — сдвинув на затылок форменную шапку, протянул толстый лейтенант полиции.

Я чуть не смазал ему по физиономии.

Пока друга затаскивали в «скорую», мне удалось коротко переговорить с врачом.

– У Лёшки наверняка черепно-мозговая травма и контузия. Он утверждает, что жил здесь с эльфийкой Элюшкой, представляете? Тут дело пахнет психиатрией.

– Разберёмся. Давайте сустав вправлю.

— Хорошо вам, — завистливо произнёс я, — Все легко и понятно.

 

Эпилог

С тех пор прошёл почти год, и я теперь полностью осознал последние слова чертовки. Лёшка лежит в психбольнице. Простодушный и искренний, он всем по сей день рассказывает про невесту-эльфийку, приход её собратьев и меня – подлеца, испортившего все, изнасиловавшего и утащившего Элюшку в неизвестном направлении.

Разумеется, выпускать его никто не собирается. Меня он наотрез отказывается видеть. И я с этим живу.

Расследование пожара закончилось, едва начавшись. Я как непосредственный свидетель оказался на высоте, а моё звание и положение довершили дело. Чертовка упорхнула в огне. Следователи нашли лишь обгоревшие косточки фирменного жаркого из зайца в сметанном соусе.

Не так давно я обнаружил в носовом платке давешний клок чёрной щетинистой шерсти и сжёг его. Колечко, кстати, вернул в магазин. Дал денег за утерю ценника и крепко, используя служебное положение, переговорил с продавцом. Он поклялся, что будет молчать. Происхождение преобразователя голоса тоже не дает мне покоя. Слишком специфическая вещь. Её даже в городе нужно знать, где искать.

Фэнтези забросил. Теперь активно читаю наш фольклор. Особенно внимательно о чертях, но, увы, из-за скудости информации продвинулся слабо. Про частично белых или альбиносов, например, нигде не нашёл ни слова. Также внимательно слежу за сводками с самых отдалённых мест и отмечаю странные происшествия.

На пожарище теперь новая стройка. Ветряк, насос и коммуникации сохранились. Как и сейф с документами. Конечно, мне не по средствам хоромы, уповаю, чтобы хватило на два домика. С местными же элитами у меня в планах проделать финт подобный Лёшкиному. Погоны коллег не подведут. Сам я вышел из штата. Привлекают лишь в сложных случаях.

Часто приезжают ролевики и реконструкторы. Активно роются в обломках, качают головами, жалуются, что нет теперь настоящих специалистов по художественной ковке. Я сочувственно угощаю их настойками.

Странно, но ворота разыскать не смог. И кому они понадобились в этом медвежьем углу? И ещё тревожит вопрос – куда чертовка летала через каминную трубу? Очень хочется верить, что на разведку или размяться. А если действительно она задрала окрестных лосей и косуль? Про человечину ничего же, зараза, не сказала.

Вот и мучаюсь теперь. И это ещё один повод обосноваться здесь для личного присмотра за точкой выхода. Меня, опытного аналитика и трезвого человека, уж точно не проведут разные фальшивые красавицы. Это земля моего друга. И я её буду охранять.

До сих пор сомневаюсь, не переборщил ли, взорвав дом Лёшки? На тот момент казалось – да, действовать нужно так и никак иначе, клин же клином вышибают. Но, увы, эффект получился обратный.

Первая и последняя любовь друга нуждалась в большей жертве. Ежу понятно, что она бы его кинула жестоко. Погибшее имущество, инструменты, материалы и сам дом – сильная встряска, но для друга этого оказалось мало. И мне до сих пор непонятно, что ещё нужно было сделать? Может, чересчур затянул с разоблачением?..

Активно осваиваю социальные сети. Особенно интересуюсь сайтами знакомств. Ищу хоть капельку похожую на чертовку невесту. Ужасаюсь, листая бесконечные фото галереи, и скриплю зубами от отчаяния: последняя любовь дремучего Лёшки,  помноженная на бесшабашную сестру её – страсть и глубоко наложенные чары Элюшки – такое не лечится.

Но я верю, что наступит время, когда Лёшка поймёт свою оплошность, попридержит язык и его наконец-то выпустят. Мы встретимся, приедем сюда, сядем за стол, выпьем и по-мужски хорошо поговорим. О дружбе, тварях из параллельных миров, слабости и обстоятельствах. Я обязательно покажу ему километры фотографий одиноких женщин, и скажу, что таких лиц, как у Элюшки, не бывает в природе. И ещё крепко подумаем о том, как нам жить дальше…

А мой сын Егорка закончил обучение и получил на время отсутствия Лёшки должность здешнего лесника. Невесту себе нашёл. Хорошая девушка из глубинки, серьёзная, неизбалованная, с копной рыжих волос. На диване целыми днями не лежит, хозяйство отстраивать помогает. Но смущает меня одна её… странность, что ли, – любит часами в огонь смотреть. По вечерам.

Вот тогда мне начинают мерещиться комки шерсти и на ум приходят слова чертовки. О стихии огня.

Пока молчу, девка-то чудо как хороша!

Собираюсь с духом, чтобы сыграть в свою невинную тайную игру или устроить небольшую провокацию, и взглянуть-таки на её уши.

 

 

Мы будем благодарны, если вы потратите немного времени, чтобы оценить эту работу:

Оцените сюжет:
3
Оцените главных героев:
3
Оцените грамотность работы:
1
Оцените соответствие теме:
2
В среднем
  yasr-loader

Важно
Если вы хотите поговорить о произведении более предметно, сравнить его с другими работами или обсудить конкурс в целом, сделать это можно на нашем Форуме

(Запись просмотрена 79 раз(а), из них 1 сегодня)
2

Автор публикации

не в сети 7 месяцев

Inkognito

72
Как мы можем требовать, чтобы кто-то сохранил нашу тайну, если мы сами не можем её сохранить?
Франсуа де Ларошфуко (1613–1680)
Комментарии: 0Публикации: 93Регистрация: 07-07-2019

Другие произведения автора:

28

Человек в чёрном фраке ...

15

Тибо и Оливи. Приключения в Париже. ...

5

Два маленьких чуда для большего счастья ...

Похожие произведения:

16

Рыцарь ... Автор: пилигрим

28

Человек в чёрном фраке ... Автор: Inkognito

15

Тибо и Оливи. Приключения в Париже. ... Автор: Inkognito

Понравился материал? Поделись им с друзьями

5 комментария(-ев) на “Уши

Замечательный рассказ. Такая увлекательная история, вобравшая в себя элементы детектива, сказки, мистических баек, боевика, философской притчи и мелодрамы. Гремучая смесь, которая, тем не менее, проглотилась легко и с удовольствием. Автору респект и пожелание успехов на конкурсе. Ради таких рассказов и стоит проводить конкурсы. Надеюсь увидеть этот замечательный рассказ в сборнике.
Из недостатков могу отметить лишь слишком раннее предоставление читателю улик потусторонней сущности Элли. Это касается в первую очередь шерсти и собачьего запаха. После того, как ГГ обнаружил клок черной шерсти, мне стало ясно, что здесь возможно будет об оборотнях. Надо было не рассказывать читателям, что именно нашел герой и утаить, чем пахла девушка. А уже в финале вывалить все улики скопом. Это придало бы повествованию остроты и неожиданности. Но, в принципе, это всё легко исправить. Буквально парой строк. А в целом автор, конечно, большой молодец. Порадовал.
Стоп! Написал восторженный отзыв и вдруг меня осенило: Сущность-то тёмная! Блин, автор, да ты площадку перепутал ) Надо было на Фуллу отправлять! И чего теперь делать? Все равно не могу не оценить этот рассказ достаточно высоко. А на Фулле как раз рассказов недобор
😉 😉 😉 😉

0

История получилась.
С характерами, деталями, атмосферой и антуражем. Невинная игра главгера добавила праздника. Светлого праздника.
Детектив зачётный. Детали-подозрения множились. Думаю, автор пошёл на «признанку» так скоро, по вполне понятным причинам. Клочья шерсти, запах псины… тут прямая наводка на оборотня. А следующая улика, так это каминная труба. После такого нет смысла играть в детектива. Тем более, что интрига в интриге.
МЧСник слишком явно вожделел псевдоэльфийку, и потому, когда он начал срывать с неё одежду, подумалось о тривиальном изнасиловании. Даже царапнуло. Подругу друга, да ещё на его глазах пользовать?..
Ан нет.
Главное здесь другое. А точнее, концовка. И грустная, и комичная, но однозначно зрелая и жизненная.
Ещё одна сказочная история.

0

Очень быстро и с удовольствием был прочитан Ваш рассказ, Автор. Отдельное «Браво» за концовку, как за весь ее смысл, так и, в частности, за последнее предложение. Оно вызвало улыбку и оставило приятное послевкусие.
Спасибо и удачи Вам.

0

Смешались в кучу эльфы, люди, черти…

Мне уже даже не хочется разбирать ваш рассказ на запчасти, чесслово, потому что там столько всего притянуто за уши… Да-да, и за эти самые уши тоже)
Много нелогичного поведения обоих мужиков. Лесничий решил, что волк задрал лося? Да ещё и не одного? Серьезно?!

Ещё любопытный момент, друг гг предстаёт таким простачком, но(!) он купил(!) немалый участок земли в заповеднике (!) Вопрос: за какие шишы, а, главное, как?!

Два мужика хотят одну бабу, причем один из них готов уже забить на дружбу, а второй предлагает… потрогать её уши? Она музейный экспонат или породистая лошадь, которой в зубы надо заглядывать? Ладно, он простак, ему можно, но самое забавное, что эта надменная дамочка покорно демонстрирует уши, ага)

Мужик купил бабе одёжку, потом как ходить ей было не в чем. Покупал явно в ближайшем магазине (том, который в селе, что за тридцать км от дома). И, конечно, вместо привычных джинсов или платьев а-ля Матрёна Сергеевна, в продаже оказалось нечто вроде халата до пят с застёжкой на боку.

С меня незачот, автор.

2

Замечательное умение героя посмотреть на мир иначе – отличный штрих, сразу добавляющий сказочности и волшебства истории, тем более, по сути, только это умение и помогает, когда логика и аналитика не до конца справляются. В целом – увлекательно, интригующе, интересно. Спасибо. Удачи!

0

Добавить комментарий

Войдите или зарегистрируйтесь с помощью: 

Отсчет времени

Прием работ на конкурс "Темные, светлые духи Рождества" заканчивается31.01.2020
Прием работ на конкурс "Темные, светлые духи Рождества" окончен. Все произведения доступны для комментариев и оценок. Работа судей завершится в марте 2020 года.

Последние комментарии

Случайный рассказ последнего конкурса

Женщина со спичками

Женщина со спичками

Иногда свет от зажженной спички освещает сразу два мира. Все зависит от руки, которая эту спичку держит …
Читать Далее

Случайное произведение из библиотеки

Добро пожаловать в «Соулз Филлер»

Добро пожаловать в «Соулз Филлер»

Вечерело. Неоновые краски привычно наполняли широкие проспекты и спутанные, порой заброшенные улочки, сменяя тоску и депрессию серого, бетонного леса кислотным наркотиком вечерней жизни мегаполиса. Жизни, …
Читать Далее

Рубрики

Авторизация
*
*
Войдите или зарегистрируйтесь с помощью: 
Генерация пароля