-- - + ++
Узыри

Каждый раз, проходя мимо этой двери, я чувствую, как по моему телу пробегает холодок. Повезло мне с соседом. Уже третий месяц комнату в этом доме снимаю, а о нём, кроме нескольких небылиц, рассказанных хозяйкой, ни звука. Может, он умер давно? Кажется, будто его и нет вовсе. Хотя, судя по тому, что хозяйка об этом парне рассказывала – это нормальное явление.

Тётя Соня говорила, что видела его только когда он здесь появился, чтобы комнату снять. А так, общение между ними складывается исключительно через зарытую входную дверь. С другой стороны, тёте Соне большего и не требуется. Плату за жильё он почти за год вперед внёс. Общается он странновато, конечно, но по-человечески.

***

– Да, Лиза, слушаю тебя внимательно, – запирая изнутри на замок входную дверь в свою комнату, сказала я.

– Верунька, привет! – послышался из телефона звонкий голос Лизы, – как ты добралась? Без происшествий, надеюсь? А то мы с девчонками заволновались. Ты так серьёзно на это телешоу отреагировала. Это же всё когда-то давно и где-то далеко происходило. Да и вообще, это совершенно разные события, просто похожи какими-то моментами друг на друга. А ты так разволновалась, будто с тобой эти странные вещи происходили. Даже окно пришлось открывать, чтобы ты отдышалась. Ну, так что? Всё в порядке?

– Нормально всё, не переживай, – уставшим голосом ответила я, – не знаю почему, но мне и правда показалось, что я к тем событиям имею какое-то отношение. Эти девушки-убийцы… точнее то, как они объясняли свои поступки…

– Они просто бред какой-то несли! – перебила Лиза, – ты же слышала, Верунчик, они твердили, что на них напали какие-то жуткие невиданные существа, которых они даже описать толком не смогли. Якобы поэтому им пришлось защищаться.  Одна кухонным ножом и топором от такого существа отмахивалась, кромсая его на куски. Вторая машиной такого же давила. Третья, вообще, сначала из наградного пистолета своего мужа в этом монстре дырок наделала, а потом поджарила его, взорвав газовый котёл. Ну, разве не бред? Скорее всего они таким образом расправились со своими возлюбленными. Жуть какая! Могли бы что-нибудь правдоподобнее придумать в качестве оправдания.

– Так ведь это и настораживает, – ответила я, – совсем разные, незнакомые друг другу девушки, в разное время, в разных частях света, без каких-либо очевидных причин, совершают страшные преступления и объясняют это очень похожими явлениями.

– Так, Вера, всё! – вновь прервала мои рассуждения Лиза, – слава Богу, до дома ты добралась, осталось только забыть об этой дурацкой передаче и успокоиться. Хорошо? Даже если это всё не выдумки, значит, вот так своеобразно они сошли с ума. Что ещё можно предположить? Возможно, такие галлюцинации вызвал какой-то препарат? Но ты то, Вера, чего так переживаешь? Ты что, тоже видела этих жутких существ?

– Нет! – возмущённо ответила я, – ты права, надо успокоиться. Сама не знаю, что на меня нашло. Сосед этот ещё непонятный.

– Ты про таинственного соседа-затворника? – спросила Лиза, – вы ещё не познакомились с ним?

– Познакомились? – раздражённо возразила я, – меня осознание его присутствия за стенкой в дикий ужас приводит. Это притом, что я его никогда не видела и не слышала. А ты говоришь, познакомились.

– Ладно, Верунчик, не злись, – продолжила иронизировать Лиза, – я просто подумала, что он может оказаться приличным человеком. У каждого ведь свои тараканы в голове. Хотя, наверное, ты права, лучше быть осторожной и держаться от него подальше.

– Вот именно, подальше, а не за стенкой жить, – расстроено продолжила я, – пожалуй, надо мне было соглашаться с предложением Тимура.

– Про Тимура я тебе сразу говорила, – перебила Лиза, – он нормальный, ты вполне бы могла разместиться в его доме, пока он в казарме парится. Их отпускают только раз в год в отпуск. А Тимурчик свой отпуск отгулял только что, поэтому, решайся, и у нас с тобой будет минимум десять месяцев комфортной и беззаботной жизни.

– Так, не поняла? Ты мне предложила в доме пожить?

– Веруня! – жалобно воскликнула Лиза, – ты же не бросишь свою лучшую подругу догнивать в общаге. Я здесь задыхаюсь. Пожалуйста, Верунчик, подумай, как нам будет хорошо и спокойно вместе.

– Спокойно? С тобой? – в общем-то, зная ответ, спросила я, – знаешь, Лиза, мне кажется, что я ему нравлюсь. И если приму это предложение, то буду у него в долгу.

– Да брось, – попыталась переубедить меня Лиза, – я уже говорила, что Тимур нормальный? Я в этом уверена. Конечно, он пытается тебе угодить и понравиться, но по-хорошему. Ничего он с тебя не спросит в качестве расплаты за проживание. Поэтому не думая, соглашайся. Всё будет хорошо.

– Ладно, подумаю, – согласилась я и стала собираться ко сну.

***

Фу-у-у! Опять этот запах. Да это не запах, а вонь жуткая! Время почти полночь. Еле-еле после всех этих странных событий, уснула. Теперь попробуй, усни заново. Вся ночь насмарку. Окно ещё не открывается. Угораздило меня в этом дурацком доме поселиться.

Ладно, просто день с самого начала не задался, так вот всё и продолжается. Кажется, можно дышать. Откуда этот запах берётся? Сегодня утром я была уверена в том, что это мой странный сосед что-то вытворяет. Алхимик чёртов! Странно, но я чувствовала эту вонь и на Лизином девичнике. На другом-то конце города. Может, ты и ни при чём, мой странный друг? Вот ещё! Какой он мне друг?

– Почему Вы не спите? – отчётливо из-за стены, отделяющей мою комнату от комнаты странного соседа, послышался мужской хрипловатый голос.

– Это вы? – с бурным негодованием в голосе закричала я, – и почему Вас так хорошо слышно? В этом доме такая слышимость? Вы ведь не очень громко спросили? Павда?

– Правда, – спокойно прозвучал голос из-за стены.

– Вот чёрт! – продолжила возмущаться я, – это же насколько тихо Вы там сидите? За два с лишним месяца ни звука! Пока сами не решили заговорить – ни звука!

– Что Вы так возмущаетесь? – несколько обиженно спросил сосед, – конечно, я слышу периодически кое-что из того, что происходит в вашей комнате, но это не значит, что я делаю это специально. Я не думал, что Вам неизвестно о том, как хорошо бывает слышно в этом доме сквозь стены. Особенно по ночам.

– Да, наверное, я слегка погорячилась с претензиями в Ваш адрес, – соглашаясь с собеседником, сказала я, – извините, пожалуйста, я не хотела Вас побеспокоить своими хождениями по ночам. До свидания, спокойной ночи. Вам. В общем, я иду спать.

– И Вам спокойной ночи, – ответил сосед, – да, и Вы меня не беспокоили, не переживайте за это.

– Но это значит, что Вы тоже не спали? – выдержав внушительную паузу, но, всё-таки не справившись с любопытством, спросила я, – и почему Вы решили со мной заговорить?

– Мне показалось, что Вас что-то беспокоит, – начал отвечать сосед, – точнее, мне показалось, что Вас беспокоит запах.

– Так значит, я не ошиблась! – перебила я, – это Ваша работа! Что Вы там, опыты какие-то проводите? Хотя, в наше-то время, какие опыты? Наверняка дрянь какую-то варите. Фу! Ну, всё, знать ничего не хочу! Иду спать. Считайте, что мы с Вами не знакомы. То есть, мы и так с Вами не знакомы. Считайте, что мы с Вами не виделись. М-да, поправилась, называется.  Просто забудьте, ладно?

– Не пугайтесь, пожалуйста, – поспешил оправдаться сосед, – я всего лишь хотел сказать, что это не я, точнее, не из-за меня, я тоже чувствую этот отвратительный запах. Правда, я чувствую его постоянно, и я знаю, откуда он берётся.

– И…? – любопытство во второй раз заставило меня продолжить разговор.

– Как бы это сказать, чтобы Вас не отпугнуть от себя? – явно подыскивая нужные слова начал сосед, – мы с Вами чувствуем, как на самом деле скверно пахнет реальность.

– Что за бред?

– Пожалуйста, не спешите делать выводы! – продолжил мой собеседник, – дайте мне хотя бы пару минут. Я постараюсь всё объяснить, но, безусловно, сделать это будет непросто.

– Может не стоит, если это так сложно? – засомневавшись в целесообразности дальнейшего разговора со странным соседом, спросила я, – навряд ли я… мне.… В общем, давайте на этом и закончим, – отходя от стены, попыталась закончить разговор я.

– Это узыри! – поспешно прокричал сосед.

– Что? – недоумённо отреагировала я, – какие ещё узыри? Простите меня, пожалуйста, но я не хочу больше продолжать этот разговор, поэтому… прощайте. И… я впредь буду потише, надеюсь, не дам Вам больше поводов… в общем, Вы поняли. Да.

Узыри. Реальность у него так скверно пахнет. Надо же так было попасть? Теперь точно не усну. Съезжать надо срочно, звонить Тимуру и съезжать.

Что же всё-таки это за узыри? Что имел в виду мой странный сосед? Мягко говоря, странный. Всё, пора спать.

***

– Как тебе в моём холостяцком гнезде? – раздался из телефона звонкий голос Тимура, – ты молодец, что позвонила. Надо было раньше это сделать. В том районе, где ты комнату сняла, я бы уже на следующие сутки волком завыл от безнадёги. Ты ещё долго держалась.

– Зато недорого, – оправдывая свой выбор, ответила я.

– Недорого? За такой ужас ещё и платить нужно? – рассмеялся Тимур – хотя узыри – это, конечно, реальная достопримечательность. Я шучу, не обижайся. Располагайся, пожалуйста, и чувствуй себя как дома.

– Я постараюсь, – ответила я, – спасибо тебе большое, Тимур, в том доме мне совсем невыносимо стало находиться.

– Что ни делается, всё к лучшему! Знаешь такую поговорку? – продолжая успокаивать меня, сказал Тимур, – ну всё, пока, если что, звони.

– Надеюсь на это. Пока, Тимур, – сказала я и отключила телефон.

***

О, нет! И здесь этот ужасный запах! Похоже, не обманывал сосед, не в нём дело. Да и вчера было понятно, что не в нём. Надо было выслушать его. Наверно. Но это всё так странно и неправдоподобно было. Как же мне страшно. Позвоню Тмуру, пусть приезжает. Он, наверное, меня выгонит, посчитав, что я с катушек съехала. Ну и пусть, мне всё равно, лишь бы сейчас приехал, лишь бы сейчас не одной быть.

Так, окна открыла, сейчас должно отпустить. Но, кажется, ещё хуже стало. Слишком долго эту вонь чувствую, голова закружилась. Что это? Где я? Что со мной? Это, наверное, галлюцинации! Я же только что на полу в комнате стояла, а сейчас… по колено в вязкой, грязно-серой, полупрозрачной жиже. Куда делся дом? Уродливые развалины заменяют стены, двери и окна, с них медленно стекает всё та же грязно-серая жижа. Потолка нет, а вместо звёздного неба низко-висящая, плотная, чёрно-серая дымка. Ни мебели, ни деревьев за окном, ни цветов, которые минуту назад стояли во всех частях комнаты. Ничего не осталось от моей привычной жизни, только сырость и серость.

– Вера, где ты! – послышался встревоженный голос Тимура.

– Я на верху, в спальне! – испуганно ответила я, – минуту назад точно там была, а сейчас, если честно, не уверена.

– Я уже здесь, Вера! Всё в порядке? Открой дверь! Слышишь, Вера? Открой дверь! – всё сильнее стуча в закрытую дверь комнаты, кричал Тимур.

– Да слышу я тебя, слышу! – надрывно прокричала я, – но двери никакой здесь нет, вокруг меня только жуткие грязные и вонючие развалины! Тимур, спаси меня, пожалуйста! Я не знаю где я! Слышу тебя, но тебя рядом нет!

– Что же это такое? – возмутился Тимур, приготовившись с разбега выбить дверь в комнату, – я же тебя слышу!

– Тиму-у-ур! Из развалин что-то странное появилось и ко мне ползёт, оно живое, Тимур! О, Господи! Что это за хреновина? Она похожа на огромный полупрозрачный хрящ с чёрными корками по всему телу! Ни рук, ни ног, ни головы, ничего человеческого, но оно живое! Оно явно ползёт в мою сторону, оно меня видит или чувствует, не знаю, но оно точно хочет меня сожрать, или порвать! Где ты, Тимур? Помоги же мне! Я с трудом шевелю ногами в этой жиже. Оно быстрее меня. А-а-а! Что тебе надо от меня, тварь? На, получи! Получи, мерзкий кусок слизи! Отстань от меня! Сдохни, урод!

***

Что же это со мной было? Слава Богу, я опять в комнате!

– Тимур? – увидев Тимура, лежащего неподвижно на полу неподалёку от меня, спросила я, – Тимур! – пытаясь растолкать его, крикнула я, – что с тобой? Что с твоим лицом? Оно всё в крови. У тебя вся голова в крови. Это я? Это я сделала? Тимур, я не могла! Я же била изо всех сил каким-то тяжёлым обломком это мерзкое чудище. Это был не ты, Тимур! Это был не ты!

Надо позвонить в скорую, в полицию. Надо со всем разобраться. Господи, здесь всё в крови! Мои руки! Статуэтка! Я ей убила Тимура? Она вся в крови! И что я теперь скажу полиции? Как я это всё объясню? Это возможно объяснить только тем, что я сошла с ума и стала опасной для окружающих. Но мне кажется, это не так. По крайней мере…, по крайней мере, ещё один странный человек чувствовал тот омерзительный запах, с которого всё началось, и пытался рассказать о каких-то, то ли пузырях, то ли упырях. А я слушать не захотела, но сейчас бы послушала. Вперёд, пока снова на вонючих развалинах не оказалась.

***

– Что здесь произошло? – грозным голосом спросил огромный полицейский, внезапно преградивший мне выход из дома в проёме входных дверей.

– Ну-ка, ну-ка! Тормозим, дамочка! Куда так торопимся? – с трудом протиснувшись во входную дверь и встав между мной и большим полицейским, воскликнул его, не таких выдающихся размеров, напарник, – что с Вами? Вы напуганы? Что с руками? Это кровь?

– Мне плохо, – вновь почувствовав невыносимо омерзительный, но уже очень знакомый запах, сказала я.

– Как Вас зовут? – спросил большой полицейский, понадёжней устроившись в проёме входных дверей, по всей видимости, чтобы я не попыталась сбежать, – что здесь произошло?

– Я не знаю, правда, – ответила я, – я не понимаю, что со мной происходит. Я не хотела его убивать! Это был не он! Поверьте мне, пожалуйста!

– Про кого Вы говорите? – достав из кобуры пистолет и крепко сжав его двумя руками, спросил второй полицейский, – где пострадавший?

– О, Господи! – испуганно закричала я, – опять всё изменилось.

– Не двигайтесь! – закричал полицейский, направив пистолет в мою сторону, – руки за голову! Я сказал: «Положить руки за голову!».

– Ты не понимаешь, – медленно отдаляясь от полицейского, сказала я, – что-то происходит со мной, я должна разобраться.

– Не вопрос. Я помогу, – продолжал полицейский, – вот только доставлю Вас в отделение и мы вместе во всём разберёмся. Хорошо?

– Всё изменилось, опять всё изменилось, – продолжила объяснять я, – дома нет, неба, солнца, вещей, людей, – ничего и никого нет, слышишь? Постой! Почему ты обычный? Что ты видишь? Что ты чувствуешь?

– Девушка, успокойтесь, пожалуйста, – перебил полицейский, – каким же мне ещё быть? Да, я обычный человек, как и Вы. Обычный полицейский. Не делайте глупостей, пожалуйста.

– Ты как я? – с изумлением спросила я, – да, вижу, ты как я, – берегись! Сзади!

– Спокойно, девушка! – явно исчерпав запасы терпения, закричал полицейский, – позади меня никого кроме моего напарника нет!

– Там тварь какая-то мерзкая! Здоровая скользкая тварь! Она к тебе ползёт и, поверь, ничем хорошим для тебя это не закончится! Поверь, я такую уже видела.

– Хватит уже этот бред нести, – убрав пистолет в кобуру и пытаясь взять меня за руку, – сказал полицейский, – Саня, помогай. Пакуем дамочку. Похоже, она слегка не в себе. Мы Вам поможем, девушка.

– Не трогай меня! – вырвавшись из объятий полицейского, крикнула я – себе помоги.

Бежать, Вера, бежать без оглядки. Вот только куда? В этом сером, вонючем мире я никого и ничего не знаю. Да и далеко по этой вязкой жиже всё равно не убежишь. Надо остановиться, подумать и успокоиться. Попробовать вернуться в мою привычную реальность, ведь уже однажды получилось.  Нужно найти того странного парня, он точно что-то знает. Ну и пусть, что я из-за него в дом Тимура переехала. Это тогда он мне странным до жути казался! А сейчас, после наблюдения того, как человек переваривается внутри огромной полупрозрачной твари, которую он за минуту до этого своим напарником называл,  превращается в такого же хряща … даже интересно, чему я теперь ещё буду удивляться.

Вот, рябь в глазах, так уже было! Хорошо, вот так хорошо. Слава Богу! Я вернулась. Как же странно всё-таки, трава, деревья, дома и даже звёзды на небе – всё на месте. Как же я рада всё это видеть! Как же прелестно всё это пахнет! И, пожалуй, хорошо, что ночь на дворе и людей нет, а то вдруг вместо людей, там, те самые твари, которые меня уже дважды сожрать пытались. Ладно, пора разговорить моего странного соседа. Похоже, это единственный шанс понять, что происходит.

***

Откройте! Я знаю, Вы там! – неистово стуча руками и ногами в дверь комнаты своего странного соседа, кричала я, – да, Вы всегда там, в своей комнате, в одиночестве. Открой! Чтоб тебя! Сейчас отдышусь немного и вынесу эту дверь! И тогда берегись! Я не знаю, что с тобой сделаю, чёртов отшельник. Ты слышишь меня? Знаю, что слышишь.

– Уходи, – из-за двери послышался уже знакомый хрипловатый мужской голос.

– Открой! Дверь! – врезавшись в дверь плечом, потребовала я, – я никуда не уйду пока не узнаю, что со мной происходит. Открывай немедленно! … Пожалуйста, – собираясь заплакать, дрожащим голосом произнесла я.

– Меня зовут Стас, – отозвался сосед-незнакомец, – Что ты хочешь знать?

– Стас? Хорошо. А я Вера.

– Я бы предпочёл на «ты». Не возражаешь?

– Я не возражаю, но может мы не будем разговаривать через закрытую дверь? Это как-то … странно. Хотя, если подумать, всё, что со мной происходит в последнее время, как-то … странно.

– То есть, ты не против поговорить через закрытую дверь? – спокойно спросил Стас.

– Нет! Не против! Какие мелочи! – не без иронии согласилась я, – что со мной происходит, Стас? Ты ведь что-то знаешь, правда?

– Возможно, – ответил Стас, – но я расскажу, что знаю, только если ты стала такой же, как я.

– Что значит такой же, как ты? – возмущённо спросила я – не хочу я быть такой же, как ты! Ты же …

– Ты ничего обо мне не знаешь, – перебил Стас, – хотя, о чём это я? Ты и о себе-то совершенно ничего не знаешь.

– Послушай меня внимательно, Стас! – окончательно разозлившись, сказала я, – если ты от скуки и безнадёжного одиночества решил для меня сеанс психоанализа организовать или подумал, что нашёл идиотку, которой можно часами по ушам ездить, рассказывая свои безумные и бессмысленные басни, то ты ошибся. Просто скажи, что со мной случилось? Ты ведь знаешь. Я чувствую это. Почему я вижу каких-то странных и жутких существ? Почему я вдруг начинаю видеть вокруг себя то, чего на самом деле не существует? Почему я убила Тимура? Ведь это я его убила, да? Когда я очнулась, он лежал рядом с разбитой головой, а в моей руке была окровавленная статуэтка. Что это было? Если ты что-то знаешь, расскажи, пожалуйста? Слышишь? Помоги! Мне очень страшно. И откуда эта чёртова вонь! Я опять её чувствую!

– Дыши медленно и глубоко! – скомандовал Стас, – очень медленно и очень глубоко, как только можешь. Пульс должен стать редким, необычно редким.

– Что? Что ты такое говоришь? Зачем? – недоумённо спрашиваю я.

– Так ты сможешь оставаться какое-то время в своём привычном состоянии, – объяснил Стас, – ты это уже делала, в противном случае ты бы меня не нашла, заплутала бы в серых вонючих развалинах. Вонь – только начало, если не сможешь от неё избавиться так, как я тебе сказал, то опять окажешься в тех развалинах. В том мире больше ничего нет. Только развалины, серая жижа, чёрное небо, вонь и узыри.

– Кажется, получилось, – немного успокоившись, сказала я, – этот ужасный запах, я его не чувствую. Значит я такая же, как  ты. Но кто ты? Или правильно спросить, какой ты? И что с нами происходит? Что значит в том мире? В каком мире?

– Твоё желание задать миллион вопросов, а ещё лучше, получить сразу же на все эти вопросы ответы, понятно, – в очередной раз перебил меня Стас, – но позволь мне рассказать о том, что происходит по порядку. Если это, конечно, возможно в сложившихся обстоятельствах?

– Будь так добр, попытайся, пожалуйста, – согласившись, попросила я, – пока я окончательно не спятила. С другой стороны, разве я ещё не спятила? Хотелось бы, чтобы всему происходящему было другое объяснение.

– Оно есть, – спокойно ответил Стас.

– Что есть?

– Другое объяснение происходящему, – продолжил мой собеседник, – ты спрашивала: «Что это за мир такой другой?». Он не другой. Это и есть наш мир. Точнее то, во что он превратился за последние несколько лет.

– Что ты такое говоришь? – с отчаянием в голосе спросила я, – вот это серое, вонючее пространство, которое я стала видеть периодически, и есть наш мир? Это и есть наша реальность? Это и есть моя жизнь? Что ты несешь? Зачем я вообще к тебе пришла?  Ты не в себе? Чем тогда, по-твоему, является всё, что я вижу сейчас? Это мне снится?

– Если хочешь верь, что всё в твоей жизни по-прежнему – на здоровье, – обиженно произнёс Стас, – когда в следующий раз застрянешь в ненавистно вонючей жиже, не ищи меня. Ты ведь сама пришла. А мне это уже не надо. Я давно изменился. Я был когда-то таким как ты, но очень давно. Уходи и не возвращайся.

– Извини, Стас, я не хотела тебя обидеть. Ты прав, это мне надо, я должна разобраться, просто расскажи, что тебе известно.

– Тебе будет сложно в это поверить, но мир очень сильно изменился за последние годы, – начал рассказывать Стас, – точнее сказать, что в том виде, в каком мы привыкли его видеть, он перестал существовать. Он стал совсем другим. Несколько лет назад я впервые почувствовал нестерпимый, но уже хорошо знакомый тебе запах. Тогда же начались эти странные видения, перемещение в другой мир, как мне тогда казалось. После первого раза, когда передо мной в считанные секунды вместо ночного клуба и шумной компании предстали ужасные развалины, кишащие узырями, я загремел в психушку. Можешь себе представить, как я тогда выглядел?

– Да, то ещё зрелище – ответила я и наконец-то задала вопрос, который уже давно меня мучил, – эти ужасные существа, которые похожи на огромные бесформенные хрящи, узыри? Почему узыри?

– Вопрос очень даже в тему, Вера, – продолжил Стас, – потому что именно в психушке меня просветили. Я встретил там двух людей, они оказались там по той же причине, но им уже было многое известно о том, что на самом деле произошло с людьми и нашим миром.

– Понимаю, Стас, – разочарованно произнесла я, – все твои познания о бытии узырей получены в психушке от двух психов, которые получили эти познания от других психов, которые пока не попали в психушку. Ну и почему же всё-таки узыри?

– Одним из моих новых знакомых был профессор Лисовский, – продолжил свой рассказ Стас, – до встречи со мной он уже несколько лет за ними наблюдал. За узырями.

– Я поняла.

– Это он их так назвал. Что-то говорил о том, что они чем-то похожи на пузыри, а ведут себя как упыри, в общем, как-то так – попытался объяснить Стас.

– Примерно так я себе этимологию этого слова и представляла – ответила я.

– Я понимаю, это звучит странно и неправдоподобно.

– Мягко говоря, да – перебила я, – но продолжай, только конкретней, пожалуйста.

– Конечно, – согласился Стас, – почти всё, что я о них знаю, я узнал от профессора. Он давно за ними наблюдает.

– Да слышала я уже это, – вновь перебила я, – кто такие эти узыри? И что они делают в моей голове? Вот что я хочу знать!

– Хорошо, хорошо, Вера! – засуетился Стас, – рассказываю главное. Узыри не в твоей голове. Они – это мы. Мы и есть узыри, только, по всей видимости, большинство узырей не знают об этом, не осознают. Большинство узырей думают, что живут так, как раньше жили, а на самом деле они уже давно не люди, а всё, что их окружает, уже давно не имеет ничего общего с реальностью. Слышишь, человеческой цивилизации уже давно нет и людей нет.

– Стоп, стоп, стоп! – прервав рассказ Стаса, сказала я – честно говоря, после всего, что со мной в последнее время случилось, я была уверена, что готова услышать от тебя всё, что угодно. Но нет. Услышать то, что я не человек … никак не ожидала. Ты хочешь сказать, что всё, что я вижу сейчас, нереально, а настоящим является то, что происходит со мной, когда я оказываюсь в том мире?

– Да, Вера, да! Всё так и есть! – пытаясь убедить меня, кричал Стас, – и, к сожалению, учесть таких узырей, как мы с тобой, ещё ужаснее, чем тех, кто не осознаёт своего омерзительного существования.

– Что значит таких узырей, как мы? – возмутилась я, – мало того, что я узырь, по-твоему, я ещё и какой-то ущербный узырь. Какая ещё учесть нас с тобой ждёт? Да пошёл ты со своими сказками! – расплакавшись, закричала я, – не хочу ничего больше знать. Опять, опять это со мной происходит. Стас, говори со мной, пожалуйста!

– Я рядом, Вера. Ты слышишь меня? Что ты видишь? С восприятием звуков, как правило, ничего не происходит при смене реальности.

– Я слышу тебя, Стас. Повсюду вновь ужасные развалины. Я почти по пояс в этой отвратительной жиже, и небо… его нет, только чёрный дым надо мной. Стас, что со мной? Где ты?

– Мне очень жаль, Вера – произнёс Стас, – я вижу только эту картину уже много лет. Хотя, я не знаю сколько времени прошло с того момента, когда я разучился удерживать себя в иллюзии человеческой цивилизации, ведь в моём мире нет солнца, нет смены дня и ночи, не говоря уже о часах и прочих приспособлениях с помощью которых я смог бы следить за течением времени. В этом наше с тобой отличие от остальных узырей – мы знаем, кто мы есть на самом деле, мы осознаём свою сущность. Мне очень жаль, Вера, но не пройдёт и пары лет, как ты станешь такой же, как и я, ты привыкнешь даже к этой нестерпимой вони и то, что ты видишь сейчас станет твоей реальностью навсегда.

– Но если это произойдёт, я даже не смогу понять, где я нахожусь, я не смогу…

– Ты ничего не сможешь сделать, – перебил Стас, – теперь  ты понимаешь, почему я никуда не выхожу из этой комнаты. Я попросту не могу этого сделать. Я не знаю где дверь, ха-ха-ха-ха.

– Ну ладно, Стас, – немного успокоившись, сказала я – допустим, что во весь этот бред я поверила. Некоторые моменты твоей истории вызывают у меня сомнения. Объясни, пожалуйста, с чего ты и твои друзья по психушке считают, что реален именно мир узырей, а не человеческая цивилизация? Почему вам не пришло в голову, что узыри и всё, что с ними связано – это видения, вызванные психическим заболеванием или действием каких-нибудь психотропных веществ?

– Да, да, – начал отвечать Стас, – множество вопросов напрашивается и, конечно, на большинство из них я вразумительно не смогу ответить, но я скажу главное. Я провёл два года с людьми, которые всерьёз занимались изучением всей этой хреновины.

– Ты хотел сказать с узырями? Или я была не достаточна внимательна?

– О, я бы сказал, что ты очень внимательна. Конечно, с узырями. Все они были узырями, такими как мы с тобой, теми, которые знали, что они узыри. Большинство из моих друзей были серьёзными учёными, когда проживали человеческую жизнь, соответственно. За эти два года я был свидетелем многих опытов, исследований и попыток познать природу узырей, узнать откуда они появились. Я был свидетелем реальных попыток и способов снова стать людьми. Но всё безрезультатно.

– Ты сказал: «снова стать людьми»? – заинтересованно спросила я.

– Профессор Лисовский ещё до того, как я с ним познакомился, наблюдал за узырями несколько лет, – продолжил Стас, – он вообще долго держался, но кончил как все в данной ситуации – отключился от человеческой реальности, лишился возможности общаться и передвигаться, впрочем, как я и  все мои новые друзья. Профессор Лисовский выяснил, что эти твари появились на земле не больше десяти лет назад. Если, конечно, я в этом месте не слишком долго нахожусь.

– Они инопланетяне? – перебила я.

– Возможно, – ответил Стас, – по крайней мере, человечеству не было известно ни о чём подобном во все времена. Они примитивны в своём существовании, постоянно едят, пожирая всё живое, что встречается им на пути. В поисках живого узыри перерабатывают воду, землю, деревья, материалы и даже воздух, превращая всё это в то, что ты видишь сейчас перед собой. Люди, по всей видимости, для них особый деликатес. Узыри съедают людей не просто утоляя свою плотскую жажду, они с помощью людей размножаются. Переварив человека, узырь тут же производит себе подобного. И, по всей видимости, узырю неприятно осознавать ничтожность своего существования, поскольку новорожденный узырёнок наследует часть сознания съеденного человека, которая позволяет ему жить в иллюзии человеческой цивилизации. Они абсолютно добросовестно считают себя людьми. Профессор видел этот процесс собственными глазами много раз, но только он. Я и остальные посвященные узыри никогда этого не видели, по всей видимости, потому что людей попросту не осталось на нашей планете.

– Постой, Стас, – вновь я перебила рассказ моего странного собеседника, – что значит, людей больше не осталось? Я несколько часов назад собственными глазами видела, как один узырь-полицейский проглотил и переварил своего напарника – полицейского-человека. Да, и тут же разделился на два, почти одинаковых. Я пыталась его предупредить, но …

– Вот ты меня удивила, Вера, но думаю, ты ошиблась. Ты же новенькая, так сказать. Мало ли, что тебе могло привидеться. Таких вещей кроме профессора никто не видел, да и тот уже очень давно.

– Я видела, – уверенно ответила я, – несмотря на то, что пребывала в шоковом состоянии. Что будет, если открою дверь твоей комнаты, Стас?

– О, ты снова как человек? Мои уроки не прошли даром. Это не так просто сделать, Вера. Я позаботился о том, чтобы сюда никто не попал как можно дольше. Хочу жить. Даже зная, что я жуткая тварь, возможно, самая гадкая и ничтожная во всей вселенной, всё равно хочу жить…

– Ты не ответил на мой вопрос! Мне известно, что у тёти Сони запасные ключи от этой комнаты сразу после твоего заселения пропали, предполагаю, что ты не захочешь со мной встретиться лицом к лицу, но я позвала друзей. Они разберутся с твоими баррикадами.

– Если ты считаешь это необходимым, подождём твоих друзей, – смиренно отреагировал на мои слова Стас, – думаю, будет даже забавно посмотреть, откуда вы вползёте в мой вонючий мирок и как при этом будешь выглядеть ты, Вера. А что касается того, что ты увидишь, войдя в мою комнату – то я уже давно утратил способность видеть человеческую реальность: людей, землю, небо, звёзды, дома, деревья и все остальное. Ты знаешь, что вижу я, а я не знаю, что увидишь ты.

– Кончай болтать, Стас! Мы заходим.

***

– Этого не может быть! – застыв в страшном изумлении, как только мы с Лизой и её парнем зашли в соседскую комнату, закричала я, – ты же труп, Стас!

– А ты всё равно меня слышишь, не правда ли? – обрадованно ответил Стас.

– С кем ты разговариваешь, Вера? – вмешалась в разговор Лиза, – с кем ты тут через дверь общалась? Здесь же никого нет, кроме трупа старика, который давно мёртв.

– О, как же это великолепно, Вера! – восхищённо воскликнул Стас. –  Я впервые вижу живого, а не иллюзорного человека. И ты прекрасна – человек Вера.

– Почему я тебя слышу, Стас! – испуганно произнесла я.

– Потому что узырь по имени Стас ещё жив, а человека по имени Стас какая-то тварь сожрала уже давно. Вот тебе и доказательства всего, о чём я тебе рассказывал. Пора делать выводы, не так ли? Но берегись! Я, кажется, сделал ту же ошибку, что и ты, когда увидела живого человека. Того парня полицейского. Ты мне о нём рассказывала, помнишь? Ты сказала, что он человек в присутствии узыря, а тот сразу напал на парня? Так ведь было?

– Что ты хочешь этим сказать? – ещё более взволнованно спросила я.

– Вера, ты меня пугаешь, перестань разговаривать с трупом – почти плача умоляла Лиза.

– Я выдал тебя, – встревоженно заявил Стас, – теперь твои друзья узыри знают, что ты человек. Они могут напасть в любой момент. Ты видела, как это происходит.

– Этого не может быть! Мне всё это снится! Это невозможно! Они просто мои друзья, а ты просто труп! – истерично кричала я, потому что не могла поверить в происходящее.

– Какие ещё тебе нужны доказательства? – неистово кричал Стас, – возможно, ты последний человек на планете! Беги! Спасай себя! Спасай человечество! У нас есть ещё шанс.

Кажется, я бегала по узким улицам родного города несколько часов. Картинки человеческой цивилизации сменялись картинками узырьской реальности перед моими глазами с пугающей частотой, я этот процесс никак не контролировала. В конце концов, я спряталась на чердаке строящейся многоэтажки в нескольких кварталах от злополучной комнаты. Немного успокоилась. Уселась на край незастеклённого окна и принялась разглядывать суетящихся внизу людей. Зная, при этом, что сижу высоко, на торчащем выступе серой развалины, вся перемазанная скользкой, вонючей жижей. Видя, при этом кишащих внизу узырей, из которых отчётливо выделялись активностью двое моих друзей. Ведь они лишились редкой добычи – живого человека.

0
Войдите или зарегистрируйтесь с помощью: 
13 Комментарий
старее
новее
Inline Feedbacks
Посмотреть все комментарии

Текущие конкурсы

"КОНЕЦ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА"

Дни
Часы
Минуты
Проходит этап финального голосования.
Результаты полуфинала тут

Последние новости конкурсов

Последние комментарии

Больше комментариев доступно в расширенном списке

Последние сообщения форума

  • Грибочек в теме Вести с полей
    2020-11-23 23:48:43
    Николай Кадыков сказал(а) Это на каком языке написано? 🙂 бонжур абажур и тапинамбур в тамбур. мы в восхищении. …
  • Николай Кадыков в теме Вести с полей
    2020-11-23 18:15:00
    Алексей2014 сказал(а) Ещё как работает. На Штрихи Пролёта нарисовал «патрет» автоплюсовика с целью привлечь внимание…
  • Весёлая в теме Вести с полей
    2020-11-23 18:14:25
    Народ, кому скучно, приглашаю поразвлечься! Стартовала эродуэль! То есть дуэль в жанре эротического рассказа. Дерусь я…
  • Алексей2014 в теме Вести с полей
    2020-11-23 07:30:57
    Ещё как работает. На Штрихи Пролёта нарисовал \»патрет\» автоплюсовика с целью привлечь внимание к проблеме. Результат:…
  • Alpaka в теме Вести с полей
    2020-11-22 19:51:17
    Эх… чего-то я помучилась с этим «счастьем», да так ничего и не вымучила. Вернее, вымучила, да только сразу видно, что…

случайные рассказы конкурса «Конец человечества»

Поддержать портал

Отправить донат можно через форму на этой странице. Все меценаты попадают на страницу с благодарностями

Авторизация
*
*
Войдите или зарегистрируйтесь с помощью: 
Генерация пароля