Встреча, остановившая дыхание


Глава 1.

Зима – это время чудес, новых надежд и свершений. Она находит отклик в каждом сердце не оставляя никого равнодушным. Пусть в этом году Рождественское чудо, найдет в глубине души каждого то, что делает вас счастливыми, самое сокровенное желание, и воплотит его в жизнь, подарив вам самое важное чувство на земле – счастье! – с довольным видом, зачитываю я свою речь. – Ну как тебе? – спрашиваю я Оскара.

Оскар – мой рыжий кот-фамильяр. Который удобно устроился у меня коленях, пока я придумывала речь для Рождественского приёма.

— Очень мило Лорейн. Милее некуда. А какое у тебя сокровенное желание в глубине души? – хитро прищурившись, спрашивает Оскар.

— Что за вопрос такой? Все мои желания уже сбылись, – уверенно говорю я.

— Обычно, люди желают то, чего желали бы себе.

— Так и есть, наверное, но я уже получила всё, чего мне хотелось, – отвечаю я и встаю из-за стола, демонстрируя, что разговор окончен, а кот мягко слетает с колен.

— Ой! – воскликнула я, взглянув на часы. – Мне пора бежать украшать главный зал к празднику. Ты со мной?

— Ну уж нет! Не хотелось бы снова оказаться в лапах тех маленьких людей! – отвечает он и смешно накрывает лапами уши.

— Ты всегда можешь уменьшиться и спрятаться у меня в кармане или улететь от них. – не удержавшись, смеюсь я.

— Так и скажи: «хочу, чтобы ты пошел со мной Оскар», – кот с самодовольной ухмылкой, поднимается в воздух и, уменьшаясь до размера мыши, залетает в карман на пиджаке, по пути бормоча себе под нос что-то вроде «ничего без меня не может».

Я снова хихикаю, зная, что на самом деле ему нравится ходить со мной, и детей он тоже любит, втайне наслаждаясь их вниманием. Как только кот оказывается в кармане, я как можно быстрее направляюсь в главный зал.

Проходя по коридорам школы, я смотрю на веселые лица детей, они обсуждают скорые новогодние каникулы, поездки, сладости и конечно предстоящий бал.

— Добрый день мисс Фостер! – здороваются они.

— Добрый день. – приветствую я в ответ.

В главном школьном зале я вижу, как много народу суетится перед предстоящим Рождественским балом. На резные колонны и своды уже наложили иллюзорное заклинание, и они переливаются яркими серебряными огнями. Стены украсили ветками елей с нетающим снегом и серебристыми украшениями. Стол для фуршета поставили в конце зала, полупрозрачная скатерть на нём также переливается серебром, учителя продолжают украшать стол хрустальными вазами с остролистом. Некоторые ученики, помогают с украшениями, наверняка в наказание. В центре зала стоит очень высокая ель, ещё чуть-чуть и макушка коснулась бы потолка, в этом году наряжать её поручили мне. Задумавшись как бы мне её украсить, краем глаза я замечаю преподавателя миссис Макмиллари, что-то наколдовывающую в углу зала, её неизменная тёмно-зелёная тирольская шляпа с пером и длинная мантия, давно устаревшая форма преподавателя магической школы, выделяют её из толпы. Такие мантии давно отменили, и сейчас достаточно носить пиджак с эмблемой и именем, но ей, полноватой невысокой женщине за шестьдесят очень даже идёт этот наряд, возможно, он навевает ей воспоминания.

— Добрый день профессор Макмиллари! – обращаюсь я к ней.

— Ох! – подскакивает она, я, кажется, застала её врасплох. – Детка, ты так тихо подошла, что я не заметила. Твои тёмные волосы так сливаются с каменными стенами, зрение уже совсем не то, что прежде.

— И что за диверсию вы здесь замышляете? – шутливо спрашиваю я.

Профессор поправляет очки, крупные стёкла и толстая оправа закрывают почти половину её лица. Забавно, что она преподаёт предмет «магический поиск».

— Какая ещё диверсия? – нервно хихикает она, оглядываясь по сторонам, а потом жестом показывая мне подойти поближе, указывает на небольшую веточку омелы на стене.

Я улыбнулась, и на её лице тоже появилась хитро-добрая улыбка.

— Но это, наш с тобой секрет, — говорит она полушепотом. – Некоторые преподаватели против всего такого, а я думаю, что это так романтично. Первая школьная любовь, ну разве не прекрасно? Я до сих пор помню своего одноклассника Рональда, а ты?

— Я? О нет, к сожалению это не про меня, – отвечаю я, улыбаясь её милому выражению лица и по привычке кладу руку на шею, всегда так делаю, когда нервничаю или переживаю.

— Извини детка, такое тоже бывает. Тебе кажется, пора украшать главную героиню праздника, – кивает она на ель.

— Ах, да! Уже бегу! – поспешно отвечаю я и направляюсь на выполнение задания.

— Кажется в этом году акцент на серебряный цвет, – мурчит мне на ухо Оскар, уже выбравшийся из кармана и устроившийся на плече как попугай у капитана.

— Похоже на то. Ну, начнём, – говорю я, поглаживая кота.

Для начала я решаю осыпать всю ель нетающим снегом, на который накладываю иллюзию света, теперь он выглядит так, будто искрится под лучами солнца. Наколдовав  всевозможные белые и серебряные шары, звезды, банты, сосульки, колокольчики я заставляю их взлететь, и рассредоточиться по всей ели. Главную звезду делаю восьмиконечной и белой, словно в инее. Пока я осматриваю главную красавицу, на предмет улучшения, в голове возникает мысль, и я тут же решаю воплотить её в жизнь. Теперь на ёлке красуются белые пушистые перья, как на шляпе миссис Макмиллари.

— Ей это понравится, – улыбаюсь я Оскару.

Он одобрительно кивает, и вдохновлённая ещё одной идеей я протягиваю свою руку, а другой колдую на ней небольшую серебряную фигурку своего кота и сама вешаю её на ёлку.

— Теперь идеально, – восхищенно говорит Оскар.

Довольная своим шедевром я ещё раз окидываю ель взглядом. Учителя, до недавнего времени занятые своими украшениями, делают перерыв, чтобы полюбоваться главной героиней праздника. Заметив восхищенный взгляды и услышав одобрительные комментарии, я ловлю себя на мысли, что это очень приятно.

— Берегись! – вдруг кричит кот.

Не успев сообразить, в чём дело, я растеряно поднимаю взгляд вверх и вижу, как над моей головой застыла чья-то рука с одним из наколдованных мною шаров, по-видимому, он сорвался с ветки.

— Спасибо, – благодарю я человека и тут же теряю дар речи, взглянув в его лицо.

Передо мной стоит высокий знакомый темноволосый парень в чёрном плаще, взрослый, серьёзный, но это определенно он, взгляд его красных глаз застыл на моём лице, кажется, он удивлён не меньше моего.

— Лорейн! Я видел, это было какое-то прозрачно-золотое свечение! Оно столкнуло шар, может призрак? – говорит Оскар, спрятавшись в мой карман, но его слова не доходят до моего сознания.

— Лора? – произносит парень.

— Адриан? – спрашиваю я в ответ.

Парень вешает шар на ближайшую ветвь.

— Сколько лет, я не знал что ты здесь, – говорит Адриан.

— Двенадцать.

— Скоро станешь совершеннолетней. По вампирским меркам конечно. – улыбается он.

Заметив любопытные косые взгляды учителей и учеников. Я предлагаю Адриану выйти, и мы идём в ближайший пустой класс. Пока мы проходим по коридорам, конечно, нам встречаются ученики и здороваются со мной. Что очень удивляет Адриана. Как только мы оказываемся в классе, я закрываю дверь на ключ.

— Значит мисс Фостер?

— Да, здесь я Лорейн Фостер. В конце концов, Лорейн-Ревекка-Мари Религарден-де-Каин произносить дольше и запомнить тяжелее, – отвечаю я и тут же кладу руку на шею.

— Ты всегда так делала, – говорит он и берёт мою напряжённую руку в свою.

Я чувствую, как заливаюсь краской.

— Мы пришли сюда, то есть, я тебя привела, чтобы сказать, ох, не болтай лишнего при профессорах и учениках, – сбивчиво говорю я, стараясь не смотреть ему в глаза.

Я слышу, как Адриан смеётся, и мысленно хлопаю себя ладонью по лбу. Как же стыдно! И почему я краснею как школьница?

— То есть никто не знает, что ты княжна вампирских кровей? – спрашивает он.

— Да, никто кроме директора, и никакая я не княжна, – раздражённо говорю я и вырываю свою руку из его ладони. – Я даже не вампир. Вообще как ты узнал меня спустя столько лет? А, кажется, Оскар произнёс моё имя.

— Лора, я бы никогда не забыл твои синие глаза. – улыбается он.

Меня будто что-то ударило под дых после этих слов. Как можно такое говорить вот так просто? И, кажется, его это совсем не смущает. Хотя не удивительно, он помнит меня совсем маленькой девочкой.

— Тебе ещё нет двадцати пяти, только после этого можно будет точно утверждать вампир ты или нет. – тихо произносит он, словно нехотя.

— Надеюсь, после двадцати пяти ничего не изменится, и я останусь такой как мама, человеком-магом. Я там чужая и ты знаешь это не хуже меня.

В голове начинают мелькать события прошлого, надменные взгляды и издевательства сводных братьев и сестёр, сплетни вампирской аристократии, попытки сделать из меня ту, кем я не могу быть, чувство вины просто за то, что я другая. Больно, там так больно, каждое слово, каждый взгляд точно в цель, точно в моё сердце. Словно невидимая рука хватает за горло и нечем дышать. Неосознанно, я снова кладу руку на шею, этот жест, я будто защищаюсь. Так и есть. Родители и он, только они были ко мне добры, он всегда отвлекал меня от всей этой жестокости, защищал. А потом, он исчез, мне было двенадцать, а ему, кажется, исполнилось семнадцать. Его семья уехала за границу, он тоже, и тогда меня охватил тот жестокий мир, в котором я не могла остаться.

— Я знаю, всегда знал, – произносит он, вытирая своим платком слёзы, бегущие по моим щекам, так же как в детстве.

Не сразу поняв, что плачу, я поспешно отворачиваюсь и вытираю лицо руками.

— Мне нужно идти, – громко говорю я и почти выбегаю из аудитории.

Я вбегаю в свою комнату и, закрывая дверь, просто сползаю на пол. Хорошо, что наступило время обеда, и пока я бежала по школе, то никого не встретила. Терзаясь мыслями о том, что заплакала при нём как маленькая, да ещё и убежала, я просто закрываю глаза ладонями. Стыдно-то как!

— Лорейн. Хочешь я стану большим котом и отколошматю этого Адриана? – спрашивает вдруг Оскар, грозя милым кошачьим кулачком.

Убирая ладони от лица, я смотрю на кота и начинаю смеяться, он такой забавный.

— Нет, Оскар, не хочу, Адриан хороший парень, самый хороший из тех, кого я знаю, мой друг. Я просто кое-что вспомнила, и это вывело меня из равновесия. – ободряюще улыбаюсь я коту.

— Так значит, ты наполовину вампир?

— Ага. Точнее сказать даже не наполовину, одну шестую примерно. От отца, князя вампиров, мне досталось только громкое имя и чёрные волосы. Моя мама человек-маг, он женился на ней во второй раз, после смерти первой жены. Ещё у меня есть единокровные сёстры и братья Регина, Беатрис, Малькольм и Роберт. Но они никогда не были мне семьёй. Отец любил меня и принимал то, что я родилась человеком, однако всё равно надеялся на мои двадцать пять, возраст, когда вампиры перестают стареть как люди. Моя жизнь там, была, так сказать, не очень хорошей и к тому времени как мне исполнилось восемнадцать, родители поняли, что я не буду счастлива в их мире и решили отпустить меня, я ведь сама об этом просила. Мама хорошо обучила меня магии, и в итоге я оказалась здесь. Стала учителем, нашла тебя. Дальше ты знаешь. Я счастлива здесь, просто его появление всколыхнуло мои чувства, вот и всё.

— А он тогда кто?

— Адриан Кэрингтон, аристократ, его семья была близка с моей. Они часто приезжали к нам, он единственный кто не сказал обо мне ничего плохого и даже защищал. Его доброта грела моё сердце, с ним всегда было очень легко и проведённого времени казалось так мало, оно летело, я не замечала часов. Мы дружили, было весело, в какой-то момент я даже, кажется в… — я замолкаю.

— Ты что?

— Ничего. Это было давно. – поспешно говорю я.

День был насыщен воспоминаниями и, укладываясь спать, я продолжаю думать о детстве, о родителях, об Адриане, и о том чувстве, возникшем, когда я увидела его прямо перед собой, будто молния ударила, и остановилось дыхание. От чего он так легко вывел меня из равновесия? Мои мысли начинают блуждать, и я медленно погружаюсь в сон.

Глава 2.

Я просыпаюсь от звона небольшого колокольчика и слышу ворчание Оскара, он ненавидит рано вставать, это и неудивительно, всё же он кот. Жестом я заставляю колокольчик успокоится, и говорю Оскару:

— Доброе утро соня, пора вставать.

— Ещё пять минут, – бормочет он и растягивается на кровати.

— Можешь поспать, пока я собираюсь, – говорю я и направляюсь в ванную.

— Как я могу спать, если ты здесь ходишь и гремишь? Я кот, а не собака, котам положено много спать, кто придумал занятия в такую рань? Никто не понимает моих чувств.

До моих ушей доходят его недовольные высказывания, и я тихо посмеиваюсь. Сегодня не так много занятий, я заплетаю волосы в косу, надеваю форму и медленно иду в класс, Оскар тащится за мной, периодически зевая.

В классе кот устраивается за учительским столом. Я рада, что сегодня он просто спит и не мешает ученикам делать записи. Обычно он прыгает на парты, летает над головами, заглядывая в тетради, делает он это без злого умысла, ему просто нравится внимание, а иногда даже докладывает мне кто из учеников халтурит.

— Следующий урок на сегодня последний, – говорю я Оскару.

— Ну наконец-то, я так устал и так голоден, – жалуется он мне.

— По-моему это твоё обычное состояние, – улыбаюсь я, и всё же даю ему небольшой кусочек лакомства.

Звучит красивый перелив птицы, возвещая о начале занятий, все ученики, кажется, на месте. Я начинаю урок «магические животные: сущность, виды, применение». Когда в ходе объяснения я привожу в пример Оскара, он тут же оживляется и начинает демонстрировать себя словно на подиуме.

Что-то отвлекло внимание кота от своего показа и, подлетев ко мне, он шепчет прямо в ухо:

— Оно снова появилось. То прозрачно-золотое свечение. Там, у двери, оно её открыло.

— Я ничего не вижу, – смотря на дверь, отвечаю я.

Тут в аудиторию входит Адриан. Я удивлена, но стараюсь не показывать этого и не задерживать урок.

— Магические животные, все без исключения, имеют сознание, какие-то даже умеют говорить. По закону магического общества их запрещено каким-либо образом использовать, отлавливать и удерживать, иногда эти создания идут на контакт с магами, но такое случается крайне редко. В преддверии праздника Рождества, отмечу, что олени в санях Санта-Клауса также являются магическими животными, кстати говоря, как и наш школьный звонок, это песнь магической птицы звоноклёста, она является фамильяром нашего директора. Главная и очень важная проблема на сегодняшний день, связанная с такими животными – браконьерство. Части тел, их мех и кровь используются в различных тёмных ритуалах и стоят иногда целое состояние. Поэтому школа объявила ближайший лес заповедной зоной. Ученики старших курсов ходят со мной в походы, и мы часто наблюдаем магических животных, таких как единороги, серебряные олени, лисоварги, а также многие виды птиц, фениксы, листокрылы, изумрудные соловьи. Прошу обратить внимание, что походы в лес без сопровождения запрещены под угрозой исключения из школы, поэтому советую воздержаться от необдуманных действий. Правила существуют для вашей же безопасности. Не все магические животные дружелюбны, а некоторые даже опасны. Домашним заданием для вас будет написание доклада о любом магическом животном, – как только я заканчиваю, звенит перелив, и ученики начинают собираться, а я высматриваю в аудитории Адриана.

Наконец, я вижу, как он спускается с задних рядов и направляется в мою сторону. Оскар в это время прячется в мой карман.

— Мне понравился урок мисс Фостер, – говорит он.

Мне всё ещё неудобно смотреть ему в глаза после того, как я расплакалась вчера.

— Я хотел бы извиниться, не стоило мне вчера напоминать тебе о прошлом.

— Нет, это я должна извиниться, что оставила тебя одного и убежала как маленькая. Мне было ужасно стыдно, – отвечаю я и, начиная нервничать кладу руку на шею. – А какими судьбами ты здесь?

— Я приехал по делам, обсудить с директором семейный бизнес, некоторые моменты о поставках зелий. В общем, скукота, – улыбается он.

— Понятно. А лекцию мою слушал тоже для пользы бизнеса? – шутливо спрашиваю я.

— Нет, это я случайно забрёл, дверь скрипнула, я заглянул, увидел тебя, и мне стало интересно. Ты хороший учитель, – как бы оправдываясь, отвечает он и улыбается такой доброй улыбкой. – Ещё занятия будут?

— Нет, это было последним.

— Тогда, может, я провожу тебя до твоей комнаты? Мы могли бы ещё немного поговорить, всё-таки двенадцать лет, большой срок, – предлагает он.

Мне кажется или он немного нервничает?

— Хорошо, – соглашаюсь я.

Мы выходим из кабинета, и я закрываю дверь на ключ, который тут же растворяется в моей руке.

— Даже такие мелочи всегда меня впечатляют, – говорит Адриан, смотря на руку в которой только что был ключ.

Я улыбаюсь в ответ, вспоминая его восторженное лицо, когда ещё детьми я показывала ему фокусы, кажется, он совсем не изменился.

— Так как у тебя дела? Чем ты занимался всё это время? – начинаю я разговор, пока мы идём по коридорам.

— Переехав за границу, меня сразу отправили учиться в университет бизнеса, за шесть лет я освоил все программы и защитил докторскую, всё остальное время я помогал отцу управлять нашей компанией и создал пару своих.

— Учиться в университете наверняка было весело?

— Не очень, но вести бизнес мне нравится. А что произошло у тебя за эти двенадцать лет?

— После твоего отъезда и до восемнадцати я продолжала жить с семьёй. Отношение ко мне не менялось и… — мой голос начал стихать, кажется рассказывать об этом сложнее, чем я думала. – Сёстры вышли замуж за сыновей влиятельных вампирских семей за границей, это политические браки, но кажется, они не жаловались. Братья не спешили с женитьбой, занимаясь управлением. А меня отправили сюда и я очень за это признательна, родители поняли, что тот мир не для меня. Здесь я уже шесть лет, два года училась на педагога и четыре года преподаю.

Вдруг я замечаю дверь своей комнаты, мы пришли так быстро.

— Вот мы и пришли, – говорю я, не без нотки сожаления.

— Быстро, – отвечает он, и тут же хитро улыбается. – Кстати, я тут вспомнил, ты говорила, что ходишь в походы с учениками?

— Да, бывает, – отвечаю я, не понимая, почему он вдруг спросил.

— Значит, сегодня вечером ты поведешь в поход меня, всегда хотел увидеть единорога, – говорит он, ухмыляясь своей идее.

Я широко открываю глаза от неожиданности.

— Не смотри на меня так я, правда, ни разу не видел живого единорога.

Чувство удивления проходит, и я начинаю смеяться.

— Ты ничуть не изменился, прям как в детстве, заводила.

— Я зайду за тобой в пять, по счастливой случайности, теперь я знаю, где ты живешь. Отказа не принимаю, – подмигнул он и, махнув рукой, направился прочь.

Я вхожу в комнату, чувствуя, как внутри меня играет целая буря эмоций, радость, волнение, я кладу руку на грудь, сердце бьётся чаще.

— Что это сейчас было? – послышался голос Оскара вылетающего из кармана.

— Старый друг попросил показать ему единорога, – ответила я.

Это была чистая правда, но почему-то такое ощущение, что я вру.

— Больше похоже на предлог для свидания, – недовольно прищурился кот.

— Свидание? Пфф, нет, это просто прогулка двух давних друзей. И мне пора собираться, – ответила я и направилась искать подходящие вещи, время уже четыре, так что пора поторопиться.

— Ладно, иди на своё свидание, а я хочу поискать тот странный золотой призрак, который доставляет тебе неприятности, – сказал кот.

— Ага, – бросила я, погрузившись в заботы.

Надев своё зимнее походное обмундирование, я принялась ждать, уже почти пять и он скоро должен явиться. Только эта мысль пробежала в моей голове, как послышался стук. Я открываю дверь и вижу Адриана, он тоже подготовился к походу, и мы вместе выходим из здания школы.

На улице довольно прохладно, а солнце уже на закате. Обернувшись, я смотрю на многовековое здание школы, больше похожее на крепость. В груди возникает чувство гордости. Я видела его каждый день, но почему-то только сейчас задумалась над этим, какое же оно красивое и величественное. За обыденностью вещей, мы часто забываем смотреть на них вот так, свежим взглядом. Я веду Адриана в лес, снег приятно скрипит под ногами.

— Нужно поторопиться, иначе есть риск остаться ни с чем, – говорю я и прибавляю шаг.

Войдя в самую чащу леса, мы останавливаемся и я оглядываюсь.

— Дальше мы не пойдём. Нет смысла, если здесь никого не будет, значит не судьба, – обращаюсь я к Адриану.

— И каков теперь план действий?

— Ну, нам нужно будет сидеть тихо и желательно незаметно, – начинаю рассказывать я, как вдруг Адриан шепчет:

— Ложись.

Потянув меня за руку, мы оба падаем в снег, и я прослеживаю направление его взгляда, там, примерно в двухстах метрах от нас, среди деревьев и правда ходит единорог. У Адриана такой восхищенный взгляд, как у ребёнка. Я невольно хихикаю.

— Не думала, что мы найдём хоть кого-то так быстро. Со мной такого ещё не случалось, – шепчу я.

— Просто ты неудачница, а я притягиваю удачу, –  шкодливо улыбаясь, отвечает он.

— Эй, – я толкаю его в плечо. – Это было грубо мистер Кэрингтон.

— Ах, так? Хочешь драки?

На его лице играет очаровательная озорная улыбка. Посмотрев в сторону единорога, мы замечаем, что он уже скрылся из виду. Адриан быстро встает на ноги, я тоже пытаюсь подняться, у меня это выходит медленнее, но не успеваю я встать, как в меня прилетает комок снега.

— Тебе не стыдно? – спрашиваю я, театрально изобразив возмущение.

— Ничуть, – отвечает он и лепит следующий снежок.

— Сам напросился, – предупреждаю я, делая пару взмахов кистью руки, вокруг меня начинают появляться десятки снежков.

Снаряды уже летят в Адриана, он умело уворачивается, но всё же их слишком много. В итоге он весь в снегу и лежит в сугробе, а я победоносно смеюсь.

— Это было нечестно, – говорит он, поднимаясь из сугроба и отряхивая одежду.

— Давай помогу, – предлагаю я и подхожу к нему, чтобы помочь отряхнуться.

Как только я оказываюсь рядом с ним, Адриан кричит:

— В атаку! – бросается на меня и заваливает в сугроб, я могу только кричать «ай» и смеяться. – Оружие вперед, чтобы я его видел! – говорит он, сидя на моих ногах и держа перед собой мои руки за запястья. – Я победил? – спрашивает он, тряся мои руки.

— Да, да! Ты выиграл, – смеюсь я.

Мы оба громко дышим после этой потасовки.

— Мне давно не было так весело, – говорит он.

— Мне тоже.

Его руки ослабляют хватку и пальцы переплетаются с моими, такие теплые после холодного снега, даже не смотря на то, что он вампир. Его тёмные красные глаза изучают моё лицо. А я в свою очередь изучаю его, он уже не тот парень, его лицо приняло более мужские очертания, это определенно красивый взрослый мужчина, который так пленительно смотрит на меня сейчас. От его взгляда моё сердце пропускает удары и, кажется, становится тяжелее дышать. Треск веток привлекает наше внимание и возвращает меня из глубин мыслей. Адриан поднимается и, не отпуская моих рук, помогает подняться мне.

— В лесу ночью не особо безопасно, – говорю я.

— Уже нужно возвращаться?

— К сожалению.

— Очень жаль, – говорит он и, поместив мои ладони в свои начинает согревать их дыханием.

В голове всплывают воспоминания, раньше он делал точно так же, но сейчас, у меня совершенно иные ощущения. Это его проявление заботы, такое знакомое чувство и одновременно совершенно новое. Я чувствую, как моё лицо заливается густой краской, кажется вместе с руками, он согревает и моё сердце. Мы стоим так пару минут.

— У вас завтра будет бал? – спрашивает Адриан.

— Да, как и каждый год. Будут ученики, учителя, приглашённые гости.

— Тогда я прошу вас быть моей спутницей мисс Фостер. – говорит он. – Предупреждаю, что не переживу отказа. – кокетливо прищуривается Адриан.

— Я принимаю ваше предложение мистер Кэрингтон. – улыбаюсь я.

Он берёт меня за руку, и мы направляемся к школе, разнимая ладони только перед входом. Адриан провожает меня до комнаты, и снова взяв мою руку, изящно кланяется и целует тыльную сторону ладони.

— Спокойной ночи. – говорит он.

— Спокойной ночи.

Я вхожу в комнату и начинаю прокручивать в голове события этого вечера, снова и снова. На душе так тепло и легко, как никогда, и засыпаю я с мыслями о завтрашнем вечере.

Глава 3.

Весь день прошел в подготовке к балу, Оскар задавал вопросы об Адриане, на которые у меня не было ответов.

— Не нашёл я призрака. Но очень старался, – докладывает кот.

— Ну и ладно, – отвечаю я, смотрясь в зеркало, примеряя наряд за нарядом.

— Как это ну и ладно? Ты меня слушаешь? Этот призрак приносит тебе одни неприятности. Сначала шар, потом следил за тобой у двери. Тебе самой не страшно? – причитает Оскар.

— Возможно, он просто развлекался. Ничего плохого ведь не случилось.

— Будем ждать, пока что-то случится? – не унимается кот. – Я, как фамильяр, должен тебя защищать, а ты не даёшь.

Я, наконец, выбрала себе платье в пол с небольшим шлейфом фасона халтер, облегающее, тёмно-синее, мерцающее словно звёзды. Волосы я зачесала наверх в пышный хвост, надела небольшие сережки и невысокие туфли. Мой образ полностью меня устроил.

— Всё будет хорошо, а сейчас я должна идти. Ты со мной?

— Я с тобой и буду искать этот несносный призрак, – ответил Оскар.

— Тогда идём, ой, стой, – я остановилась и наколдовала Оскару милый синий мерцающий ошейник.

— Хм, да я красавчик. Ты тоже неплохо выглядишь, – прищурился кот, в его голосе звучали добрые нотки.

Мы спустились в главный зал, гостей и учеников было столько, что казалось, будто я пришла последней. Официанты подают бокалы с напитками, которые выглядят как обычная вода. Я беру бокал и думаю о шампанском, вода в бокале превращается в шампанское, конечно с учениками это так не работает. Играет приятная музыка. Гости в шикарных нарядах ведут светские беседы. Я подхожу к ели и снова любуюсь ею, высматривая Адриана. Оскар мешается всем под ногами, выслеживая своего призрака, как вдруг, его встревоженный взгляд обращается прямо ко мне и, взлетев, он чуть в меня не врезается. Отшатнувшись, я нечаянно проливаю шампанское на рубашку одного из гостей.

— Ах! Мисс! Это возмутительно! – начал ругаться гость.

— Извините, это было не нарочно, – поспешно извиняюсь я.

— Это всё тот призрак Лорейн! Он был прямо за тобой, – подлетает ко мне Оскар.

— Хорошо Оскар я верю, но сейчас не время, – говорю я коту.

— Вы хоть представляете, в какую ситуацию меня поставили? Как я буду общаться с уважаемыми людьми в таком виде? – продолжает причитать гость.

— Я могу это исправить, ещё раз прошу прощения сэр, – отвечаю ему я.

— Сэр, у вас возникли какие-то проблемы с моей дамой? – послышался знакомый голос. Адриан появился как раз вовремя.

— Вашей дамой? Что вы, какие проблемы, просто небольшой казус, мисс пролила на меня свой напиток, – поясняет гость.

— Прошу прощение за это. – говорит Адриан.

— Не стоит мистер Кэрингтон, – с этими словами гость удаляется.

— Кажется, ты меня спас, – говорю я Адриану и облегчённо вздыхаю.

Он одет с иголочки, черный смокинг сидит идеально.

— Не мог не прийти на помощь прелестной даме, а также прошу прощения за опоздание, – он изящно кланяется и целует мою руку.

Начинает играть красивая, медленная мелодия и приглушается свет.

— Так открывается бал. Первый танец, – шепчу я Адриану.

— В таком случае, мы ни за что не должны его пропустить, – улыбается он и подаёт мне руку.

Я улыбаюсь и принимаю приглашение. Мы выходим в центр зала и встаем в позу для танца. От его прикосновений по телу бегут мурашки. Музыка становится громче, как знак для начала движения. Он очень умело ведёт, не удивительно для аристократа.

— Ты прекрасно выглядишь, – произнёс он, наклонившись ближе, я чувствую его дыхание на моей шее, и сердце начинает биться чаще.

Песня заканчивается, а я чувствую, как мои щеки пылают, кажется, будто в зале стало намного жарче. Мы покидаем зону танцев, мне хочется воды или шампанского, а ещё лучше свежего воздуха.

— Хочешь ненадолго выйти подышать? – предлагает Адриан с взволнованным лицом, словно прочитав мои мысли.

— Да, а ещё хочу воды. – поспешно соглашаюсь я.

Адриан провожает меня на балкон и берет два бокала у официанта. Я медленно вдыхаю прохладный воздух, когда Адриан ставит свой бокал, снимает пиджак и укрывает им меня. Его руки задерживаются на моих плечах. Он молчит, и по тому, как его взгляд блуждает где-то, я понимаю, что он нервничает.

— Я сразу узнал тебя, хотя ты очень изменилась. Я помнил тебя маленькой девочкой с грустными синими глазами, за каждую слезинку которой я дрался с её братьями, а сейчас эти глаза принадлежат прекрасной, доброй взрослой девушке, за которую я готов драться не только с её братьями, но и со всем миром. Дарить ей радость и тепло, заботится о ней, и оберегать, лишь бы она дарила мне свою необыкновенную улыбку. Улыбку, которая делает меня счастливым, – он кладёт руки на моё лицо и, закрыв глаза, прижимается своим лбом к моему, — Когда я уехал, то и представить не мог, сколько потерял. Без тебя я забыл, как смеяться, забыл, как жить, забыл, тепло твоих рук. И я не хочу терять всё это снова.

От его признаний тает сердце, кружится голова и нечем дышать. Впервые, я не могу подобрать слов, в глазах застыли слёзы. Я кладу ладони на его шею и, притягивая его к себе, закрываю глаза. Не задумываясь, он нежно накрывает мои губы своими и, обнимая за талию, привлекает ближе к себе. Сердце выпрыгивает из груди, и всё тело охватывает жар. Мы прерываемся, и я не могу отдышаться. Заметив, что музыка стихла, я понимаю, что пришло время профессорам произносить речь.

— Мне нужно произнести речь, – говорю я с сожалением в голосе, мне совершенно не хочется покидать этот балкон и его объятия, но всё же долг зовёт, и мы возвращаемся в зал.

Пока я слушаю выступления других педагогов, мой пульс приходит в норму, и я снова обдумываю то, что хотела бы сказать. Подходит моя очередь, я поднимаюсь на сцену, встаю за трибуну и начинаю говорить:

— Добрый вечер! Своё поздравление я хотела бы начать с небольшого вступления. Мы все, живём в удивительном мире, наполненном магией. Каждый день делаем то, что некоторым даже не снилось. – я поднимаю руку вверх и прямо под высоким потолком начинают раскрываться огненные цветы фейерверков, со звуком горения бенгальского огня, переливаясь золотыми и серебряными огнями. – Но всё же, этот особенный день, Рождество, дарит всем нам магию иной природы, чувство, которое зарождается здесь. – я кладу ладонь на сердце. – И называется оно — ожидание чуда. У каждого из нас глубоко в душе есть место только для нас самих, где хранится сокровенное желание, иногда, мы даже не подозреваем что это за желание, пока оно само, как по волшебству, не исполнится, – я обращаю взгляд на Адриана. — Пусть в этом году Рождественское чудо, найдет в глубине души каждого, то самое сокровенное желание, и воплотит его в жизнь, подарив самое важное чувство на земле — счастье. С Рождеством!

Все присутствующие начинают аплодировать, а я с улыбкой смотрю на него и чувствую себя самым счастливым человеком на земле.


(Запись просмотрена 194 раз(а), из них 1 сегодня)
1

Автор публикации

не в сети 3 месяца

Татьяна Кляйн

25
flagРоссия.
Комментарии: 0Публикации: 1Регистрация: 03-01-2020

ТСДР (участник)

Достижение получено 08.04.2020

Рейтинг: 25

Титул: Конкурсант

Вы нашли в себе силы написать новое произведение и прислать его нам на конкурс. Разве это не достойно похвалы?

достижение выдается всем участникам конкурса "Темные светлые духи Рождества"
Понравился материал? Поделись им с друзьями

4
Оставить комментарий

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
Войдите или зарегистрируйтесь с помощью: 
4 Цепочка комментария
0 Ответы по цепочке
0 Последователи
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
4 Авторы комментариев
Пивной МормонВесёлаяпилигримalina.nistratova Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
Уведомление о
alina.nistratova
Автор

Красивый и Добрый рассказ. Автор смог передать атмосферу рождества😊 даже затронулась любовная тематика которая мне очень нравится 😅

пилигрим
Автор

Милая история любви юной волшебницы и вампира. Мило.

Весёлая
Автор

Можно я сразу скажу «мне не зашло» и свалю отсюда?) Просто надоело критиковать.
Поясню в двух словах только, что показалось лишним:
1 главы в рассказе не указываются.
2 призрак с таинственным свечением так и не рассекретиося, почему-то. Из-за чего ( и не только поэтому) возникает следующей пункт –
3 ваш рассказ оооочень напоминает кусок бо́льшего произведения, откуда нам показали просто несколько глав.

Спасибо, всего доброго)

Пивной Мормон
Автор

Рассказ, конечно, неплохой, но в нем почти полностью отсутствует какая-либо динамика. Чувства — это хорошо, но если все строить только вокруг них, произведение быстро наскучит. Имхо, конечно же.

Отсчет времени

Прием работ на конкурс "Огненные элементы" заканчивается06.07.2020
40 дней осталось.

Отсчет времени

Прием работ на конкурс "Конец человечества" заканчивается31.08.2020
3 месяца осталось.

Больше комментариев доступно в расширенном списке

Случайный рассказ последнего конкурса

Случайное произведение из библиотеки

Песнь Многострадальной Матроны

Песнь Многострадальной Матроны

Дорогой читатель, предлагаю твоему вниманию перевод древней песни – Священной легенды зеленых эльфов, повествующей о женщине, которую прозвали Нихэльле – Матроной — великой матерью. В …
Читать Далее

Рубрики

Поддержать портал

Авторизация
*
*
Войдите или зарегистрируйтесь с помощью: 
Генерация пароля