Размер шрифта

Для более комфортного чтения вы можете настроить подходящий размер шрифта:
АА--  АА-  (АА)  АА+  АА++  

Чокер


Мама не говорила со мной с тех пор, как я подарил ей чокер. Возможно, он ей не понравился. Даже не знаю. А ведь он ей так идет. Вряд ли она когда-либо носила что-то более изящное. Я очень хотел сделать ей приятно. Думал, она обрадуется…

Мы каждый день по утрам пьем кофе. Я люблю разбавлять молоком и сыплю много сахара. Мама же предпочитает покрепче, но никогда его не допивает. Приходится выливать… а ведь он дорогой очень. Раньше посиделки были милыми, и я со спокойной душой уходил на работу, а последние несколько дней после подарка какое-то уныние. Ума не приложу, что стряслось. Заболела ли? Она даже не смотрит в мою сторону, когда я с ней разговариваю. Будто больше не видит во мне сына, вообще больше никого во мне не видит.

Работаю я, кстати, в библиотеке. Работа не пыльная: сейчас редко кто к нам заходит. Так что все свободное время трачу на книги. В особенности на поэзию. Тиняков, Маяковский, Есенин… Всеобщая тишина позволяет сосредоточиться на своих мыслях, на тексте, на ровных строчках, живых и пахнущих. Порой, мне кажется, что эти книги живут более интересной жизнью, чем я, пусть и стоят на полках. Зато они могут общаться друг с другом. У них у каждой есть своя история, которой, думаю, они хотели бы поделиться с остальными. С людьми ведь охотно делятся. У меня же нет никакой истории. В каком-то смысле бумажные создания оказались даже живее меня.

Мама так похудела в последнее время. Она почти ничего не ест. Видимо, все еще переживает из-за отца. Хотя тут я ее никак не могу понять. Неужели можно было любить такого тирана? Я помню, как приходил из школы, он брал мой дневник, а в руке уже держал ремень. Ему было не важно, за что меня лупить. За наличие ли троек, за их ли отсутствие. Он всегда находил повод. И вот так начнет бить, бьет… А я не издаю ни звука, даже не ною: мне уже нечем, да и не чувствую я уже ничего. Это когда-то там было больно присесть, ходить. А потом стало все равно. А мама смотрит на это все – отец заставлял смотреть, чтобы знала, как правильно сына воспитывать – и плачет. Если же решала защитить меня, то он принимался бить и ее, ведь когда воспитывает мужик, женщина должна стоять в стороне, раз в свое время сама справиться не смогла. В такие моменты начинал плакать я.

Мама рассказывала, что он не всегда был таким. Когда-то он был добрым и заботливым. В вузе, когда они только познакомились на первом курсе. Даже в ущерб собственной учебе подрабатывал, чтобы помочь ей материально, ведь у маминых родителей едва хватало денег содержать дочь. Выучился и сделал предложение. Но армия и горячая точка изменили его. После двух лет службы он вернулся совершенно другим человеком. Жестоким и с вечной жаждой в глотке. Пил он постоянно. Пропивал последнюю копейку, а когда в кошельке, кроме пыли, ничего не оставалось, воровал деньги из конверта «Для квартплаты», из-за чего маме постоянно приходилось занимать у соседей, чтобы оплатить счета.

Из-за своего отца я никогда не имел друзей в школе. Одни надо мной насмехались, другие же, напротив, старались обойти стороной. Книги были единственной моей компанией, которую я сохранил и в вузовские годы. А все началось с того, как я один раз с позволения мамы решил пригласить пару друзей к себе на день рождения. Мне тогда едва только довелось поступить в школу. Отец вернулся пьяный, опрокинул праздничный стол, несмотря на мамины крики, что-то кричал про «кто в доме хозяин», махал подвернувшимся под руку ножом, которым мы обычно разделываем рыбу и мясо. И без того огромный нож в моих глазах превратился в тесак. Мы никто не ожидали такого поворота. Мама не могла понять, откуда он нашел деньги, ведь зарплату должны были перечислить лишь через четыре дня, а весь остаток средств у нас ушел на приготовление к празднику.

Мои друзья перепугались. Кто-то из родителей тогда даже подал в суд, и отца посадили. Это было время спокойствия для меня, но не для мамы. Физическая боль от насилия сменилась душевной от переживаний. Но стоило ему вернуться, все началось заново. Тюрьма не вправила ему мозги, напротив, казалось, что стало только хуже. Или же это мы успели отвыкнуть от его тирании.

Теперь же я вырос, и односторонние побои переросли в драки со мной. Отец сильнее меня, хоть и пьяный, так что из таких потасовок я редко выходил без синяков. Но больнее всего было смотреть на маму в такие моменты. Два мужика бьют посуду и ломают стулья в ее квартире – зрелище ужасное. Особенно когда один раз я разбил голову отца о стеклянный журнальный столик, доставшийся в наследство от ее покойной матушки – моей бабушки. Одна из немногих вещей, которые напоминали о ней. Маме в тот день досталось от нас хлопот, да еще и отца с кучей порезов отправили в больницу. Уже и не помню, как мы утрясли этот конфликт – мне тогда тоже сильно досталось. Зато некоторое время казалось, что после сотрясения отец все же переменился. Но долго радоваться нам не пришлось…

Последней каплей стало, когда он спалил свою с мамой спальню, что огонь чуть не разошелся на всю квартиру. Тогда я понял, что надо ставить точку. Это не могло больше продолжаться. И один раз так вышло, что он погиб. Ушел на работу, а к вечеру дома не появился. Я вернулся домой, думая о том, как маму обрадует эта новость. Но она не разделила моего воодушевления. Кричала, била по мне руками. Затем закрылась у себя и долго плакала. Она любила его, поэтому и убивалась. Я ее искренне не понимал в тот момент, не мог и не желал понять. Меня доконала необузданная отцовская жестокость и своеволие. В тот день мне впервые довелось почувствовать себя свободным. Но я люблю свою маму и поэтому не смог тогда себя простить и не могу до сих пор. Однако произошедшего не воротить.

Я долго не находил себе покоя. Видеть ее поникший взгляд, ее безучастное отношение ко всему происходящему вокруг нее, то, как она буквально за дни стареет, тускнеет, блекнет, – это было мучительно невыносимо. Улыбка больше не появлялась на ее лице. Она и до этого редко добавляла маме красоты, но теперь все стало абсолютно серо. Мама просто ходила и увядала у меня на глазах. Я должен был что-то сделать.

И я понял, что я сделаю. Я ее обрадую. Закончу все ее мучения. Я подарю ей чокер, красивый чокер. Она будет носить его и радоваться. И забудет про свои печали.

Это был чудесный бордовый чокер. Он действительно добавил маме так недостающих ей красок. Немного, но все же. Он ей очень шел и без сомнения помог. Мама будто враз забыла о прошлых печалях: теперь на ее лице читался покой и умиротворенность. Я так за нее рад, так рад… Оставалось добавить лишь щепотку счастья в ее эмоции.

С того-то момента у нас все и переменилось. В квартиру снизошла долгожданная благодать и душевная теплота… и тишина. Тогда-то мама и перестала со мной разговаривать. Видимо, все никак не могла оправиться от пережитого стресса.

Со дня смерти отца прошло уже чуть больше недели. Я, как обычно, вернулся с работы. Мама отдыхала на диване: с тех пор, как отец спалил кровать, она перешла спать на кухонный диван. Старый, местами облезлый, однако это все равно лучше, чем лежать на полу. Я рассказал ей о том, как в очередной раз ничего не изменилось на моем рабочем месте, про пустующие залы, но зато полные автобусы. Мои изложения мало когда отличались оригинальностью: изо дня в день ничего нового со мной не случается. Она не ответила мне, как и не отвечала уже несколько дней. Ни одна морщинка не дернулась на ее лице.

Ей явно нездоровилось последнее время. Даже не находила времени за собой следить, не говоря уже о домашних делах. Я предложил заплести ее растрепанные волосы. Мне редко приходится этим заниматься, поэтому было непривычно, но я справился. После мы выпили чай, и я пошел к себе в спальню.

В это время к нам в домофон позвонила соседка, тетя Таня. Она жаловалась на плохие запахи, якобы идущие из нашей квартиры. Я ей сказал, что у нас второй день сломан душ, и мы не моемся – вероятно, из-за этого. Тетя Таня захотела увидеться с моей мамой, и я проводил ее на кухню. Они что-то быстро и бурно обсудили. Говорила в основном соседка. Даже не говорила – кричала. Я не мог оставить это так и сказал ей убираться немедля: моей маме и так нехорошо, а тут еще и эта клуша пришла шум разводить. Она выбежала из квартиры, прокричала что-то про полицию, но я уже не слушал ее.

Я вернулся к маме. Она уже собиралась спать, я принес ей плед и укрыл. Чокер она не снимала с тех пор. Эти очаровательные узоры так и будоражили всего меня аж до кончиков пальцев. Красивый, ювелирно сделанный рисунок. Доселе бордовый и яркий, он, правда, выцвел и побледнел отчего-то с того дня, как я его подарил, будто уподобляясь тусклому тону кожи своей хозяйки, но все равно оставался прекрасным. А может, так даже и лучше. Он не сильно бросается в глаза, зато смотрится изящно, будто является одним целым с шеей. Еще бы чуть-чуть улыбки. Я так ждал, когда же она, наконец, заулыбается, когда преобразится ее личико. Ведь страшные дни позади. Считай, начали новую жизнь. Ну, ничего, когда-нибудь. Подожду. Ей еще нужно время прийти в себя после последних потрясений и понять, что жизнь начинает налаживаться. А я покамест буду рядом.

Время близилось к ночи. По правде сказать, меня тоже клонило ко сну. Я поцеловал ее в лоб и ушел к себе. Она даже не пожелала сладких снов, не проводила взглядом. Что ж, я к этому уже привык. Ей сейчас плохо, но, уверен, вскоре все образуется.

Но заснуть нам так и не дали. В квартиру начали ломиться полицейские. Я открыл им и сразу получил по лицу. Вот так, без причины. Они скрутили меня и надели наручники. Мельком я увидел тетю Таню. Она кричала что-то вроде «Это он! Это все он!». И почему-то плакала. Явно что-то недоброе задумала, завидует нашему с мамой счастью. Сама-то одинокая, вот и натравила ментов. Ну, подожди, гадюка, я тебе этого так не оставлю!

Вслед за мужиками в погонах вошли другие люди, видимо, медики, с каталкой. Они побежали на кухню и начали приставать к моей маме. Насильно засунули ее в черный мешок, положили на эту чертову каталку и вынесли. Нет, они не могли так поступать с ней! Они не имели право! Что за зверство? Я пытался вырваться и помешать, но все без толку: двое полицейских уж больно сильно уцепились в меня.

С тех пор меня переселили в мрачную комнату с унылыми белыми стенами. Живу тут уже вторую неделю. Маму я так больше и не увидел. Надеюсь, они с ней ничего плохого не сделали. Надеюсь, она все-таки выздоровела и теперь счастлива…


(Запись просмотрена 263 раз(а), из них 1 сегодня)
4

Автор публикации

не в сети 2 часа

Михаил Помельников

433
Что у него лежит в его мерзких, грязных карманцах?
flagРоссия. Город: Москва
Комментарии: 259Публикации: 4Регистрация: 20-09-2019

ТСДР (участник)

Достижение получено 08.04.2020

Рейтинг: 25

Титул: Конкурсант

Вы нашли в себе силы написать новое произведение и прислать его нам на конкурс. Разве это не достойно похвалы?

достижение выдается всем участникам конкурса "Темные светлые духи Рождества"

ТСМ (рецензент)

Достижение получено 19.12.2019

Рейтинг: 55

Титул: Рецензент

Вы не только прочитали большинство конкурсных работ, но даже описали слабые и сильные стороны каждого из них. Вы - самый настоящий герой!

достижение выдается лучшим рецензентам конкурса "Темная светлая магия"

ТСМ (участник)

Достижение получено 01.12.2019

Рейтинг: 25

Титул: Конкурсант

Вы нашли в себе силы написать новое произведение и прислать его нам на конкурс. Разве это не достойно похвалы?

достижение выдается всем участникам конкурса "Темная светлая магия"

Другие произведения автора:

120

Мороз и Убля ...

11

Песнь Многострадальной Матроны ...

1.63

Цена выбора ...

Похожие произведения:

123

Чародей по вызову или Дело о кануне Рождества ... Автор: Юкифуса

1

Хочу видеть твою смерть ... Автор: Мисса

39

Рыцарь ... Автор: пилигрим

Понравился материал? Поделись им с друзьями

44 комментария(-ев) на “Чокер

Нет, Миша, это не ужасы. Это — психологическая драма. Возможно, я не до конца понял твою задумку про чокер. Какую роль это ожерелье сыграло в судьбе матери героя?
Еще не понял, если мать уже была мертва, когда пришла соседка, то почему последняя кричала на неё? Логичнее было бы предположить, что увидев труп эта тётка постаралась бы потихоньку улизнуть, а уж потом вызвала бы полицию.
Написано хорошо. Читать интересно. Браво!

3

Грэг, я знаю, что это не ужасы. Задумывался, как психологический триллер. Но другого жанра здесь нет и рассказа другого у меня нет, так что решил выложить, что есть. Уж очень хочется получить ваши отзывы на ту работу, которая мне действительно нравится)))
ДАЛЕЕ ПОЙДУТ СПОЙЛЕРЫ
По поводу сюжета: прикол в том, что соседка кричала на мать только в представлении главного героя. На самом деле она могла просто испугаться и заорать от страха. А вообще сложно сказать, как там было на самом деле, т.к. все это — воспоминания героя, уже какое-то время находящегося в дурке. Чокер же — это след от удушься. Дальше, думаю, тебе все станет ясно)
Спасибо за отзыв 😉

1

След от удушья? Надо иметь недюжинный ум и прозорливость, чтобы понять это.
Молодец! Ещё рассказы е? Не стесняйся — выкладывай!

0

В рассказе есть указания на это. По поводу смены цвета и тд. Я думал, этого станет достаточно для понимания…

0

А может он действительно выцвел? Краска хреновая нестойкая, китайская. Судя по картинке — так и есть.

0

Да, возможно. Значит, буду думать, как еще намекнуть. К сожалению, без понимания этой детали очень сложно понять задумку автора… Кто кого когда и зачем.
Картинка же была просто для фона. Никакого чокера на самом деле нет)

0

Для объяснения нужно в конце вставить речь медика и полицейского.
Полицейский скажет про странгуляционную борозду. ( убийство )
А медик про недельный труп. Типа, странно, что вызвали только сейчас, здесь же нечем дышать … ))

3

Спасибо за совет) … ну и термины … странгу… тьфу..))

0

Ужасно.
Ужасно читать, как люди меняются к худшему. Окончательно расхотелось идти в армию. Пойду поскорее дипломную дописывать…

Если ты ждёшь критики, помочь ничем не могу. Рассказ написан как надо, и равнодушным не оставляет. Браво.

2

Я все понял без доп объяснений. И не факт что они нужны. На счет терминов возможно Грег и прав, но… Дело в том, что вся картина нарисована через взгляд героя, ты сам пишешь — соседка могла и не ругаться, а просто заорать от страха… Он просто игнорирует реальность. Будет ли при этом уместно цитировать слова медика? Не уверен. Что-то рассказ приобретет, но что-то потеряет при этом. Вычитка не помешает, но и не критично это. Для меня верхом совершенства всегда было умение автора простыми словами описать сложное (переживания, мотивы, элементы взаимоотношений), это в рассказе есть. Вот Саша правильно заметил: «равнодушным не оставляет»!
Миша. За рассказ спасибо!

2

Спасибо за отзыв))
Очень сложно было добиться ясной подачи задумки. Рассказ переписывался три раза, в конечном итоге я решил оставить такой вариант. Но и тут все же далеко не всем удается докопаться до истины. Что ж, буду набивать руку и совершенствоваться дальше)

1

Значит, вам, блин, всё ясно. Я один бестолочь )
А может, вы такие умные стали после того, как Миша в комментах всё объяснил?
А мне не ясно. Ладно, проехали. Больше не буду комментарии на ваши рассказы писать. Хотел Пилигрима раскритиковать — теперь не буду.

1

Ну вот, из-за каких-то двух чурбанов пострадал невинный Пилигрим😆😆

2

Я комменты читал после рассказа. 😛😜😝 И чё это ты не будешь? Привяжем к бушприту!
И вообще. Как сам чегонить понаворотит и ходит потом улыбается))))))))))) а читатель несчастный волосы себе на попе от любопытства выдергивает

1

Вы и не смогли бы меня критиковать, слишком уж все у меня гладко. 😊

0

Ну, я и не говорил, что сам все понял. На деле я понял сам все вышеописанное, кроме чокера (то есть почти ничего :)).
Но я продолжаю думать, что рассказ, тем не менее, написан как надо. Потому что в моем представлении совершенно необязательно преподносить все на блюдечке. И я согласен, что здесь это разрушило бы построение рассказа. Поскольку то, что случилось с мамой, донесено понятно, при втором прочтении смысл чокера почти наверняка раскроется, в чем я убедился, перечитав. Другое дело, что я после первого прочтения лениво удовлетворился неполным пониманием и полез сначала в комменты: проще было узнать напрямую у автора. Это нормально. Но кто-то приложит больше усилий, удержится от подглядывания в комменты и будет вознагражден. Это тоже нормально.
Так что все хорошо, разве нет? Что более вдохновляет, чем ощущение тайны в рассказе, которую действительно можно разгадать?
В общем, Грэг, не серчайте, пожалуйста! Ждем ваших комментов! Другое дело, когда я чего-нибудь выложу, так просто свои карты не раскрою, потому что я вредный 🙂

1

Прочитала. Пришла с намерением помахать шашкой, а тут «Уж очень хочется получить ваши отзывы на ту работу, которая мне действительно нравится»
И всё. Не могу я так, когда «очень нравится».
Ладно, «кровь пить решили погодить – вкусное на третье». Начнём с хорошего (а там, может, так наедимся, что и до плохого не дойдём)
.
Читаю рассказ, а тон повествования такой ро-овненький. Там батя буянит, мать в истерике, а автор вещает ровно так. Подозрительно ровно. Ну очень подозрительно… И вот когда концовка – ха! Точно! Не знаю, как это в психиатрии называется, не секу в этом деле, но ведь картинка сразу фокусируется – гг малость того.
То, что он маменьку удушил мне рисуется совершенно чётко (я, прежде чем рассказ читать, сначала погуглила, что такое чокер 🙂 Удивилась!) Как-то привычнее название «бархотка»). Но «чокер» лучше звучит в тему рассказа.
Непонятно только, как он батю грохнул, и почему его раньше не запалили.
.
Очень понравилось вот это:
«Она жаловалась на плохие запахи, якобы идущие из нашей квартиры. Я ей сказал, что у нас второй день сломан душ, и мы не моемся – вероятно, из-за этого.»
Такое – непонятно, то ли шутка, то ли правда, зато на характер гг играет классно!
.
Чего бы хотелось в рассказе лично мне? Наверное, больше вот этой безэмоциональности героя. Чтоб вот прям втопить по полной. Чтоб прям видеть его такого: спокойный, с лёгкой блуждающей улыбкой на лице, заботливо поправляющий локон, выбившийся из причёски. Я угадала? Значит, у автора всё получилось. Нет? Значит, не хватило каких-то мелочей для сволочей, но ведь сволочи они такие – всегда видят в рассказе что-то своё)
.
Вообще, отзыв на рассказ надо садиться писать сразу после прочтения, а потом отложить на следующий день – и снова написать. Впечатления разные. Первое – яркое, острое. Второе – послевкусие.
Так вот, моё первое впечатление было: пресновато. Вроде продукты все есть, а сварено не поваром, а скорее подмастерьем. Но послевкусие! Послевкусие было тонким, как специи которые раскрываются не сразу. И сразу слетает шелуха первого впечатления, остаются лишь те моменты, которые запали: и трогательная забота о матери, и вот это, которое сначала было больно, потом нет; и мне даже видится некий Эдипов комплекс у гг (ох, дядюшки Фрейда на нас нет))))
Но почему-то хотелось, чтобы это было не только послевкусием, но и прозвучало ярче в самом рассказе (если, конечно, автор, закладывал это в сюжет).
И ещё показалось спорным то, что выросший гг дерется с отцом. Вот как раз это для меня вступило в противоречие с его итоговой болезнью. Как по мне так лучше б он все время был таким тихим, неагрессивным лунатиком, а потом р-раз – а он-то оказывается вон оно чё!
.
Вот как-то так)
По тексту замечания давать, али уже не надо?

2

Дождался😃 А до плохого всегда нужно доходить, Весёлая. Не для того я тут вас всех утонченно и филигранно поливаю говной (вернее, ваши работы, конечно же), чтобы не получать в ответ взаимность.
Да, рассказ действительно ровненький, как и задумывался. Вообще, не знаю теперь, насколько это верно, задумка была в том, что герой уже посидел в дурке, окончательно чокнулся и вспоминает былое уже через искаженные плохой башкой воспоминания. Т.е. читатель может лишь предполагать, в какой момент ГГ перестал вести дружбу с мозгами. Но, сейчас думаю, так ли хорошо это и вышло и уместна ли здесь настолько большая недосказанность?
Насчет «грохнул батю» ничего говорить не буду. Я сам не знаю, кто его грохнул)) Может, сын, а может, и нет. Хотя соглашусь, возможные намеки имеют место быть, но, опять-таки, как трактовать.
Про вот этот контраст впечатление-послевкусие — это ты прям в точку попала😁 Вот как раз то, чего я хотел добиться, какую атмосферу создать в голове у читателя. Конечно, со своими шероховатостями — я все-таки не писатель — и, возможно, кому-то чего-то тут не хватает, но я для себя считаю, что задумку-таки осуществил.
Больше писать не буду, а то что-то и так разговорился под собственной же работой. Просто добавлю, что персонажи здесь вполне реальные. Для столичных жителей, может, и трудно представимые, но тем не менее. Другой вопрос в том, насколько грамотно их отобразил я, чтобы в данные образы можно было поверить.
Спасибо за отзыв 😉

1

Спасибо, что ответил на отзыв) это вообще, всегда приятно, когда автор приходит и отвечает. Не в пустоту пишешь, значицца. Тем более люблю послушать авторскую точку зрения: кто, как не он лучше знает, что именно хотел заложить в свой рассказ)
А что до «плохого», то я в общем, высказала, что мне не так в рассказе) а про вычитку тебе уже говорили)

1

Веселая, звучит как провокация) Всему своё время — вот снимут анонимность, и ты мне за все ответишь!

Ну, в смысле, я отвечу на твой отзыв. Наверное.
А пока просто поблагодарю за него.

1

Саша, я буду рада если ты даже скажешь «критик судит со своей колокольни и в корне не прав, ибо как он мог с высоты своего непомерного чсв разглядеть все тонкости моего рассказа?»)))

1

Ура, вот оно, чувство свободы в общении. Все как я люблю!) Но я не скажу тебе этого, тем более, что мне досталось меньше, чем могло бы. Да и вообще, критик — как автор, он всегда прав.

1

Нет, ну насчёт критик всегда прав – это ты уже через край)
Критик тоже мог не выспаться, задолбаться, быть «не в теме» и вообще объективность – прекрасное, но редко встречающееся качество среди рецензентов. Грег неоднократно говорил (и очень верно) – всё есть вкусовщина)

2

О, задолбаться — это прям про меня)))

1

Так в этом и правота критика — он ведь говорит о своих личных впечатлениях. Главное, чтобы он сам это понимал.

1

«главное, чтоб он сам это понимал» – вот это в рамочку и на стену!)

0

Хвалю за исполнение, но бе, какая мерзость же описывается! Хорошо придумано, подано, но не моё. Мне бы розовенькое и милое, а прочего и в жизни хватает( Так что, улыбаюсь и приветливо машу ручкой.
Особо понравилось настроение гнетущее, вот за это отдельное спасибо. Как-то так.

1

«Особо понравилось настроение гнетущее», «но не моё»))) Что ж, настроение, атмосфера — это, наверное, главное в данной работе. Хотелось написать что-то актуальненькое, хоть и взбрызнутое красками.
Спасибо за отзыв!

0

Сам стиль мне понравился. Серый такой, невзрачный. Читаешь и проникаешься атмосферой удушья.
Герой, сынок — сошёл с ума. В какой это момент произошло? Автор даёт несколько подсказок. Выбирайте любую. Мне по душе, например, вот здесь и сейчас. Библиотека, никого, книги, пыль, спокойствие… Всё то, чего у него не было в жизни.
Малость напрягла мизансцена со свирепостью отца после горячей точки. Вот тут я включил режим — Не верю.
Поствоенный синдром излечим. Молодняк сильно страдает. Воображение и пара пустяков в голове. А папаша ведь взрослый. Плюс алкоголь. По идее вся муть должна вытекать. И накопившись, снова брат алкоголь и собратья по оружия выдавят муть.
Мне было откровенно плохо лишь первый год. Я переосмыслил себя и пришёл к простому выводу, заключавшемуся в том, что мне нужна самоизоляция.
У меня мудрые друзья. Я им сказал, что ухожу, до излечения. А они просто сказали:
— Мы подождём, когда ты вернёшься с войны.
Прошли годы. Но до конца я с войны так и не вернулся. Но не из-за классических кошмаров в виде разорванных тел, мёртвых детей и разрушения привычного социума. Война снимает с тебя стружку. С ней же уходит и часть культурного слоя. Ты перестаёшь видеть мир как все. И дело не в цинизме. Ты становишься проще. Без одного-двух слоёв кожи. Но и нервы к выходу ближе. Зато в других местах нарастает броня. У всякого по разному. Потому и качели. Потому ты и уже и не воспринимаешь мир как все. Где-то тебе похер, а где-то наоборот цепляет. Но у простых людей там, где тебе похер, как раз им наоборот. А где они нюни пускают, тебя разбирает смех.
Прошу пардона за левый экскурс.
В рассказе немного скачут глаголы. Есть парочка корявых и левых отвлекающих предложений. Герой получился внятным и, как ни странно, понятным. Я про мотивацию. А вот маму бы стоило малость поярче. Я, к стыду, наверное, позже всех сообразил, в чём фишка. Вспомнил читанное раньше. Ведь главная проблема — запах. Вот если бы автор хоть букетик подвесил, тогда стало б легче. Тут как бы не детектив. Думаю, цветы в пользу.
Или очень хорошо смотрелись бы старые её духи. С тех времён, когда были все счастливы. Это изумительно бы сделало сюжет более объёмным.
По «былкам» я нынче чемпион!
Рассказ вкруговую понравился. Есть в нём тупик. Вот, настоящий, беспросветный. А это дорогого стоит.
Респект!

2

Спасибо за отзыв и за левый экскурс!))
Что касается персонажей: отец и мать ГГ имеют реальных прототипов. Я, к сожалению, на войне не был, поэтому приходится лишь анализировать поведение бывших там людей. Да и не психолог, поэтому запросто при построении характеров персонажей мог допустить ошибки. Отзыв оказался полезен, приму к сведению)

1

Кхм… Зря вы так. Про реальных прототипов.
Вы же не официальный биограф семьи, чтобы следовать фактам, духу и букве?
История сама по себе печальная. Во многом типичная. С довольно предсказуемым финалом. Потому что, когда чайник кипит, он либо выкипит, либо взорвётся. Причём, после «выкипит» тоже взрыв. Только в отдалённой перспективе.
Библиотекарь — продукт закрытого социума. Он не впускает в себя, варится, перекипает. Весь мир и яркая жизнь мимо. Скучно.
А добавив отсебятинки (я вижу, что чокер чрезмерно богат) вы в триллер вносите элемент поступи и немножко детектива.
Букет цветов, аромат любимых маминых духов… Саспенс.
Имхо.

1

Рассказ я прочитала давно, почти сразу после его публикации. Он успешно оброс комментариями, а я только сейчас добралась добавить свой)
Я очень люблю такое, когда сперва читаешь, а потом читаешь второй раз и раскрываешь полностью прекрасный замысел. За это и обожаю детективы.
Всё дано чётко: с первых строк ощущение, что что-то тут не так, гнетущее напряжение, которое никак не прорвётся гнойным нарывом, и финал, который не суёт разгадку в морду, а даёт почувствовать себя молодцом самостоятельно.

Помочь что там не так с этим чокером мне помогла песня КиШа «Ария Ловетт».
Там были строчки:

Я жду этот нежный удар
И не боюсь, я не боюсь.
Достанется мне щедрый дар —
На шею нить кровавых бус.

Холодного лезвия след —
Как отсвет розовой зари,
Кораллово-алый браслет
Мне на прощанье подари!

Совершенно очевидны образы перерезанного горла и порезанных вен. И помню, как доказывала подругам, что нет, это не про украшения.
И это осталось так ярко в памяти, что и с чокером проблем не возникло.

Очень хороший рассказ, с тем же душком зловонной тьмы, что и «Цена выбора». Миша, у тебя слишком явный талант к жести, так что на следующем конкурсе, когда будем играть за зло, жду твоего шедевра))

3

Хороший стишок) Эх, знал бы я его раньше… А ведь по изначальной задумке у мамаши действительно горло было обрито, а не обвито)
Спасибо за отзыв! Буду творить жесть дальше)

1

Ааа, у КиШа же нет такой песни!!
В зонг-опере три арии Ловетт, если мне память не изменяет. Это — “Признание Ловетт». )))
А в остальном согласен, конечно. Сейчас даже немного удивлён, что сам не сопоставил. И да, Миша, не зарывай в землю такие таланты.
Зло — это определенно твоё (в мире литературы).

2

Да, Миша. Зло – это определенно твоё)

1

Почему нет? Альбом «TODD». Слушала почти сразу после выхода, оперу не смотрела, после фильма с Деппом не очень-то хотелось. Да, называется «Признание Ловетт», а не ария.

Но самое важное тут — строки песни)))) А Ловетт упомянула, потому что иначе очевидность образов была бы совсем не очевидна.

0

Воистину в этом мире сложно придумать что-то новое)) Что ни напишешь — обязательно попадешь во что-то похожее, но уже известное 🙂

0

Миша, выключай Пряника))
Сам же понял, что тебя не в плагиате обвиняют))
У меня просто чересчур хорошая память) Вряд ли кто-то вообще задумывался над Признанием Ловетт, но мне оно помогло понять твой текст, так что служило скорее простым инструментом к раскрытию мысли прекрасного автора Помельникова)

0

Пряник уже давно выключен)) Эта прекрасная страница моей жизни осталась в прошлом.
Конечно, здесь нет плагиата. Просто такой вот факт.
И не надо меня прекрасным автором обзывать. Другим авторам будет обидно. У них больше работ и опыта, а я лишь удачно выстрелил одним рассказом. Это как ситуация с Сервантесом: успех может не повториться.

0

Добавить комментарий

Войдите или зарегистрируйтесь с помощью: 

Отсчет времени

Прием работ на конкурс "Темные, светлые духи Рождества" заканчивается31.01.2020
Прием работ на конкурс "Темные, светлые духи Рождества" окончен. Все произведения доступны для комментариев и оценок. Работа судей завершится в марте 2020 года.

Последние комментарии

Больше комментариев доступно в расширенном списке

Случайный рассказ последнего конкурса

Рождественское волшебство

Рождественское волшебство

Совершённая давным-давно ошибка, не оставившая после себя следов, — может ли она быть исправлена?! Может, но только в канун Рождества! …
Читать Далее

Случайное произведение из библиотеки

Рубрики

Авторизация
*
*
Войдите или зарегистрируйтесь с помощью: 
Генерация пароля