-- - + ++
В телефоне, как всегда, была куча новых сообщений, и едва проснувшийся Ален Дюваль принялся листать их в тщетной надежде найти хотя бы одно объявление о какой-нибудь работе. Но куда там – всевозможный спам чередовался с письмами от виртуальных друзей, спрашивавших, как у него дела, и среди них затерялись напоминания о просроченных платежах за квартиру и интернет-связь, а также пара писем, адресованных каким-то другим людям и явно отправленных Алену по ошибке, а вот об информации о вакансиях можно было только мечтать.

Пролистав весь список новых писем и не найдя среди них ничего по-настоящему нужного, мужчина выбрался из-под одеяла и побрел в кухонный угол своего крошечного жилища. Там он налил в чашку воды, сунул в нее кипятильник и стал с сомнением разглядывать лежащие рядом на блюдце использованные чайные пакетики. Сколько раз он уже заваривал последний, три или четыре? Стоит ли заварить из него чай еще раз или сунуть в чашку все пакетики сразу?

Ален заглянул в стоящую тут же рядом коробку из-под чая, оказавшуюся пустой, и со вздохом сунул в закипевшую воду один последний пакетик. Прозрачный кипяток почти не изменился, разве что приобрел чуть заметный светло-коричневый оттенок. Дюваль подошел с чашкой к окну, поставил ее на подоконник и уселся на стоящий рядом стул. Стола у него с недавних пор не было – удалось продать, хотя и за копейки. Остальную мебель покупать никто не хотел, она была слишком старой и обшарпанной…

Глотая безвкусную горячую воду и пытаясь представить себе, что он пьет нормальный ароматный чай, Ален стал более внимательно просматривать новые сообщения. «Приглашаем вас на выставку форрсского изобразительного искусства…» — удалить. «Форрсский язык за месяц, обратившимся до первого августа скидки…» — тоже удалить. «Ал, привет, давно не виделись, как насчет встретиться? Приглашаю в гости…» — Эрик, старый школьный приятель, было бы неплохо с ним повидаться, но Алену сейчас не до гостей. Впрочем, с Эриком можно будет и по телефону поболтать. «Школа компаньонов для форрсов, после обучения гарантированное устройство в семью…» — удалить ко всем чертям и добавить адрес в черный список! Вот уж куда он точно не пойдет, так это в домашние любимцы к гребанным пришельцам! Ладно, что там дальше? «Баланс вашего счета…» — да он и сам знает, что этот баланс у него давно отрицательный и скоро интернет с телефоном ему отключат! «Прогноз погоды на 16 ноября 2348 года…» — меньше всего его сейчас интересует погода. «Встреча для самостоятельных – ты наш, если сможешь нас найти…» — опять эти дурацкие приглашения на квесты, он ведь уже отписывался от их рассылки! «Ален, как дела? Видел, Барт новые фотки выложил…» — письмо от Бэзила, еще одного старого друга, надо будет потом ответить и действительно глянуть, что там за картинки, пока ему интернет не отключили. «Ускоренные курсы компаньонов для форрсов…» — да что ж это такое!

Поборов желание швырнуть телефон на пол, Ален осторожно положил его на подоконник и допил остатки своего «чая». Все, «завтрак» окончен, пора заниматься делами. Мужчина снова взял телефон и принялся искать в списке контактов нужные имена.

— Алло, это Серж? Да, это я, Дюваль. Слушай, я насчет работы… ничего не появилось? Да я все могу, я же говорил, могу и уборщиком! Серж, я не буду ныть и не уйду, если ты поможешь мне туда устроиться. Другие образованные, может, и ноют, а я не собираюсь. Когда я тебя подводил? Поговори с ними еще раз, скажи, что я точно согласен. Ладно, звони. Пока…

За первым разговором последовало еще несколько почти таких же, отличавшихся только деталями и завершившихся абсолютно одинаково: друзья и знакомые Алена, которым посчастливилось устроиться в разные места, обещали ему поговорить со своим начальством и подыскать ему какую-нибудь должность, но предупреждали, что у них может ничего не получиться, так как начальство просят о том же самом еще множество их друзей и знакомых. Убедившись, что рассчитывать на «связи» ему не стоит, Ален собрался было прошерстить интернет-сайты с вакансиями, но тут телефон в его руках запищал, и на экране высветилась фотография Эрика.

— Да? – снял Ален трубку.

— Привет! Письмо мое получил? – сразу перешел к делу его приятель.

— Да, получил, как раз собирался тебе позвонить…

— Отлично, слушай, ты сегодня сильно занят? Не хочешь в гости зайти?

— Извини, занят. Работу ищу, — тот период, когда Дюваль стеснялся своих проблем и скрывал их от знакомых, давно остался в прошлом.

— Да слышал я, что ты без работы! – отозвался его собеседник. – Давай, приезжай ко мне, мы в том числе и об этом поговорим. Записывай мой адрес…

— Я помню, где ты живешь… — начал было Ален, но Эрик перебил его:

— Я переехал, в другом месте теперь живу. Записывай!

Ален подошел к тумбочке, на которой, за отсутствием стола, были теперь свалены самые разные вещи, и вытащил из кучи хлама ручку и обрывок бумаги.

— В центр переехал? – удивился он, когда приятель продиктовал ему свой адрес, и в голову ему закралась робкая надежда на то, что Эрику, возможно, и правда нетрудно будет помочь ему с работой.

— Ага, в центр. Ну ты сможешь приехать до пяти часов? – спросил Эрик. – Иначе у нас времени будет слишком мало.

— Хорошо, давай я часам к трем подгребу, — предложил Ален, мысленно отметив, что дела у его приятеля и правда должны идти не плохо. И живет теперь в центре Марселя, и чем-то занят, судя по тому, что ему сложно время для приема гостей выкроить.

А потом он повесил трубку и принялся рыться в шкафу в поисках более-менее приличной одежды.

 

Ален не был в центре города больше года, и теперь с удивлением смотрел по сторонам. В отличие от окраин, старых человеческих домов здесь почти не осталось – на их места возвышались огромные полукруглые купола форрсских жилищ с трехметровыми аркообразными дверями. В некоторых дверях, впрочем, были проделаны обычные прямоугольные двери для землян, и проходя мимо одной из них, Ален увидел, как из нее вышла нарядная молодая девушка. На мгновение она остановилась возле купола, словно раздумывая, куда пойти, а потом зашагала ближайшему перекрестку, осторожно оглядываясь на свой дом. Но спустя еще полминуты, в этом доме распахнулась большая дверь, и их нее высунулась длинная покрытая пушистым синим мехом лапа, которая потянулась к девушке, ласково обхватила ее за талию и унесла обратно под купол.

Первые подозрения появились у Алена, когда он только вышел из маршрутки в застроенном куполами центральном квартале Марселя. Продвигаясь все дальше по проспекту и сверяясь с номерами новых инопланетных домов, он все больше убеждался в верности этих подозрений – нигде не было видно обычных, земных строений, так что можно было не сомневаться, что здесь живут только форрсы. Ну а когда впереди показался названный его приятелем дом № 34 – еще одна полусфера с двойной дверью – последние сомнения Алена исчезли. Поколебавшись некоторое время перед входом в этот дом, гость достал мобильник.

— Эрик, это я. Стою у твоего дома…

— Отлично, сейчас я тебя впущу! – радостно отозвался его друг, и через пару минут маленькая дверь в центре большой отворилась.

Дюваль не без удивления уставился на выглянувшего из-за нее Эрика, но тот не дал ему долго раздумывать.

— Давай, заходи! – поманил он гостя внутрь и, схватив его за руку, чуть ли не силой втащил в просторный зал с мягким, словно перина, полом.

По всему этому полу были разбросаны круглые и овальные подушки разного размера, а возле стен стояла пара обычных человеческих мягких кресел и такой же мягкий диван. Но Эрик потащил Алена к лестнице, которая привела их на второй этаж в небольшую комнату, тоже обставленную человеческой мебелью.

— Вот здесь я теперь живу, — улыбнулся он, пропуская гостя вперед. – Выпьешь что-нибудь?

— Да… можно… — неуверенно пробормотал Ален, и его приятель тут же скрылся за дверью.

Вскоре он вернулся с подносом, на котором стояли две чашки с коричневым напитком и плавающими в них кружками лимона. Уточнять, что именно налито в чашки, не было необходимости – достаточно было к ним принюхаться. А спустя еще несколько минут, выпив за встречу и посетовав о том, что они давно не виделись ни друг с другом, ни с общими знакомыми, бывшие одноклассники перешли к более серьезному разговору.

— Ну да, компаньон, — не без вызова в голосе рассказывал Эрик. – Как там нас «бедные, но гордые» называют? Домашний зверек, игрушка для пришельцев? Ты, надеюсь, так не думаешь…

Дюваль думал именно так, но ссориться с человеком, у которого он был в гостях, посчитал невежливым, и поэтому молча помотал головой. Эрику этого явно было достаточно – он улыбнулся и продолжил разглагольствовать еще более самоуверенным тоном:

— Мы для форрсов никакие не зверушки и уж тем более, не игрушки. Они прекрасно понимают, что мы – не животные, а разумные существа, и ведут себя с нами, как с разумными. С домашними питомцами хозяева не разговаривают… ну, то есть, иногда бывает, что и разговаривают, но это другое, ты же понимаешь? От питомцев не ждут ответа, с ними не ведут серьезных бесед. А с компаньонами форрсы очень даже любят поговорить, мои, например, со мной кучу всего обсуждают. Ну, понятное дело, по совсем уж сложным вопросам, в которых людям не разобраться, они между собой дискутируют. Ну так это нормально вообще-то, все-таки они в развитии ушли намного дальше нас. Мы же, взрослые люди, не разговариваем с маленькими детьми о высшей математике, правильно? Но никто при этом не говорит, что взрослые относятся к детям, как к неразумным зверькам…

— Дети потом вырастают, и с ними становится возможно говорить на любые темы, — возразил Ален, с трудом вклинившись в монолог своего собеседника.

— Ну так и мы когда-нибудь до уровня форрсов дорастем! – уверенно заявил Эрик, откусывая от бутерброда.

— А ты в этом уверен – что дорастем? – мрачно проворчал Дюваль. – Уверен, что они дадут нам развиваться дальше?

— Ой, да оставь ты эти анти-форрсские лозунги! – раздраженно отмахнулся его приятель. – Они живут на Земле уже шесть лет – и что, сильно нам мешают развиваться? Производства работают, научные лаборатории – тоже, вузы – без всяких проблем… Искусство развивается – это я вообще на личном опыте подтвердить могу. До того, как меня взяли в компаньоны, у меня на творчество ни минуты не было, я сутками пахал – и все уходило только на еду, мне за жилье платить было нечем. А теперь у меня сколько угодно времени для рисования, и мои покровители не то что не против – они очень это поощряют, им нравятся мои картины, они мне самые лучшие программы на комп поставили! И других художников форрсы поддерживают, я от своих коллег слышал…

— И много ты картин написал за то время, что здесь живешь? – поинтересовался Ален, приподняв одну бровь.

Его собеседник слегка поморщился:

— Пока не очень… Закончил пару давно начатых… Но это я просто не обжился еще здесь, не привык к новому месту. Да и отдохнуть сперва надо как следует – я до того, как сюда попал, несколько лет без выходных вкалывал, спал по пять часов в сути. Имею я право теперь как следует в себя прийти, прежде чем опять в работу окунаться?

— И сколько, говоришь, лет ты уже в себя приходишь?

Эрик скривился еще сильнее, и Дюваль мог бы поспорить, что услышал, как скрипнули его зубы.

— Не важно, — проворчал компаньон форрсов, отводя глаза в сторону. – Слушай, я тебя не для того пригласил, чтобы ругаться. Я уже вижу, что ты против работы компаньоном, но, во-первых, предлагаю тебе все-таки подумать в этом направлении. Потому что у моих хозя… покровителей есть друзья, которые тоже хотят завести… поселить у себя компаньона-землянина. И я мог бы порекомендовать им тебя…

— Спасибо, я как-нибудь без этого обойдусь, — процедил сквозь зубы Ален.

— Это я уже понял, — не менее раздраженно отозвался его старый друг. – Ну а как насчет того, чтобы предложить это кому-нибудь еще? Есть у тебя знакомые, кто мог бы на это согласиться? Кто не страдает ксенофобией?

Гость решительно замотал головой:

— Нет уж, извини, с этим не ко мне.

— Эти форрсы, которые ищут компаньона, готовы заплатить посреднику…

— Вот сам и ищи для них живые игрушки, заодно подзаработаешь. Если, конечно, твои хозяева не забирают у тебя все деньги. Тебе же они все равно не нужны, хозяйка же наверняка сама тебе все необходимое покупает!

Лицо Эрика перекосилось еще сильнее, и он с громким стуком поставил на стол чашку с остатками коньяка – Ален даже удивился, что она не разбилась. Руки компаньона форрсов сжались в кулаки, и можно было не сомневаться, что сейчас они с гостем разругаются, а то и подерутся – и скорее всего, так бы и случилось, если бы в следующий момент не зазвонил лежащий там же, на столе, телефон Эрика. Ален успел заметить на дисплее фотографию форрса – заостренной, покрытой короткой сиреневой шерстью морды с большими желтоватыми глазами и круглыми ушами.

Эрик схватил трубку и, с умоляющим видом глядя на своего гостя, приложил палец к губам.

— Да, Фырр-ша! – произнес он фальшиво-жизнерадостным голосом.

Дюваль сидел достаточно близко к своему другу, чтобы услышать тихий мурлыкающий голос его собеседника. Точнее, собеседницы – имя у этого пришельца было, если Ален правильно понял, женским.

— Эрррик, как ты там, ррродной мой? Соскучился уже, наверррное? Рррадуйся, у меня отменили встррречу, я черррез полчаса дома буду!

— Ой, здорово! – Эрик сделал страшные глаза, но в его голосе по-прежнему звучала радость. – Приезжай, жду!

Он повесил трубу, швырнул мобильник на стол и залпом допил свой коньяк, после чего схватив обе пустые чашки, бросился с ними за дверь.

— Извини, Ален, я тебе потом позвоню! – крикнул он на бегу. – А сейчас выматывайся!

— Что, попадет от хозяйки, если она меня здесь застанет? – ехидно поинтересовался гость, направляясь следом за ним.

— Дурак ты, ничего мне не попадет – просто она не любит, когда здесь бывают посторонние люди, и расстраивается, — отозвался Эрик из соседнего помещения. – А я не хочу расстраивать тех, кто дал мне нормальную жизнь, понятно?

Ален заглянул в комнату, где скрылся его приятель, и увидел маленькую ванную с раковиной и душевой кабинкой. Эрик открыл кран и принялся торопливо мыть под струей воды чашки.

— Все-все, уходи, мы с тобой потом, если хочешь, обо всем поспорим! – потребовал он, и теперь в его голосе как будто бы прозвучали испуганные нотки. – Дверь откроется, если нажать на кнопку справа, а потом сама захлопнется. Сматывайся!

Его гость проворно сбежал по лестнице на первый этаж и вскоре уже удалялся от нового жилья Эрика, не без злорадства представляя себе, как тот в панике уничтожает все следы их пьянки, жует какую-нибудь жвачку, чтобы отбить запах коньяка, и выходит встречать свою покровительницу с невинным выражением лица. Впрочем, когда Дюваль вышел из центра города и форрсские полукруглые дома сменились обычными многоэтажками, все его злорадство прошло и сменилось привычным тоскливым настроением. Он потратил больше часа на дорогу к Эрику и посиделки с ним, и все это оказалось бесполезно – лучше бы вакансии искал все это время! И еще полчаса у него уйдет на дорогу домой…

Ален завертел головой, выискивая поблизости кафе, библиотеку или еще какое-нибудь заведение, где мог быть бесплатный вай-фай. На глаза ему попалась именно кафешка – жаль, внутри не посидеть, надо будет хоть что-нибудь заказать, а он не может позволить себе даже самые мелкие лишние траты. Но можно будет пристроиться где-нибудь рядом, а если повезет, даже присесть на какую-нибудь скамейку…

Скамейки поблизости от кафе не нашлось, так что мужчина просто прислонился к стене дома недалеко от входа в кафе и достал телефон. Сайты по поиску работы замелькали перед его глазами один за другим: «Новых вакансий по вашему запросу нет», «Ваше резюме сегодня не просматривали», «Задайте другие параметры поиска»…

Вздохнув, Дюваль сполз по стене вниз и присел на корточки. Он не мог задать другие параметры поиска, он уже задал самые широкие, исключив только те специальности, о которых не имел совсем никакого представления. Ну, и «профессию» компаньона форрсов, конечно. На такую «работу» он мог бы устроиться без всяких сайтов, просто по знакомству – Эрик был далеко не первым, кто предлагал ему такое.

Пролистав все известные ему сайты, Ален открыл один из информационных порталов и пробежал глазами последние новости. В них тоже не было ничего утешительного: «По решению совместного правительства землян и форрсов, проект освоения Луны приостановлен, как слишком опасный для людей…», «Советник по науке Ширр-са пообещал, что последняя полярная база в Антарктиде будет закрыта до конца следующего, 2349 года…», «Форрсы заверили главу Сибирской человеческой области, что будут вмешиваться в жизнь ее обитателей только в случае крайней необходимости, если им будет угрожать реальная опасность…»

Ален выпрямился, сунул мобильник в карман и зашагал в сторону маршруточной остановки. «Сколько раз в прошлом писатели-фантасты описывали конец света, гибель человечества! – думал он, проезжая по замусоренным улицам, так не похожим на центральные кварталы, заселенные форрсами. – Каких только вариантов нашей гибели они ни придумывали! В одних романах люди уничтожали себя сами, устраивая всевозможные техногенные катастрофы, в других все живое на Земле убивал врезавшийся в нее астероид, в третьих это делали ставшие разумными и восставшие против человека компьютеры… И это только самые распространенные сюжеты, а сколько в литературе было более редких, экзотических версий конца света! Но, кажется, никому и в голову не пришло, что конец человечества произойдет вот так. Что никто не будет ни убивать нас, ни разрушать наши города. Что с нами, наоборот, станут обращаться по-доброму, мягко и гуманно. Только не как с людьми…»

Маршрутка была уже недалеко от дома Алена, и он с тоской представил себе, как опять будет весь вечер сидеть, уткнувшись в телефон, доедая остатки вчерашней быстрорастворимой лапши и пытаясь найти хоть какую-нибудь вакансию. А ему будут снова и снова подсовывать предложения стать компаньоном для заселивших Землю пришельцев или какие-то дурацкие «загадки для самостоятельных», которые раздражали его едва ли не больше, чем приглашения в компаньоны. Почти все сейчас или ищут работу, или, если она у них есть, вкалывают, как проклятые, чтобы на ней удержаться – делать им больше нечего, загадки какие-то разгадывать! Разве что у компаньонов есть на это время, вот только их самостоятельными никак не назовешь… Может, этот спам как раз для них и предназначен? Чтобы они могли почувствовать себя нормальными людьми, а не домашними питомцами инопланетян, каковыми на самом деле и являются? Иронично выглядит, учитывая, что по-настоящему самостоятельный человек в питомцы как раз ни за что не пойдет, будет искать другой выход, будет думать, как стать независимым от пришельцев…

Озарившая Алена догадка была такой неожиданной, что он даже подпрыгнул на сиденье.

— Остановите! Вот здесь, сейчас же! – крикнул он на весь салон, заставив других пассажиров тоже испуганно вздрогнуть и уставиться на него с обеспокоенным видом. Но ему было все равно, что о нем подумают, он уже пробирался к выходу, одновременно доставая из кармана мобильник. Если его догадка была верна, то ему не нужно было сейчас ехать домой, его наверняка ждали где-то совсем в другом месте…

Ему снова пришлось искать место, где ловился бы вай-фай – кафе в этом районе почти не было, но, к счастью, неподалеку пока еще работала библиотека. Алена там знали, хотя он давно туда не заглядывал, так что он смог усесться со своим телефоном в читальном зале и погрузиться в изучение писем для «самостоятельных людей». «Встреча для самостоятельных – ты наш, если сможешь нас найти, — прочитал он последнее из таких писем. – Отправляйся туда, где ты точно не встретишь тех, кто мешает тебе быть самим собой. Выбери там название, которое меньше всего подходит тем, кто тебе мешает. Подойди к тому, кто там работает, и поздоровайся с ним так, как никто не здоровается в этом месте».

— И что это за белиберда? – проворчал Ален вполголоса, после чего погрузился в раздумья.

Кое-что ему, правда, сразу стало ясно: под теми, кто мешает людям быть самостоятельными, явно подразумевались форрсы. Но что это за место, где их нельзя встретить? Они вообще-то везде свой нос суют – вон, даже поселения, в которых земляне живут одни, по старым порядкам, на самом деле форрсами контролируются! Правда, лохматые не любят воду, они даже шерсть свою чистят сухими шампунями… Может, в письме имеется в виду берег моря или какой-то водоем? Да нет, ерунда, берег большой, как найти на нем конкретное место? А рек и озер в самом Марселе нет, а за его пределами – много разных, что именно имеется в виду, тоже непонятно… Да и нельзя сказать, что форрсы совсем уж избегают воды – пару раз Дюваль видел их на пляже, и по слухам, среди них есть экстремалы, которые даже плавать умеют. Нет, речь не о воде, речь о чем-то другом… Но о чем же?

Ален откинулся на спинку стула и закрыл глаза, пытаясь сосредоточиться. Где невозможно встретиться с огромным пушистым пришельцем? Да нет таких мест. На них можно наткнуться везде, куда они могут пролезть! Даже у себя дома он бы от них не спрятался – в его комнатушку форрс не поместится, но голову свою в окно лохматая тварь запросто просунет… Стоп, вот оно!

Дюваль снова подскочил на месте и заставил себя глубоко вздохнуть, чтобы успокоиться. Да, кажется, он на верном пути. Есть в его городе – и во многих других крупных городах – такие места, куда форрсы действительно никогда не заглядывают из-за своих размеров. И следующая фраза из письма как будто бы подтверждает эту версию – потому что из этой фразы следует, что в этом месте должно быть несколько названий, из которых надо выбрать одно…

Ален нашел в сети схему марсельского метро, и его взгляд забегал по названиям станций. Новая загадка выглядела еще более странной: что вообще значит «название, которое меньше всего подходит форрсам»? «Старый порт – Мэрия», «Префектура» — в этих местах они бывают, на улицах и площадях, давших свои названия станциям метро – тоже. Взгляд Алена переместился в верхний правый угол схемы и замер на названии «Роза». Ну конечно же! Одним из первых законов, принятых форрсами – якобы совместно с землянами – был запрет держать в домах с маленькими детьми «опасные мелкие предметы», в число которых попали не только всевозможные ножи, вилки и ножницы, но и растения с шипами!

Мужчина еще раз просмотрел все остальные названия станций. Нет, среди них больше не было ни одной, которая ассоциировалась бы с чем-то анти-форрсским. Если он изначально был на правильном пути, то логичнее всего было бы выбрать именно станцию «Роза». А значит, именно туда ему и надо немедленно ехать. Какие там дальше в письме инструкции? Их он обдумает по дороге!

Трясясь в маршрутке, а потом в вагоне метро, Ален заканчивал решать головоломку. Обычно на станциях метро работали по два охранника, один – наверху, на входе, и один – под землей. Но в верхний вестибюль пришельцы вполне могли засунуть голову, так что говорить пароль явно следовало «нижнему» охраннику. Оставалось понять, что именно ему надо было сказать. Поздороваться так, как никто не здоровается в метро… Уж не имеется ли в виду, что надо сказать «Здравствуйте!» по-форрсски? Раз уж самих форрсов под землей не встретишь, значит, и их приветствие там вряд ли можно услышать!

Последние пару станций перед «Розой» Дюваль не мог спокойно усидеть на месте и ходил взад-вперед по полупустому вагону. В голове вертелась пугающая мысль: что если он неправильно понял письмо и на самом деле там имелось в виду нечто совсем иное? Или этот спам вообще не имел никакого отношения к форрсам и к свободе от них? Мужчина старался убедить себя, что если он не найдет на станции «Роза» своих единомышленников, он просто будет дальше думать над загадкой и попробует побольше узнать об этих письмах в сети, но эти рассуждения не помогали ему успокоиться.

Уже выходя на долгожданной станции, Ален внезапно почувствовал новый страх: а что если вся эта головоломка была придумана самими же форрсами, чтобы выявить нелояльных к ним землян?! «Да нет, глупости, — отмахнулся он от этого подозрения. – Они нас за разумных не считают, что бы ни говорили на публику, им в голову не придет, что домашние зверушки могут сложные задачи решать и выводы делать!»

Он выскочил из вагона и завертел головой, высматривая среди немногочисленных пассажиров человека в форме охранника. Ага, вот он – стоит перед новостным экраном в центре станции. Ален заспешил к нему, боясь потерять даже пару секунд – ему казалось, что если он немедленно не скажет ему пароль, то струсит и потом уже ни за что не решится проверить свою догадку.

— Скажите, пожалуйста… — начал он, еще только подходя к охраннику, и когда тот повернулся в его сторону, набрал в грудь побольше воздуха и, сосредоточившись, выдавил из себя хрипловатое шипение. – Фширрррр!

Сотрудник метро уставился на него изумленно распахнутыми глазами, и в первый момент Алену показалось, что этот человек совершенно не понимает, что происходит. Он уже собрался сделать вид, что просто глупо пошутил, но внезапно охранник сгорбился, тяжело вздохнул и раздосадованно махнул рукой:

— Где ж вы раньше-то были, самостоятельный вы мой?

— Да я только сейчас все понял! – радостно воскликнул Ален, но потом, спохватившись, на всякий случай понизил голос. – Значит, это правда? Вы против… лохматых и что-то делаете..?

Шум прибывшего поезда почти заглушил его слова, но охранник прекрасно его понял.

— Раньше делали, — ответил он так же тихо почти в самое ухо Дювалю. – Точнее, пытались делать. Но теперь это уже неважно…

— Почему?! Что случилось – они вас раскрыли? – торопливо зашептал Ален.

Его собеседник медленно покачал головой:

— Нет, мы сами… все это бросили. Почти все наши подались в компаньоны. Мы старались узнать как можно больше о форрсах, изучить их, чтобы понять, какие у них есть слабые места… Чтобы заставить их убраться с Земли… Ну и, в общем, мы узнали, что жить с ними гораздо комфортнее, чем вести подпольную деятельность…

Снова загрохотал поезд, пробежала мимо куда-то спешащая женщина на каблуках, прошли еще несколько человек… Ален беспомощно огляделся, словно надеясь найти поддержку у торопящихся по своим делам пассажиров подземки.

— Слушайте, — зашептал он, снова наклоняясь к охраннику, — мы можем попробовать еще раз. Наберем новых людей, я сам к вам нескольких приведу! Начнем все сначала, и…

— Ничего мы не начнем, и не надо никого приводить, — перебил его собеседник. – Я тоже… последнюю неделю здесь дорабатываю. А потом ухожу в компаньоны.

Обратную дорогу Дюваль почти не запомнил. Грохот в вагоне метро, рев мотора в маршрутке… Обрывки разговора двух женщин на остановке: «Закрывают нашу лабораторию, никаких больше потенциально опасных экспериментов, чтоб этим комкам шерсти провалиться!..» На улице уже начинало темнеть, но фонари пока не горели, и свернув во дворы, чтобы сократить путь от остановки до своего дома, Ален не без тревоги поглядел по сторонам. Его район и в прошлые-то времена, до прилета на Землю форрсов, был не самым благополучным, а уж теперь, когда повсюду рыскали в поисках легкой добычи безработные… Но вокруг было тихо, в окнах домов начал зажигаться свет, и Ален зашагал вперед увереннее, а потом снова погрузился в свои невеселые размышления. Сказал ли ему правду охранник в метро? Что если письма с загадкой все-таки рассылали форрсы – точнее, люди по их указанию – чтобы отбить у тех, кто правильно ее расшифрует, охоту выступать против них? Хотя… не все ли равно? Если все это было подстроено форрсами, это тоже означает, что никакой подпольной организации для борьбы с ними нет, да к тому же, никогда не было.

Но возможно, он все-таки не зря мотался сегодня на «Розу». Возможно, ему стоит самому попытаться сделать то, что не удалось этому охраннику и его соратникам. Для начала собрать группу недовольных новыми порядками среди своих знакомых, а потом придумать, как привлечь внимание других таких же… придумать новую загадку для «желающих быть самостоятельными». Должны же быть в городе люди, которые не пойдут в компаньоны к лохматым, как бы плохо им ни было! И в других городах, в других странах, по всей Земле таких людей точно немало наберется. Возможно, где-то еще есть подобные тайные организации, и их стоит попробовать найти через интернет. Возможно, в Марселе есть еще одна организация, привлекающая к себе новых людей другим способом, и ее тоже можно попытаться вычислить…

Они вышли из-за кустов, когда он уже подходил к своему подъезду и точно не ждал никакой опасности.

— Отдавай деньги и мобильник, — коротко потребовал один из них, в то время как двое других начали обходить Алена с разных сторон, отрезая ему все пути к бегству.

При других обстоятельствах Дюваль, наверное, отдал бы им кошелек, тем более, что, в нем было совсем мало денег. Но сегодня он весь день был в разъездах, потратился на транспорт, да еще без всякой пользы, а из еды дома оставалось полпачки лапши и несколько жалких чайных пакетиков… Нет уж, хватит, он не подчинился форрсам, не пошел на поводу у своего дружка, зазывавшего его в компаньоны – и эти чертовы грабители тоже не заставят его сдаться!

— Сейчас, — тихо ответил он, делая вид, что лезет в карман, и в следующий момент резко выбросил вперед руку, отбивая в сторону нацеленный на него нож. Потом он толкнул в ту же сторону самого центрального грабителя, собираясь забежать в подъезд, а затем и в свою квартиру до того, как его противники опомнятся и бросятся за ним. И у него это почти получилось.

Ален споткнулся у самой двери, налетел на нее, инстинктивно выставив вперед руки, и это отняло у него пару драгоценных секунд, за которые он мог бы успеть открыть ее. Его противникам тоже хватило этой пары секунд, чтобы наброситься на беглеца – его сбили с ног, повалили на землю, и на него обрушился такой град ударов, словно грабителей было не трое, а не меньше десятка. Нечего было и думать о том, чтобы отбиваться или пытаться встать – все, что Ален теперь мог, это закрывать руками от ударов голову.

— Хватит, забирай у него деньги! – крикнул один из бандитов, и Ален почувствовал, как по его телу зашарили ищущие карманы руки.

Машинально, плохо понимая, что делает, он попытался отпихнуть их – и в следующий миг ему в живот впилось что-то острое. И как будто бы горячее.

Еще одна пара рук в это время добралась до кармана, в котором лежал кошелек.

— Все, бежим! Да быстрее же! – закричал другой голос, пока руки продолжали копаться в карманах Дюваля.

Грабитель вытащил его телефон – и тут же швырнул его на землю.

— Вы его разбили, идиоты! – рявкнул он на своих подельников, и все трое бросились бежать.

Ален услышал их быстро удаляющийся топот – а потом наступила тишина. Он попытался приподняться, и вспышка боли заставила его вскрикнуть и снова растянуться на земле. В свете загоревшихся, наконец, фонарей он увидел, как вокруг него растекается липкая алая лужа.

— Кто-нибудь! Помогите! – позвал мужчина, скосив глаза, чтобы увидеть окна своего дома. Хоть один из соседей должен был услышать его крики!

Но почти все окна были темными. Только на верхних этажах виднелся свет, но обитатели этих квартир, если и слышали шум внизу, похоже, решили ни во что не вмешиваться. Правда, был шанс, что кто-нибудь из них все-таки позвонил в полицию – но даже если так, успеют ли стражи порядка приехать вовремя?

Ален попытался повернуться на бок – это удалось лишь с третьей попытки, и лужа крови в которой он лежал, стала еще больше. Скорчившись и безуспешно пытаясь зажать рану на животе, он еще раз позвал на помощь, но теперь его голос прозвучал так слабо, что его точно никто не расслышал.

Он не знал, сколько прошло времени, прежде чем где-то рядом с ним раздался мягкий, едва различимый стук покрытых мехом лап по асфальту. За этим стуком послышалось такое же тихое шипение, а потом более громкая хриплая речь – быстрая и не слишком разборчивая, но Ален, как и большинство людей, неплохо понимал форрский язык, так что смог уловить в ней знакомые слова и даже целые фразы:

— …здесь кричали… Кто там лежит? Видишь?

Огромная пушистая лапа осторожно коснулась Дюваля и тут же отдернулась.

— Он жив! – прошипел все тот же форрсский голос. – Свяжись с больницей, быстрее!

— Не трогай этого бродягу, — недовольно прошипел другой, более низкий голос.

— Ему надо помочь, — возразил первый.

Ален почувствовал на своем лице теплое дыхание. Он открыл глаза и увидел мохнатую голубовато-серую форрсскую морду – так близко, что можно было разглядеть каждую ее шерстинку.

Второй форрс, суля по всему, отошел чуть подальше – он снова стал что-то говорить, но его голос звучал теперь тише, и Ален смог разобрать только слова «больница» и «врач».

— Не бойся, — сказал наклонившийся к нему пришелец по-французски. – Мы сейчас отвезем тебя к врачу. Тебе помогут, тебя вылечат. А потом ты сможешь остаться у меня. Хочешь жить в моем доме? Там тебя никто не обидит…

Меховая морда с блестящими золотистыми глазами начала расплываться, превращаясь в бесформенное серо-голубое пятно. Свет вокруг начал меркнуть.

— Да… — прошептал Ален. – Я хочу… хочу жить с вами… Помогите мне…

4
Войдите или зарегистрируйтесь с помощью: 
10 Комментарий
старее
новее
Inline Feedbacks
Посмотреть все комментарии

Текущие конкурсы

"КОНЕЦ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА"

Дни
Часы
Минуты
Прием работ завершен! Огромное спасибо за ваше внимание к нашему конкурсу. Все принятые рассказы опубликованы. Проходит этап судейского голосования.
Результаты зрительского голосования тут

Последние новости конкурсов

Последние комментарии

Больше комментариев доступно в расширенном списке
  • Grold на МаятникМне по душе подача со стороны. Она хорошо смотрится именно в…
  • Grold на Последний корабль с ЗемлиХороший рассказ. Я бы посоветовал автору сделать из рассказа…
  • Grold на БолезньОшибки в основном исправимы. Рассказ действительно хорош. Пр…
  • Inkognito на Мы этого достойны!Спасибо огромное за такую глубокую и развернутую рецензию. П…
  • СашаОбыкновенный на Мы этого достойны!Это надо уметь. Совместить самое заезженное явление века (ре…

Последние сообщения форума

  • Мерей (Михаил Помельников) в теме Вести с полей
    2020-09-27 16:43:07
    Грэг ( Гр. Родственников ) сказал(а) Давно бы уже согласились на самосуд, разделили рассказы на группы и…
  • Nornochka в теме Вести с полей
    2020-09-27 13:28:59
    Стенька Разин сказал(а) Ага… И мёртвые с косами стоят.. 🧟 🧟 Ландшафтный дизайнер из вас так себе Не всем…
  • Грэг ( Гр. Родственников ) в теме Вести с полей
    2020-09-27 12:55:14
    Давно бы уже согласились на самосуд, разделили рассказы на группы и проголосовали. А доказывать, что самосуд зло -…
  • Alpaka в теме Вести с полей
    2020-09-27 12:23:24
    *задумчиво следит за перекати-полем*
  • Артём Скакунов в теме Вести с полей
    2020-09-27 11:32:55
    Оллира сказал(а) Тишина-то какая. Ага, тоже это видите?

случайные рассказы конкурса «Конец человечества»

Поддержать портал

Отправить донат можно через форму на этой странице. Все меценаты попадают на страницу с благодарностями

Авторизация
*
*
Войдите или зарегистрируйтесь с помощью: 
Генерация пароля