-- - + ++
Братья по резусу

 

– Ну, голубчики, вздрогнем! – скомандовал Марк Наумович.

– Я уже не могу, – простонал Владимир Иванович. – У меня же печень!

– Сочувствую, но надо пить. Во-от так. Ай, какой молодец!

– Дец-дец, – отозвался третий собутыльник.

– Угу, значит, уже фонит. Художнику больше не наливать, – распорядился Марк Наумович, – он дошёл до кондиции.

Мастер кисти возмущённо разгрёб длинные волосы, нежно потрогал неопрятную бороду, икнул и начал валиться набок. К счастью, рядом оказалось могучее дружеское плечо четвёртого.

– Вот она – крепкая сцепка творческой интеллигенции и рабочего класса! – умилился Марк Наумович,  давая знак наливать снова.

И действительно компания в кабинете градоначальника подобралась самая разношёрстная. Тщедушный Владимир Иванович служил скромным химиком на заводе, производящем инсектициды. Беспризорного вида художник Григорий снискал сомнительную славу, рисуя карикатуры. Литой, как памятник, Саша махал молотом в кузнечном цеху. Сам же Марк Наумович работал терапевтом в районной больнице.

В приёмной мэрии проживало ещё четыре ребёнка, две старушки и три давно оставивших позади бальзаковский возраст женщины. Родом занятий последних особо не интересовались, но зато у тоскующих мужиков имелся ещё один повод пить горькую.

Объединило же всех их нашествие похожих на гигантских двухметровых богомолов инопланетян.

Прежде чем спуститься на космических кораблях, пришельцы применили неизвестное излучение, превратившее почти всех людей в подобие зомби. И теперь по улицам города мирно и хаотично шатались безмозглые, бубнящие «гу-гу-гу» да «ба-ба-ба» толпы. Выглядели они как классические пьяницы.

Актёров и танцоров среди счастливой четвёрки мужчин не было, поэтому ради того чтобы совершать набеги, — пришельцы частенько расхаживали по улицам, — на супермаркеты, аптеки и галантерейные магазины, им ежедневно приходилось вливать в себя солидные порции спиртного.

Марк Наумович волевым решением назначил себя лидером и энергично тащил на покатых плечах эту нелёгкую ношу. Увы, оценить это оказалось некому. Мало того, его авторитет постоянно трещал по швам.

Судьба свела их вместе не случайно. Все они имели отрицательный резус-фактор крови. Доктор лично изучил паспорта счастливчиков и с помпой преподнёс новость.

Следующее открытие совершил Владимир Иванович. Химик скромно признался, что ещё на второй день нашествия прячась в канализационном коллекторе под родным цехом, обнаружил там задохнувшегося пришельца и отковырнул у того кусочек хитинового покрова. На его предприятии как раз запустили линию по производству инсектицида, растворяющего оболочки сельскохозяйственных вредителей насекомых. У него, к счастью, оказался образец раствора, и опыт прошёл успешно.

Такого подлого удара по репутации Марк Наумович вынести не смог. Он устроил попойку для храбрости и раздухарившись, снарядил экспедицию, лелея надежду на то, что Владимир Иванович тривиально солгал.

Подходящего пришельца группа выследила на территории овощной базы. Художник, молотобоец и химик сыграли роль загонщиков. Они, посредством топота и традиционного клича зомби «ба-ба-ба» и «гу-гу-гу» дали знать притаившемуся у бочек с рассолом Марку Наумовичу, о передвижении жертвы. Со страху доктор протрезвел, элементарно струхнул и позволил пришельцу уйти. Но чтобы не потерять лицо, он скормил всем наскоро придуманную ложь об упавшем и растворившемся в бочке рассола противнике. Героическая демонстрация обрезка трубы была встречена молчанием, а победная речь прозвучала под аккомпанемент издевательского смеха.

После такого провала Марк Наумович разлюбил соления, пьяные экспромты и был вынужден принять на веру слова химика. Да и что толку? Истреблять-то пришельцев всё равно некому.

 

***

Несмотря на бодрый тон и весёлые подначивания, доктора мучили мрачные думы. Продуктов в руках удавалось принести только для ежедневного пропитания, без запаса. От стресса и неопределённости все жрали как не в себя. А на носу зима. Пришельцы же, судя по отсутствию облав, о них не подозревали. Пока.

Вот поэтому, помимо решения насущных проблем, Марк Наумович  писал объявления и требовал остальных расклеивать бумажки по городу. Не без оснований он считал, что должно было выжить ещё немало людей. Вопрос заключался в том, где их искать и как объединить под своим началом?

Друг-алкоголь пока справлялся с проблемами. И сейчас не подкачал, основательно заглушив тревогу.

– Ну, братцы, поехали! – потребовал доктор и, выслушав привычную мантру Владимира Ивановича про больную печень, выпил.

Обделённый художник обиженно запыхтел.

– Итак, – прожевав дольку лимона, Марк Наумович принялся инструктировать собутыльников, – обращайте внимание на все свежие надписи. Списки, что нужно принести не забыли?

Мужики утвердительно прогудели.

Дверь скрипнула, и в кабинет вплыла пышная немолодая дама с плохо окрашенными буклями.

– О-о-о, нет! – замахал на неё руками Марк Наумович. – Аглая Кирилловна, любезнейшая, увольте, но в этот раз воздержимся от вашего участия в вылазке.

Дама высокомерно дёрнула тройным подбородком и заинтересованно уставилась на бутылки со спиртным.

– Мы уже имели возможность лицезреть, как вы устроили сеанс, э-э… освобождения от одежды посреди улицы. И это после ста граммов коньяка! – играя на публику, патетически воскликнул доктор. – Умоляю, пожалейте наши нервы и глаза.

Дама непримиримо сжала губы в куриную гузку, изрекла длинный ряд непечатных слов и гордо удалилась.

– А ведь она всю жизнь проработала лектором и написала сотню брошюр о нравственности, – со скрытым торжеством закончил он.

– Да-а-а, – протянул химик, – зрелище было ещё то.

Молотобоец кивнул и высказался коротко, но ёмко.

– Дец-дец, – вскинулся художник.

— Солёный огурец! – тонко проблеял Владимир Иванович.

Доктор поморщился. Случай на овощной базе имел последствия. Григорий обрёл творческий кураж, и теперь каждый день рисовал карикатуры на всех присутствующих. Молотобоец представал фонарным столбом в разных модификациях, химик виделся им, то баллончиком «Дихлофоса», то скрюченной мохнатой гусеницей. А Марк Наумович тщательно изображался в неизменном виде  бородавчатой надменной жабы, сидящей на бочке с надписью «Соления». Себя же гадкий мазилка ни с кем не отождествлял.

– Итак, милейшие, –  сурово молвил Марк Наумович, – о чём я? А-а, значит, вот. Прошу надеть широкие плащи. Пришельцы не обращают на нас внимания, но лучше перестраховаться. И, пожалуйста, сосредоточьтесь и не приведите хвоста! Иначе всем…

Молотобоец закончил за него, а художник дважды повторил окончание. Доктор закатил глаза.

– Сцепку рабочего класса и творческой интеллигенции размыкать не будем. Саша, проконтролируй его.

 

***

На улице стояла жара и шатались зомби. Четвёрка органично слилась с толпой.

– В трезвом виде так вряд ли сыграешь. Хорошо я придумал! – удовлетворённо промычал доктор и через секунду треснулся лбом о стекло супермаркета. – Но долго это продолжаться не может, – закончил, наконец-то разыскав вход и протиснувшись сквозь неплотно прижатые створки дверей.

В торговом зале отвратительно пахло: мясо и рыба давно протухли. Тем не менее, пьяное хулиганство с битьём стёкол доктор осуждал и пресекал любые поползновения подобного рода.

Чтобы немного прогнать хмель Марк Наумович наглотался тёплой противной минералки, и его тут же накрыло.

– Я хоть консервов и спиртного наберу, – мстительно хихикнул он. – А вот интересно, как химик справится с заказом на предметы женской гигиены?

Походив между рядов, доктор в очередной раз убедился, что полки с едой постепенно пустеют.

– Ау? – осторожно позвал он. – Чёрт возьми, ну постоянно разминаемся!

Расстроившись, Марк Наумович наклеил объявления на кассовый аппарат и запертый стеклянный бокс с дорогущими сигарами. Скинул и снова натянул плащ, оставив рукава пустыми. Нечего светить пакетами с припасами!

Спрятавшись за рекламой у выхода и поглядывая сквозь стекло, он принялся поджидать остальных. Мимо беспорядочно сновали зомби.

— Вы тоже, гады, добавили бонусов в копилку химику, — обиженно молвил доктор и погрузился в размышления.

За месяц вынужденного близкого общения он прекрасно изучил своих товарищей. Больше всех от нашествия выиграл  Григорий. Тихий алкоголик дорвался-таки до нирваны, а искусством занимался в силу вредного характера. Молотобоец Саша надолго зависал на простеньких мыслях и мелкого не видел в упор. Ему требовалось ставить крупные задачи, давать чёткие ориентиры и обязательно контролировать. А вот химик оказался непрост. Внешне тихий, незаметный, доброжелательный, он никак не обозначал своё участие в войне за лидерство: отстаивался в сторонке, посмеивался в кулачок и изрекал невинные банальности. Марк Наумович  слабо верил в его альтруизм и отсутствие честолюбия. Наверняка усыпляет внимание, и оставалось лишь ждать, какую свинью тот подложит в следующий раз. Да ещё и эти остальные, висящие бесполезным грузом!..

Однажды, устав слушать, как детвора плачет и зовёт своих родителей, а женщины  ноют о родственниках и внуках, Марк Наумович придумал хитрый ход. Собрав всех, он веско солгал, что зомби – это временная трансформация. И когда пришельцы улетят, люди снова вернутся в человеческий облик. Идея была настолько хороша, что он даже сам в неё поверил, не говоря об остальных. Увы, триумф оказался недолгим. Неделю назад некоторые зомби начали падать и замирать. И это заметил не он один.

Но нет худа без добра. Благодаря конфузу мужчинам удалось запустить процесс расчеловечивания зомби. От них дистанцировались и установили в нишу на дальнем уголке сознания. Наверняка повлияло и то, что он сам и Владимир Иванович давно овдовели, художник, на вопрос о семейном положении, косил под непонятливого дурачка, а молотобоец до сих пор не мог внятно сформулировать ответ. Алкоголь в этом деле тоже оказался прекрасным помощником. И не только в этом. Например, замечательно получилось закрывать глаза на исчезновение всех благ цивилизации. Хотя женщины применяли термин «заливать», но счастливая четвёрка упорно придерживалась своей версии.

Вся группа раньше обитала в спальном районе, и после того конфуза, чтобы ненароком не встретить ходящих или лежащих родных и близких, они перебрались в центр. На этом настояли женщины и детвора. У них с расчеловечиванием дело шло очень туго.

Центр большой, а вот обосноваться в здании мэрии, предложил именно Марк Наумович. Чтобы кресло градоначальника примерить, например. А чем чёрт не шутит? Прошло уже достаточно времени, но на него как-то не видно очереди из претендентов.

 

***

— Ах, ты ж, совсем забыл! – прервав размышления, внезапно всполошился доктор.

Оказываясь в одиночестве, он всегда старался снимать маску доброго дядюшки балагура. Чтобы лицо отдыхало.

— Фух! – облегчённо выдохнул, вернув себе привычный облик закомплексованного неудачника и циника.

Работая до нашествия штатным терапевтом он, мягко говоря, не блистал. Всегда чего-то не хватало: воли, настроения, инициативы или подходящей обстановки. Повсюду чудились козни  завистников. Он часто представлял себе идеальные случаи, где можно стать героем, но в жизни любая нестандартная ситуация вводила его в ступор. Героем он становился  ночью в постели и, разумеется, мысленно. Запоздалая реакция, что тут поделаешь. Оставалось терпеливо ждать, когда удача упадёт прямо в руки.

— Почему я не стал актёром или крупным чиновником? – зорко выглянув в стекло и тут же спрятавшись, вздохнул он. — Мало на свете людей, которым так сильно требуется почитание, успех и свита. Э-эх!..

Минутка слабости прошла, и он снова погрузился в тяжёлые думы. Чёрт возьми, близился час, когда попросту окажется невозможно выбраться наружу! Одно дело затеряться в толпе, другое – подставляться в одиночку. По его прикидкам уже через полмесяца улицы будут заполнены одними лишь пришельцами.

– Женщины и подростки – балласт. Всего трое бойцов. Где искать крепких, надёжных  ребят? – с надрывом прошептал доктор.

Себя он не посчитал. Лидеры в атаку не ходят!

Через несколько минут, выдержав уникальный рисунок походки присущий лишь крепко поддатым, пришёл Саша.

– Там… мазилка…

Марк Наумович живо натянул на лицо маску благожелательного внимания.

– В переплёт попал? – зная ораторские способности молотобойца, уточнил он.

– Нет… Щит… Написано…

Когда дело касалось не предмета, а ситуации, Саша «лез в карман» за каждым словом. Кроме милых его сердцу матерных, конечно.

– Угу, – резюмировал Марк Наумович, – так мы до вечера здесь проторчим. Возьми мои пакеты, идём!

 

***

Художник, подобно кобре перед дудочкой факира, красиво раскачивался у бигборда на углу улицы. Доктор тоже, для маскировки, начал выводить фигуры короткими ногами.

– Реклама безалкогольного пива «Хейнекен». Что же тебя болезного так впечатлило-то? – поинтересовался он.

– Надпись маркером слева, – душевно подсказал Григорий.

– Ночная вечеринка  на ликёроводочном заводе. Приглашаются те, кто способен сложить дважды два, – отдуваясь, медленно прочитал Марк Наумович. – И что?

– Глянь дату, – буднично произнёс художник. – Вчера этой надписи не было.

– Ах, ты ж! Как придумали-то?! –  вспомнив свои, похожие на бюрократические отписки в Минздрав, объявления, восхищённо протянул доктор. – Значит, сегодня, в девять часов вечера. И место подходящее.

Подошедший молотобоец, как водится, высказался в излюбленной манере, а художник дополнил. Марк Наумович ликовал, чуточку боялся и совершенно выдохся.

 

***

Вечером и ночью на улицах происходило такое же столпотворение, как и днём. Неугомонные зомби создавали бестолковую сутолоку и суету, но живые предпочитали в это время не выходить. Чего, спрашивается, шататься зря по неосвещённым улицам?

Теперь повод появился.

Женщины исполняли роль пьяных из рук вон плохо. Детвора справилась с задачей играючи, но мужчины традиционно приняв на грудь, выступили лучше всех.

До ликёроводочного завода было три квартала. Добирались долго. Темнота и похмелье сыграли с Марком Наумовичем злую шутку. Они свернули не туда, и вскоре упёрлись в космический корабль захватчиков.

— Гос-споди свят! – пискнул доктор и живо развернул подопечных.

Аглаю Кирилловну таки не уберегли. Она успела где-то махнуть водки и устроила очередной сеанс освобождения от одежды. При этом попыталась пофлиртовать с зомби, но тот не оценил её потуг. И тут стриптизёрша неожиданно  пристала к группе пришельцев.

— Мат-терь божия! – с перепугу доктора по второму кругу занесло в православие.

Старушки истово перекрестились. Свежих идей у Марка Наумовича не появилось. Тухлых, впрочем, тоже.

— Всё, нам… — не договорив, сдался он.

За него привычно закончил молотобоец, а художник добавил.

— Дец-дец.

Это прозвучало очень похоже на изрекаемые зомби бессмысленные звуки и натолкнуло Марка Наумовича на спасительную мысль.

— Ба-ба-ба, гу-гу-гу, — маскируясь, затянул он.

— Ба-ба-ба, гу-гу-гу, — нестройно подхватил хор.

Пронесло.

У доктора от переживаний забурлило в животе.

 

***

Отведя всех подальше, Марк Наумович остановился.

— Есть желающие на пост вожака? – холодея от страха, спросил.

Несмотря на множественное число, вопрос адресовался одному химику. Доктор мысленно честил себя на все закорки. Бездарное и опасное путешествие — он, как последний поц, подставился. Момент был очень скользкий и удобный для удара по его репутации, но Владимир Иванович промолчал, а женский пол, пьяница, тупица и дети предложение о смене лидера отвергли.

— Тогда слушайте мои приказания и следуйте им. Это промзона! – воспрянув духом, он обвёл руками круг. – Заводы, фабрики, базы, склады. В темноте сложно сориентироваться. А карту города некий бездарный художник завесил отвратительными карикатурами.

Григорий возмущённо засопел. Доктор, в порыве, хотел было на него возложить вину и за позабытый фонарик, но вовремя спохватился, вспомнив, что это всё-таки демаскирующий элемент.

— А вас, Аглая Кирилловна, — снисходительным отеческим тоном с ноткой суровости произнёс он, — я попрошу прекратить сеансы раздеваний и вспомнить о возрасте. Смиритесь, и верните себе приличный облик.

Неудачливая соблазнительница и стриптизёрша неохотно последовала его совету. К счастью детали этой мало эстетической процедуры поглотила темнота.

Группа двинулась дальше. Седые волосы в редкой шевелюре Марка Наумовича никто не считал, но они точно появились. По-хорошему, Аглаю Кирилловну за проступок, следовало изгнать из коллектива, да только на вечеринку необходимо прибыть со всем своим, какое бы оно ни было, «приданным». Для укрепления позиций и торга в будущем.

 

***

Их ждали.

— Дважды два? – раздался голос.

— Четыре.

— Заходите.

Раздался скрип и ворота из сплошного листового железа, пропустив их, захлопнулись.

– Ого, сколько взрослых! Мы давно вас ждём! – включив фонарик, воскликнул парень в косухе, кожаных штанах и казаках.

Марк Наумович переглянулся с приосанившимся технологом и сам сделал, заранее обречённую на провал, попытку втянуть живот.

– А чему вы так радуетесь, милейший? – заметив улыбку на лице химика, ревниво поинтересовался у Владимира Ивановича.

— Исключительно новым людям и интересному общению, — простодушно ответил тот.

Доктор ему не поверил. Хитрит шмок.

Через несколько минут стало понятно, почему так обрадовался парень. В цеху завода находилось не меньше сотни детей и подростков. Марк Наумович упал духом: ввиду отсутствия своих детей, он плохо представлял, как находить общий язык с чужими.

Тем временем женщины, причитая, бросились вытирать сопли малышам. Их подопечная детвора мгновенно растворилась в толпе. А Аглая Кирилловна, взяв себя в руки, толкнула  эмоциональную речь о пользе гигиены, попутно делая перепись присутствующих.

— Разумно, — промычал в нос доктор и занялся своими подсчётами.

Вышло, что мелюзги примерно полсотни, два десятка детворы постарше, столько же подростков, а группа, которую он для удобства прозвал «выпускниками» насчитывала всего пять человек. Два парня и три девушки. Хорош контингент. Но, за неимением лучшего, придётся окучивать то, что есть. Тем более что все поголовно смотрели на них… на него с большой надеждой.

— Может, оно и к лучшему, — задумчиво пробормотал доктор.

По всему помещению ярко горели лампы. Владимир Иванович с опаской покрутил головой.

— Здесь нет окон, — просветил его парень в косухе.

Марк Наумович поиграл лицевыми мускулами, размышляя над выбором приличествующей случаю маски и остановился на снисходительно-покровительственной.

Остро пахло спиртным. Художник заинтересованно потянул носом и демонстративной иноходью удалился  на склад готовой продукции.

— Скатертью дорожка, — облегчённо выдохнул доктор.

— А сами вы, не того? – Владимир Иванович постучал пальцем ниже челюсти.

Из толпы откликнулась девушка с выкрашенными в половину цветов радуги волосами.

– Что вы! Просто чаны с водкой смердят. В смысле, попробовали один раз, но это был кошмар, — она округлила глаза, и стала похожа на сову.

— С пропитанием как, тяжело? – собираясь с мыслями, спросил Марк Наумович.

— У нас есть несколько ребят из театральной студии. Подражают толпам на улице – просто загляденье! Они и делают по пятнадцать ходок в магазины за день, а вечером уже сообща перетаскиваем продукты сюда. Мы, вообще-то, полагали, что взрослые и так догадаются куда идти.

– Неужели вы не видели наших объявлений? – шумно сглотнув, возмутился доктор. – Ими весь район мэрии украшен.

– Там вечно столпотворение, да и долго добираться, – нахмурилась девушка. – Магазинов и так навалом. К тому же супермаркет в центре всегда был самым дорогим. Только вчера от безнадёги ребята туда пошли.

К такой странной логике Марк Наумович оказался совсем не готов. В отличие от молотобойца. Девушка  и «выпускники» покраснели, а подростки рассмеялись.

— Как вы тут вообще? – укоризненно глянув на Сашу, спросил химик.

— Малыши, хоть мы им постоянно притаскиваем игрушки и сладости, всё равно ещё зовут родителей, капризничают и кричат по ночам, а кто постарше, уже почти смирились с потерей родных и близких, — грустно ответила девушка. —  Кстати, вы придумали нынешним людям название?

— Зомби.

— Мы не смогли, — поникла она. — Слишком жестоко. Просто классифицировали как неразумных прямоходящих позвоночных. Так легче. А для пришельцев кличку придумали. Вы её ещё услышите.

Доктор с завистливой ревностью оценил изящность подхода и потрясающее сходство девушки с совой. Ей бы очки с жёлтыми стёклами!

Их повели по цехам. Говорливая детвора таскалась за ними, как привязанная: жилые, игровые зоны, столовая и солидная кладовая. Марк Наумович  раздражённо сопел.

— Экскурсия, чёрт возьми.

— Не хмурьтесь, — шепнул ему химик, — Они похвастаться хотят, одобрения ждут.

Доктор смерил того презрительным взглядом и в пику решил общаться  исключительно с «выпускниками».

На самой свободной площадке устроили совет. Марк Наумович поморщился: ни стульев, ни субординации, ни уважения к их состоянию и возрасту.

– Ог`ужие нас есть! Целых тг`и пистолета утащили из полицейского участка. Только мы не можем понять, как оно г`аботает, – сказал белобрысый парень, похожий на большую рыхлую грушу.

Стрелять, шуметь, подставляться? Доктора прошиб холодный пот.

— Это не наш метод, — решительно свернул неприятную тему.

Он быстро запутался в именах, но этого паренька приметил. Богя… Боря, значит!

– Хитиносы успокоились, – подхватила обильно запирсингованная девушка.

— Хитиносы?

– Мы их так прозвали, — пояснила та.

Владимир Иванович одобрительно хохотнул.

– Складно. Надеюсь, выходцев из Латинской Америки здесь нет?

«Выпускники»  и подростки шутки не оценили. Впрочем, Киплинга они тоже не читали. Знаменитая фраза Маугли про одну кровь и известие об одинаковом резусе оставила их равнодушными.

Вместо того чтобы отвлекаться на лирику и лицезреть сконфуженного химика,  Марк Наумович попытался сосчитать кольца только в одном ухе девушки и, дойдя до восемнадцати, бросил. Ужас!

Слово взяли подростки из театральной студии.

– Да, вы правы, вот, – пропищала пигалица от силы одиннадцати лет, – через две-три недели все неразумные позвоночные застынут, поэтому нужно срочно что-то делать. Вот!

– Хитиносы кучкуются на асфальтобетонном заводе, – жуя чипсы, лениво изрёк толстый мальчик, – и совершенно безоружны.

— Это вопрос спорный, — заметил химик и опасливо ткнул пальцем вверх.

— Больше месяца прошло, — беспечно отмахнулся толстяк. – Если бы они что-то узнали о резусах, давно уже превратили нас в неразумных.

— Логично, — признал Владимир Иванович.

Марк Наумович злился и сатанел от обилия информации, но сразу смекнул, что сейчас творится новейшая история, которая войдёт в учебники.

– Надо дать им всем по молде! – дёрнув его за рукав, потребовала малявка с криво повязанным бантом.

Доктор, выполняя данное себе обещание общаться лишь с «выпускниками», попытался высокомерно изобразить памятник.

— Ба-ба-ба, — внезапно раздалось снизу.

Марк Наумович подскочил от страха, но это оказался увлечённо игравшийся шнурками его туфель карапуз. С величайшей осторожностью перешагнув через него, он спрятался за широкой спиной молотобойца.

— Стой, где стоишь, — прошипел ему и облегчённо вытер пот. Увы, рано.

— Дядя, ты похоз на забу, —  держа в руках рисунок, уверенно заявил малыш в испачканной вареньем рубашке.

— Что, что он сказал? – всполошился Марк Наумович.

— Непонятно, — дипломатично ответил Боря.

Мальца срочно забрала на перевоспитание Аглая Кирилловна. Доктор посмотрел ей вслед и кивнул. Отрабатывает, стриптизёрша, прежние грешки!

Прежде чем выбросить рисунок в гору фантиков он мельком на него взглянул. Ну, мазилка, опять взялся за старое, сволочь! Когда только успел? Впрочем, удар пришёлся мимо. Окучивать мелюзгу Марк Наумович не намеревался.

— Детям давно пора спать, — тонко намекнул он.

— Ага, попробуйте их уложить, — огрызнулась девушка с пирсингом.

Совет продолжился.

– Кстати, что вы ещё знаете о пришельцах? – чтобы выудить  у наивной молодёжи больше информации Марк Наумович воспользовался особым доверительным тоном, которым врачи общаются со смертельно больными, а прорабы утверждают завышенную смету.

– Мало, – вздохнул белобрысый Боря. – Как выг`убили интег`нет, сидим беспомощными котятами. Пытаемся что-то пг`идумать, только получается сквег`но. Единственное, что мы смогли – это наладить генг`аторы и подключить холодильники. Но для чего-то серьёзного нам ума, опыта, сообг`азительности и советов не хватает. До сих пог`.

— Самокритично для детей гаджетов и высоких технологий, — оценив подачу, улыбнулся он,  — Это хор…

Но тут его беспардонно прервали. Настал звёздный час химика. Тот принялся расхваливать растворитель. Мало того, вытащил  из кармана и показал всем прожжённый насквозь кусок хитина пришельцев. Подложил-таки свинью! С козырной карты пошёл. Выставил меня шлемазлом, гад!

Потея и ревниво маясь, Марк Наумович одёрнул молотобойца, собиравшегося в излюбленной манере выразить своё отношение к происходящему.

– Рот закрой и дыши носом! – приказал ему.

От перемещений детворы кружилась голова. От галдежа закладывало уши. От примитивных игр подташнивало. Шелест фантиков под ногами навевал осеннюю хандру.

— Балласт. А я, наивный, беспокоился о своём приданом, — стоически вздохнул Марк Наумович.

Вокруг него постоянно крутился, мельтешил малыш с пластмассовым пистолетом стреляющим водяными струйками. И точно так же в воспалённом мозгу доктора вертелась и ускользала мысль. На секунду зажмурившись, он сосредоточился и… придумал способ  уничтожения  хитиносов. Впервые в жизни вожделенная удача упала в руки без позднего зажигания и нудного домысливания. Перебив Владимира Ивановича, он живо принялся поднимать собственное реноме.

К полуночи план был составлен, но неожиданно Марк Наумович всполошился.

– У нас же всех отрицательный резус-фактор! – воскликнул он. – Боюсь, в будущем, могут случиться проблемы. Носители сходного…

– А с чего вы взяли, что мы одни? – невежливо перебила его девушка-сова. – К нам уже приходили делегации из пригорода. Там неразумных полно, но хитиносов нет. А в дальних деревнях вообще все живы. Оказывается, эти гады облучали лишь города.

– Хм, – встрепенулся доктор. – Почему же селяне не вызвались помочь?

— Боятся накликать беду, — пожала плечами девчушка, — У них-то всё нормально. А вот если мы дадим бой хитиносам, то обещали подключиться. Даже подтянулись ближе к городу.

Марк Наумович призадумался. Война с пришельцами из гипотетической грозила вылиться в настоящую. Страшновато. Может, и самому двинуть в деревню какую-нибудь? Пересидеть, переждать…

Мысль конечно соблазнительная, но пришлось от неё отказаться. Знавал он селян. Приезжали на приём в больницу. Прижимистые, себе на уме, дающие взятки не кошерными продуктами. Таких возглавить невозможно. Скорее сам превратишься в крестьянина, и спину надорвёшь, сажая ботву и выгуливая кроликов. Нет, надо оставаться и добывать славу здесь и сейчас.

— Ага, как же, наверняка мародёрствовать готовятся, — «включив» градоначальника,  убеждённо произнёс.

Сам он, если что-то пойдёт не так и придётся бежать, предусмотрительно сделал запас. Набрал всего понемножку: золото, драгоценности, валюту, рубли, антиквариат. Скатал и уложил в интеллигентный тубус несколько самых аляповатых картин из местного музея. Рюкзачок, килограммов на тридцать лежал в надёжном месте. Бесталанным нужно заботиться о себе самим.

Совет шёл своим чередом.

– Нам их никогда не понять, – философски предположила девушка с пирсингом. – Может, пришельцы не умеют или не хотят разговаривать с нами?

– Полагаю, им всё г`авно, – кивнул белобрысый. – Забег`ут то, в чём нуждаются, и улетят. И впг`едь будут использовать нашу планету как г`есуг`сную базу.

– Надо наказать засланцев! – снова воинственно потребовала малявка с криво повязанным бантом.

Молотобоец напрягся. Дважды.

— Это не ругательства! – предупредил Марк Наумович, и от греха подальше отослал косноязычного болвана считать чаны со спиртным. Зная таланты работяги, он был убеждён, что тот потратит на это уйму времени и наверняка напортачит.

Увы, от химика избавиться теперь не было никакой возможности. Прилип как банный лист со своим растворителем и самим хитином, гадина!

Впрочем, Марк Наумович уже составил мнение о присутствующих и расслабился. Не конкуренты. Детворе привычно хотелось переложить ответственность на взрослых.

Но, как оказалось, испытания ещё не закончены.

Пятая «выпускница» — девушка с длинными, до пояса волосами тёрлась рядом, помалкивала, томно вздыхала и бросала на него странные взгляды.

— Да она ж мне глазки строит?! – испуганно прошептал доктор и отошёл от неё подальше. Несовершеннолетние поклонницы ему были ни к чему.

Вздохнув, он вспомнил  уютное кресло кабинета градоначальника, столбы пыли в лучах солнца, покой и мелкие дрязги… Э-эх!

Заревел какой-то малыш. Раздался звонкий шлепок и увещевание. Марк Наумович поморщился. Совет продолжился.

– Скорее всего, они действуют по своей методике, а может, плохо изучили нас, – невозмутимо высказался толстый мальчик.

– Не похожи хитиносы на колонизаторов, – призналась девушка-сова. – Скорее напоминают жестоких грабителей.

— А, может, всё проще?! – взял слово парень в косухе. – Им нужен асфальт. И чтоб никто не мешал, они просто расчистили место. В любом городе такое производство имеется. Деревни же остались нетронутыми.

— Это ты развил мысль? – ревниво уточнил Марк Наумович.

— Да.

— Одобряю!

Состава асфальтобетонной смеси, как и способов применения, кроме очевидных, детвора не знала. Взрослые тоже. Аналогично обстояло дело и с числом захватчиков.

— Я бы ещё оставил такой вариант, — не унимался парень в косухе. – Распылив средство, они попросту успокоились. Устранили препятствие, и теперь берут, сколько влезет асфальта, забесплатно!

Доктор скривился как от зубной боли. Зачем он похвалил этого театрала? Наверняка сопливый аналитик красуется перед девушками. И вообще, пора срочно тащить инициативу на себя. Боря же сам сказал, что они нуждаются в надёжном плече и мудром руководстве. Следовательно, в нём!

Главное — возглавить начинание, какое бы оно ни было. Кого обвинить, в случае провала, он прекрасно знает. Сейчас творится летопись славных дел и появился отличный шанс крупными буквами вписать в неё своё имя! Правда, помогать ему в этом будут девица с пирсингом, зануда-театрал в коже, крашеная сова, бесполезная воздыхательница и картавый самоед Боря. Неужели все носители отрицательного резуса такие… особенные? Впрочем, сейчас с союзниками туго, поэтому перебирать не стоит.

К нему вернулось бодрое расположение духа, и он отметил это стремительной сменой маски, превратившись в добродушного дядюшку. Благо и малыши начали засыпать на ходу. Вскоре в зале остались самые крепкие и самые взрослые.

– Итак, голубчики, резюмируем. Значит, мы перетаскиваем сюда всю химию с завода, пистолетики из детских магазинов, готовим раствор, зовём в помощь жителей посёлков и потихоньку начинаем истреблять хитиносов.

Доктор решил серьёзно поговорить  с селянами и задавить мародёрство на корню. Пусть знают, что у города есть защитник.

— Можно взять садовые опрыскиватели, — неожиданно влез химик, — Они большие…

— Это дело я как раз и планировал предложить вам, милейший, — не моргнув глазом, подхватил доктор, — Тяжёлая артиллерия – отличное подспорье в священной войне с хитиносами. А когда сюда забредёт водитель грузовика, то и пожарную машину наладим.

Владимир Иванович ошеломлённо захлопал глазами.

— Всех, кто старше двенадцати лет и желает поучаствовать в священной битве, ребята из театральной студии обучат движениям зомби. Прошу записываться, — добавил Марк Наумович.

— Г`азумно, – одобрил Боря.

—  А что делать с их кораблями? – деловито уточнил неугомонный парень в косухе.

– Доберёмся и до них, – беспечно отозвался химик. – Лиха беда начало!

Молодёжь одобрительно загудела, а доктор невольно поймал себя на неприятной мысли. А стоило ли вообще объявлять войну этому простаку,  Владимиру Ивановичу? Сколько он ни вызывал его на сражение, тот всегда уклонялся. Вот незадача. Но деваться уже некуда. Конкурент просто необходим. Для тонуса.

– Заранее предупреждаю – придётся пить! – с неискренней заботой заявил он. —  И часто. А у вас печень шалит.

– Ничего, потерплю, – отмахнулся тот. – Танцами мне уже поздно заниматься, а значит, придётся пить, чтобы победить.

— Хорошо сказано, — оценил парень в косухе.

Любые проявления лидерства следовало давить в зародыше. Подняв руку, доктор мучительно подбирал слова для достойной отповеди, и тут его озарило во второй раз. Триумфально глянув на химика, он провозгласил:

– Наше движение сопротивления должно иметь название. И я придумал. Отныне мы – братья по резусу!

Судя по аплодисментам и уханью девушки-совы, он однозначно  вписал своё имя в историю.

У Марка Наумовича словно выросли крылья, но нужно было соблюсти одну  важную формальность.

— И если вы так хотите, то я готов его возглавить, — скромно произнёс он.

Возражений не последовало.

— Теперь спать, утром нас ждут великие дела!

Всех как ветром сдуло. Доктор остался в одиночестве и раздухарившись, принялся строить планы на будущее.

С выпивкой он решил полностью завязать. Умные мысли и свежие идеи, как оказалось, приходят лишь на холодную голову. А впереди ещё много славных дел!

Но даже в эйфории Марк Наумович ситуацию оценивал трезво. Вина на пришельцах запредельная, но грех на душу он брать не собирался. Воинство слишком невелико числом и возрастом, чтобы им рисковать, поэтому война будет партизанской. И оформить её можно как игру. Молодёжь такую подачу оценит: прятки, пистолетики, весело. На всё про всё у них всего две-три недели, пока не свалится последний зомби. Но за это время нужно вынудить трусливых селян вступить в боевые действия.

– Первым делом изолируюсь от мелюзги. Мазилку заставлю нарисовать эмблему движения. Крепкое рукопожатие меня и Бори, как сцепка молодости и опыта! И вообще пусть вместо противных карикатур теперь занимается наглядной агитацией. Молотобойца назначу своим заместителем. Он пока не так часто разевал рот, и на его фоне я буду выглядеть просто блистательно. А химика измордую заданиями и придирками, – душевно промурлыкал доктор, округло потирая руки и выискивая взглядом Аглаю Кирилловну. – Теперь нужно срочно застенографировать первое собрание и написать декрет о взятии братьями по резусу власти в городе. Пока не набежали другие взрослые претенденты с амбициями. А набегут — я им препятствие устрою. Приём на конкурсной основе! Вот так.

Никто не сковырнёт меня теперь, никто!

3
Войдите или зарегистрируйтесь с помощью: 
10 Комментарий
старее
новее
Inline Feedbacks
Посмотреть все комментарии

Текущие конкурсы

"КОНЕЦ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА"

Дни
Часы
Минуты
Прием работ завершен! Огромное спасибо за ваше внимание к нашему конкурсу. Все принятые рассказы опубликованы. Проходит этап читательского голосования.

Последние новости конкурсов

Последние комментарии

Больше комментариев доступно в расширенном списке

Последние сообщения форума

  • Евгений Авербух в теме Вести с полей
    2020-09-21 18:29:14
    Змей сказал(а) Смертельная битва выкосила ряды марсианской армии! И вновь как никогда актуален вопрос — Есть ли жизнь…
  • Змей в теме Вести с полей
    2020-09-21 17:51:55
    Смертельная битва выкосила ряды марсианской армии! И вновь как никогда актуален вопрос — Есть ли жизнь на Марсе?!
  • Nornochka в теме Вести с полей
    2020-09-21 17:10:18
    Господа коллеги, вот не участвую в этом конкурсе, но так за вас переживаю… Ваш мандраж передаётся, знаете ли 😁 всем…
  • Весёлая в теме Вести с полей
    2020-09-21 17:08:38
    Кстати, ветка рекомендаций на форуме засохла совсем, я смотрю? Делитесь, у кого какие фавориты уже нарисовались?
  • Артём Скакунов в теме Вести с полей
    2020-09-21 16:57:13
    Cayman сказал(а) Жду новостей на сайте, гипнотизирую монитор, а тут последний комментарий на рассказе Передозировка….

случайные рассказы конкурса «Конец человечества»

Поддержать портал

Отправить донат можно через форму на этой странице. Все меценаты попадают на страницу с благодарностями

Авторизация
*
*
Войдите или зарегистрируйтесь с помощью: 
Генерация пароля