Рождественское волшебство


Это случилось под самое Рождество. Я узнала правду.

Мы переехали в новый дом. Мы – это я, папа и наш домашний питомец кот Мурзик. Переехали загород, причём так быстро, что моя любимая игрушка – белый мишка со снежинкой на груди, — бесследно исчезла, не оставив даже малейшего намёка на своё присутствие. Я плакала. Рыдала навзрыд, ведь этот мишка был со мной с самого рождения, но ещё важнее было то, что его мне подарила мама перед тем, как её не стало. Можно сказать, как бы ненормально это не звучало, эта игрушка в какой-то степени заменила мне маму. Её утрата оказалась для меня огромным горем и непередаваемой болью, папа же отказался помочь мне найти Тучку (именно так звали моего любимца), ссылаясь на то, что ему некогда заниматься пустяковыми делами.

— Прости меня, что кричала на тебя. – Плакала я ещё сильнее, вспоминая, как за несколько дней до переезда отругала своего мишку за то, что он, упав со стола, зацепил собой ёлочную игрушку, которая впоследствии разбилась. Если бы Тучка нашёлся, я бы непременно попросила у него прощение.

Новый дом оказался старинным двухэтажным особняком, подстать тем, в которых обязательно должны быть привидения. Остроконечные пики двух полукруглых конструкций, расположенных по бокам от основного строения – дома из красного кирпича с открытым балконом, — сказочно походили на башни самого настоящего средневекового замка. Узкие, но длинные окна напоминали бойницы, из которых хотелось не стрелять и обороняться, а, наоборот, пускать большие мыльные пузыри.

Комната, которую мне определил папа, оказалась просторной и, на удивление, уютной. Быстро «раскидав» вещи по потрескавшимся от времени шкафам и полкам, я отправилась осматривать дом. Особенно меня заворожил чердак, его темнота и таинственность, которая, я уверена, в нём присутствовала. Толстый слой пыли лежал повсюду: и на старом коричневом комоде, и на раскладной кровати, и дощатом полу, — только маленькое круглое окошко под самой крышей оставалось сияющим и блестящим благодаря солнечному свету, играющему на волшебных узорах на его поверхности.

— Видно сюда давно никто не заходил, — подытожила я, и покинула чердак, несмотря на неудовлетворённое чувство любопытства и жгучего интереса.

Следующим помещением, очаровавшим меня, стала библиотека. Как и моя комната, она оказалась большой и просторной. Книги, старинные и совсем новые, располагались на своеобразных полках-клетках вдоль стен в два этажа, у одной из стен стояла передвижная треугольная лестница, с которой можно было дотянуться до любой даже самой отдалённой книжки. Подняв голову кверху, я почувствовала, как закружилась голова. Закружилась приятно и умиротворяюще.

В противоположном от входной двери углу библиотеки стояло искусственное деревце, корнями уходящее в пол, и при недостаточном освещении можно было подумать, что оно растёт прямо из-под него. На одной из веток сидела огромных размеров сова, конечно же, ненастоящая. Её большущие глаза, казалось, видели всё вокруг. Я подошла к ней. От одной мысли, что хищная птица, вдруг оказавшись живой, взмахнёт сейчас крыльями, поднявшись к потолку, мурашки побежали по всему телу. Тем не менее, осмелившись, я решила погладить сову по прижатому крылу, но, только притронувшись к нему, внезапно ощутила, что ветка, на которой сидел грозный хищник, опустилась вниз, словно рычаг, издав негромкий щелчок. Вслед за этим тотчас же позади стоящие полки-клетки с книгами в красном переплёте с шумом разъехались в разные стороны, и я увидела красно-бурого цвета дверь высотой с мой рост. Она была приоткрыта. Повинуясь неведомому чувству, я открыла дверь шире и шагнула за неё. Страха не было совсем. Было, наоборот, ощущение какого-то неземного спокойствия и безмятежности, точно я оказалась… дома. Да, именно дома. На душе стало так тепло и уютно, что я заплакала. Последний раз я плакала так очень давно, когда находилась в объятиях мамы. Налетевшие в сию секунду воспоминания заставили меня опуститься на колени, закрыть лицо руками и заплакать ещё сильнее.

Открыв лицо, я обнаружила, что нахожусь посреди небольшой комнаты с яркими мерцающими огоньками серебристого цвета, напомнившими мне удивительных насекомых – светляков, за которыми когда-то очень давно я могла наблюдать часами, заворожённая их фантастической красотой и магическим сиянием. Окон не было, но свет будто исходил от самих стен этого необычного помещения.

Поодаль я заметила ёлочку. Главная виновница новогодних торжеств стояла необыкновенно нарядной, своей красотой готовая поразить любого взрослого, не говоря уже про детей. Самые диковинные и даже странные игрушки светились всеми цветами радуги, отчего на сердце становилось особенно благостно и хотелось совершить что-то очень доброе и нежное, такое, что привнесёт в этот мир немного сказочного волшебства. Красная звезда на самой макушке живого деревца была обрамлена голубоватым свечением, от которого слабыми вибрациями исходила тихая спокойная мелодия до боли мне знакомая. Именно её напевала мне мама, когда укладывала меня спать.

Под ёлочкой я обнаружила фотографии, сделанные, судя по их внешнему виду, достаточно давно. Там были изображены мужчина и женщина. При виде их лиц внутри меня что-то с грохотом перевернулось. Они показались мне знакомыми, но я их не знала. Рядом лежала ещё одна фотография. На ней была изображена маленькая девочка отроду не больше месяца. Странно, или быть может мне показалось, но девочка была очень похожа на меня.

— Словно это… — Шорох за ёлочкой не дал мне закончить мысль. Наклонившись, я не поверила своим глазам – ожидая увидеть всё что угодно, я никак не ожидала увидеть свою любимую игрушку. Более того, мой мишка оказался живым!

— Тучка, Тучка! — я прижала некогда плюшевого, а теперь ожившего зверька к себе. – Прости меня!

Медвежонок со снежинкой на груди посмотрел на меня. Только сейчас я заметила, что у моего мишки глаза тёмно-зелёного цвета.

— Это твои родители, — сообщил мне Тучка, указывая на ту фотографию, на которой были изображены мужчина и женщина. — Твои настоящие родители. Они ищут тебя. А ребёнок на детском снимке – это ты.

Я смотрела на героя детского мультипликационного сериала и не могла поверить в происходящее. Мне казалось, что я нахожусь в самой настоящей заколдованной сказке, где животные оживают, разговаривают, чудеса случаются, а родные люди не расстаются.

— Разве такое может быть?!

И тогда он показал мне: я увидела сильный пожар, в больнице, в родильном отделении. Увидела женщину с фотографии, как она рожает. Мужчину, стоящего рядом. Ребёнка, который родился… Невероятно, но этим ребёнком оказалась я! Перед моим взором вновь предстала картина огня, слёзы ручьём потекли из моих глаз. Появилась женщина. Судя по белому халату и медицинской маске на её лице, это была акушерка. Она взяла малышку на руки, накрыв её лёгким розовым одеялком, и… Я узнала эти глаза, я узнала бы их из тысячи!.. Это были глаза моей мамы, которой не стало, когда я была ещё совсем маленькой.

В следующую секунду момент сильного задымления детской комнаты с последующим обрушением в ней потолка возник в моём сознании яркой и очень красочной зарисовкой, вызвав в душе шквал самых разных отрицательных эмоций, начиная от обычного страха и заканчивая чувствами вселенского горя и бесконечной трагедии. В ту же секунду я поняла: моя ненастоящая мама спасла мне жизнь.

Дальше произошло то, что никогда не уложится в моей голове — женщина, которую я считала своей мамой, спрятала меня от моих настоящих родителей! Я отчётливо видела слёзы на её глазах, я чувствовала настоящую бурю эмоций в её душе, я ощущала, как моё сердце разрывается в такт с её сердцем, но как бы разум не сопротивлялся отчаянному желанию женщины, будучи не имеющей возможности иметь собственных детей, она не может более оказывать сопротивление, не может более быть одинокой и несчастной, решается на самоубийственный поступок присвоить чужого ребёнка себе.

— Твои родители искали тебя очень долго, — продолжил свою речь медвежонок, — они не сдавались несмотря ни на что, потому что очень любили тебя, да и сейчас продолжают любить тебя не меньше. Та женщина, что решила забрать тебя и растить как родную, тоже тебя любила. Но при разговоре с твоими родителями она солгала.

В то время как Тучка говорил мне всё это, я словно провалилась в другое измерение, уже не отображая, где правда, а где вымысел, где сон, а где явь. Вся моя жизнь в один миг показалась мне обманом, а те несколько мгновений в больнице – настоящими, подлинными, которыми я и жила. Голова закружилась, я готова была потерять сознание и упасть в обморок, как вдруг кругом всё изменилось. Я оказалась перед домом. В руках моих лежала любимая игрушка — белый мишка со снежинкой на груди, только он стал опять плюшевым, — а на крыльце дома стояли мои настоящие родители. Они улыбались. Позади них, как теперь мне стало известно, стоял мой приёмный папа. Посмотрев на меня, он молча удалился.

Женщина спустилась по ступенькам, подошла ко мне и нежно обняла меня. Чувство это было настолько сильным, что я не удержалась и заплакала. С крыльца спустился мужчина. Он также обнял меня.

— Наконец-то мы нашли тебя, — сквозь слёзы тихо промолвил он, и обнял меня ещё крепче.

Вечером я узнала, что этот сказочный дом принадлежит им, и мой приёмный папа его вовсе не покупал — мои настоящие родители нашли меня три месяца назад, но чтоб ускорить процесс возвращения меня в родную семью, обойдя стороной бумажную волокиту, они смогли договориться с моим отчимом по исправлению допущенной когда-то его женой ошибки и, тем самым, заглаживанию их вины. Надо сказать, мой неродной отец не очень-то сильно этому сопротивлялся. Мне было обидно, но я понимала, что по-настоящему он никогда меня не любил. Особенно с тех пор, когда не стало мамы.

— Мы нашли тебя по фотоснимку… по твоей любимой игрушке, вот этому плюшевому мишке, — указала женщина на Тучку, — это я подарила его тебе, ещё до твоего рождения. Ты, конечно, не помнишь, но именно он помог нам узнать тебя и признать в тебе нашу пропавшую дочь. Своего рода, он стал твоим ангелом-хранителем.

Я сильнее прижала медвежонка к себе.

— Боже, какое же это счастье найти тебя после стольких многолетних усилий! – не удержалась вдруг женщина и расплакалась, обняв меня. Одна из её слёз упала мишке на лоб, и я заметила на лице Тучки улыбку, свойственную тем, кто действительно искренне рад совершенному добру, особенно если это добро совершается в канун Рождества.


(Запись просмотрена 47 раз(а), из них 1 сегодня)
0

Автор публикации

не в сети 4 месяца

denis.kenzin-balandin

25
Сотрудник МЧС России, а в душе - писатель и поэт.
flagРоссия. Город: Екатеринбург
Комментарии: 0Публикации: 1Регистрация: 29-01-2020

ТСДР (участник)

Достижение получено 08.04.2020

Рейтинг: 25

Титул: Конкурсант

Вы нашли в себе силы написать новое произведение и прислать его нам на конкурс. Разве это не достойно похвалы?

достижение выдается всем участникам конкурса "Темные светлые духи Рождества"
Понравился материал? Поделись им с друзьями

3
Оставить комментарий

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
Войдите или зарегистрируйтесь с помощью: 
3 Цепочка комментария
0 Ответы по цепочке
0 Последователи
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
3 Авторы комментариев
ВесёлаяМихаил ПомельниковЛирэль Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
Уведомление о
Лирэль
Автор

Не логично. Найти ребенка по подаренной ему до его рождения игрушке. Акушерка как-то смогла взять игрушку? Ребенок запомнил это, едва появившись на свет? Фотография сделана фотошопом? Ее как раз не могло быть, коли ребенка отняли у родителей едва он появился на свет. Попытка хороша, но практиковаться еще очень много нужно.
Удачи в начинаниях!

Михаил Помельников
Автор

Вот никогда не понимал логичности подобных сюжетов. Семья — это не те, кто родил, а те, кто вырастил. Думаю, со мной могут многие согласиться. Настоящие родители для этой девочки — абсолютно чужие люди. У нее не может быть к ним никакой эмоциональной привязанности. Собственно, отчасти это правило работает и в обратную сторону. И ладно там родители счастливы, что отыскали дитя, но девчонка-то чему радуется? Она лишь без пяти минут узнала, что была приемной. В сюжете много неточностей и нелогичностей, которые коротко уже перечислила Лирэль, я полностью поддерживаю ее слова. А вообще, если на чистоту, сюжет, как по мне, высосан из… Подробнее »

Весёлая
Автор

Наивная и детская история. Первые шаги на писательском поприще, автор?) Тучка из Ми-ми-мишек мне тоже нравится, кстати)
Совет: когда придумываете историю, в ней главным должен быть герой, то есть его действия должны влиять на сюжет, и сам герой должен меняться, преодолевать обстоятельства, двигать историю. А что ваша героиня делает такого, чтоб история развивалась? Открывает дверь и только? Этого мало. Всё сделали за неё и до неё.
Про логику вам хорошо написал Миша.
Успехов вам, автор, и дальнейшего творческого развития)

Отсчет времени

Прием работ на конкурс "Огненные элементы" заканчивается06.07.2020
40 дней осталось.

Отсчет времени

Прием работ на конкурс "Конец человечества" заканчивается31.08.2020
3 месяца осталось.

Больше комментариев доступно в расширенном списке

Случайный рассказ последнего конкурса

Память

Память

Возможно ли после трагедии поверить в чудо на Рождество? Одному мальчику предстоит это узнать …
Читать Далее

Случайное произведение из библиотеки

Таминко

Таминко

Что предпринять, если ты случайно подслушала разговор о готовящемся убийстве? Разумеется, предупредить. А уж что из этого выйдет …
Читать Далее

Рубрики

Поддержать портал

Авторизация
*
*
Войдите или зарегистрируйтесь с помощью: 
Генерация пароля