Чёртик


За окном грохнул салют, расцветая в гигантский шар, похожий на созревшую луковую стрелку, и рассыпался мелкими искрами.

Не успевший выпасть серый городской снег уже стаивал, смешиваясь с асфальтом и моросящей жижей. Ничего общего с гоголевской «Ночью перед рождеством», и хорошо, что на работу ещё только через несколько дней.

Можно было бы постепенно готовиться войти в бешеный темп банковской работы: прибраться после Нового года, сходить в магазин или в гости, начать готовить самой, а не заказывать доставку на дом с несчастными промокшими курьерами… но ужас до чего всё это было лень. Тем более Костю заслали в командировку, и стараться было не перед кем.

Единственным героическим усилием Настя заставила себя принять ванную. Зажгла свечи и расставила их на раковине и под зеркалом, кинула в воду ароматную лавандовую бомбочку, натёрлась скрабами, намазалась масками, и теперь блаженно отмокала в остывающей воде.

Длинные волосы змеями скользили по плечам, чистые до скрипа. Настя потянулась к мобильнику, сфотографировалась и принялась колдовать над фото в редакторе. Через пятнадцать минут опытных манипуляций оно ушло Косте. Может, оценит. А может, и нет, кто его знает. Он был добрый и надёжный, но выражать эмоции совершенно не умел. Вот и поди пойми, как он на самом деле к ней относится.

В воде стало зябко. Девушка со вздохом выбралась и закуталась в огромный махровый халат. Костин. В нём было теплее. Телевизор смотреть осточертело, лазить по Интернету тем более, читать нечего. Ночь перед Рождеством хотелось провести как-то по-особенному. Не ложиться же спать, в самом деле. Да и режим уже сбился, не заснуть.

Настя присела за письменный стол у окна и, подперев руками подбородок, уставилась в темноту. Даже представлять противно, как там сыро и промозгло.

Рука сама собой вытянула чистый лист из принтера. Карандашные линии складывались в орнамент, не зря в детстве родители приучали к рукоделию. А может, и зря, дизайнером стать так и не вышло. Зато пришить пуговицу никогда не было проблемой. Или, например, заштопать порвавшийся карман халата.

Девушка достала из ящика швейную шкатулку и хотела уже снять халат и заняться карманом, но в голове тут же возникла картинка. Приезжает Костя, идёт в душ, надевает халат и… ничего не говорит. Потому что не заметил. И придётся самой: «Я тебе карман зашила!», а в ответ получить дежурное спасибо… не то это, не то.

Да ну его с его карманом.

Иголка зависла над листом, раскачиваясь на нитке и отбрасывая нечёткую тень. Настя хихикнула. В голову пришла идея.

Выключив свет, она зажгла лампу, вытащила новый лист и нарисовала круг, по краям написала буквы, цифры, ДА, НЕТ. В центре изобразила чёртика с большим пупком, ткнула в него кончиком иголки и приподняла нитку, чтобы падала тень. Навела камеру и сделала пару снимков. Получилось так себе.

Порывшись в шкафу, девушка вытащила оставшиеся с подросткового бунта артефакты: шкатулку-гробик с восседающей вампиршей, подвеску в виде лошадиного черепа. Чёрные витые свечи нашлись в новогодних подарках. Вот теперь фото выглядело антуражно.

А может, сторис?

Настя поправила покачивающуюся иголку и, держа второй рукой телефон, пафосно произнесла:

— Здесь кто-нибудь есть?

Иголка качнулась, и на ДА упала тонкая тень. Экран треснул и погас.

 

Настя застыла, покрывшись испариной под тёплым халатом. По босым ногам протянуло сквозняком.

Но ничего не происходило, и сердце успокоилось.

Телефон было жалко. Положив иголку, девушка попробовала его перезагрузить, но, похоже, сломался не экран, а сам смартфон. А там все контакты. И пароли ещё придётся восстанавливать!

Повернувшись, она раздражённо кинула бесполезный аппарат на диван, чуть не попав в…

— Ну, здравствуй, — сказал незнакомец.

 

 

— Вы кто? — прошептала Настя, хотя и так было понятно, КТО.

До ноздрей запоздало донёсся запах горелых спичек. Свечные огоньки плясали синим. Усталый незнакомец, одетый только в тёмные штаны, совсем не волосатый, без рогов и копыт, сидел на диване, пачкая светлую обивку сажей. На руках и груди виднелись порезы не порезы, царапины не царапины, и светились красным, будто под кожей полыхала лава.

— Как… как?

— Ну, ты же вызывала чёртика, — кивнул он на круг с буквами, в центре которого стоймя стояла иголка. — Вот я и пришёл.

— Так чёртика же, — жалко повторила девушка. — Чтобы на вопросы отвечал. Как в детстве.

— Так вот он и я, — глаза незнакомца иронично блеснули красным, в лице проснулся интерес. — Только теперь по-взрослому.

Помочь было некому. Чёрт сидел на диване, простой и реальный, вовсе не страшный… даже наоборот. Прямо как в кино: высокий, мускулистый, с сильными красивыми руками и длинными пальцами, правильными чертами умного лица. Вертикальные зрачки вдоль красных радужек совершенно его не портили, как и чёрная сетчатая россыпь вокруг глаз, будто от невыносимого жара треснула кожа.

— Да ты не бойся, — понял он. — Я тебе ничего не сделаю. Праздник же. Рождество Христово.

— А ты… меня не убьёшь?

— Зачем? За душу тоже не беспокойся. На самом деле, ты её не можешь продать. Она же ведь не твоя.

— А чья? — живо переспросила Настя.

Чёрт дёрнул бровями и многозначительно показал пальцем наверх, сквозь потолок.

— Ты же вопросы задавать хотела? Спрашивай, отвечу. Я много знаю. И в прошлом, и в будущем.

— Ну, вообще я просто хотела фотку…

Девушка смущённо замолчала, разглядывая гостя. Страх ушёл совсем, уступив место опасливому любопытству. Он, в свою очередь, с интересом разглядывал её. И, казалось, понимал без слов.

— Вы же искушаете людей?

— Да нет, конечно, — вздохнул чёрт. — Нельзя никого искусить или спасти. Вы сами всё делаете. Можно только подтолкнуть… или удержать. Не бойся. Я уйду, как пропоют первые петухи. Можно я тут просто посижу? Я так страшно устал…

Только сейчас Насте бросилась в глаза испарина у него на лбу. Осмелев, она дотронулась до плеча, вопреки ожиданию мокрого и холодного.

— Холодно, — виновато подтвердил чёрт, поводя плечами.

Наверное. В Аду-то куда пожарче.

— Сейчас, — засуетилась хозяйка, лихорадочно вспоминая, где лежит Костина толстовка, но чёрт легко коснулся её запястья и потянул к себе:

— Не надо. Не уходи. Редко когда так получается… просто поговорить.

Настя нерешительно присела рядом, касаясь бедром горячего бедра. Подвинуться было совершенно некуда.

— Мы гуляем в эту ночь. Последнюю. Вся нечисть. С рассветом отправимся в Ад. А так хотелось бы тоже… приветствовать Его рожденье.

— Почему? Разве вы не… не на другой стороне?

— Когда-то были на одной. Я ещё помню.

— Я думала, черти совсем по-другому выглядят.

— Это как это? — хмыкнул гость. — Шерстяные, с копытами, рогами и пятаком? Так это всё церковники придумали. Чтобы людей ото зла отвращать.

— А какой твой настоящий облик?

— Так вот этот и настоящий. — Чёрт недоумённо вытянул руки, разглядывая себя. — Вот такой вот я и есть. Сейчас, конечно, не то что был тогда… до Падения. Мы же все были ангелы. И крылья у меня были. Теперь нет. Крылья остались тем, кто в Небесах.

Слова явно дались ему с болью. Настя, не заметив, сильно сжала его руку.

— Ты жалеешь?

— Нет! — Чёрт со злостью резко выдернул ладонь и вскочил. — Нет! — повторил он, расхаживая по ковру и оставляя палёные следы. — Отец создал вас… и возлюбил вас больше… а мы не смогли. Да вы ведь и сами себя ненавидите! Вы же тоже видите, какие вы слабые, ничтожные, мелочные… твари! Мы не предавали его! Никто из нас! Мы просто не смогли вас полюбить! Скажи мне! Разве… можно… заставить… полюбить?! Скажи! Как можно… такое заставлять?! — крикнул он, задыхаясь, прорывая наболевшее веками, разъедающее, словно яд.

— Я… я не… прости, — только и смогла выдавить тоже вскочившая Настя, вдруг разом ощутив груз всечеловеческой вины за всех этих ангелов, ставших демонами, потерявших себя и всё, что у них было дорогого: крылья, Небеса… отца.

Чёрт, осёкшись, взглянул на неё, покачал головой и упал обратно на диван, закрыв лицо руками. Его била мелкая дрожь.

Девушка нерешительно подошла и снова коснулась его плеча, обнажённого и беззащитного, мраморно-белого под слоем копоти. Теперь оно пылало.

Чёрт с глухим стоном обхватил её колени, сотрясаясь от беззвучных рыданий. Девушка запустила пальцы в его волосы, всё-таки нащупав под волосами маленькие твёрдые рожки, гладила по голове, а в груди и теле разгоралось что-то жаркое, будоражащее, совсем не похожее на то, что было с Костей, более сильное, более крепкое, вечное, словно адский огонь, и цвета густой крови, полной жизни и смерти.

— Это ты меня прости. — Чёрт поднялся, положив ей руки на плечи, скользя сумасшедшим взглядом по лицу и жарко дыша, глаза у него были сухими. — Я просто… я хочу жить, понимаешь? Любить… я скучаю по братьям. Чтобы они не отворачивались от меня, как от прокажённого… и Отец тоже… я был ангелом… я устал ненавидеть… устал… я… ты понимаешь? Ты же понимаешь. Я же вижу, тебе тоже не хватает любви. Ты даже не представляешь, как тебя любят! Просто по праву рождения! А меня!.. А как же я?

У Насти кружилась голова, и подкашивались ноги. Что она могла ему сказать? Только подарить часть той любви, которой он так отчаянно жаждал, поделиться теплом, а не иссушающим жаром, согревающим, а не сжигающим.

Халат полетел на пол, и её обхватили уверенные руки, полные додревней силы и страсти, а тело испятнали жадные поцелуи, больше похожие на укусы, грозящие назавтра превратиться в синяки…

 

 

Моросящий дождь окончательно смыл склизкий снег, небо постепенно светлело. Под окнами многоэтажки неспешно прогуливалась женщина в длинном дорогом пальто, не обращая внимания на противный стылый холод, заползающий под воротник и рукава.

Запищала дверь с кодовым замком, и из подъезда вышел мужчина, одетый в одни штаны. Утренний холод со страхом отпрянул от разгорячённой кожи, словно светящейся изнутри лавовым огнём.

— Наконец-то, — проворчала женщина. — Успел?

Чёрт остановился, окинул её довольным взглядом и кивнул.

— Конечно.

— И которая это по счёту дура?

— Внизу посчитают, — засмеялся чёрт. — Один и тот же фокус, столько веков, а всё работает. И каждая думает, что не такая. Отличная была идея любовь жалостью подменить. Душу они продавать боятся. Контрактов ждут. Сами не замечают, как отдают.

— Но-но, а кто им романтику зла столько лет подпихивал? Раскаявшиеся демоны, вампирская любовь, оборотни, некроманты? Голоса правды никто уже и не слушает. Даже скучно.

— Приходится извращаться, — кивнул чёрт. — Иной раз прямо говоришь, пришёл тебя искусить, падёшь низко, так им всё равно. Мало таких инквизиция сожгла. Знали бы, на что идут…

— Так ведь знают, — хмыкнула демоница. — И всё равно. Тебе хоть понравилось?

Чёрт расхохотался. Шутка была старой, но никогда не надоедала.

— И вот стоила она таких стараний? — продолжила женщина, тыкая пальцем в Настино окно.

Рама словно окуталась светом, выпуская золотой всполох, и печальный ангел-хранитель взмыл в небеса, навсегда покидая свою подопечную.

— Конечно, не стоила, — подтвердил чёрт. — Совершенно не мой уровень. Но я и не ради неё старался.

К дому подъехало такси, и из него вышел счастливый паренёк с букетом ярко-жёлтых роз с красной каймой. Костя.

— Многоходовочка, — уважительно протянула демоница. — Этого на жалость не проймёшь. Изменой решил подкопать? Предательством? Такое посильнее по вере вдарит.

Еле дождавшись ответа консьержки, Костя взбежал по лестнице, торопясь обрадовать любимую. За ним из такси вышел светлокудрый ангел в белом одеянии, невидимый никому, кроме двоих.

— Что, успел? — хихикнул чёрт, глядя, как светлый брат нервно сжимает кулаки, готовясь разделить человеческую боль. — А гнал-то, гнал. Чуть собаку не задавил.

— Так это не собака была? — спокойно уточнил ангел.

— Гав! — весело оскалилась демоница, высунув длинный красный язык. — И ты на жалость поймался. Ж-а-а-алкий!

— Искусил слабую душу? — Ангел проводил взглядом отъезжающее такси, зная, что Костя сейчас стоит у двери и недоумевает, почему же она не открывается.

— Искусил! — довольно ответил чёрт. — Два часа искушал, еле ушёл! До чего эти ваши людишки до сладострастия прилипчивые. Она меня теперь всю жизнь не забудет. Ждать станет. Я же обещал вернуться. — Демоница фыркнула. — Вон от неё и хранитель сбежал. Всё, нечего там теперь хранить. Что, побежишь спасать падшую душу?

— Не побегу.

— Как это? — опешил чёрт.

— Спасти можно того, кто сам себя спасает, — строго взглянул на него ангел. — А не чуда извне ждёт. Что же не понял разве я, кого на самом деле ты сломать хотел? Не выйдет. Они уже не те, что Отец создал. Они тоже учатся. Стремятся к небу. Пусть вы их запутали, остаются сильные. И мы их храним, а не ведём. Всех не спасти. Мы и не спасаем.

— Как это? — тупо повторил чёрт.

— Так жалость это и не любовь вовсе, — улыбнулся ангел. — Сам же знаешь. Мы теперь тоже поняли. Спасибо, брат.

Чёрт отшатнулся, словно от удара. Ангел удовлетворённо кивнул, прислушиваясь как где-то наверху Настя истерично кричит на ничего не понимающего Костю. Жёлтые розы — эмблема разлуки.

Где-то на грани мироздания закричал первый петух.

 

 


(Запись просмотрена 229 раз(а), из них 1 сегодня)
1,6

Автор публикации

не в сети 1 месяц

Елена Бушаева

294
Любая рецензия больше говорит о рецензенте, чем о предмете рецензии
flagРоссия. Город: Дмитров
Комментарии: 82Публикации: 2Регистрация: 30-09-2019

ТСДР (3 место)

Достижение получено 08.04.2020

Рейтинг: 60

Титул: Победитель

Вы обошли остальных участников и доказали свое литературное мастерство. Поздравляем с победой!

достижение выдается участникам, занявшим 3 место в конкурсе "Темные светлые духи Рождества"

ТСМ (выбор читателей)

Достижение получено 19.12.2019

Рейтинг: 55

Титул: Любимец публики

Может быть вы не получили главный приз, но ваша работа была тепло встречена читателями. Так держать!

достижение выдается за приз зрительских симпатий конкурса "Темная светлая магия"

ТСМ (финалист)

Достижение получено 01.12.2019

Рейтинг: 50

Титул: Финалист

В условиях невообразимой конкуренции вы добрались до финала. Разве это не повод для гордости?

достижение выдается всем финалистам конкурса "Темная светлая магия"

Другие произведения автора:

16

Лучшее чудо ...

Похожие произведения:

0

Просто быть человеком ... Автор: Алена

0

Юный пирокинетик ... Автор: Roma.Newman

0

Город спит спокойно ... Автор: nikolay.hripkov

Понравился материал? Поделись им с друзьями

9
Оставить комментарий

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
Войдите или зарегистрируйтесь с помощью: 
6 Цепочка комментария
3 Ответы по цепочке
0 Последователи
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
6 Авторы комментариев
Михаил ПомельниковЕлена БушаеваСашаОбыкновенныйBonheurВиктория Драгнил Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
Уведомление о
Лирэль
Автор

Салютую! Одназначно «5»! Особо понравилось как мои не самые радужные ожидания в начале, вдруг разбились искрами восторга) Автору удалось на столь коротком буквенном поле развернуть целый мир с его светлыми и темными сущностями. Талант, как говорится, не пропьёшь)) Удачи тебе и пусть Муза всегда полнит вдохновением сердце!

Виктория Драгнил
Автор

Что я могу сказать, браво, автор!) Однозначно рассказ понравился. Ровный, без воды, читалось легко и непринужденно. Когда вот так легко читается, то и прикапываться не хочется. Хоть тема с искушением, ангелами и демонами избитая, но подана вкусно. Я еще читала все эти сопли демонические и думала «Вот стервец, врет же как дышит!» И угадала) За диалоги отдельный плюсик.
Спасибо, автор! Удачи вам)

Виктория Драгнил
Автор

Твердая 5

Bonheur
Автор

Хороший рассказ. Ну, вот можно же классическую тему противостояния добра и зла раскрывать и без драматических заломов, и без пафосных претензий на эпичность. Сюжет нормально прописан, логика повествования не нарушена, читается легко, образы убедительные, финал интересный. Спасибо, автор!

СашаОбыкновенный
Автор

Ну куда же без драматических заломов? Это тогда не добро и зло, это уже жизнь какая-то получается. Но согласен, что драму можно выражать и самыми выдержанными, некрикливыми словами. И здесь автору — уважение и благодарность.

СашаОбыкновенный
Автор

Рассказ очень хорош. Вспомнилось, что бесы (согласно Библии) используют именно правду, чтобы совратить человека — в этом секрет силы их искушений. Лично я поверил черту и был тронут, ведь его слова сильны, они заверены Истиной… «Как можно… такое заставлять…» Ведь прав же, тысячу раз прав! Вопрос только, как к этой правде относиться. Да, прав, да, страдает, но разве это повод кидаться в объятия? Увы, именно об этом мы и не думаем, когда поглощены чувствами… Очень точно. «И мы их храним, а не ведём» — за одну эту фразу можно ставить автору памятник. Как проще и глубже выразить наше чувство, что… Подробнее »

Михаил Помельников
Автор

И почему я раньше не прочел этот рассказ? Читается на одном дыхании. Все супер. Присоединяюсь ко всем комментариям выше. Мне особо добавить тут нечего. Разве что понудить немного, поприкопаться. Но стоит оно того? Я думаю, что нет. Работа прекрасна, а все плюсы уже были озвучены. Насчет скомканной концовки только скажу: да, определенно над ней можно еще поработать. Если бы не комментарии автора по этому поводу, может я бы и не понял ее. Хотя вопросы все-таки остались. Костя решил расстаться с Настей или ее просто выбесили розы? Кто в итоге победил: черт или ангел? Если хранитель навсегда покинул подопечную, как она… Подробнее »

Отсчет времени

Прием работ на конкурс "Огненные элементы" заканчивается06.07.2020
40 дней осталось.

Отсчет времени

Прием работ на конкурс "Конец человечества" заканчивается31.08.2020
3 месяца осталось.

Последние комментарии

Больше комментариев доступно в расширенном списке

Случайный рассказ последнего конкурса

Розы на снегу

Розы на снегу

Окатан опустил топор и вытер пот со лба. Дров должно было хватить на сегодняшний вечер, и на завтрашнее утро. Солнце еще стояло над горизонтом, но его нижний край уже почти …
Читать Далее

Случайное произведение из библиотеки

«У Сизого Лиса»

«У Сизого Лиса»

На Рождество принято дарить подарки. Посетители харчевни «У Сизого Лиса», что стоит на перевале, так и делают. Но неожиданно, эта приятная традиция ставит молодого менестреля …
Читать Далее

Рубрики

Поддержать портал

Авторизация
*
*
Войдите или зарегистрируйтесь с помощью: 
Генерация пароля