-- - + ++
— Олеженька, пенсию перечислили. Я в магазин схожу. —  уже из коридора послышался знакомый голос.

—  Хорошо, мам. —  ответил тридцатилетний Олег, к которому обращалась женщина, прямо из кухни. Затем мужчина взялся за колёса, поднажал на них, и медленно покатил в комнату.

Хрущёвка, в которой они ютились с матерью, была поделена пополам полированным шкафом, ещё советских времён. Для того, чтобы пробраться на свою половину, Олегу приходилось лавировать между ним, и старым креслом, в которое обычно сажали гостей. Но, выбора у него не было.

Давным-давно, ещё на день своего совершеннолетия молодой парень Олег Звягинцев купил себе мотоцикл, — подержанную «Яву», которую нашёл по объявлению. Но зато на эту покупку он заработал сам, трудясь бетонщиком на стройке. А через год Олег попал в аварию. Пьяный лихач на внедорожнике отправил молодого парня на больничную койку, потом заплатил за операцию, и пропал. Больше ни Олег, ни его мама о том горе-водителе не слышали. С тех пор, вместо мотоцикла, у Звягинцева инвалидная коляска, два титановых штифта в позвоночнике, и пара, ставших бесполезными, ног. Со скромной пенсии по инвалидности он кое-как сбился на ноутбук, ставший для молодого инвалида единственным окном в мир.

Подкатив к письменному столу, Олег включил компьютер, просмотрел новости, проверил почту и сообщения в соцсетях, написав несколько ничего не значащих реплик в ответ.

—  Привет! —  выскочило сообщение в Телеграме.

Олег взглянул на отправителя. Сообщение было от неизвестного ему пользователя, прячущегося за странным ником «Землянин».

— Привет! — ответил Олег. — Мы знакомы?

— Пока нет. — сознался неизвестный собеседник, а через некоторое время добавил: — Ты футбол смотришь?

— Бывает. — ответил Звягинцев, пытаясь понять, к чему клонит незнакомец.

— Завтра «Зенит» с «Краснодаром» играют. Ты в курсе?

— В курсе. — ответил Олег, ожидая любого подвоха.

— Счёт 3:2. Победит «Зенит». Два раза Дзюба и один раз Азмун.

— А ты откуда знаешь? — написал Олег, и криво усмехнулся. Тут явно кроется какой-то подвох. Даже если бы кто-то и мог предсказывать результаты матчей, то уж точно не спешил бы рассказывать об этом незнакомому инвалиду, с которого и взять-то нечего, кроме анализов.

Но Землянин больше не отвечал. Звягинцев хотел написать ему пару провокационных реплик, но раздумал. Занялся болтовнёй с друзьями, которые, к слову сказать, и не догадывались, что тот давным-давно прикован к инвалидному креслу.

Вернувшаяся из магазина мама хлопотала на кухне, тревожа желудок Олега запахом рассольника с курицей. Самое вкусное, что есть на свете, — считал Олег, — это мамин рассольник. И именно с курицей.

Ужин. Вечерний просмотр фильма из Интернета. Затем ещё пару часов болтовни с друзьями. Так и прошёл день обычного питерского инвалида, в обычной серой хрущёвке серии 1–335 на юге Гражданки.

А на следующий день «Зенит» обыграл «Краснодар» со счётом 3:2. Отличились Дзюба и Азмун. Подкатив к компьютеру Олег запустил «телегу», нашёл Землянина и написал: — Да. Так всё и было. Как Вы узнали?

Через секунду от Землянина пришло новое сообщение: — Завтра в Индонезии будет извержение вулкана Анак-Кракатау.

В тот день от Землянина больше вестей не было. А с самого утра следующего дня Звягинцев включил радио. Уже в 11 утра все радиостанции объявляли об извержении этого вулкана.

Звягинцев едва дождался, пока откроется «телега». Едва окно открылось, он сразу, без каких-то «привет» или «здравствуй», задал первый вопрос:

— Ты кто?

— Я землянин. — тут же последовал ответ.

— Откуда ты знаешь о том, что будет?

— Из подшивок газет в архиве. — ответил собеседник, и Олег решил, что тот издевается над ним.

— А в каком архиве можно почитать газеты из будущего? — в тон Землянину написал Звягинцев.

— Ни в каком. В архивах лежит информация из прошлого. Просто то, что ты считаешь своим будущим, для нас далёкое прошлое. — прочёл Олег ответ Землянина, и несколько секунд пытался понять смысл сказанного. Затем ещё некоторое время решал, в каком тоне написать ответ. Или обидеться на глупую шутку, или нагрубить и заблокировать наглеца, или сделать самое невероятное — поверить.

— А ты гость из будущего? — написал Звягинцев, как ему показалось, нейтральную форму ответа.

— Я не гость. — появилось сообщение. — Я и сейчас в своём времени. Просто нашёл способ связаться с тобой.

— А есть такой? — уже с долей любопытства спросил Олег. Он понимал, что его разыгрывают, но всё-таки ещё не мог предположить, чем закончится эта шутка. Потому и решил позволить неожиданному собеседнику себя одурачить, чтобы набраться опыта. Таких шуток он ещё не встречал, и потому не знал к чему стоит готовиться.

— Такой способ есть. И он не требует большого количества энергии, как считалось в ваше время. Просто нужна не совсем обычная форма антенны, генератор электромагнитного поля, определённой частоты и мощности, ну и ещё кое-что.

— И можно лазать по интернету прошлого? — задал вопрос Олег, подразумевая саркастическую усмешку. Но смайлик, означающий эту эмоцию, всё же не поставил.

— Нет. — ответил Землянин. — Я могу общаться не со всеми. Точнее, лишь с тобой. Мы живём в одной точке МПС.

— Что за МПС? — не понял Звягинцев.

— Извини. Увлёкся беседой, и заговорил терминами. МПС, это Местная Пространственная Сетка.

— Чего? — переспросил Олег, который всё ещё не понимал собеседника.

— Ну, понимаешь, наша Земля движется. И если перемещаться во времени в прошлое или будущее в ту же точку пространства, то попросту окажешься в открытом космосе, в лучшем случае увидев удаляющуюся Землю. Потому, для перемещений во времени используются координаты МПС. Это обычные пространственные координаты, но с учётом смещения планеты. Понятно?

— Понятно. — кивнул головой Звягинцев вместе с отправкой сообщения.

— То есть там, где ты сейчас живёшь, через двести лет буду жить я. В другом доме, но в той же точке МПС. Точнее этих точек две. Одна — в твоём времени, другая — в моём. Во времени они движутся синхронно, а в пространстве параллельно. Вот и получается возможность связи.

Внезапная догадка обдала Звягинцева холодной волной.

— Слушай, ты всё это серьёзно? — поинтересовался он у собеседника.

— Ты решил, что я сумасшедший? — ответил Землянин. — А какой диагноз у безумцев, которые угадывают результаты футбольных матчей и предсказывают извержения вулканов за сутки? Хотя, если честно, я мог бы тебе продиктовать эти сведения на любую дату до 2236 года, но чту закон причинности. Я и так многое тебе рассказал.

— Хм… не знаю. — согласился Звягинцев. — Значит у вас там 2236 год?

— Да. — Ответил собеседник. — Но вопросов о войнах и других крупных событиях не задавай. Не скажу.

Олег уже готовился спросить именно это. Будет ли война? Какой станет карта мира? Каким будет его любимый Питер? И даже традиционный вопрос: «Есть ли жизнь на Марсе?» Но сообщение от Землянина остановило этот поток прежде, чем он мог бы вырваться наружу.

— А тогда зачем ты рассказал мне про футбольный счёт и про вулкан? — задал резонный вопрос Звягинцев. — Просто чтобы похвастаться знаниями?

— Не совсем. — сообщение было украшено смайликом, призывающим сохранять спокойствие. — Мне нужно чтобы ты мне поверил. Ведь если я просто так сказал бы тебе, что пришёл из будущего, ты бы меня заблокировал за глупую шутку. Так?

— Так. — согласился Олег. — Но тогда нафиг я тебе сдался? Чисто поприкалываться?

Он решил быть настойчивым, и сразу выяснить причину появления незнакомца в своей жизни.

— Нет. — ответил Землянин. Для начала я бы хотел предложить тебе побывать в будущем. Согласен?

К такому предложению Олег был не готов. Для него, инвалида-колясочника, обычный выход во двор был серьёзной проблемой. А тут ему предлагают путешествие в будущее на двести лет вперёд. И вот ещё что… А по карману ли окажется ему такое путешествие?

— И сколько ты хочешь за такое путешествие? — задал Олег самый тяжёлый вопрос. — У меня нет денег на билет.

— Денег не надо. Это бесплатно. — написал Землянин, и поставил улыбающийся смайлик.

— А почему ты сам не переместишься к нам, если это так просто? — продолжал пытать незнакомца Звягинцев. Он привык быть дотошным в подобных ситуациях. Не так уж и много в этом мире людей, желающих облагодетельствовать простого питерского инвалида. А вот тех, кто под видом благотворительности ищет для себя выгоду — хоть отбавляй. Вот и приходится быть осторожным, чтобы не потерять то, что пока ещё есть у Олега и его мамы.

— Это не просто. — сообщал Землянин в ответном послании. — Это очень тяжело. И мало того, разговаривая с тобой сейчас, я очень рискую. Но всё же я хочу, чтобы ты посмотрел на наш мир. Поверь, для тебя это будет бесплатно и безопасно.

— Тогда зачем тебе это? — не унимался Олег. — Ты чем-то там рискуешь, у тебя какие-то там непонятные сложности… и всё ради того, чтобы пообщаться со мной? Послушай! Я простой питерский инвалид. Ты в курсе? Я живу на пенсию, и передвигаюсь в инвалидной коляске. Что тебе нужно от меня?

— Я знаю кто ты. — ответил собеседник. — Прежде чем написать тебе, я почитал документы в архиве. И поверь, мы выбрали тебя из нескольких кандидатов.

— Кандидатов на что? — насторожился Звягинцев.

— На перемещение. — прочёл Олег в ответном сообщении, и тут же отписался, чтобы окончательно разрешить все вопросы: — А мою коляску вы тоже заберёте? Я из квартиры без маминой помощи выйти не могу, а вы говорите про путешествие во времени.

— Никуда выходить не надо. Это будет перемещение сознания. Мы с тобой просто поменяемся телами. — написал Землянин, и на душе Олега стало так гадко, словно ему туда плюнул целый караван верблюдов.

— Чувак, я хоть и инвалид, но наркотой не занимаюсь! Пошёл вон. — Звягинцев уже направил курсор на опцию «заблокировать», но ответ Землянина пришёл раньше.

— Это не наркота. Расслабься. Где ты видел торговцев наркотиками, предсказывающих футбольные матчи и извержения вулканов?

Мышка в руке Олега замерла. Он и правда, слишком увлёкся своими подозрениями. А ведь информация, которую сообщил ему собеседник, перекрывает все его аргументы.

— Ну, как ты? Готов? — поинтересовался Землянин.

— Готов. — уже решительно написал Олег.

— Когда ты переместишься, ты увидишь мою сестру. Её зовут Лира. Она тебе всё покажет, и про всё расскажет. — проинструктировал собеседник.

— А тебя как зовут? — спросил Звягинцев.

— Я Крис. — ответил Землянин.

— Ясно. Будем знакомы. А у меня тут только мама. И не пытайся вставать с кресла. Ноги не ходят. — успел написать Олег, и провалился в бездну.

Тьма, на мгновение захватившая его сознание, сменилась светом, ударившим в глаза Олега. Или, это уже был не Олег… Он не узнавал своего тела. Руки были длиннее, чем его собственные, пальцы тоньше, а пол казался намного дальше от глаз, чем обычно.

— Значит, тот парень намного выше меня ростом. — догадался он.

Теперь Звягинцев полностью пришёл в себя… точнее не в себя, а в тело своего недавнего собеседника. Но, тем не менее, он начал осматриваться.

Он сидел в мягком кресле, перед прозрачным куском стекла квадратной формы, который слегка светился. Не смотря на то, что стекло было совершенно прозрачным, на нём прекрасно были видны, уходящие вдаль разноцветные квадратики, один из которых, светло-зелёного цвета, внезапно начал двигаться, приближаясь к Олегу из глубины экрана, постепенно увеличиваясь в размерах. На этом квадратике появилось сообщение: — Олег, это Землянин. Как ты? Уже открыл глаза? Для ответа просто скажи что-нибудь.

— Всё нормально. Кажется, я в будущем. — тихо произнёс Звягинцев, и его слова тут же превратились в буквы на квадратике, и были отправлены собеседнику.

— С прибытием! — услышал Олег мягкий девичий голос за своей спиной. он обернулся. На него смотрела хрупкая девушка лет семнадцати, с двумя хвостиками белых, как спелая пшеница, волос, собранных на висках, и закреплённых переливающимися всеми цветами радуги, заколками.

Глаза у блондинки были почти зелёные. Она была одета в самый обычный лёгкий сарафан голубого цвета, усыпанный полевыми цветами, а на ногах её были странные не то носки, не то сапожки, из блестящего материала, доходящие до середины голени. Девчонка смотрела на него, и улыбалась.

По правде говоря, девушки давно не смотрели на Олега с такой вот открытой улыбкой. В их глазах он привык видеть либо искреннее сострадание, либо откровенное отвращение, причиной которого была его незавидная участь. А сейчас… на миг Звягинцеву захотелось навсегда остаться в здесь, в кресле, чтобы эта девушка смотрела на него целую вечность, и улыбалась. И больше ничего не надо.

— Привет. Ты Лира? — наконец выдавил он из себя, делая нечеловеческое усилие над голосом, заставляя его звучать спокойно.

— Да. Ты хорошо себя чувствуешь? — спросила незнакомка, и в её голосе Олег тоже не услышал оттенков притворной жалости.

— Хорошо. — ответил он, прислушиваясь к непривычному тембру своего голоса. — Это и есть будущее?

— Ага. — как-то буднично кивнула Лира, но в её голосе Олегу почудились лёгкие оттенки печали. А может быть она просто хотела спрятать её за маской весёлой улыбки, и потому на поверхности оказался лишь оттенок грусти.

Олег оглядел комнату. Она была такого же размера, как и та, в которой жил он с мамой. Белые, словно покрытые блестящим пластиком стены. На двух стенах большие окна с матовыми стёклами. Стол с тем самым куском стекла, служащего, по всей видимости, монитором для местного компьютера, или что там у них теперь вместо него. Пара светло-зелёных мягких кресел. Между ними маленький, кофейного цвета столик. И ни одного острого угла. Всё сглажено, отполировано, и пригнано по размеру и цвету. Может быть, по этой причине комната показалась Олегу уютной и совершенно безопасной.

— А я думал, вы живёте в огромных дворцах. — улыбнулся Олег, стараясь разговорить свою новую знакомую.

— Нет. — словно извиняясь, ответила она, пожимая плечами и по-прежнему улыбаясь. — Чем больше людей, тем меньше места для дворцов.

— А у вас перенаселение? — с тревогой спросил Звягинцев.

— Пока нет. Но всё идет к тому. Келли пока контролирует рождаемость. Потому у нас ещё есть место для лесов и морей. — вздохнула Лира, и теперь её грусть стала более заметна Олегу.

— Кто такая эта Келли? — обрадовался завязавшейся беседе путешественник во времени. В своём мире он был не так уж сильно избалован женским вниманием.

— Это нейросеть. — начала объяснение девушка. — Вы бы назвали её искусственным интеллектом. Но сейчас это нечто большее.

— И вы доверили ей контроль над рождаемостью? — с недоверием поинтересовался Звягинцев.

— Мы доверили ей всё. — вздохнула Лира.

— Как это? — Олег нахмурился, стараясь понять собеседницу.

— Пойдём, покажу. — кивнула она, протянув руку Олегу. Тот, по привычке попытался взяться руками за колёса инвалидного кресла, но не обнаружив таковых, беспомощно взглянул на Лиру.  — Ногами иди. — очень мягко, как-то по-домашнему произнесла она.

Сначала Звягинцев решил, что его разыгрывают, но потом сообразил, что тело не его. Он упёрся руками в мягкие подлокотники кресла, осознав то, что совсем забыл, как это — «ходить». Несколько секунд ушло на то, чтобы вспомнить как сгибаются и выпрямляются колени, как правильно ставить стопы на пол, как переставлять ноги. Через минуту он уже делал первые шаги по направлению к девушке. Его сознание вспоминало давно забытый навык, а сердце готово было взорваться от счастья. Он идёт. Сам. Без помощи мамы, без кресла, без громоздких и неуклюжих «ходунков». Тот, кто никогда не было на десятилетия прикован к инвалидной коляске, вряд ли сможет оценить всю величину счастья иметь здоровые ноги.

— Ну, вот… кажется, получается! — неуверенно произнёс он, самостоятельно дойдя до Лиры, и теперь робко стоя перед ней, и заглядывая ей в глаза, с немым вопросом «а что дальше?».

— Пойдём. Я покажу тебе наш мир. — спокойно ответила та, повернулась, к двери, и нажала на серый, величиной с её ладошку, кружок на стене. Дверь мягко ушла в сторону. За ней оказалась пропасть. Судя по высоте, на которой находились Олег и Лира, это был, как минимум, двадцатый этаж. Напротив их дома, виднелись такие же, уходящие ввысь, многоэтажки.

— Сейчас, подожди. Приедет машина. — спокойно сказала Лира, и точно, пока она говорила эту фразу, к самой двери не подъехала, а подлетела и мягко остановилась, гостеприимно раскрыв двери, полупрозрачная штуковина, напоминающая по форме батон.

— Заходи. — улыбнулась Лира, и первая зашла в просторную кабину, заняв одно из двух их кресел. Она провела пальцами по каким-то узорам на панели, под ветровым стеклом, и из неё медленно выехал маленький руль, как у тех спорткаров, какие доводилось видеть Звягинцеву в пору своей здоровой юности. Едва он уселся на соседнее кресло, рядом с Лирой, как «батон» закрыл двери, и плавно и бесшумно тронулся в путь.

— Это твоя машина? — с улыбкой поинтересовался Олег.

— У нас давно нет личного транспорта. Иначе машины не смогли бы двигаться. — ответила девушка. — Машины есть только у государственных чиновников, спецслужб и компаний. Обычные люди пользуются каршерингом. А управляет им нейросеть Келли. Как только нам потребовалась машина, она тут же появилась.

— А как Келли это узнала? — с детским любопытством поинтересовался Олег.

— В любом доме, в любом помещении есть и видеокамеры, и средства связи. Келли пользуется ими, чтобы получить сведения о каждом человеке, и предугадать его действия и желания.

— Наверное жить в таком мире стало удобнее. — вздохнул Звягинцев, и поглядел в окно. Их «батон» пролетал над Невой. Он узнал её сразу, не смотря на то, что окружающее её пространство изменилось. Дома стали выше, машин стало больше, и двигались они в пять рядов, летая между высокими зданиями, словно это был гигантский слалом.

— Слушай, — снова обратился к Лире Олег. — Крис говорил, что у нас с ним общая… как её… эта.. СМП… ПМС…

— МПС. — поправила девушка. — Местная Пространственная Сетка.

— Да. — согласился тот. — Но тогда он бы жил на четвёртом этаже, как и я. А, судя по тому, что я увидел, у вас, как минимум этаж двадцатый.

— И у нас четвёртый, если считать от уровня земли. А всё, что ты видел, это отрицательная этажность. — начала рассказ Лира. — Теперь все дома имеют ещё несколько подземных этажей.

— А как же метро? — не понял Олег.

— Нынешнее метро — это не только станции для электрички. Теперь это целые улицы с жилыми домами, магазинами, и даже своим транспортом. Часть подземного города открыта для доступа туда воздуха. Потому тебе и показалось, что мы живём так высоко.

— Вот это Питер… — протянул Олег, и повернулся к окну, стараясь высмотреть среди новых громадин знакомые с детства строения.

— К сожалению, дальнейшее пользование услугой каршеринга невозможно. Вы сможете продлить эту услугу после пополнения карты социального баланса. — раздался мягкий женский голос в салоне «батона», и тот, после лёгкого толчка, стал мягко снижаться.

— Это что такое? — встревожился Олег.

— Увлеклась. Прозевала время просмотра рекламы. И социальный баланс кончился. — вздохнула Лира. Будем гулять по Невскому пешком.

— Ну, и не плохо. — ободряюще воскликнул Звягинцев. — А всё-таки, что случилось? Что за «социальный баланс»?

— Каждый час, в течение пяти минут, мы должны просматривать рекламу. — начала рассказ Лира. — За это нам начисляются средства на виртуальную социальную карту. Это не те деньги, на которые можно купить еду или одежду. Социальная карта может обеспечить социальными удобствами, такими как каршеринг, глобалнет, это то, что в вашей эпохе называлось интернетом, но только ещё и на Луне и на Марсе. — пояснила она. — Словом всё, что делает твою жизнь удобнее. С самого детства мы регистрируемся на каналах для просмотра рекламы, и это помогает сделать нашу жизнь удобнее. Есть даже люди, которые посвящают просмотру рекламы большую часть своего времени. Их так и зовут — «социальщики». Видимо ваше с Крисом перемещение высосало больше средств, чем мы рассчитывали. Но это пустяки.

Летающий «батон» опустился возле Гостиного Двора, который Олег узнал сразу. Но такой знакомый и привычный Невский проспект был со всех сторон окружён громадными небоскрёбами, практически закрывающими всё небо. Здесь даже днём горели фонари.

— Зайдём в кафе? — предложила Лира, едва их «батон» распахнул двери.

— Да у меня денег нет. — смутился Олег, хлопая себя по карманам. Хотя, судя по сигналам желудка, с удовольствием бы подкрепился.

— За это не беспокойся. Кое что есть и у меня и у Криса. — успокоила его девушка. — Пока ты в его теле, платит он.

— Тогда идём. — с готовностью ответил Звягинцев, и они покинули автомобиль.

— Иди по дорожке с зелёными кружками. — предусмотрительно проинструктировала его Лира. — Та, что с красными — это встречное движение. Так Келли удобнее наблюдать за потоком людей, какой бы силы он не был.

Ближайшее кафе находилось в здании Гостиного Двора. Едва Олег и Лира вошли в его двери, запах свежего кофе, пирожных, и ещё чего-то вкусного, заключил их в свои объятия.

— Ты что будешь? — спросила девушка, выбрав столик у самого окна.

— Не знаю. — пожал плечами Олег. Последний раз он был в кафе ещё в то время, когда его ноги были здоровыми. С тех пор он основательно позабыл многое, что связано с этим заведением. — А что у вас тут заказывают? Признаться, есть хочется.

Лира нажала на серый круг в центре стола, и прямо из него выросла голограмма крутящихся вокруг полупрозрачного цилиндра блюд. Их цены были написаны на самом цилиндре. Девушка показала Звягинцеву, как лёгким прикосновением пальца к голограмме менять список, и тот сделал выбор.

В тот же миг к их столику сама собой подкатила изящная тележка со всем выбранным. Переставив всё на стол, Лира снова нажала на серый круг в центре стола, но теперь уже держала свой палец дольше, чем ранее. Вместо вращающихся тарелок над столиком появился голографический экран, нажав на который девушка запустила рекламу, которая, по наблюдению Олега, совершенно не отличалась от той, что была в его времени.

— Что это? — спросил он, наблюдая за тем, как голографическая лыжница, рекламирующая курорты Швейцарии, парит над его тарелкой с куриными котлетами.

— Это мой канал в глобалнете. В ваше время у каждого были мобильные телефоны с массой личной информации. Мы заменили их личными каналами в глобальной сети. Везде, где есть такие кнопки-коммуникаторы можно его активировать, обменяться сообщениями, получить нужную информацию, заняться делами…

— Любопытно, а как эта кнопка узнаёт тебя из миллиона других людей? — склонил голову на бок Звягинцев, отмахиваясь от назойливой лыжницы, продолжающей лезть в его тарелку, как от комара.

— По ДНК. — спокойно ответила Лира, не прерывая трапезы. — У нас давно нет ни паспортов, ни каких-то других удостоверений личности на бумажных носителях. Вся информация о человеке есть в глобалнете.

— И всё это тоже контролирует Келли? — задал вопрос Звягинцев.

— Да. Всё это часть её памяти. — кивнула девушка.

— Круто! — изумился Олег. — Прости, я забыл тебя спросить, а ты работаешь или учишься?

— Я и учусь и работаю. — улыбнулась собеседница. — Но, у нас давно нет, привычных тебе, школ, или институтов. Просто знаний стало уже так много, что уместить их в обычные уроки, и сжать во всеобщую образовательную программу, рассчитанную лет на пятнадцать, просто невозможно. Есть просто набор уроков, который находится в сети. И есть список навыков и знаний, необходимых для получения определённых профессий. Ты выбираешь. Изучаешь. Затем приходишь на квалификационную комиссию, и сдаёшь экзамен. Всё просто. Любой человек может научиться всему, чему пожелает. У лучших педагогов мира.

— А я помню, со всем классом мы однажды сбежали с химии, чтобы заняться подготовкой к новогоднему концерту в школе. — почему-то вспомнил Олег.

— Для общения сверстников у нас есть базы и коллоквиумы. Мы договариваемся через сеть, и съезжаемся вместе для общения. Хотя, те, у кого не хватает социальных средств, могут общаться и при помощи дополненной реальности. Ты знаешь, что это такое?

— Да. — улыбнулся Звягинцев. — В моё время уже прекрасно ловили покемонов. Но, зачем все эти социальные средства? К чему эти сложности?

— Так Келли стимулирует нашу социальную активность. Чтобы люди не замыкались в себе. — произнесла девушка, и Олегу на миг снова показалось, что в её глазах промелькнула тень непонятной грусти.

— А что ещё делает эта ваша Келли? — уже с большей заинтересованностью спросил Олег.

— Да всё. Рождается ребёнок, и Келли запоминает его ДНК, даёт имя, и сопровождает его всю жизнь.

— Хм… Крис, Лира… — задумчиво произнёс Звягинцев. — Красивые имена.

— На самом деле я Лирленограйя915Щ — нарочито гордо произнесла девушка. — Лира я для знакомых. А Крис, он Крипистрогон298Ю.

— Гхм… Любопытно. — тихонько кашлянул путешественник. Уж коли так, так он предпочёл бы остаться Олегом. Но вслух поинтересовался: — А нельзя было попросить вашу Келли, чтобы она давала какие-нибудь хорошие имена?

— Её и попросили. Это и есть хорошие. Поначалу было что-то типа Гиж29SWрампилод4. — произнося это, девушка улыбнулась и приподняла брови, чем вызвала ответную улыбку у Олега. — Но Келли нужно, чтоб каждый человек на Земле имел уникальное имя. Я читала, что в вашей эпохе могло быть много людей, которые носили одинаковые имена.

— Это да. — со вздохом согласился путешественник. — Вот я Олег Игоревич Звягинцев. Так я знаю ещё двух Олегов, которые тоже Игоревичи, и при этом Звягинцевы. Различается только дата рождения.

— Зато у вас имена, а не просто гармоничный набор букв и цифр, являющийся персональным кодом.

Лира выключила рекламу и подтянула к себе стакан с соком.

— Хватит на сегодня. — прогоняя налетевшую печаль, проговорила она.

— А вот в этом кафе мне нравится. — стараясь сменить тему разговора сказал Звягинцев. — Плодоносящий куст крыжовника посреди зала, это отличная идея.

— Это не куст. — улыбнулась Лира. — Это автомат по продаже жевательной резинки. Каждая ягодка — это шарик жвачки с крыжовниковым вкусом. Хочешь? Подойди и сорви ягодку.

— Круто! — изумился Олег.

Он подошёл к кусту, что стоял в самом центре кафе, и внешне совсем не отличался от обычного крыжовника, растущего в любом огороде. На ощупь и ветки и ягоды были, словно живые. Олег сорвал одну, ощутив естественное сопротивление черенка, а затем повернулся, и вопросительно посмотрел на Лиру.

— И всё? — его рука с шариком жвачки так и застыла в воздухе.

— Всё. — подтвердила девушка. — Датчики в ветке определили код ДНК Криса, и с его счёта Келли уже списала стоимость этого шарика.

— Здорово. — тихо произнёс Олег. — При такой системе никто не сможет воспользоваться чужими деньгами.

— Воровство, как и другие преступления, давно остались в прошлом. — Лира, словно извиняясь, опустила взгляд. — Если кто-то нарушит правила, установленные нейросетью, то тут же будет отключен. Срок отключения зависит от степени вины. Но, без поддержки Келли тяжело прожить даже сутки.

— Зачем же вы создали себе такой мир, в котором уже сами себе не принадлежите? Не можете без поддержки какой-то там нейросети? — неожиданно для себя выпалил Звягинцев.

Улыбка мгновенно слетела с лица девушки, а в глазах появилась острая, как бритва, тревога.

— Тише. — произнесла она так, чтобы губы её не двигались. — Это одна из тем, запрещённых нейросетью к обсуждению.

— Оп-па… — ошалел Олег от такой новости. — Извини, я не знал.

Он так и продолжал сжимать между большим и указательным пальцами левой руки шарик жвачки, стилизованный под крыжовник. Покрутив его, словно прося защиты от неловкой ситуации, он положил его на блюдце, рядом с кофейной чашкой.

— Ничего. Думаю всё обойдётся. — ободряюще ответила Лира, но всё же Олег заметил, как несколько раз она с тревогой осмотрела всё помещение кафе.

— Идём. — Девушка встала, и взяла за руку Звягинцева. Отвыкший от таких знаков внимания, Олег инстинктивно попытался отдёрнуть руку, но удержался, и в ответ сжал руку Лиры.

— И попробуй жвачку. Она очень вкусная. — добавила девушка уже весёлым и окрепшим голосом.

Маленькая искусственная ягодка взорвалась во рту Звягинцева вкусом спелого крыжовника, совершенно не отличимого от настоящего.

Едва Игорь и Лира вышли из кафе, как девушка показала ему рукой на большое апельсиновое дерево, растущее прямо посреди пешеходной дорожки.

— Это тоже автомат. Он продаёт апельсиновый сок. Хочешь? — она протянула руку, и сорвала с нижних веток два апельсина. Один протянула Олегу, и тот ощутил, как под мягкой кожицей, действительно напоминающей шкурку настоящего фрукта, плещется сок. Лира просто слегка сжала искусственный фрукт, и поддела пальцем образовавшуюся щель, открыв, невидимую ранее крышку. Звягинцев повторил действия Лиры, и приятная влага освежила не только его тело, но и разум.

Внезапно, где-то рядом вскрикнула, а потом заплакала молодая женщина. Олег увидел, как та, словно потеряв силы, уселась на пешеходную дорожку, остановив взгляд на какой-то одной, видимой только ей, точке. Вокруг женщины сразу образовалась пустота. Люди обходили её за несколько шагов, даже не пытаясь оказать хоть какую-то помощь несчастной.

Желающий помочь незнакомке Олег ощутил руку Лиры на своём плече.

— Не надо. — тихо прошептала она ему на ухо так, чтобы губы почти не двигались. — Нейросеть может отключить любого только за то, что он оказался рядом с таким человеком. Блокированные обречены на одиночество, на всё время наказания.

Некоторое время Олег и Лира шли молча, стараясь придерживаться дорожки с зелёными кружками. Те, кто шёл навстречу, шли по красным меткам. Ещё один человек оказался в кольце изоляции, на противоположной стороне улицы, возле того здания, где в эпоху Олега располагался Дом книги.

— Как страшно жить в мире, где за тобой постоянно следят. — внезапно произнёс Олег, наблюдая за тем, как людской поток обтекает блокированного.

— Пойдём. Я хочу тебя кое с кем познакомить. — тихо, снова почти не двигая губами, сказала Лира. Она махнула рукой, и уже через пару секунд перед ними опустился очередной летающий «батон».

С высоты Олег узнал и Троицкий и Дворцовый мост, Адмиралтейство и Петропавловскую крепость. Они совсем не изменились. Только небо, некогда раскинувшееся над Питером огромным куполом, теперь было скрыто за, нависавшими над старым городом, многоэтажками. В одной из них Звягинцев успел насчитать восемьдесят семь этажей, но потом сбился со счёта. «Батон» миновал Петроградский, а затем и Приморский районы, уходя в, те самые, каменные джунгли многоэтажек, неизвестной Олегу, части города.

— Это Левашевский район. — пояснила Лира. — В твоё время его ещё не было. А теперь тут живёт около миллиона человек.

Через квартал «батон» свернул с главной улицы, и начал набирать высоту. Пролетев с полсотни этажей, он остановился, и завис в воздухе возле парковочной площадки одной из квартир. Его двери открылись. В небольшой квартире, очень похожей на ту, в которой Олег встретил Лиру, их ожидали девушка и двое парней лет двадцати пяти. Одеты они были традиционно для своей эпохи. Молодые люди носили серебристые комбинезоны с зелёным и лиловым отливом, а девушка была в таком же сарафане, как и у спутницы Олега. Только в розовом.

— Это Рэй, Лис и Далла. — представила их Лира. — Здесь нет нейросети. Эта квартира защищена от неё, и можно говорить, не опасаясь что Келли услышит.

Только сейчас Звягинцев понял, что было странного в этом помещении. Здесь не было никакой электроники и даже электрического освещения. Свет попадал через матовое окно. Возможно, для этой цели её обитатели и выбрали один из последних этажей.

— Тебя Олег зовут? — спросила Далла, пытаясь заглянуть в глаза Звягинцева.

— Да. — кивнул тот.

— Какие у тебя впечатления от нашего мира? — спросила она, усаживаясь в мягкое кресло, и указывая Олегу на кресло напротив. Но Звягинцев отказался. Он так и остался стоять. За свою не такую уж долгую жизнь он уже насиделся в кресле.

— Интересно. — честно признался он, артистически пройдя через всю комнату к окну, и загадочно улыбаясь. — У вас вкусный сок и жвачка.

Все присутствующие засмеялись над этой шуткой, но затем, уже серьёзно, Звягинцев добавил: — А вот когда обычная урна, чтобы вовремя подлететь, знает, сколько глотков сока осталось у меня в банке, становится страшно. Сразу хочется спросить, что же ей ещё известно.

После сказанного Звягинцевым в комнате повисла тишина. Присутствующие, словно по команде, опустили взгляд, а Лира, стоявшая возле входной двери, приоткрыла её, и выглянула, чтобы убедиться, что рядом никого нет.

— Мы хотели как лучше. — первым нарушил молчание Рэй. — Мы хотели создать удобный во всех отношениях мир. Мир, в котором комфортно. Но, что-то пошло не так. Мы и сами не заметили, как нейросеть стала для нас всем. А мы превратились в её игрушку. Ты уже видел отключённых?

— Да. Приходилось видеть. — вздохнул Олег.

— Иногда человек лишается средств к существованию за убийство, кражу или насилие. — вступила в разговор Далла. — Но часто люди не могут понять, в чём они виноваты. Келли отключает их без объяснения причин. Человек пытается сделать покупку, или пообщаться с друзьями в глобалнете, но его встречает  сообщение «Вся информация о Вас заблокирована по причине допущенных Вами нарушений». Если эта блокировка идёт неделю, человек ещё может выжить, но после такого он очень сильно меняется. Двухмесячная блокировка смертельна. В добавок нейросеть блокирует и тех, кто пытается помочь отключённым. Даёт им еду, кров, даже помогает подняться, если те падают от бессилия.

— Платой за такой удобный мир стал тотальный контроль за каждым нашим поступком. — Добавил Лис. — Иногда Келли просчитывает даже мысли людей. Пока она лишь учится это делать, но у неё неплохо получается. Она знает каждого человека. Знает все его привычки, интересы, слабости… помнит каждый его вздох с рождения и до смерти. Потому что она повсюду. И теперь, ради блага Человечества, она распоряжается жизнями людей по своему усмотрению.

— Она нас содержит, как фермер содержит своё стадо. — с горькой ухмылкой продолжил Рэй. — Кормит, лечит, даёт кров. А когда приходит время, он же решает, кого пустить на мясо, а кто ещё поживёт.

Олег слушал говоривших, стоя у окна, и пытаясь представить, как бы он себя чувствовал, попади он сам в такой мир. Хотя… вот он и попал. И что он теперь будет делать?

— А никто не пробовал отключить эту вашу Келли? — наконец спросил он, когда наступила пауза.

— Отключить… —  печально вздохнула Далла. — Это невозможно. Келли не какая-то конкретная машина, как пылесос или посудомойка. Это нейросеть. Она везде. Можно сломать автомат по продаже сока, но невозможно сломать все автоматы на земле. И останутся ещё компьютеры, торшеры, кофеварки, электрические зубные щётки… Келли — это весь наш мир.

— И ничего нельзя сделать? Должен же быть хоть какой-то выход! — почти воскликнул Олег. — Моя мама мне всегда говорила, что даже если тебя пытается проглотить крокодил, у тебя есть, как минимум, два выхода.

— Для этого мы и пригласили тебя. — тихо сказала Лира, ближе подходя к Олегу, и заглядывая ему в глаза.

— Меня? — опешил тот. — Вы хотите, чтобы я сломал тут вам всё?

— Практически да. — улыбнулась Далла.

— Руками, или молоток дадите? — с сарказмом произнёс Звягинцев.

— Всё проще. — поднялся с кресла Рэй, и подошёл к Олегу. — Помнишь, мы говорили тебе, что Келли помнит каждого человека, и следит за ним всю его жизнь?

— Да. — кивнул Звягинцев, всё ещё не понимая, куда клонит Рэй.

— Сейчас ты в теле Криса, и нейросеть считает тебя Крисом. — продолжал тот.

— Так. — Олег всем своим видом показал, что слушает очень внимательно.

— А если бы ты появился в нашем времени, — вступила в беседу Лира, — не в виде поле-фантома сознания, а как есть… в своём теле… Представляешь, что бы произошло с Келли?!

— А вы можете перемещать людей во времени? — удивился Звягинцев.

— Нет… — ответила Лира, и продолжила: — Пока мы научились лишь перемещать во времени информацию. И то лишь в ту его часть, где уже есть цифровые технологии. Античный мир, эпоха викингов или мир динозавров для нас по-прежнему закрыты. Для нас, людей будущего, прошлое всё ещё закрыто. Но для вас, людей прошлого, будущее открыто всегда. И незачем что-то создавать, если за вас это сделала сама природа.

— Интересная мысль… — криво усмехнулся Звягинцев. — Но навряд ли я проживу двести лет. В наше время столько не живут.

— И не надо… — невпопад, но с азартом подхватил Лис. — Если бы ты попал в наше время путём дожития, то Келли бы знала тебя. А для нашего дела важен эффект неожиданности. Келли не должна знать о твоём существовании. Она считает, что знает всех людей. А тут, вдруг ты… Который для нейросети никогда не рождался, и не существовал. Это мгновенный сбой всей её логики. А дальше она сойдёт с ума.

Пока Лис произносил эту речь, глаза его разгорались, а жесты становились всё более размашистыми.

— Возможно, Келли просто сойдёт с ума, а может она сгорит… Сгорит весь этот мир, который давно требует своего обновления. Но хоть кому-то его жалко? — Лис обвёл взглядом всех присутствующих, и встретил лишь поддержку своих слов. — Никому! — торжественно поднял он палец вверх. — Вот! Олег! Мы просим у тебя помощи. И только ты сможешь остановить ту хрень, что мы когда-то запустили.

— Так как же я попаду к вам? — по-прежнему ничего не понимал Звягинцев.

— Наша группа давно уже решила изменить этот мир. — тихо вступила в беседу Лира. — Этот план созрел много лет назад. А получить доступ для перемещений во времени, пусть даже не материальных, а лишь в виде информационного потока, не так-то просто. Для этого Крис стал историком. Начал изучать вашу эпоху. Для создания цикла уроков по вашему времени он получил доступ, и Келли сама помогла ему в этом. Заметь, она знает о ваших с ним беседах, но и понятия не имеет, зачем ты попал сюда.
В твоей эпохе есть ещё несколько наших людей. Они помогут тебе попасть в будущее в физическом теле.

— И как же? — с интересом переспросил Олег.

— Анабиоз. — как можно спокойнее произнёс Рэй. — Из веществ вашего времени наши агенты по нашим технологиям сделают необходимые препараты и оборудование. Двести лет ты будешь спать в таком месте, которое никто не тронет. За этим мы проследим. И в нужное время тебя разбудят, и ты станешь сюрпризом для Келли. Только…

— Что «только»? — посмотрел ему в глаза Звягинцев.

— Только для своей эпохи ты исчезнешь. Для всех своих близких. Загадочно и неожиданно. И станешь очередным мифом о похищении НЛО. — печальный и умоляющий взгляд Рэя, кажется, был направлен в самую душу Звягинцева.

— Если я откажусь, то буду тянуть свои дни бессмысленно и тоскливо в инвалидном кресле, думая о том, что где-то в будущем ждут моей помощи. — спокойно произнёс Олег, после недолгого раздумья. — Будем считать, что у меня просто нет иного выбора. Я согласен.

— Тогда мы поедем тебя будить. — спокойно сказал Лис.

Звягинцев хотел было добавить: — «Коляску инвалидную захватите», — но не стал этого делать. Заговорщики прекрасно знали о его проблемах.

Возвращение к месту первой встречи Олега и Лиры, заняло минут десять. Всю дорогу девушка молчала, и кажется, была сосредоточена на управлении «батоном». Хотя, почему «кажется»? Как раз сейчас и была самая опасная часть всего плана. Если бы нейросеть получила информацию о цели этого полёта, то пара новоявленных спасителей мира так и не долетели бы до пункта назначения.

Когда Олег пришёл в себя в своей квартире, в дверь уже звонили. Растерев лицо, словно прогоняя остатки сна, он надавил на колёса своего кресла, и покатил к двери.

На пороге стоял незнакомец, который без лишних слов передал привет от Криса и Лиры, и пока дома никого не было, предложил Олегу отправиться в будущее. Пора спасать мир.

Олега, переодетого до неузнаваемости, вынесли на руках и усадили в машину двое крепких парней. Вынесли так, словно он пьян, а они его поддерживают. Его кресло оставили у окна, возле компьютера, удалив из него все разговоры с Землянином.

Подвал добротного загородного дома стал его пристанищем на ближайшие две сотни лет. Первыми, кого он увидел, открыв глаза, были Лира, Рэй, Лис, Далла и Крис. А когда он вышел из дома на своих крепких и здоровых ногах, как яркие огни вечернего Питера начали гаснуть. Наступила новая эпоха.

 

 

1
Войдите или зарегистрируйтесь с помощью: 
29 Комментарий
старее
новее
Inline Feedbacks
Посмотреть все комментарии

Текущие конкурсы

"КОНЕЦ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА"

Дни
Часы
Минуты
Проходит этап финального голосования.
Результаты полуфинала тут

Последние новости конкурсов

Последние комментарии

Больше комментариев доступно в расширенном списке

Последние сообщения форума

  • Стенька Разин в теме Вести с полей
    2020-11-27 12:17:04
    *Задумчиво перелистывает в памяти тысячи анекдотов про Брежнева*
  • Грэг ( Гр. Родственников ) в теме Вести с полей
    2020-11-27 11:49:45
    Стенька Разин сказал(а) а фюрер тоже наш человек? Стенька, ну ты и затейник )
  • Стенька Разин в теме Вести с полей
    2020-11-26 22:14:24
    Все, не могу, расскажу свой любимый анекдот про Штирлица. Встретились как-то холодным ноябрьским вечером Штирлиц и…
  • Змей в теме Какую взять тему для будущего…
    2020-11-26 17:09:27
    Как то подвымотал Апокалипсис 2020. Ажно через край. Хочется чего нить доброго, пушистого. Может сказочного чего…
  • yuriy.dolotov в теме Вести с полей
    2020-11-25 20:21:34
    … не сезон — подумал Штирлиц и сел в сугроб….

случайные рассказы конкурса «Конец человечества»

Поддержать портал

Отправить донат можно через форму на этой странице. Все меценаты попадают на страницу с благодарностями

Авторизация
*
*
Войдите или зарегистрируйтесь с помощью: 
Генерация пароля