-- - + ++

Я люблю тебя!

Поют птицы; изредка дует лёгкий ветерок; светит солнце, отдавая свою светлую и яркую энергию всему живому. Я в это время задержав дыхание наблюдаю за махаоном. Такая большая. На нижних крыльях бурные синие волны, а на верхних большое количество куличей на пасху. И вдруг…

– Шад, солнышко! Иди кушать! – прокричала во всё горло тётушка Джамиля.

Я бегу на её голос. Сел за стол.

– А ну марш руки мыть! – оторвавшись от газеты, сказал дядя Редай и грозно постучал указательным пальцем по столу.

Ура! Вкуснейший борщ тётушки! Погладила по голове, поцеловав в макушку.

– Ешь спокойно, не торопись.

– Хорошо, мам – ответил я, лучезарно ей улыбаясь.

-Кхэ — кхэ — тяжело кашлянула тётушка мокрым кашлем, прикрыв рот рукой и отвернувшись от меня — Ой, походу я простыла. Кхэ — кхэ — кхэ — кхэ.

– Мам, может ты полежишь, отдохнёшь? Я сам сегодня уберусь и схожу тебе за лекарством, хорошо?

– Шад, спасибо сыночек. Я тебя так сильно люблю – сказала тётушка нежным голосом, в котором были нотки переживания.

– Я тоже тебя люблю, мамочка.

И пока болел мой ангел-хранитель, который спустился с небес на эту грешную землю и научил меня всему хорошему, что знал сам, я заботился о нём и делал всё возможное, чтобы как можно быстрее прогнать бацилл прочь из моей единственной, восхитительной и самой лучшей мамы.

Полосатик

– Тепель ты вода! – сказал Алим, показывая пальцем на мальчика с кулоном на шее.

– Эх, ладно. Считаю до десяти. Раз, два, три… – считал мальчик.

Мы с Алимом побежали к реке. Мы сели под дерево, находившееся у подножья склона.

– Смотри, Шад – шёпотом окликнул меня Алим, заворожённый красотой хруща.

Я подполз, пытаясь не потревожить полосатого жука.

– Ого!

– Тццц… Тише ты, а то нас пельвыми… – Алим не успел договорить, как вдруг…

– Агаа! – выскочив из ниоткуда, закричал мальчик с кулоном.

– АААААА!!! – мы завизжали и ринулись бежать, я налево, а Алим вверх по склону. Мальчик — вода рванул вверх. Когда мне удалось найти новое укрытие, вспомнился жук. Оглядываясь по сторонам, на цыпочках я направлялся к заветному дереву.

Хрусть. Подняв ногу, перед моими глазами открылась картина того самого мёртвого жука. Чувства смешались: была вина, был шок, ужас, сожаление, отвращение к самому себе. Не зная, что делать, я осторожно взял его на руки и весь заплаканный побежал домой.

– М-м-ма-ма – заикаясь я.

– Что такое, солнце моё?

Тётушка обеспокоенная моим видом, подошла ко мне. Увидев у меня в руках хрупкое и изуродованное тело бедного насекомого, спросила:

– Что это?

– Я-я-я раздавил его – заикаясь и заливаясь горькими слезами, ответил я.

– Подумаешь! – опять дядя Редай внёс и свою лепту– Мы на войне и по крупнее гадав убивали.

– Отец! Не выражайся при ребёнке! – возмущённо отрезала тётя и, пыталась меня хоть как-то успокоить, погладив по голове. – Не плачь, хватит уже реветь. Знаешь, что! Его надо похоронить и тогда, его душа уйдёт на небеса и будет спокойна.

Насыпая последний слой могилы игрушечной лопаткой за домом, мы с тётушкой провожали майского жука на тот свет.

– Надеюсь, он будет там в порядке – сказал я с ещё покрасневшими глазами.

– Будет сынок, будет. Поднимайся, уже пора ложиться спать – промолвила она своим нежным и ласковым голосом.

Но даже во сне меня не оставляли угрызения совести. Мне снилось, что я стал огромным. Расхаживаю по городу большими шагами и опять слышу этот «хрусть», смотрю вниз, а там кошка, бабочка, жираф, дельфин и жук. И их всех я раздавил из-за своей невнимательности и неуклюжести. Проснувшись в холодном поту, я пробормотал шёпотом, что-то вроде этого:

– Я-я убийца? Он бы мог жить. Но из-за меня…

И слёзы снова потекли ручьём. Полосатый жук никак не давал мне покоя.

Спокойная точка в мистическом лабиринте.

Прошла неделя. Когда приехала бабушка, я встретил её с улыбкой до ушей. Бабуля — девушка трендов, ей нравиться всё современное. Так что когда дядя Редай предложил пойти собирать грибы, она сначала очень упрямилась. Да вот такая у меня бабушка, но я её очень сильно люблю.

Мы прибыли на место назначения к полудню. Большой, загадочный мир, в котором можно найти много нового и интересного! Я вижу цель, бегу к ней и поражаю неожиданной атакой, срубая его. Положив в корзину проигравшего оппонента к таким же как он, я побежал хвастаться бабуле и тёте:

– Мам, баб смотрите! Смотрите, как много грибов я нашёл!

– Ого! А тут нет ядовитых? – спросила бабушка.

– Нет, я всё тщательно проверял.

– Хм… Как же ты проверял? Вот же.– тётя вытаскивает гриб, который я походу перепутал со съедобным. – Ох, ты горе моё луковое. А папа где?

– Он ещё собирает.

– Тогда пойди и помоги ему. И не задерживайтесь там, а то скоро может стемнеть.

– Хорошо, мам! – сказал я бодро и весело.

Мы с дядей путешествовали по зелёному лабиринту. Я собрал грибы, которых даже не знал: сморчок, ежовик жёлтый, лиственничный маслёнок. Положив их в корзинку к остальным грибам, я услышал жужжание возле своего уха, обернулся, не кого не было, кроме невинно распустившихся ромашек. В моих поисках маленьких принцев, принцесс со шляпками помогала колония муравьёв, которая меня везде сопровождала. Эти силачи оперативно передвигались, разыскивая пропитание, материалы для своего укрытия.

– Ай!

Проведя рукой по свежей царапине, я наложил подорожник на рану и услышал, как что-то неподалёку упало. Направляясь в ту сторону, откуда по моему мнению, доносился звук, я вышел на поляну. Везде цвели цветы, жужжали шмели и осы, тень от деревьев принимала забавные силуэты.

– Шад! Ты где?! – окликнул меня дядя.

– Я тут! – не сдвигаясь с места кричу я ему.

– Ах ты ж, чертёныш! – грозным тоном заговорил дядя – Ещё раз далеко отойдёшь от меня, я тебя искать не буду. О! Да тут полно ягод!

Дядя пошёл собирать ягоды. А я сел на траву, которая всё время щекочет тебе ноги.

Душистый, свежий запах леса, наполняет вдохновением. Но мне даже в голову не могла прийти мысль, что в таком густом лесу может оказаться светлая поляна, где всё так мирно и спокойно. И если взглянуть вверх, почему-то чувствуешь себя особенным человеком, про которого снимают фильм или пишут рассказ, а ты в главной роли.

В то время свекровь и сноха:

– Ты ему ещё не сказала? – поинтересовалась бабушка.

Поняв, что имеет ввиду свекровь, у тёти сразу же лицо сменилось с весёлого и вдохновлённого на хмурое и равнодушное.

– Рано ему ещё.

Но увидев, что бабуля отрезает не тот гриб, с воплем останавливает её:

– Вы что делаете?! Это поганка белая!

– А ну не кричи на мать!

– Вы не моя мать, а моего мужа!

– Не различить этих ваших грибов. Какой ядовитый, какой съедобный – надувшись она пробормотала себе под нос.

– Эх – тяжело выдохнула тётушка и продолжила отвечать на заданный ей вопрос. – Мы с отцом договорились, пока что не говорить ему, и…

Перебив тётю, бабуля снова задала вопрос:

– А когда будете, то? Если он слишком поздно узнает или даже от кого-то другого, то может обидеться на вас. Ведь вы обманываете его.

– Знаю, но ему только 10… Может когда будет более взрослым, к примеру в 16 или 17… А сейчас лучше не травмировать его детскую психику.

– Хм – высокомерно хмыкнула бабушка.

Происшествие.

Вот и лето закончилось… Пришла пора школьных дней; столовой; домашних заданий; школьной формы; ранних подъёмов; приготовления шпаргалок к контрольным или самостоятельным работам; коротких перемен, но долгих уроков; зубрения множества формул, терминов и правил; забывания сменой обуви; хороших и плохих оценок; веселья, пока учитель ушёл на «2 минутки»; опоздать на занятия, из-за того что делал уроки до пяти часов утра; родительских собраний; конспектов; новых смешных приколов с учителями и одноклассниками; ну и разумеется каникул!

Но школьная жизнь на удивление пролетела, как самый лучший сон, вот он вроде бы есть, а вот и след его простыл… Я уже сдал все экзамены. Когда я пришёл домой, тётя сообщила, что устроит праздничный ужин в честь того, что я — «оболтус этакий, не завалил ни одного экзамена». Она попросила принести канделябр из кладовки. Я поднимаюсь по лестнице, открываю дверь в кладовку, тянусь к канделябру, а он падает на пол в право от меня. Так как светильник стоял за множеством коробок, и обойти их никак нельзя, мне пришлось «картонных вестников зла» убрать с моего пути. Вот поднимаю вторую коробку, ставлю её на пол, хочу взять следующую, которая к сожалению была не заклеена. В ней лежали какие-то бумаги, и мне было прекрасно видно что написано на самой верхней из них. И на кой чёрт я одел тогда очки (для зрения)? Если бы я их как всегда забыл на парте в классе, то не узнал бы об этой суровой правде. Хотя люди говорят, что лучше горькая правда, чем сладкая ложь… Но я не согласен с этим. Было бы намного лучше если бы это осталось от меня в секрете! Я жил всё это время во лжи! Как они могли?! Я в ярости спустился вниз, забыв про канделябр, и потребовал объяснения у тёти. С её лица пропала та ехидная улыбка, которую я раньше принимал за милую, нежную и лучезарную улыбочку.

Я помню очень отчётливо, как Джамиля сказала, что мои родители погибли на афганкой войне. Мне тогда было 4 года, а женщина, которую я называл мамой, является сестрой моей настоящей матери. А когда война закончилась, мы переехали в Казань и обосновались тут.

Гнев. Он был как не затушенный костёр в лесу. Всего лишь одна искра и через мгновение,

всё — в огне. Ты уже не можешь контролировать свои действия. Тебе хочется только рвать и метать, разгромить всё что только попадётся под руку. Иногда разумеется приходят на ум мысли, что не надо так делать, надо остановиться, но их сразу же заглушает не контролируемый бес свирепой ярости. К счастью в тот момент дяди не было дома. Но если бы он вернулся, перед тем как я покинул дом с собранными вещами, то просто запер бы меня в моей комнате и наорал. НЕНАВИЖУ ИХ!!! Этих идиотов! Как они могли скрывать, то что моя мама и мой папа погибли на войне?! Чтоб их, прокляли за такой грех! Когда я маленький не хотел уходить с детской площадки, тётя меня запугивала тем, что она уйдёт без меня и оставит одного. Лучше бы она так и сделала!!! За что мне всё это? Бог! Что я такого натворил в прошлой жизни, что в этой ты отобрал жизнь у моих родителей?! Я не заслуживаю такого испытания! Дай мне другое! Ты меня слышишь?! Хотя… Если учесть, сколько раз ты меня подводил, сколько раз я тебя умолял что бы я жил счастливо, без всяких мук… Значит… Бога нет? Ведь всё складывается. Он не выполнял мои желания. Ну и что, что некоторые были корыстные. И зачем тогда эти людишки молятся несуществующему субъекту? Самое важное, что теперь я никогда не смогу доверять тем, кто мне так без совестно врал.

Мне не зачем больше жить.

Наверное уже прошло семь или всего лишь один месяц с того дня, как я покинул дом этих бессовестных лжецов. За это время у меня получилось устроиться на работу официантом в ресторане. Сам по себе он не может похвастаться большой славой, но тут довольно много клиентов, и зарплаты мне хватает. Но работаю я там, не совсем легально. Ведь подросткам в моём возрасте запрещено работать полный рабочий день. Также к очень большому сожалению я долго получал отказы на собеседованиях, ведь кто захочет принимать мальчишку без опыта работы и у которого даже не хватает уверенности и смелости показать себя в лучшем «ракурсе». Но к удивлению у меня очень быстро получилось найти однокомнатную квартиру. Я стал за собой замечать, что частенько-ко находясь в своём пространстве, воображал как у меня берут интервью, как меня хвалят на различных форумах за мою внешность и сильный характер, как я воюю на войне и сложными манёврами одолеваю противников. Когда я нахожусь в общественном месте и забываюсь окончательно, то эмоции на моём лице начинают «гулять», а иногда я могу ответить моему воображаемому фанату вслух и люди слышат это. Мне становиться очень стыдно, и очень сильно хочется ПРОВАЛИТЬСЯ ПОД ЗЕМЛЮ.

Каждые дни, были видимы мной однообразной, безрадостной и мрачной пылью. Казалось как будто, я и есть эта пыль. Постепенно внутри меня умирали надежды, радость и смысл что-либо делать. Например: Зачем жить? Если ты всё равно умрёшь? Но накладывать на себя руки, мне не хочется. Куда мне идти? Я ошибка, меня тоже должны были убить в той войне. Почему я остался один? Помогите мне кто-нибудь. Пожалуйста… Неужели на этой планете не существует такого человеко который бы мне помог? Я чувствую себя как ненужная половая тряпка. Вся уже дырявая, противна всем только своим видом и существованием, измученная до изнеможения, бесполезная тряпка. Ещё к этому прибавилось, то что со мной совершенно никто не хотел иметь никакого дела. Тоска была моим верным другом. Лжецы, искали меня и чуть не нашли. Помню я лежал в ванне, из глаз лились слёзы — бессилия, ненависти к самому себе, а голос в голове всё время твердил об одном и том же:

– Умри. Ты всё равно никому не нужен. Тебя все бросили. Над тобой все смеются, какой ты глупый, страшный и омерзительный. Умри! Всё равно твоя душа переродится, и ты начнёшь новую светлую хорошую жизнь. В ней у тебя всё будет прекраснее некуда. Смерть — это не больно. То что ты видел в кино — жалкий вымысел. Ничего не случится если, такой как ты покинет этот злой, жестокий и несправедливый мир.

Выслушав его, я лёг на дно заполненной ванны и начал ждать нехватки воздуха. Было так красиво и умиротворёно, но в тоже время страх пробирал до костей, и из-за него руки с ногами как-будто сходили с ума. Они никак не хотели переставать нервно трястись. Только от мысли, что я так умру, уже хотелось вылезти из ванны и закутаться в тёплый плед. Голос меня уже не уговаривал словами, если правильно выразиться, то он скорее управлял моим телом. Я пытался сопротивляться, но всё попытки были четны. Но шум от воды в ушах, от которого разум настолько мутнеет, словно тысячи водорослей его опутывают и тянут на самое тёмное дно, в котором ты уже никогда не увидишь совершено ничего: несчастья, ни горя, даже проблем, которые тебя мучаю каждый день. И тебе уже на всё побоку. Заканчивался воздух. А ведь я мог свободно дышать им до этого. Немного темнеет в глазах — это означит, что всё скоро произойдёт. Слишком тяжело. Нет ещё чуть — чуть осталось, надо… Нет, я больше не могу. Мне нужен воздух!

Ещё с мокрыми волосами я уже сижу на диване и смотрю очередное кино про войну, оправляясь от раннего происшествия.

Как всё так вышло?

Утро. Бардак в квартире, я не убирался в ней уже больше месяца. Стрелки на часах уже без моего участия решительно мчались к началу моей смены.

Пришёл с работы домой. Рабочий день описывать я отказываюсь. Скажу только, что он был до ужаса отвратителен, столько стресса на мою голову ещё никогда не обрушивалось. Ещё голос меня всё время доставал своими глупыми идеями. И что бы снять напряжение, я включил компьютер и окунулся в игру с головой. В онлайне уже был мой знакомый — «45rigo». С ним я познакомился недавно. Не помню как завязался наш разговор и кто из нас первый написал «привет». Друг друга в лицо мы не знаем, у нас есть информация друг о друге, и если её написать на тетрадном листе, то на ¾ листа будут сверкать белые, не запачканные чернилами клеточки. На данный момент мы защищаем свою территорию от других игроков. Как вы думаете какое оружие у меня и у моего знакомого? Правильно вы ответили или нет я не узнаю, могу лишь дать правильный ответ, что бы вы не гадали. У меня M-16, стрелять из него лучше, когда находишься в 400 метрах от цели. Также у каждого игрока имеется нож и пистолет для ближних атак. Вы уже догадались из какого автомата даёт огонь «45rigo»? Спорим вы не правильно ответили? Шучу, ведь мне даже не на что с вами спорить, и мы друг с другом даже не знакомы. Вы просто читаете историю про самого жалкого человека-неудачника на земле, а я вам её повествую. Heckler & Koch G36 – винтовка моего знакомого.

Насчёт обмана. Некоторые люди считают, что врать это плохо, другие то и делают что врут всем подряд, также ещё есть третий тип людей, которые врут только в крайних ситуациях. Они поступают очень выгодно для своей позиции. Джамиля и Редай относятся ко второму типу — к самым бездушные людям на земле.

Ура! Мы победили! Как же я рад этому! Тринь-тринь — пришло оповещение о новом конкурсе, приз — 50000 рублей. Условия были таковы: кто победит в бою тот получает награду. Мне казалось, что это сражение мы выиграем на раз-два, но это были лишь мои мечты и иллюзии, которым было не суждено сбыться. В середине игры мне показалось, что в входную дверь кто-то очень громко стучит. Я снял наушники и, не успев окликнуть незнакомца, услышал громкий выстрел. Странно, этот звук был не из игры. Как будто кто-то находящийся в моей квартире, за спиной выстрелил из пистолета. У меня помутнело в глазах, закружилась голова и даже немного подташнивало. Я обернулся и увидел…

Очнувшись я не мог вспомнить, почему я лежу на полу и что вообще делал после того как пришёл с работы домой. Голова сильно раскалывалась.

На другой день мне урезали зарплату и снова оштрафовали. Но из-за чего они так сделали, я вам рассказывать не собираюсь! И почему жизнь так не справедлива ко мне? Из-за этого мне пришлось употреблять пищу только два раза в день, что бы протянуть до следующей зарплаты. Все твердили: «Хватит уже жаловаться! У нас и своих дел по горло!», от их слов мне хотелось плакать. У меня опустись руки, страшный монстр пожирал меня изнутри соскребал мою плоть и ел, раз за разом было всё больнее и больнее это терпеть.

спустя три дня

Я был на кухне, голос по какой-то своей прихоти наконец-то согласился сказать, что тогда произошло.

– Ты пришёл домой весь уставший, и что бы снять стресс сел за свои стрелялки. Дальше ты отвлёкся от игры и упал со стула.

– На что я отвлёкся?

– Не помню… – нагло, с наплевательским тоном ответил он. Но по-моему он знает больше чем говорит, просто опять проявляется его привычка позабавиться мной.

Через несколько часов голову, как копьём пронзили. Это копьё, было копьём-воспоминаний, а именно того момента когда я падал со своего геймерского стула. «Всё было размыто, но я смог вспомнить очертания военных, которые по неведомой мне причине сражались у меня в квартире. Они орали друг на друга, стреляли куда глаза глядят. Пока я падал, голос упрекал меня в моих оплошностях двухлетней давности, сбивая меня с собственных мыслей и рассуждений.

Голос… кто это? Я попал в игру?»

Стоп! У меня были тогда галлюцинации? Я — психопат? Только не это… Неужели я сошёл с ума? А вдруг это просто моё воображение, а не воспоминания злополучного вечера? Почему люди такие жестокие и бездушные животные? Зачем они всё время так на меня смотрят, проходя мимо? Меня все ненавидят.

– Почему?! Почему?! Почему я такое ничтожество? Голос не мешай мне! Отстань! Отстань от меня! Нет, я не «псих — одиночка»! Ты не прав! — стал я истерить, а затем рвать скатерть.

Такое чувство, что мой мозг меня обманывает, что я сам себя предал. Я уже сам себе не доверяю! Я случайно опрокинул кружку на пол, она издала до тошноты пронзительный, звонкий грохот. Почему это было так громко, аж уши заложило. Выстрел?! Я повернул голову вправо и опять… Я опять увидел тех самых военных! Где кухня? Почему я на поле боя? Что тут чёрт возьми происходит?! Кто-нибудь прошу, помогите мне! Все друг друга убивают… Голова опять кружиться, подступает тошнота. На всякий случай я хочу повернуться к раковине, если вдруг меня вырвет.

– Бэээээ… Кхэээ – меня вырвало. Вся еда, которую я съел за последние сутки в омерзительном виде устилала как стол с раковиной, так и пол.

Я опять очнулся на полу. Одежда и вся кухня пропахла рвотой, казалось что от этого запаха мня сейчас снова вырвет. Как же я устал от всего этого! За что я обречен на эти муки? Походу когда я отключился очень сильно ударился головой об пол. Следующий раз надо привязывать подушки к голове, что бы обойти стороной сотрясение мозга. Это снова повторилось… Это из-за того, что я так увлёкся военной тематикой? Может это всё из-за стресса и недосыпа? Не став себя долго мучить своими предположениями, я залез в интернет. Там было куча всего: ответы на мой вопрос, которые совпадали, а также которые были антонимами друг друга. Я перечитал столько статей, но всё — это сплошная ложь! Они там все врут! Мной овладевал страх и гнев. Всё как по старому… Бес — безумия стал управлять мной, как физически, так и морально.

Не хочу описывать именно этот нервный срыв. Потому что… Это было просто ужасно. В этот раз я даже не помнил как «разгромил квартиру, избил прохожего и чуть не проткнул себе веткой горло». Пока мне рассказывали, что я — «бестолочь» натворил, моё тело снаружи и внутри бешено тряслось. Доктора (ед.ч) позвали разобраться с какими-то документами. И перед тем как покинуть мою палату, он посмотрел на меня с жалостью, но в тоже время с презрением и отвращением. За это хочется его ударить, но я чувствую такую беспомощность и расслабленность. Странно… Почему я не спросил не у самого себя, не у врача: « Где я? Что произошло? Почему я в смирительной рубашке? — обычно, так говорят в фильмах».

– Дурак! Что ты надела!? Теперь из-за ТЕБЯ мы в психушке!!! – решил проявить себя голос. – Надо сбежать! Давай поднимайся!!!

– Хватит на меня орать! – санитары услышали мои вопли, забежали в палату и стали, что-то колоть мне прямо в шею. А я что? А я продолжал захлёбываться в собственных слезах.

– Зачем?! Зачем ты на меня орёшь? Оставь меня в покое! Голос, чтоб ты сдох! – Начал я барахтаться, пытаясь выскользнуть из рук санитаров – нет! Нет! Нет! Отстаньте от меня!

– Пациент, успокойтесь – милым и строгим тоном ответил мне мед — брат.

Мне вкололи второй укол и я уснул.

Психбольница.

Прошло уже 2 месяца и одна неделя, как я проживаю в психбольнице. Меня каждый день посещает психолог, ежедневно выдаются лекарства и я даже завёл друзей. Мы с ними играем в настольные игры, иногда устраиваем ловушки для санитаров. Тут очень спокойно и умиротворённо, нервных срывов у меня не проявляется уже пять недели подряд. В палате у меня есть книги, телевизор и два соседа, перед сном мы болтаем о своём. Но самый большой минус в моём лечение — его оплачивают наглые лжецы! А мне не нужна в их помощи! Я пытался сбежать от сюда, но меня поймали. Доктора не знают, что у меня галлюцинации, мания преследования, постоянная бессонница и тревожность, я стал ещё больше витать в своей выдуманной реальности, но скрываю это. Конечно у меня случаются галлюцинации после которых я отключаюсь, но врачи это списывают на недомогание и не хватку витаминов в организме. Голос куда-то пропал. Наверное это из-за лекарств или из-за того что я теперь не так одинок… Сегодня произошло не очень приятное происшествие — по новостям объявили, что началась война в Казани. Что как так?! Война?! Вы серьёзно?! Нет, наверняка это просто вымысел прессы.

Поужинав овощным салатом и куриной печенью, я отдаю грязную посуду работницам столовой и размышляю: «Может начать рисовать или писать стихи?». А Ислам как запоёт во всё горло! Певец из него так себе… ВЫСТРЕЛ. Опять началось… Сейчас самое главное дойти до своей палаты и не упасть в обморок. Помню, как я познакомился со своим психологом.

«– Вы выспались? – спросил он.

Да – ответил я.

Будем знакомы, я — Жан Янг, ваш психолог. А вы Шад *****? Я могу к вам обращаться по имени? – с каким-то странным намёком сказал он.

Ладно…

Пьёте алкоголь или курите?

У меня аллергия.

Хм, смешно. – отрезал он – Так вы выспались? – произнёс Жан Янг, придирчиво взглянув на меня.»

Не ну вы представляете!!! Как же он меня тогда взбесил! Откуда у него взялось столько наглости, чтобы так со мной разговаривать?! На наших сеансах он часто претворялся, что записывает всё видите ли в компьютер, а потом почему-то по какому-то волшебству доносятся звуки игры из его же компьютера. А как психолог он просто ужасен. Я не понимаю, ему платят за то, что он так грубо разговаривает с пациентами? Он даже не мог определить у меня диагенез ЦЕЛЫХ 2 МЕСЯЦА. Но когда я жаловался на него, мне сказали, что с ним проведут воспитательную беседу, и он исправиться. Что-то не наблюдается изменений, УВАЖАЕМЫЕ ДОКТОРА, «ВЫПОЛНЯЮЩИЕ СВОИ ОБЕЩАНИЯ».

Что тут происходит?

Спустя год и 3 месяца

– Извините, но вы нам не подходите. – холодно сказал менеджер по персоналу.

– Ясно, – тяжело вдохнув промямлил я, закрывая за собой дверь – до свидания.

И снова провал. Чтобы как-то себя утешить я пошёл в кафе и заказал котлеты по киевски с сыром. Духота — надо ещё взять охлаждающий напиток. Вы наверное в недоумении, что со мной произошло за это время. Давайте всё по порядку: во-первых меня выпустили из психбольницы спустя около года; во-вторых хозяйка квартиры выставила мне счёт за порчу имущества и даже подала на меня в суд; в-третьих на работу официантом меня обратно не приняли. В итоге: не жилья, не работы, не денег. НО моего друга выписали из психиатрии намного раньше чем меня. А так как у меня остались его контакты, мы созвонились, и он разрешил остаться у себя на пол года « останешься дольше хотя бы на день, пальну тобой из ракеты в горку из банановый кожуры – мило смеясь, пригрозил Элиаш». Я плачу за квартиру, но тут такое дело… Меня снова уволили. Сначала с должности кондуктора, а затем слесаря.

Пообедав, я направился на очередное собеседование. Гул, хаус, сигналят машины, воют сирены и от большого скопления людей становиться тошно. Красный… Жёлтый… Зелёный. Все начинают переходить дорогу. На середине пути я спотыкаюсь об чужую ногу. У меня не получается встать – сильно болит колено, это замечает незнакомая мне женщина и говорит:

– Быстрей вставайте! Тут нельзя оставаться! – у неё был напуганный вид, будто за ней гонится маньяк. Нам сигналил водитель и кричал:

– Давайте переходите быстрей! У меня нет времени вас ждать!

Мы с трудом перешли дорогу. Эта женщина куда-то потащила меня.

– Подождите, мне нужно на собеседование!

– Ты дружишь с головой? Какое собеседование? Нам надо бежать и поскорей бы. – запыхавшись спорила она.

Через несколько минут мы уже были в подвальном магазине. В нём было очень много людей, они все клали еду с прилавка прямо себе в сумки, не расплачиваясь за них. Я в недоумении посмотрел на продавца, но он делал тоже самое. Что тут происходит? Кризис?

– Родненькие, у кого пульт от телевизора? – спросила бабушка. – Включите скорей новости.

Мальчик, лет семи выполнил просьбу старушки. Увиденное на экране повергло меня в шок. В новостях рассказывалось, что на Казань напали. Мне сразу вспомнился, тот момент, когда что-то подобное говорили по телевизору. Не может быть. Если это правда, то как я выживу на войне?! Что со мной будет? Может мне прямо сейчас выйти под пули?!

– Девушка, а что тут происходит? – решил я удостовериться, спросив у женщины стоящей перед домной.

– Вот молодёжь нынче пошла. Вообще отупели со своими «компуктерами». Война. Война началась. – проворчала она.

БАБАХ… БАБАХ… В магазине поднялась паника. Неужели это были бомбы? Если это мои галлюцинации, то ничего страшного не произойдёт если я выйду и посмотрю, что творится снаружи. Не успев протянуть руку к ручке двери, как женщина, которая меня привела сюда, шёпотом спросила:

– Куда ты попёрся, малец? Если фашисты увидят тебя то сразу же пристрелят или возьмут в плен.

Хм, да не может быть что бы война началась в реальном мире, а не в моём воображении. Может я уснул в кафе, и это просто сон? Проигнорировав слова незнакомой мне женщины, я вышел на улицу. Это тихий ужас… Такое ощущение, что я попал в свою бывшую квартиру, которая пережила очередной нервный срыв. Колено всё ещё ныло… Пройдясь по переулкам, мне никто не встретился кроме комаров, спящих бомжей и кошки, которая посей видимости болеет лишаем. На дороге тоже не было ни каких транспортов передвижения. Когда я прокричал во всё горло, никто и не повёл бровью. Я что в руинах?

Дойдя до центра города, меня остановили двое мужчин в военной форме.

– Ты куда прёшь? Жить надоело!? А ну марш в укрытие!!!

Меня силой отвели в бомбоубежище. По дороге я расспрашивал своего проводника, но он только кричал на меня: «Слышь ты, сопляк! Если ты настолько тупой, что даже не понимаешь что тут происходит, то просто не лезь и не высовывайся!». Фуу! Тут воняет потом и сыростью. Дети плачут, а взрослые их успокаивают. Я присел в углу. Связи, еды и воды — нет. Может со мной кто-нибудь поделиться? И зачем я вышел из магазина, там хотя бы просрочка была. Мужчина рядом со мной бубнил себе под нос, нервно хихикая:

– Мы все умрём. Мы все погибнем, будем тут гнить. А когда нас найдут будет уже поздно. Хи-хи. Мы все умрём. Нас расстреляют. Хи-хи-хи.

У Элиаша иногда было, что-то подобное когда на него кричал младший брат. Я постарался не слушать мужчину и успокоится. Если у меня случиться тут обморок — это ж какой позор. Только не это! Где тут туалет? О чём я только думаю. в бомбоубежищах нет туалетов! Надо немного потерпеть… И сколько мне терпеть пока война не закончится?

– И-извините, вы не знаете где тут туалет? – прошептал я мужчине.

– Вон там – он показывает указательным пальцем прямо –, молодой человек. А потом налево.

Весь покрасневший, я поблагодарил и её удалился. Так как моё место заняли, мне пришлось стоять. Может если я засну, то когда проснусь эти галлюцинации закончатся? Уже через несколько минут я сопел.

Прошло 5 суток… Либо я до сих пор сплю, либо это всё действительно происходит… Помню в детстве я молился на то, что бы в то время пока я живу не было войны. Походу боженька опять проигнорировал мою просьбу. Первые два дня я стеснялся попросить у кого-нибудь немного еды, разумеется некоторые люди это заметили и дали мне немного воды, 4 печеньки и яблоко, которое начинало уже портиться. Живот, голова ужасно болят. В бомбоубежище находятся дети, которые до сих пор ходят под себя, после этого дышать не возможно. Я не намерен больше жить в таких условиях! Осторожно пробираясь через толпу к выходу, все шумели и не умолкали не на секунду. Подходя ближе к цели, я разглядел чью-то ногу, скрывшуюся за дверью. По все видимости кому-то тоже не понравились эти условия. Слава богу, что они небрежно закрыли за собой дверь, иначе бы я корячился там целую вечность, пытаясь её открыть.

В квартире Элиаша не было. Зато в холодильнике была еда. Зарядив телефон, я попытался связаться с другом. Только на двадцать шестой звонок этот мерзавец соизволил ответить. Он сказал, что сейчас в психбольнице и лучше мне тоже прийти сюда. Как он там оказался? Я спросил его насчёт того, что происходит в столице, но его ответ был такой же как и остальных — Война. В больницу мне идти лень. Лучше остаться в квартире, здесь спокойно и благоприятные условия, для пережидания апокалипсиса.

Пробыл я в своём укрытие довольно много времени. Но заставила отправится на фронт соседка снизу — Айгуль Митовна. Дело было так: это соседка обворовывает квартиры, в полицию жители нашего подъезда не жалуются — не могут найти улики против клептоманки. В этот раз в её рулетке выпала квартира 27. Ванная комната находиться у меня возле входной двери. Не успев дойти до неё, Айгуль Митовна уже тут как тут, взломала дверь и смотрит на меня с выпученными глазами. Сориентировавшийся, она как заорёт! Мне пришлось выслушивать: « Ах ты ж сволочь неблагодарная! Стране долг не хочешь отдавать!? А ну марш служить, скотина! А то как расскажу своему знакомому- генералу, что кое-кто защищать страну отказывается. Так он сразу меры примет.». В итоге генерал принял меры… Как же я на него зол, что он так опозорил меня перед всеми. « ЧТОБ ОНИ ВСЕ ПОДЫХАЛИ!!! ЧТОБ ВСЕ КТО МЕНЯ БЕСИТ СДОХЛИ!!! – на ум мне приходили лишь эти мысли, пока я представлял как убиваю людей, которые меня бесят.»

Бой безумия.

Все уже были подготовлены к бою по снаряжению и обучению, а я был отсталым учеником. Гимнастёрка мне мала; галифе большие; портянки научился заворачивать не сразу из-за этого ноги были в мозолях; тяжёлая, неудобная каска, кирзовые сапоги. Пистолет-пулемёт Токарева — моё самое первое огнестрельное оружие. Иногда у него отходит затвор, это очень мешает и треплет нервы. А чистить его и обновлять патроны — ещё та морока. В отряде рядовых есть задиры, которые делают мне всякие пакости. Я сказал об этом старшине. Он сказал, что проследит за ними. Симптомы, которые я скрывал от бывшего психолога не куда не делись… По ходу я обречён на такую жизнь.

Началась война. То есть она давно началась, но моё самое первое сражение на ней будет прямо сейчас. Наша задача — напасть на врага, когда тот будет изнеможен. Всем выдали ножи для близких атак, а более опытным ещё и гранаты. Нам дали команду наступать. Все побежали сломя голову, крича: «Защитим нашу родину! Не дадим её врагу!». Мне пришлось тоже бежать, чтобы сильно не выделяться. Граждане и солдаты сражались, не жалея себя и своих сил. В их глазах читалась ярость, храбрость, желание жить, уверенность в победе. В моём взгляде был лишь страх, отрешённость и желание попасть в прошлое, когда было так спокойно и безопасно… Я пытался попасть в кого-нибудь из Пистолета-пулемёта Токарева, но напрасно. Всё равно пулю словил рядовой из нашего отряда. Как я ничтожно выглядел перед остальными. Не успел я мысленно попросить прощения у своего товарища, как на меня напал фашист. Было очень больно. Я пытался атаковать его в ответ ножом, но на нём остались лишь царапины, а вот огнестрельным оружием продырявил всего насквозь. Какое же прекрасное чувство!!! Хочу убить тут всех!!! Я стал смеясь стрелять во всех противников. В кого-то я попадал, в кого-то нет.

– Получите, мерзкие ублюдки!!! СДОХНИТЕ!!! ХАХАХАХ! СГОРИТЕ В АДУ!!! СДОХНИТЕ!!! СДОХНИТЕ!!! Страдайте! Мучайтесь! ХАХАХАХА! Омерзительные твари!!!

Тошнота. Что?! Нет, только не сейчас!!! Головокружение, ноги подкашиваются. Пока моё хрупкое тело падало на холодную землю, я видел солдат, которые сражались и душили друг друга — галлюцинации или нет, различить этого я был не в силах… Пьеса из взрывов и выстрелов, кто-то барабан или валторна, а яростные крики людей — это швейцарский рожок с контрабасом. Невыносимый запах крови, изуродованные трупы всё это приводит меня в ужас. Нет! Умаляю, боженька, пожалуйста сделай так чтобы война закончилась! Я не могу больше так жить. Я могу умереть в любой момент. Густой туман из пыли и огонь, гуляющие на все четыре стороны, им нет никакого дела до войны между политиканами. Они свободны и вольны делать, что душе угодно. Выстрел… В меня… А рядом взорвалась граната противников. Ну всё я — труп… Не долга же я прожил эту жизнь…

Обшарпанные стены, наверное тут и гигиена «на высшем уровне». Получается так выглядит ад? Или бог решил простить меня за все грехи и… Но чтоб в раю так ужасно воняла, это уже слишком! Спустя только 6 часов до меня дошло, что я жив и нахожусь в лечебном корпусе. Мне ампутировали левую руку, притом что я — левша. Не знаю, чего у меня не будет в следующий раз руки, пальцев или жизни… Я лежал в больнице около двух недели, и за это время произошло чудо. Те «заносчивые сопляки», как выразился старшина теперь и пальцем меня не тронут. Но счастье длилось не долго, нужно было опять идти воевать. Когда всё это закончиться?

Я пошёл на указанное место прапорщиком, куда уже все давным-давно прибыли. А я опять отстающие звено… Снова трупы, кровь. У кого-то нет головы, руки или ноги… На это не возможно смотреть, не прослезившись. Снова то чувство сумасшедшей тревоги. Я лучше сбегу на край столицы, там где даже не подозревают о войне. Точно так и сделаю!

Неужели всё решают бумажки?

Я не заметно улизнул с поля боя… Как думаете что со мной произошло? Нет, меня не поймали не фашисты, не наши. Меня поймал пологий обрыв. Обрыв был не очень глубок. Голова раскалывалась и… ТЕКЛА КРОВЬ!!! На огромном булыжнике тоже были пятна крови. Если я ударился затылком об эту громадину, то сотрясение мозга гарантировано. Остальное время пока я был в бреду, помню лишь по кадрам. Не хочу рассказывать никому эти ужасы. Как только вспомню, страх покрывает меня с ног до головы. Как я вёл себя словно ребёнок, как маньяк, был просто овощем, и… И мне ОПЯТЬ-ОПЯТЬ ВИДЕЛИСЬ ГАЛЛЮЦИНАЦИИ. Боже, когда это всё закончится? Лучше умереть! Я лучше возьму вот ту ветку и проткну вену. Будешь знать, боженька, до чего ты людей доводишь. Я попытался дойти до места, там где есть люди. Не знаю на юг или на север направлялись мои ноги, но у них получилось отыскать деда и девочку. Но это были не добрые и дружелюбные существа. В их доме был праздник. Я постучал в дверь, на пороге была девочка.

– Фуу… Дедушка, – протянула она – тут заразный дяденька.

– Чаго? – выходя из туалета спросил он. – А ну кыш! Иди служить, остолоп!

– У меня кровь из головы течёт – пьяным голосом сказал я.

– Мы тебе что лекари? А деньги где? Мы что за бесплатно тебе жизнь дарить

будем? Ишь ты. – нагрубил он, выгоняя меня с крыльца веником.

Не знаю как и сколько времени на это ушло, но мои ноги привели меня обратно на военную часть. Когда сослуживцы увидели моё состояние сразу же понесли на носилках в госпиталь. Там я поправился. Чувствовал себя намного лучше. Еда съедобна. Потом было ещё множество битв… На которых было очень много жестокости людей. Я наблюдал какими люди могут быть животными. Таких картин не было даже в самых жестоких фильмов про войну. Не хочу вам описывать, что именно мне пришлось узреть. Но в один пасмурный день, мы все обедали гречкой с гуляшом и безвкусным компотом. Был сильный ливень. Я моргнул и… Не мог ничего понять…

Осознание.

Со мной что-то случилось? Меня опять ранили в бою? Но если меня не подводит память, то ничего такого не было. Наверно я просто упал в обморок и меня принесли в лечебный корпус. Видимо тут сделали капитальный ремонт. И пахнет намного лучше.

– Бахтияр Маратавич! – окликнул я врача. Тишина… – Бахтияр Маратавич!!!

Дверь открывает не знакомый мне мужчина.

– Пациент вы чего кричите? Что-то бо — бо?

Чего? Что бы так обращались с рядовыми — это как ново.

– А где Бахтияр Маратавич?

– А кто он вам? Брат, отец? Я могу ему сейчас позвонить и он навестит вас.

– Он работает тут врачом – уверено провозгласил я.

– Извините, но в этой больнице некого нет с таким именем. Может его перевили? Я сейчас позову вашего врача.

Через 5 секунд в комнату вбежал доктор, он смотрел на меня как на инопланетянина.

– Голубчик, ну наконец-то, родненький вы наш. Очнулись, да? Ну не молчите скажите, что-нибудь.

– Здравствуйте, вы кто?

– Я ваш лечащий врач, Жан Янг.

Знакомое имя. Стоп!!! Я снова попал в психбольницу?

– Где я?

– В больнице № 44.

– Фашисты проигрывают?

– Какие фашисты? – снова его взгляд, смотрит на меня, будто я ненормальный псих. – Может вам это всё привиделось. Вы ведь в коме были 10 месяцев.

Привиделось? Кома? Как это понимать? Неужели вся та война — плод моего воображения. Я стал нервно, истерично смеяться. Всё громче и громче, мой взгляд был похож на взгляд сумасшедшего.

– Какого чёрта?! А война? По телевизору в новостях объявляли про войну. Вы ещё тогда были моим психотерапевтом! – Простонал я, схватив его за воротник, и смотрел пряма ему в глаза, в надежде услышать, что война просто закончилась.

Но… Как и всегда он не оправдал моих ожидание. Жан Янг рассказал мне, что у меня случился припадок на проезжей части. Люди вызвали скорую. Врачи пытались откачать меня, но было всё без успешно. Был поставлен диагенез — комма. Моё состояние часто ухудшалось, из-за этого моё тело пичкали всякими препаратами. После услышанного, мои глаза потускнели. Спустя одного месяца обследования мне поставили диагенез — ПТСР (посттравматическое стрессовое расстройство) — Афганский синдром.

Ухудшение состояния.

Уже 2007 год. У меня до сих пор сильная депрессия в сочетание с вечной усталостью; апатия; я утратил интерес к жизни и её радостям. Очень замедления реакция, за такое наш прапорщик заставил туалет драить 4 месяца. На этом я закончу свой рассказ. Не хочу больше не о чём говорить в своей жизни.

Комментарий от автора.

Мораль этой истории такова — если у тебя что-то болит. То лучше сразу обратится за помощью к врачу. Иначе болезнь будет прогрессировать, и она может стать вовсе неизлечимой.

До скорых встреч (≧▽≦*) !!!

0
Войдите или зарегистрируйтесь с помощью: 
6 Комментарий
старее
новее
Inline Feedbacks
Посмотреть все комментарии

Текущие конкурсы

"КОНЕЦ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА"

Дни
Часы
Минуты
Проходит этап финального голосования.
Результаты полуфинала тут

Последние новости конкурсов

Последние комментарии

Больше комментариев доступно в расширенном списке

Последние сообщения форума

  • yuriy.dolotov в теме Вести с полей
    2020-11-25 20:21:34
    … не сезон — подумал Штирлиц и сел в сугроб….
  • Грэг ( Гр. Родственников ) в теме Вести с полей
    2020-11-24 19:17:04
    Николай Кадыков сказал(а) Грэг ( Гр. Родственников ) сказал(а) А что для жарки лучше, вешки или шампы? Лучше…
  • Грибочек в теме Вести с полей
    2020-11-24 17:31:04
    Очередной Заполнитель Пустот сказал(а) Это ещё ладно, Грибочек купил их. А представьте, ходит такой маньяк по лесу с…
  • Грибочек в теме Вести с полей
    2020-11-24 17:26:12
    Грэг ( Гр. Родственников ) сказал(а) А что для жарки лучше, вешки или шампы? шампики поярче будут, у вешенок нет…
  • Очередной Заполнитель Пустот в теме Вести с полей
    2020-11-24 17:13:37
    Alpaka сказал(а) люто плюсую. я сходил купил себе шампиков. буду с картохой щас приготовлять няму. и лучка туды. а…

случайные рассказы конкурса «Конец человечества»

Поддержать портал

Отправить донат можно через форму на этой странице. Все меценаты попадают на страницу с благодарностями

Авторизация
*
*
Войдите или зарегистрируйтесь с помощью: 
Генерация пароля